Юрий Деген: Фальсификация и Анатомия Домысла. Маразматический этюд

 417 total views (from 2022/01/01),  5 views today

Я прочитал этот «полный текст» и обалдел (не употребляю правильное понятие). Два первых четверостишия — папино стихотворение c «исправлением» Евтушенко, Остальные три не имеют к нему никакого отношения. Я это официально заявляю как его правопреемник, но полагаю, что и невооружённым глазом видно.

Фальсификация и Анатомия Домысла

Маразматический этюд

Юрий Деген

Юрий Деген

Поисковый механизм интернета порой творит чудеса. Я был уверен, что знаком со всеми публикациями в сети, касающимися моего отца. Но вдруг вчера я наткнулся в «Мастерской» на статью «Лев Мадорский: Фальсификация великого стихотворения и великого человека, Окт 07, 2019».

Любимый мною (независимо от факта его обожания, как человека и как поэта, моим отцом) Виктор Каган написал 9 октября 2019 года в комментарии к статье Мадорского:

«Ион знал и об этой статье Колкера, и о нескольких ещё таких же, но относился к ним с тем достоинством, с которым прошедший войну солдат относится к выкрикам «бойцов идеологического фронта» и не нюхавших войны пацанов. И мне очень жаль, что пусть даже из благих побуждений вытащенная из 8-летнего [на самом деле 11-летнего — Ю. Д.] забытья статья Колкера стала поводом для очередного полоскания имени Иона да ещё и с умножением обвинений в его адрес. Поэтому предлагаю из уважения к Иону и его памяти закрыть эту, с позволения сказать, дискуссию и впредь к ней не возвращаться».

Но дело в том, что в комментариях к статье присутствуют моменты, на которые я проcто не имею права не отреагировать. Тем более, что сам Виктор вернулся к теме в своей замечательной статье «Анатомия Домысла» в номере 8-9(124) журнала «Семь искусств» за август-сентябрь 2020 года. А я по этому поводу отослал любознательного читателя к статье Александра Малинского (не буду скрывать — он мой родной дядя и дорогой друг) «Маразматический этюд как литературный жанр», «Заметки по еврейской истории», №10(113), Июнь 2009 года.

Кроме того, я сперва ошибочно принял на свой счёт следующий комментарий:

Лев Мадорский
7 октября 2019
«Юрий стал автором Портала, может стоит выслушать его?»
—————
Это хорошая мысль, Сэм. Он, в отличие от Дегена, может ответить

и лишь по трезвому размышлению понял, что имеется в виду Юрий Колкер.

А теперь перейдём к сути дела. Лев Мадорский приводит почти правильный авторский текст стихотворения:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей,
Дай-ка лучше погрею
[правильно — согрею] ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки,
Мне
[правильно — Нам] ещё наступать предстоит.

Но вот какой диалог разворачивается в комментариях:

Aleks B.
7 октября 2019
Главное… то, что — п р а в и л ь н ы й, точный текст найти нелегко.
Ваш, извините, вызывает сомнения. Вот что выкопал сего дня:
http://litcult.ru/lyrics.ljubimie-stihi/1132
Ион Деген (с фотографией!)
Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони ты, мой маленький.
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Похороним тебя как положено
В плащ-палатку тебя завернём
Бросим комья земли замороженной
Из винтовок впоследок пальнём

С каждым боем нас меньше становится
Вот немного сейчас отдохнём
Пусть дорога чуток подморозится
Ну, а с зорькой мы дальше пойдём.

Ты не плачь, не стони — ты ж не маленький…
Ты не ранен — ты просто убит…
И с боями пройдут твои валенки
Не однажды хозяев сменив…
1944

* * *

Лев Мадорский
7 октября 2019

Спасибо, Алекс, за полный текст стихотворения. Я его не знал. Странно, что всюду приволится только два четверостишия. И всё-таки общий пафос гениального стихотворения Дегена остаётся и в кратком варианте. Также как и остаётся полное непонимание Колкером эмоционального наполнения, которое кроется за этим стихотвоением.

* * *

Я прочитал этот «полный текст» и обалдел (не употребляю правильное понятие, т.к. сей портал не приветствует использование ненормативной лексики). Пошёл по ссылке — и обалдел ещё больше. 2014 год! При папиной жизни! Как это прошло мимо него?

Два первых четверостишия — папино стихотворение c «исправлением» Евтушенко (Ты не плачь, не стони ты, мой маленький). Остальные три не имеют к нему никакого отношения. Я это официально заявляю как его правопреемник, но полагаю, что и невооружённым глазом видно: эти три четверостишия не могли быть написаны Ионом Дегеном.

Как родилась эта фальсификация? Кому она нужна? Понятия не имею.

А правильный, точный текст найти очень даже легко. Как справедливо отмечает Евгений Беркович в номере 8-9(124) журнала «Семь искусств» за август-сентябрь 2020 года, в комментарии к «Открытому письму доктору филологических наук, профессору И.Н. Сухих»:

Ион Лазаревич… включил его в свою книгу, изданную в Израиле в 1991 году, представил частью подборки военных стихов в «Заметки по еврейской истории».

А теперь на другую тему. Вот ещё диалог:

Александр Левковский
7 октября 2019

Эх, забываем мы классику нашей молодости! А ведь в бессмертной повести «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева эта ситуация описана с такой пронзительной болью…

* * *

Лев Мадорский
7 октября 2019

Спасибо, Александр! Деген Васильева не читал и это ещё одно доказательство, что всё сказанное им правда.

Не знаю, читал ли папа «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева. Почти уверен, что да. Но фильм смотрел неоднократно, и очень его любил.

Когда мы с ним смотрели этот фильм в первый раз, при сцене сдирания сапог с ног убитой Сони Гурвич я воскликнул: «Смотри, папуленька, точно, как в одном из твоих стихотворений!» (Так что в конечном итоге дорогой Лев прав.)

Заметьте, «в одном из». Я, как и он сам, не считал «Мой товарищ…» его лучшим фронтовым стихотворением. Его любимое —

Воздух вздрогнул.
Выстрел.
Дым.
На старых деревьях
обрублены сучья.
А я еще жив.
А я невредим.
Случай?

А моё —

Есть у моих товарищей танкистов,
Не верящих в святую мощь брони,
Беззвучная молитва атеистов:
Помилуй, пронеси и сохрани.

Стыдясь друг друга и себя немного,
Пред боем, как и прежде на Руси,

Безбожники покорно просят Бога:
Помилуй, сохрани и пронеси.

И даже

На фронте не сойдешь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.
Мы из подбитых танков выгребали
Все, что в могилу можно закопать.

Комбриг уперся подбородком в китель.
Я прятал слезы. Хватит. Перестань.

А вечером учил меня водитель,
Как правильно танцуют падеспань.

— столь созвучное с «Мой товарищ…», мне нравиться больше.

Но папа вообще никогда не считал себя поэтом. Я лично придерживаюсь противоположного мнения.

Мой лучший друг c 1965 года и до сих пор, одноклассник и сосед, может подтвердить: во время одной из наших почти ежедневных прогулок по Мариинскому парку (который тогда назывался парком Ватутина) рядом с нашими домами, в начале 70-х, я выразил своё мнение, что крупнейший современный русский поэт — конечно, Окуджава, а следующая категория — Коржавин, Панченко, Слуцкий и… Деген. Галич — отдельная категория. Тогда, я полагаю, мой друг воспринял это как экстремальное проявление сыновней необъективности. Сейчас, надеюсь, он сможет, если захочет, выразить своё нынешнее отношение к этой градации.

Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Юрий Деген: Фальсификация и Анатомия Домысла. Маразматический этюд»

  1. Друзья, приветствую вас. Обязательно приму участие в ваших беседах. Но я слышал, что не все видели наш с Юлией Меламед фильм «Деген», который мы снимали в декабре 2013 года. Посмотрите его. Там Ион сам читает нам свое великое стихотворение и рассказывает о том, как Симонов спас его от МГБ. Там вы увидите много Иона и много его Люси. Даже не верится, что все это было в моей жизни.
    Нужно знать Иона хотя бы 20 минут, чтобы понять — это его стихотворение! Сама мысль о том, что он мог его у кого-то позаимствовать — невозможна.
    Для меня ИОН больше чем просто воин, поэт, врач и еврей. Знаю точно, что не было в моей жизни человека большого масштаба. А я за свою профессиональную и человеческую жизнь видел столько людей, сколько обычному человеку и за десять жизней не увидеть.
    Вот ссылка https://vimeo.com/99856339 Если потребует пароль — kirill95
    Всем крепко жму руку.
    Михаил Дегтярь

  2. Мой друг Давид Мааян написал мне: «При переписывании, перепечатке, пересылке, пересказе, повторном цитировании и пр. стихов неизбежны неточности и искажения текста. Не это ли показатель популярности и любви, свидетельство, что автор заслужил звание Народного Поэта?»
    Да, вот и Яков Каунатор пишет в «Мастерской» 23.10.2019: «А восемь строк из планшета перекочевали в «полевую почту»: они переписывались, к ним, к восьми строкам дописывались свои, самодеятельные, обрастая новыми и новыми строчками, порой неумелыми, но искренними. И становилось стихотворение уже не авторским, а народным».
    Но Литературный Портал «ЛитКульт» публикует 13 сентября 2014 в 19:20 это обросшее «новыми и новыми строчками, неумелыми, но искренними» стихотворение (вместе с ещё двумя, без искажений) не как народное, а с подписью Ион Деген и с его фотографией! При его жизни! И при том, что правильный, точный текст найти очень легко — в книге «Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена» (Рамат Ган, Израиль, 1991), в которой опубликован оригинал стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии» и напечатано: «Все права принадлежат И. Дегену». Эта книга есть в Москве в Российской государственной библиотеке (РГБ), бывшей Библиотеке им. Ленина.
    Так что с моей точки зрения тут налицо в лучшем случае разгильдяйская небрежность, а то и преступная халатность.

  3. Да, все так, как ты написал. Возвращаясь к основной теме – очень надеюсь, что после достойных и убедительных публикаций Берковича, Кагана, твоей, — вопрос исчерпан в том смысле, что любые дальнейшие сомнения в авторстве стихотворения могут объясняться исключительно подлостью замысла.

  4. При переписывании, перепечатке, пересылке, пересказе, повторном цитировании и пр. стихов неизбежны неточности и искажения текста. Не это ли показатель популярности и любви, свидетельство, что автор заслужил звание Народного Поэта?

  5. Интересны любимые стихотворения отца Дегена и сына Дегена: у отца это ситуация «после боя» (эмоции «удивление, что жив» и «благодарность»), а у сына это ситуация «до боя» (эмоции «надеюсь выжить, прошу, молюсь»).

    А в прошлой статье Юрий Колкер по-моему критикует «валенки» с позиции «выдумываю о бое».
    Это не со зла, это наверное один из механизмов психологической защиты.

  6. Наши прогулки в Ватутинском парке — сколько важных понятий и представлений о жизни сложилось тогда! Проявлений сыновней необъективности — нет, не заметил. Я представлял себе масштаб личности Иона Лазаревича и его произведений. Но вместить его в какую-то схему было непросто. Сейчас (в течение многих лет) лучшие его стихотворения остаются для меня недосягаемым образцом поэтического мастерства. Что касается градаций — сейчас бы тоже отнес Галича (и Окуджаву) к особой категории. Среди поэтов того времени выше других (по-моему) был Арсений Тарковский. Гениален был наш земляк Леня Киселев

    1. С именем и творчеством Арсения Тарковского я познакомился уже в Израиле. Не помню, чтобы мы с тобой о нём беседовали в Киеве. А что касается Лёни Киселёва – я написал пару месяцев тому назад в одном из комментариев на этой платформе:
      «Старшего сына писателя В. Киселёва, умершего от лейкемии в возрасте 22 лет, звали Лёня. Лёня был, по моему (и не только) мнению, потрясающим поэтом, даже без скидки на его юный возраст».

  7. Спасибо, дорогой Юрий, что Вы вернулись к этой моей статье и многое объяснили-дополнили чего я не знал. Да и просто приятно вспомнить Вашего папу, великого человека и, я согласен с Вами, великого поэта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *