Аннеттэ Гросбондардт: Возвращение. Перевод Леонида Комиссаренко

 268 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Eврейское наследие, синагоги, разрушеные нацистами, восстанавливаются годами. Сейчас в Гамбурге готовятся возвести особо пышное здание, но на площади все еще находится нацистский бункер — и даже под защитой в качестве памятника архитектуры.

Возвращение

Аннеттэ Гросбондардт
Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

Утром 10 ноября 1938 года двенадцатилетняя Рут Франк ехала в школу на велосипеде. Как всегда, проезжала мимо синагоги в гамбургском Гриндельфиртеле. Там царил хаос. Нацистские головорезы разбивали мозаичные окна и выбрасивали на улицу предметы культа и мебель. Девушка в шоке наблюдала, как эсэсовцы в высоких сапогах «с расстегнутыми черными штанами» мочатся на «свитки Священного Писания». Так Франк позже описывает это в своей книге воспоминаний.

Во время ноябрьских погромов 1938 года по всей Германии горели синагоги. Были разрушены тысячи еврейских магазинов, квартир и кладбищ, а до 1500 еврейских граждан были убиты или изгнаны на верную смерть.

Гамбургская синагога Борнплац представляла собой великолепное священное здание в неороманском стиле на 1200 мест, в то время крупнейшая синагога в Северной Германии. Во время погромов она была повреждена, но не разрушена. Это сделали нацистские власти: в 1939 году они вынудили еврейскую общину согласиться на снос синагоги — и даже оплатить снос.

В «Hamburger Tageblatt» 14 июля 1939 года появилась фотография работ по сносу с циничными словами: «Там, где сегодня лишь несколько печальных останков развалин, скоро всех сограждан порадует дружелюбная Гранплац.

«Более 80 лет спустя, 12 февраля этого года, раввин Шломо Быстрицкий сидит с делегацией еврейской общины на гостевой галерее Гамбургского Парламента и ожидает решения.

Речь идёт о его мечте — восстановить разрушенную синагогу. Речь идет о позднем возмещении ущерба и новой уверенности в себе общины, которая долгое время не решалась требовать своих прав. Затем последовал шок антиеврейской атаки в Галле прошлой осенью, которая также привела в движение гамбургскую политику. Вдруг строительство синагоги показалось средством борьбы с антисемитизмом. Без единого голоса против или воздержавшихся Парламент решил поддержать «требование о восстановлении представительной синагоги», это совместное предложение СДПГ, Левых, ХДС и СвДП. Когда оглашается результат голосования, депутаты аплодируют.

«Это был исторический момент», — говорит 43-летний раввин Быстрицкий. Теплый поздний летний день, он сидит в своем маленьком бюро Еврейской общины на Гриндельхоф, совсем близко — большая пустая площадь, где когда-то стояла синагога. Быстрицкий — земельный раввин Гамбурга, носит высокую черную шляпу, у него длинная борода ортодоксальных евреев.

Для него это и семейная история: его прадед был успешным гамбургским купцом, посещавшим старую синагогу. Ему удалось бежать от нацистов в США, но родственники были убиты. Быстрицкий родился в Израиле, вернулся в город своих прадедов в 2003 году и принял гражданство. «Было очень трогательно видеть, что за нашим планом стоит вся политика города», — говорит председатель общины Филипп Стрихарц, 42 года. В бюро Правления общины висит старая фотография синагоги на Борнплац. «Это было гордое здание, и мы хотим показать это еще раз», — сказал Стрихарц. Иудаизм в Гамбурге всегда нёс «что-то скрытое, что-то отстранённое».

«Это звучит как счастливый конец, но долго длившаяся несправедливость так просто не забывается. И на пути еще есть несколько препятствий. В Парламенте ожидают результатов технико-экономического обоснования до конца года, но работа над ним еще даже и не начиналась. В прошлом году гамбурский депутат Бундестага Рюдигер Крузе (ХДС) и его тогдашний коллега по бюджетному комитету Йоханнес Карс (СДПГ) выделили на исследование 600 000 евро. Федеральное министерство внутренних дел в настоящее время рассматривает заявку муниципалитета на получение гранта.

Через 75 лет после окончания Холокоста реконструкция синагоги в центре города должна стать «сильным сигналом для еврейской жизни в Гамбурге», — сказал первый бургомистр Петер Ченчер (СДПГ).

49-летний предприниматель Дэниел Шеффер, член еврейской общины, говорит, что считает поддержку «великолепным знаком» города. В июне прошлого года раввина Быстрицкого оплевали перед ратушей, и Шеффер выступил с инициативой против антисемитизма. Теперь он предупреждает: «Здание — не ответ на растущий антисемитизм. Необходимо сделать больше, чтобы уменьшить затаённую в головах враждебность». И продолжает: «По сути, они возвращают нам только то, что когда-то было нашим».

Фактически, в 1939 году еврейская община была вынуждена продать весь земельный участок с синагогой и со всем, что в ней было, городу Гамбург. Приказ исходил от нацистского гауляйтера Карла Кауфмана. На расходы по сносу из и без того низкой закупочной цены было вычтено 5000 рейхсмарок. Но даже оставшаяся сумма в 85 459 рейхсмарок так и не была выплачена, как установил гамбургский историк и архивист Юрген Зилеманн. Деньги были засчитаны как компенсация «бремени социального обеспечения», которое нацистское государство возложило на еврейские общины с 1939 года.

После 1945 года несправедливость не прекратилась. Процедуры реституции украденной еврейской собственности частично были оставлены на усмотрение должностных лиц, которым были предъявлены обвинения (в сотрудничестве с нцистами — пер.). В отчете о том, как Гамбург распорядился Борнплац, Зилеманн описывает, как чиновники занизили стоимость собственности. По данным районного управления, это «заваленный участок», который «в целом считается непригодным для использования». Но: университету нужно место для расширения зданий. К 1942 году на площади был построен высокий бункер, и университет использовал его как офисное здание. Оставшееся место использовано для парковки.

С трудом восстановленная к 1949 году выжившими в Холокосте еврейская община потребовала вернуть участок. Но финансовые органы вообще вели переговоры не с ней, а с Jewish Trust Corporation for Germany Германии (JTC). Эта трастовая компания получила разрешение британских военных властей представлять их по вопросам претензий на фактически бесхозную еврейскую собственность.

От городского департамента недвижимости в переговорах участвовал правительственный чиновник Ханс-Йохен Рехтер — тот же государственный служащий, который отвечал за принудительную продажу еврейской собственности в нацистскую эпоху. По словам Зилеманна, для него это было одним из «самых роковых примеров личной преемственности» в Гамбургской послевоенной администрации.

Городской юридический отдел заявил, что снос синагоги «предписал не ганзейский город Гамбург», а имперский губернатор — как будто это могло снять с них ответственность. В 1953 году Ганзейский город и JTC наконец достигли соглашения, чрезвычайно выгодного для Гамбурга. За паушальную сумму в 1,8 миллиона немецких марок JTC передал городу 150 «ариизированных» еврейских земельных участков, многие из которых расположены в престижных районах, и отказался от всех дальнейших претензий.

За десять других участков из еврейсских владений, включая синагогу Борнплац и соседнюю среднюю школу Талмуд Тора, город заплатил 1,5 миллиона немецких марок. В Парламенте Сенат признал, что цена покупки была ниже рыночной. Историк Зилеманн называет паушальное соглашение «скандалом». Участок по сей день принадлежит городу. Школу город отдал еще в 2002 году.

Во время погромов 1938 года было подожжено и опустошенo более тысячи синагог.

Тем временем синагоги, которые были разрушены во многих городах Германии, были восстановлены на своих старых местах, например, в 2001 году в Дрездене, 2006 году в Мюнхене, 2007 году в Бохуме, 2010 году в Майнце, 2019 в Регенсбурге.

В Гамбурге, где до 1933 года жила четвертая по величине еврейская община Германии, на это уходит особенно много времени. По сей день верующим приходится довольствоваться не очень привлекательной новостройкой в ​​тихом спальном районе. Мало кто знает, что там стоит синагога. В 1958 году, когда синагога была построена, город взял на себя все расходы. Сейчас здание обветшало, и в 2013 году его пришлось отремонтировать примерно за два миллиона евро.

Большинство реконструированных синагог — это абсолютно современные новые здания, но должно ли это быть так? Гамбургская община хотела бы восстановить синагогу Борнплац в таком виде, какой она была, по крайней мере, снаружи. Интерьер должен быть более современным, с общественным центром, конференц-залами и кошерной кухней.

С 2018 года аналогичный проект реализуется в Берлине, где синагога на Френкельуфер в Кройцберге должна быть восстановлена ​​в основном в соответствии с оригиналом.

«Мы восстанавливаем старые замки, реконструируем исторические рыночные площади и реставрируем церкви, но никому не приходило в голову восстанавливать разрушенную синагогу в том великолепном и гордом виде, какой она когда-то была», — говорит председатель парламентской группы СДПГ в берлинской Палате представителей Раед Салех. Он — главный инициатор реконструкции на Френкельуфер. «Здание должно показать, что иудаизм всегда был частью немецкой культуры», — говорит Салех, который сам является мусульманином. Он приветствует планы реконструкции в Гамбурге.

«Только реконструкция, ориентированная на оригинальное здание, может показать, что разрушили нацисты», — говорит председатель общины Стрихарц. «Мы хотим документально подтвердить, что Гамбург — город с большой еврейской историей, которая возродилась, несмотря на Холокост. Новое здание не может это выразить».

Но есть также критические голоса и споры по поводу того, не создает ли реконструкция впечатление, что «вообще ничего не произошло», — как пишет историк архитектуры Герт Келер в Hamburger Abendblatt. 47-летняя Мириам Рюруп, директор Института истории немецких евреев в Гамбурге, находит реконструкцию «лицом назад», она предпочла бы оставить площадь незастроенной. Рюруп призывает к дискуссии о том, какой сигнал должно подавать здание. «Почему именно ортодоксальная синагога довоенного периода должна свидетельствовать о еврейской жизни в Германии сегодня?»

«Здание — не ответ на растущий антисемитизм»

«Община преимущественно ортодоксальная, поэтому либеральных или светских евреев также беспокоит план синагоги, например», — говорит 64-летняя кинорежиссер Марион Коллбах, которая покинула общину. Ей нужна «современная открытая концепция», которая показывает разнообразие еврейского общества и приглашает неевреев. Коллбах входит в состав Jüdisches Salon am Grindelhof, цель которого —передать еврейскую культуру. Отсюда всего несколько шагов до Синагогенплац. Многие из семьи Коллбах жили в Гриндельфиртеле, где в начале ХХ века проживало около 40 процентов еврейских граждан Гамбурга. Район назывался «Маленький Иерусалим».

Михаэль Хайман, 65 лет, проголосовал в Совете общины за реконструкцию, но говорит, что не хочет «чистого восстановления» и что необходимо отразить конец Катастрофы. Хайманн — за новую часть общины, за «реформистскую синагогу». Свои службы она организует по либеральному обряду. У реформистов должна быть собственная молитвенная комната за пределами синагоги. Хайманн предпочел бы видеть всех под одной крышей.

Так что это также борьба по вопросу о мере «вечного предостережения» в еврейской жизни, насколько возможна нормальность. Раввин Быстрицкий считает, что и то, и другое можно совместить: восстановление великолепного здания, которое когда-то было в общине, и память об ужасах. Конечно, память о Катастрофе будет отмечаться, например, в виде постоянной выставки по истории синагоги. «Почему мы должны забывать историю?» — спрашивает раввин.

В технико-экономическом обосновании есть много сложных вопросов, которые нужно решить, в том числе, что делать с бункером. Община хочет, чтобы его снесли. «Мы не хотим проходить мимо нацистского бункера в синагогу», — говорит руководитель общины Стрихарц. Проблема: здание внесено в список памятников архитектуры, как «историческое свидетельство», и как часть «Университетского ансамбля», —утверждает городское Управление культуры. Здание, в котором сейчас расположен Институт почвоведения, было отремонтировано только в 2008 году за 1,7 миллиона евро.

«С точки зрения бюджета было бы глупо просто отказываться от этого», — говорит депутат Бундестага от ХДС Крузе. В любом случае, он «друг реконструктивного ревизионизма»: «Историю нельзя приклеивать. Если в будущем бункер будет рядом с синагогой, все поймут, что здесь произошло».

А что будет с нынешней синагогой на Хоэ Вайде? «Община готова, — говорит Стрихарц, — отказаться от неё ради восстановления старой на Борнплац». Для раввина Быстрицкого это тоже богословский вопрос: разрешает ли Галаха, религиозный закон, снос синагоги? «Собственно говоря, не разрешает, — говорит Быстрицкий, но есть исключение: “Если построим крупнее и красивее, то сможем обойтись без старой”. Можно построить там жильё», — предлагает он. Но город поставил синагогу под защиту памятников, как «характерный комплекс конца
1950-х годов».

Раввин Быстрицкий слегка нервничает, когда его спрашивают о графике запланированной реконструкции. «Сейчас как раз момент наибольшей поддержки нашей мечты, — говорит Быстрицкий, — и, возможно, это единственный момент, который у нас есть».

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Аннеттэ Гросбондардт: Возвращение. Перевод Леонида Комиссаренко»

  1. Григорий Быстрицкий, Шломо Быстрицкий, В. Зайдентрегер — родственники
    по Галахе? — или они случайно встретились и так же разойдутся, как в море корабли
    И только след останется в Гостиной, как комментарий, проскользнувший мимо бункера к Синагоге, под статьёй Аннетты Гросбондардт «Возвращение», Перевод Леонида Комиссаренко.. Чуден Мир Божий.
    P.S. «49-летний предприниматель Дэниел Шеффер, член еврейской общины, говорит, что считает поддержку «великолепным знаком» города. В июне прошлого года раввина Быстрицкого оплевали перед ратушей, и Шеффер выступил с инициативой против антисемитизма. Теперь он предупреждает: «Здание — не ответ на растущий антисемитизм. Необходимо сделать больше, чтобы уменьшить затаённую в головах враждебность». И продолжает: «По сути, они возвращают нам только то, что когда-то было нашим». Фактически, в 1939 году еврейская община была вынуждена продать весь земельный участок с синагогой и со всем, что в ней было, городу Гамбург.«

    1. A каким будет ответ на антисемитизм, если кто-то плюнет в предпринимателя Дэниела Шеффера, члена еврейской общины «вольного города Гамбурга» ?
      По Гамбургскому счёту или по другому?

  2. Г. Быстрицкий- Что изложено в довольно бессистемной статье фрау Гросбондардт понять не легко… Представляю как мучился с переводом уважаемый Леонид…
    ::::::::::::::::::::
    А что тут непонятного? Любой еврей и велосипедист сообразят, что к чему.
    «Гамбургская синагога Борнплац…была повреждена, но не разрушена. Это сделали нацистские власти: в 1939 году они вынудили еврейскую общину согласиться на снос синагоги — и даже оплатить снос…Более 80 лет спустя, 12 февраля этого года, раввин Шломо Быстрицкий сидит с делегацией еврейской общины на гостевой галерее Гамбургского Парламента и ожидает решения…Речь идёт о его мечте — восстановить разрушенную синагогу. Речь идет о позднем возмещении ущерба и новой уверенности в себе общины, которая долгое время не решалась требовать своих прав. Затем последовал шок антиеврейской атаки в Галле прошлой осенью…Без единого голоса против или воздержавшихся Парламент решил поддержать «требование о восстано-влении представительной синагоги»,это совместное предложение СДПГ, Левых, ХДС и СвДП…
    « исторический момент», — говорит 43-летний раввин Быстрицкий… земельный раввин Гамбурга носит высокую черную шляпу, у него длинная борода ортодоксальных евреев« — — Наконец-то озвучено имя родственника усердного читателя и поклонника Михалкова-МихАлкова и Гамбургского раввина…
    Неисповедимы пути-дороги носителей высоких черных шляп. Однако, теперь
    родственники могут благополучно встретиться в Гамбурге-городе или в Москве-столице, где черные шляпы в моде. Не везде, но в центре всё хоккей.
    P.S. «А что будет с нынешней синагогой на Хоэ Вайде? «Община готова, — говорит Стрихарц, — отказаться от неё ради восстановления старой на Борнплац». Для раввина Быстрицкого это тоже богословский вопрос: разрешает ли Галаха, религиозный закон, снос синагоги? «Собственно говоря, не разрешает, — говорит Быстрицкий, но есть исключение: “Если построим крупнее и красивее, то сможем обойтись без старой”.
    Автору и переводчику — радоваться! Читателям и комментаторам — Шабат Шалом.

  3. Что изложено в довольно бессистемной статье фрау Гросбондардт понять не легко. Представляю как мучился с переводом уважаемый Леонид, в то же время и благодарю его за озвучание на страницах Портала имени моего дальнего родственника – Гамбургского раввина Шломо Быстрицкого. Только сегодня с ним разговаривал.

    1. Теперь можно уверенно считать установленной фамилию раввина: Быстрицкий.
      Это я к тому, что во всех местах текста следует написать именно так — Быстрицкий, пока же там несколько вариантов написания этой фамилии.

  4. Большое спасибо за перевод!
    Один вопрос:
    Не придирка ли вот это: «Мы не хотим проходить мимо нацистского бункера в синагогу».
    Мало ли в Германии подобных мест, мимо которых приходится проходить верующим евреям?
    Все сносить?

  5. …Что, если бы эти средства были выделены на укрепление обороны Израиля — что так необходимо хотя бы из-за расходов по преодолению эпидемии..

  6. А что будет с нынешней синагогой на Хоэ Вайде? «Община готова, — говорит Стрихарц, — отказаться от неё ради восстановления старой на Борнплац». Для раввина Бистрицкого это тоже богословский вопрос: разрешает ли Галаха, религиозный закон, снос синагоги? «Собственно говоря, не разрешает, — говорит Бистрицкий, но есть исключение: “Если построим крупнее и красивее, то сможем обойтись без старой”.
    —————————————————————————
    Если бы все проблемы связанные с религиозными законами 20-тивековой давности решались так же быстро и в положительном плане.
    В один из моих приездов в Израиль в период интифады на месяцы затянулось начало строительства подземного /в целях безопасности/ перехода между приёмным покоем и зданием больницы. Причина — галахический? запрет строить в местах, где обнаружены человеческие останки. Как будто в Израиле можно найти хоть один квадратный метр земли, где не будут обнаружены такие останки.

    1. Если бы в Израиле проблемы решались по Бистрицкому, то вместо Израиля получилась бы Германия. А оно израильтянам не надо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *