Елена Пацкина: Беседы с мудрецами. Эразм Роттердамский, Дезидерий

 213 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Потакать слабостям своих друзей, закрывать глаза на их недостатки, восхищаться их пороками, словно добродетелями, — что может быть ближе к глупости? Лесть несовместима с верностью…

Беседы с мудрецами: Эразм Роттердамский, Дезидерий

Опыт «синтетического интервью»

Елена Пацкина

«Даруй свет, и тьма исчезнет сама собой»

Сегодня, в день рождения великого мыслителя Эразма Роттердамского независимый журналист М. Михайлов набрался храбрости и вступил с ним в воображаемую беседу.

Дезиде́рий Эра́зм, также Эра́зм Роттерда́мский, или просто Эра́зм (лат. Desiderius Erasmus Roterodamus, нидерл. Gerrit Gerritszoon; (настоящее имя Герхард Герхардс), (28.10.1469, Роттердам — 12.07.1536, Базель) — крупнейший учёный Северного Возрождения, прозванный «князем гуманистов».

М. — Уважаемый Учитель, в 2020 году мир столкнулся с различными напастями: пандемией, вызванной новым коварным вирусом, падением уровня жизни миллионов людей, военными конфликтами и серьезными погодными аномалиями. Некоторые политологи, футурологи и другие специалисты сулят в ближайшем будущем еще большие катастрофы. Что говорит Ваша мудрость: можно ли спасти человечество от непоправимой беды?

Э. Р. — Принести спасение человечеству мы можем только собственным хорошим поведением; иначе мы промчимся, подобно роковой комете, оставляя повсюду за собой опустошение и смерть.

М. — Насчет хорошего поведения возникают большие сомнения. Но не будем о грустном.

Ваша жизнь прошла в скитаниях по городам и странам Европы, Вы видели самых разных людей, могли изучить их нравы и обычаи. Вы, человек мудрый и опытный, как никто другой, можете ответить нам на главный вопрос всех времен и народов: как человеку найти свое счастье?

Э. Р. — Счастье зависит от нашего мнения о вещах, ибо в жизни человеческой все так неясно и сложно, что здесь ничего нельзя знать наверное…

А если знание порой и возможно, то оно нередко отнимает радость жизни.

М. — Да, как говорил Экклезиаст, «во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь». Но, не мудрствуя лукаво, как человек все-таки может стать счастливым?

Э. Р. — Счастье состоит главным образом в том, чтобы мириться со своей судьбой и быть довольным своим положением.

М. — А если положение человека столь тягостно, что просто не понимаешь, как он может так жить?

Э. Р. — Чем меньше у человека причин дорожить существованием, тем крепче он за него цепляется, не подозревая даже, что такое пресыщение и тоска.

М. — Как ни парадоксально, порой нищий может быть большим оптимистом, чем вечно недовольный жизнью богач. Как Вы думаете, почему?

Э. Р. — Даже в самой худшей судьбе есть возможности для счастливых перемен.

М. — Изменить жизнь к лучшему нам иногда помогают друзья?

Э. Р. — Друг должен принимать на себя часть огорчений друга.

М. — Вы думаете, его это не очень обременит?

Э. Р. — Кто делает добро другу, делает добро себе.

М. — Что Вы имеете в виду?

Э. Р. — Никакие житейские блага не будут нам приятны, если мы пользуемся ими одни, не деля их с друзьями.

М. — Значит, если иметь много друзей, у нас не останется огорчений?

Э. Р. — Иметь много друзей значит не иметь ни одного.

М. — Вы так считаете? Но годы идут, кто-то нас покидает, забывает, и мы встречаем разных людей, связанных с нами общими интересами, взглядами, наконец, взаимной симпатией. Опять же прелесть новизны…

Э. Р. — Если заводишь новых друзей, не забывай о старых.

М. — Как суметь привлекать к себе новых знакомых и при этом сохранять старые дружеские связи? Возможно, следует всех хвалить и никогда не порицать — ведь мало кто выносит критику?

Э. Р. — Потакать слабостям своих друзей, закрывать глаза на их недостатки, восхищаться их пороками, словно добродетелями, — что может быть ближе к глупости?

М. — Возможно, это и неразумно. Значит, не стоит доверять тому, кто говорит нам только приятные слова?

Э. Р. — Лесть несовместима с верностью.

М. — Как часто власть имущие об этом забывают, приближая к себе людей льстивых и ничтожных! Почему они предпочитают посредственных исполнителей, а не умных и образованных сотрудников?

Э. Р. — Люди разумные часто бывают ненавистны могущественным властителям.

М. — Это правда. К сожалению, не только им. Но вернемся к мирным обывателям.

Как привлечь к себе людей, понравиться тем, с кем хотелось бы общаться?

Э. Р. — Человек должен любоваться самим собой: лишь понравившись самому себе, сумеет он понравиться и другим.

М. — Вы подумайте! Нам столько лет внушали, что только скромность украшает человека!

Что человек обязан любить только других, а не себя. А сейчас психологи, наконец, подтверждают Ваше мнение. Как же Вы нас опередили! Но не будет ли такое самолюбование сродни самодовольству?

Э. Р. — Если кому-либо не хватает даров природы, он возмещает этот изъян усиленной дозой самодовольства.

М. — Поскольку природа не так щедра, как хотелось бы, самодовольных людей довольно много. А так как они встречаются на каждом шагу, с ними приходится как-то ладить, часто с большим трудом. Как быть?

Э. Р. — Нет зверя настолько дикого, чтобы он не отозвался на ласку.

М. — Да, пожалуй, это неплохой способ жить в ладу с разными людьми. Надо просто быть вежливым и приветливым.

Э. Р. — Вежливость порождает и вызывает вежливость.

М. — Однако не всегда. Но в любом случае следует разговаривать с людьми и объяснять свою позицию.

Э. Р. — Язык — лучший посредник для установления дружбы и согласия.

М. — Не часто мы преуспеваем в согласии, но надо быть терпимыми и любить ближних, несмотря ни на что, верно?

Э. Р. — Любовь — это все, что у нас есть, единственный способ, которым мы можем помочь другому человеку.

М. — Полагаю, вы имеете в виду сострадание и доброжелательность, а не ту любовь, что зовется страстью?

Э. Р. — Знаю, что значит любовь: любовь — помрачение разума.

М. — Разве не бывает вечной любви?

Э. Р. — Что постановит страсть, то непродолжительно, мимолетно; что определит разум, в том век не раскаешься.

М. — Да, проходит время, мы больше полагаемся на разум, а стареть так не хочется.

Э. Р. — Ничто так не ускоряет старости, как неумеренные попойки, необузданная любовь и не знающая меры похотливость.

М. — Что же, с возрастом умеренность дается все легче. Здоровье уже не то, и почитать хорошую книгу теперь приятней, чем все остальное. И много полезней.

Э. Р. — Читая, ты должен основательно продумывать, чтобы прочитанное обратилось в твою плоть и кровь, а не было сложено в одной памяти, как в каком-нибудь словаре.

М. — В мою память теперь что-либо складывать бесполезно: все равно не удержишь.

А размышления скрашивают досуг. И можно поделиться их плодами с другими.

Иногда людей это согревает и приносит удовлетворение автору.

Э. Р. — Даруй свет, и тьма исчезнет сама собой.

На этой высокой ноте разговор с великим человеком завершился…

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Елена Пацкина: Беседы с мудрецами. Эразм Роттердамский, Дезидерий»

  1. Уместный и почти естественный диалог современного автора с давным-давно почившим гением, на века предвосхитившем блистательного Вольтера.

    1. Рада, что Вы тоже так оцениваете Вольтера. Спасибо за отклик.

  2. Э.Р. — Лесть несовместима с верностью…
    Э. Р. — Нет зверя настолько дикого, чтобы он не отозвался на ласку.
    ________________
    Тома пудовые листая,
    мы ищем, ищем между строк…
    А истина? Она простая,
    как подорожник у дорог…
    Евгений Винокуров
    — — — — —
    Елена П. подарила нам, читателям, ещё одну замечательную работу
    для размышлений и поисков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *