Леонид Аранов: Русская Африка

 230 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Спустя десять лет после экспедиций Леонтьева, Булатовича и других землепроходцев африканского континента русский поэт и писатель Николай Степанович Гумилев в марте 1910 года решает отправиться в опасное путешествие по далекому континенту. Он повторил весь маршрут своего кумира Булатовича.

Русская Африка

Леонид Аранов

Леонид Аранов«Между берегом буйного Красного Моря
И Суданским таинственным лесом видна,

Разметавшись среди четырех плоскогорий,
С отдыхающей львицею схожа, страна…

… А над ними насупились мрачные горы,
Вековая обитель разбоя…»

Это из воспоминаний об Эфиопии русского офицера и поэта Николая Гумилёва. 1918 год.

Называлась эта страна также и Абиссинией. Но как бы эта страна не называлась она всегда оставалась независимым государством.

В давние времена некий россиянин был послан Петром I в Голландию учиться корабельному делу. Чему он там научился неизвестно, но однажды он, пренебрегая петровским указом, в поисках лучшей доли, нанялся матросом на корабль и отправился в Африку. Через много лет потомки этого отчаянного матроса появились в приморских странах восточной Африки. Появились они и в Эфиопии. Это, конечно, легенда, но она продолжает жить до сих пор. Существует и другая история о сохранившемся в дремучих джунглях русскоязычного племени людоедов. Это уже легенда ⅩⅪ века.

Создавая мощную морскую державу, Петр Великий ставил себе задачу колонизировать Африку для обеспечения торговли и создания будущих заморских баз для флота. Выбор пал, прежде всего, на Абиссинию (Эфиопию) с ее удобными заливами для стоянок кораблей.

Эфиопия, в подавляющем большинстве, христианская страна. Именно оттуда был родом предок гениального русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. В 1697 году в семье абиссинского князя появился девятнадцатый ребенок, мальчик. И никто даже не предполагал, какая удивительная судьба предначертана ему впереди. Еще совсем младенцем он был продан своим отцом турецкому султану. Считалось, что этот ребенок при дворе султана будет гарантом лояльного отношения Турции к родному племени мальчика и укрепит статус влиятельного африканского князя. Конечно, это одна из версий, но она имеет все основания быть. Был ли родитель мальчика князем, документально также ничем не подтверждено. Повлиял ли этот мальчик на лояльность к своему роду неизвестно, но именно он стал прародителем будущего великого русского поэта.

В столице этой страны Аддис-Абебе есть памятник Александру Сергеевичу, которого эфиопы считают своим поэтом. Правда, в Эфиопии Пушкин до настоящего времени не переведен на родной язык (амхарский).

А в Европе того времени было очень модным, чтобы черные красивые мальчики, одетые в богато расшитые костюмчики, во время пира прислуживали королям и знати. И царь Петр потребовал, чтобы и ему нашли «арапчонка». Эту задачу царь возложил на русского посланника в Константинополе. И в 1698 году будущий Абрам Петрович Ганнибал был выкуплен у турецкого султана.

Отчество «Петрович» он получил по Петру I, который лично крестил его. После принятия православия, царь дал ему библейское имя — Абрам и фамилию «Ганнибал» в честь победителя римлян и знаменитого карфагенского полководца. Впоследствии, заметив в «арапчонке» ум и большое прилежание, император решает направить своего возмужавшего секретаря в Париж для изучения «военного дела». Но преждевременная смерть царя надолго отсрочило реализацию плана колонизации Африки.

Первой русской экспедицией, которой удалось побывать в Эфиопии, в её западных областях, был отряд под руководством Ковалевского в 1848 году. Это был известный путешественник, дипломат и писатель России ⅩⅨ века.

Однако, реальный этап освоения африканского континента русскими начался с 1885 года. Это был казак Н.И. Ашинов. С группой своих сподвижников он дошёл до города Асмара, столицы Эритреи, которая являлась частью Эфиопии.

Чтобы заручиться поддержкой России для проникновения вглубь Эфиопии этот атаман со своими казаками отправился сначала в Египет. Там состоялась у него встреча с российским консулом Михаилом Хитрово. Красочные рассказы о приключениях казаков в Эфиопии воодушевили российского консула послать в Петербург восторженные депеши с прошением оказать казаку Ашинову содействие. А к негусу (царь царей, император) Эфиопии консул направил письмо с просьбой принять своего личного посланника. Дальнейший путь Ашинов уже держал в центральную Эфиопию. Благодаря Михаилу Хитрово в короткий срок казачий атаман сумел достаточно приблизится к негусу Иоанну и добиться благоприятного отношения к России. Но реальной поддержки от России Ашинов тогда не получил.

Не дождавшись помощи светских властей, Ашинов решил обратиться к церковным властям. В марте 1887 года он, используя авторитет консула Михаила Хитрово, отправил обер-прокурору Священного Синода Победоносцеву послание, в котором просил оказать содействие в организации экспедиции в Эфиопию. В свою очередь, атаман обязался построить на побережье Индийского океана православный монастырь и всячески помогать в деле приобщения местного населения к истинной вере. Хитрый авантюрист знал, какими доводами произвести впечатление на холодного и недоверчивого обер-прокурора. Ашинов в письме настойчиво упоминал об активизации в Эфиопии миссионерской деятельности иезуитов и протестантов. При этом он отметил, что в этой стране уже существует колония православных христиан, которая нуждается в поддержке.

В это же время и у Морского министра Ивана Шестакова появился интерес к заморским территориям. Он понимал, что, укрепившись на африканском побережье, можно легко взять под контроль важнейшие морские коммуникации от Суэцкого канала к Индии. Старый адмирал не испытывал особых иллюзий на счет личности Ашинова, но стремление усилить военно-стратегические позиции России оказалось сильнее. Он активно пытался склонить русского царя Александра III к использованию ВМФ для колонизации африканских территорий. Но, тем не менее, африканский вояж Ашинова не имел в то время успеха. Казачьему атаману и его покровителям не удалось привлечь на свою сторону осторожного Александра III.

К концу ⅩⅨ века африканский континент был в значительной степени поделен между европейскими державами. Но Эфиопия — одна из немногих стран Африки сохраняла независимость. И Италия, опоздавшая к разделу мира, рассчитывала захватить Эфиопию и сделать её главной составной частью своих владений. Эфиопия в это время представляла собой еще очень разобщенную страну, и власть монарха была почти условной. Поэтому итальянцы невысоко оценивали противника и представляли себе будущую войну легкой военной прогулкой. В 1890 году часть побережья Красного моря была уже фактически под властью Италии. И на прибрежные районы Эфиопии (Эритреи) Италия претендовала как на свою колонию.

Однако ситуация в пользу Эфиопии стала меняться по мере укрепления позиций России в мировой политике. У России появился интерес в присутствии своей империи в Восточной Африке. В марте 1889 году император Эфиопии Йоханнес IV был убит. Наследный правитель провозгласил себя императором (негусом) Эфиопии под именем Менелика II.

В 1894 году миссию казака Николая Ашинова продолжил уже представитель Императорского Русского географического общества Николай Степанович Леонтьев. Он имел всестороннее образование и значительный опыт заморских путешествий. Отправляясь в Африку, где шла непрерывная война с аборигенами, Леонтьев хотел доказать всему миру, что можно быть на этой земле, не прибегая к огню и мечу в отличии от англичан, французов и итальянцев. Экспедиция состояла из 11 человек и группы офицеров-добровольцев. Руководство экспедицией было возложено на самого Леонтьева, а снаряжалась она за счет средств Географического общества, на пожертвования церкви, общественных организаций и частных предпринимателей. И главная цель экспедиции состояла в установлении дипломатических отношений между Эфиопией и Россией и создания мощной регулярной армии в этой стране. Официально задачей экспедиции являлось «… изучение течения светил небесных, веры, законов, нравов и обычаев народов, животного и растительного мира» Эфиопии. После длительного и тяжелого путешествия экспедиция Н.С. Леонтьева в марте 1895 года добралась до небольшого города Энтото. Город расположен у подножья горы с одноименным названием, где находилась резиденция абиссинского императора. В честь прибытия русских он устроил торжественный прием с участием императорских войск, духовенства и населения.

Отстаивая свои права на Эритрею, Италии предстояло столкнуться с гораздо более организованной и многочисленной армией, чем в других регионах Африки. Благодаря помощи Леонтьева началось формирование регулярной эфиопской армии. (Русские добровольцы и советники продолжали помогать Эфиопии вплоть до Первой мировой войны). Теперь в армии этой страны, кроме пики и кривой сабли, появилось уже и огнестрельное оружие. Солдаты этой армии всегда были очень упорны в бою и часто вступали в рукопашную, являясь хорошими стрелками. Армия разделялась на тактические единицы по племенам. Боевой порядок состоял из нескольких стрелковых цепей или нескольких линий «кучек», полукругом охватывающих противника. Атаки были стремительны. Кавалерия атаковала по флангам и двигалась или вместе с пехотой, или впереди. Кавалерия и пехота стреляли на ходу и метали дротики. Было и артиллерийское оружие, в основном 34-мм пушки Гочкиса. При этом в армии Эфиопии было уже не менее тысячи русских добровольцев.

Негус Менелик II долго искал дипломатического решения назревающего конфликта. Не добившись успеха, он просто отказался признавать Эритрею колонией Италии.

В результате этого отказа Менелик II в июне 1895 года началась Абиссинская война Леонтьев в это время был назначен военным советником императора Менелика II. Негус мог советоваться с ним по всем вопросам современной техники и тактики ведения сражений.

Сознавая своё численное превосходство и помощь России, Менелик отважился перейти в наступление. В декабре 1894 года генерал Баратьери, командовавший итальянскими войсками, получил сведения о готовности к наступлению с юга эфиопских вооруженных сил численностью в 3700 человек. Ввиду этого в Африку из Италии были спешно отправлены подкрепления, оружие, снаряды и патроны.

Итальянский корпус к началу активных действий насчитывал примерно 20 тысяч человек. Состав и численность итальянского экспедиционного корпуса постоянно изменялись в зависимости от хода событий. Значительная часть колониальных войск была сформирована из туземцев. В туземных батальонах только командный состав был из итальянцев. Но большой недостаток ощущался в кавалерии, доставка которой была трудна, да и лошади, привезенные из Европы, не переносили африканскую жару.

В Эфиопии всё население подлежало воинской повинности. К концу года Менелику II удалось завершить мобилизацию и собрать в кулак 120-тысячную армию. Солдаты собирались под начальством своих старшин (шумов) по племенам, которыми командовали расы, правители областей. Воинов сопровождали слуги, несущие продовольствие и тяжести. Люди были очень умеренны в пище: мешка с мукой, носимого каждым на спине, хватало на 14 дней. По истощению носимого запаса эфиопы довольствовались продуктами, отбираемыми у местного населения, что нередко было связано с прекращением военных действий.

В декабре 1896 года в бою в районе горного хребта Амба-Алаги эфиопы под командованием двоюродного брата негуса нанесли первое крупное поражение итальянским колонизаторам.

Перед битвой хорошо организованная разведка эфиопов выявила планы противника. Это дало возможность громить сильно удаленные друг от друга колонны итальянцев по частям. Первый удар эфиопская армия нанесла по авангарду итальянской армии, который слишком далеко ушел вперед. Несмотря на эффективный огонь артиллерии и мужественное сопротивление, итальянское каре было смято неожиданной атакой и почти полностью уничтожено в скоротечном рукопашном бою. Эфиопы блестяще использовали пересеченную местность, что позволило без потерь сблизиться с противником почти вплотную и сразу навязать ему ближний бой.

Итальянские артиллеристы успели дать только несколько залпов и были изрублены прямо на лафетах своих орудий. Остальные 3 бригады были разбиты по частям примерно таким же образом. В сражении эфиопское командование умело сочетало атаку с фронта с глубокими охватами флангов противника. После грандиозной победы Эфиопии на поле сражения оставалось много раненых и умирающих воинов. Менелик распорядился срочно принять меры к спасению людей, но многие раненые, и итальянцы, и абиссинцы, нашли страшную смерть в огне вспыхнувшей густой травы от разрывов снарядов. Следует отметить, особое мужество и стойкость перед эфиопским наступлением проявил укрепленный пункт известный под названием «форт Мэкэле». Итальянцы продержались в осаде более месяца, отбив несколько яростных штурмов. Когда кончились запасы продовольствия и заряды они сдались лично Менелику на почетных условиях. Гарнизон был выпущен с оружием и эскортирован конниками раса до итальянских позиций.

В разгар войны Менелик направил в Россию чрезвычайное посольство во главе со своим двоюродным братом расом Дамтоу. Формальной целью миссии было возложение золотой короны на усыпальницу недавно скончавшегося Александра III. В действительности, Дамтоу вез императору Николаю II письмо от Менелика с просьбой о помощи. Николай II принял эфиопскую делегацию в Большом (Екатерининском) дворце Царского Села. Делегация увезла с собой на пароходе 135 больших ящиков с винтовками и боеприпасами, а также крупную партию кавалерийских сабель Златоустовского завода. Кроме того, Император Николай II из своих средств передал Менелику II в качестве подарка 400 тысяч золотых рублей. Это был дар русского царя как аванс на дальнейшей сотрудничество с Эфиопией.

В этой войне итальянцы потеряли 18 тысяч солдат. При этом убитыми — 11 тысяч. В плену у Менелика оказались 56 офицеров, среди которых оказался генерал Альбертоне. Потери эфиопов составили пять тысяч убитыми и десять тысяч ранеными.

Здоровые военнопленные были приставлены к работе. Их первым печальным занятием стало погребение тел погибших в недавней битве. На могилах своих солдат и офицеров итальянцы ставили простенькие деревянные кресты, украшенные венками, сплетенными из ветвей колючего кустарника — терновый венец павшему солдату Италии…

Эта победа Эфиопии обошлась стране все-таки очень дорого. В отрядах Менелика оказалось очень большое количество раненых. Поэтому, благодаря активной деятельности Леонтьева, весной 1896 года в православную Эфиопию отправилось представительство от русского Красного Креста. И в составе этого представительства был молодой дворянин, офицер Лейб-гвардии гусарского полка Александр Булатович. Прибыв в Джибути, отряд стал готовиться к длительному броску на город Харар. Чтобы подготовить место назначения и наладить общение с

местной властью, пренебрегая опасностью, вперед отряда отправился Александр Булатович. Этот путь составлял 370 км по пустой и жаркой пустыне. С офицером отправилось несколько амхарцев-проводников. Эфиопы предрекали гибель в песках. За всю дорогу людей экспедиция видела только один раз — и то кочевников, занимающихся разбоем. Они отняли у путешественников все, что могли — запас воды, еду, мулов и верблюдов, оставив их умирать. Но к счастью потерпевших, на их пути в пустыне им встретился караван Н.С. Леонтьева, который направлялся из Энтото в Харар. Он снабдил Булатовича всем необходимым и дал рекомендательное письмо для негуса Менелика II. Используя свои дипломатические способности, А.К. Булатович сумел быстро решить вопрос с Менеликом об организации приема российского представительства Красного Креста.

Русский санитарный отряд, не только организовал госпиталь, но и открыл курсы для эфиопов и практически положил начало медицинскому обслуживанию населения в стране. За время военных действий русским санитарным отрядом было произведено 460 операций, и только одна из них была с летальным исходом. При этом огромному числу больных была оказана всесторонняя помощь. Негус наградил всех русских врачей орденами, фельдшеров медалями, а санитаров грамотами.

26 октября 1896 года в Аддис-Абебе при активном участии Леонтьева был подписан мирный договор. По условиям этого договора Италия признала полный суверенитет Абиссинии и обязывалась выплатить контрибуцию в 10 млн лир. В XIX веке это было просто немыслимо! Итальянцев еще долго обзывали данниками африканцев. А Абиссиния смогла отстоять свою независимость и осталась единственной не колонизированной страной Африки. Спустя 40 лет Италия под фашистским руководством смогла взять реванш в Эфиопии. А много позднее в 1991 году в результате локальных войн и повстанческого движения от Эфиопии отошли прибрежные территории, и было провозглашено новое государство Эритрея.

После победы император наградил Леонтьева почётным оружием — щитом и саблей — и присвоил ему только что учреждённый титул графа. А позже за свои заслуги он получил орден «Печать Соломона» первой степени.

В 1897 году Менелик II в целях укрепления центральной власти назначил Леонтьева генерал-губернатором двух больших провинций на юге Эфиопии. Н.С. Леонтьев с присущей ему энергией попытался привлечь правительство России к освоению и эксплуатации этих территорий, но получил категорический отказ: «Россия не собиралась заниматься экспансией, чтобы не провоцировать Англию, Италию и Францию». Тогда Леонтьев без согласования с Россией совместно с английскими, французскими и бельгийскими промышленниками основал акционерное общество по освоению и эксплуатации экваториальных провинций Эфиопии, где он являлся генерал-губернатором. Однако, руководитель русской дипломатической миссии, недавно организованной в Аддис-Абебе, П.М. Власов сообщил об этой акции в Петербург. Узнав об этом, правительство России отказалось от сотрудничества с Леонтьевым и лишило его финансовой и дипломатической поддержки.

Последним авантюрным предприятием Леонтьева было его участие в военном походе эфиопских войск на юг к озеру Рудольфа. В этом походе вместе с Н.С. Леонтьевым участвовал его помощник Н.Н. Шедевр, который водрузил эфиопский флаг на берегу озера Рудольф, тем самым обозначив южную границу Эфиопии. После установления южной границы Эфиопии Леонтьев навсегда покинул эту страну.

Спустя десять лет после экспедиций Леонтьева, Булатовича и других землепроходцев африканского континента русский поэт и писатель Николай Степанович Гумилев в марте 1910 года решает отправиться в опасное путешествие по далекому континенту. Он повторил весь маршрут своего кумира русского офицера-путешественника А.К. Булатовича. Но Гумилев, в отличии от своих предшественников-исследователей Африки, впоследствии смог создать целую галерею образцов поэзии и прозы, посвященных далекой земле.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Леонид Аранов: Русская Африка»

  1. «Правда, Ренуар говорил по поводу Гогена: «Зачем ехать на Таити, когда так хорошо пишется здесь, в Батиньоле»… А об Ашинове, как образце типичного российского афериста, духовно окормляемого М.Катковым, довольно подробно писал Лесков. Как-то так.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Действительно, как-то кормился вольный казак. А кто не окормляется, извините. Если разобраться, и Стенька Разин, и княжна персицкая… И простые инженеры.
    И В.Панаев за удалого атамана писал. А за удалого Пугачёва сам Александр Сергеич, потомком Ганнибала… И чего напали на дебютанта; автор вторую публикацию только поместил, и — какую! Куда там современным российским колонизаторам с их М-Маклаями до тех, дерзающих за 100 лет до октябрьского переворота. Тогда и поэты по Африке раз’езжали, а нынче свои же журналисты полетели, одного и убили незнакомцы. Орхан Джемаль, журналист, погиб в Центрально-африканской республике. Хороша республика. И не нашли их, тех незнакомцев. А за что убили, неизвестно. Вот Гумилёв Н.С. и написал своё одноимённое стихотворение: «За что?»
    Второе-то название -«Мыльные пузыри». Как-то так.
    P.S. «Читать Вольный казак Ашинов онлайн (полностью…)
    https://mir-knig.com/read_356777-1 Ашинов — дерзко и откровенно — проник в Африку…В 1883 году об Ашинове заговорили в газетах. Валериан Панаев писал, что обнаружил в атамане «необыкновенную удаль, ясный взгляд на вещи… Aвтору, уважаемому Леониду Аранову, — поклон.

  2. Уважаемый г-н Аранов, ваша версия по дате рождения, времени и способе перемещения будущего Ганнибала в Россию существенно отличается от обеих — разёрнутой и кратко упомянутой версий Вики. Чтоб выкупили однолетнего ребёнка — странно это выглядит. Откуда взяты ваши данные?

  3. Об эфиопских странствиях Гумилева слышать приходилось и раньше. До странствий Рембо ему было довольно далеко, но действительно путешествовал, в Санкт-Петербурге все падали в обморок от рассказов. Правда, Ренуар говорил по поводу Гогена: «Зачем ехать на Таити, когда так хорошо пишется здесь, в Батиньоле».
    Булатович … если не ошибаюсь, то он был прототипом одного из персонажей ильфпетровских «12 стульев».
    А об Ашинове, как образце типичного российского афериста, духовно окормляемого М.Катковым, довольно подробно писал Лесков.
    Как-то так.

  4. А я (невежественно) считал Пушкина на четверть эфиопским евреем. 🙂
    Т.е. он (Пушкин) таки не из наших? Оби-и-идно 🙁

  5. Еще один вариант русской Африки, когда эфиопский еврей в Израиле женится на русской девушке, прибывшей из Росссии

  6. Интересная история, но один момент вызывает у меня вопрос. Откуда взята информация, что имя Абрам былo данo предку Пушкина именно Петром I. Хотя матушка Петра из караимского рода, иудеев он в правах ограничивал.(крещеные министр финансов Шапирка и первый полицмейстер Петербурга не в счет). Как он мог дать еврейское имя парню, не понимаю.

  7. «…о сохранившемся в дремучих джунглях русскоязычного племени людоедов» — хахаха!
    Живо представляю: они поджаривают на вертеле очередного путешественника, хором декламируя Пушкина: «и угль, пылающий огнем, во грудь отверстую водвинул»

  8. О планах Петра I в Эфиопии я не знал. Была экспедиция адмирала Вильстера в 1723 на Мадагаскар – по указанию Петра, но ее корабли до Мадагаскара дойти не смогли – лишь до Датских проливов.
    О Н.И. Ашинове — ЭСБЕ сообщает, что он именовал себя «вольным казаком». В вики есть статья САГАЛЛО (порт в Джибути) – с рассказом о пензенском мещанине Н. И. Ашинове.
    В нескольких источниках, указанных в статье – противоречивые сведения о его встрече с негусом.
    В итоге — «Над Сагалло в качестве белого флага подняли рубаху — Ашинов и поселенцы были арестованы французами».

  9. «… Солдаты этой армии всегда были очень упорны в бою и часто вступали в рукопашную, являясь хорошими стрелками…»
    =====
    Не складывается хорошая стрельба с рукопашной.

  10. Леонид Аранов: «Леонтьев хотел доказать всему миру, что можно быть на этой земле, не прибегая к огню и мечу в отличии от англичан, французов и итальянцев. Экспедиция состояла из 11 человек и группы офицеров-добровольцев. Руководство экспедицией было возложено на самого Леонтьева, а снаряжалась она за счет средств Географического общества, на пожертвования церкви, общественных организаций и частных предпринимателей. И главная цель экспедиции состояла в установлении дипломатических отношений между Эфиопией и Россией и создания мощной регулярной армии в этой стране. Официально задачей экспедиции являлось «…изучение течения светил небесных, веры, законов, нравов и обычаев народов, животного и растительного мира» Эфиопии..
    «»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»
    Известно, что в Эфиопии сосуществуют все 3 главные религии.
    После прочтения замечательной (по стилю и содержанию) работы Л. Аранова, картина проясняется. Если же соединить впечатления от обеих работ в Портале
    «7 ИСКУССТВ, разделённых временем) автора Л.А., проясняются и другие вещи: традиционное достоинство и неизбежность трагедии лучших представителей рыцарских канонов в стране, изменившейся после октября 1917 г.
    А если офицер ещё и поэт, как Н.С. Гумилёв, этой трагедии не избежать и в Эфиопии.
    Мыльные пузыри
    (За что?)
    * * *
    Какая скучная забота —
    Пусканье мыльных пузырей!
    Ну так и кажется, что кто-то
    Нам карты сдал без козырей.

    В них лучезарное горенье,
    А в нас тяжелая тоска…
    Нам без надежды, без волненья
    Проигрывать наверняка.

    О нет! Из всех возможных счастий
    Мы выбираем лишь одно,
    Лишь то, что синим углем страсти
    Нас опалить осуждено.
    Май 1911. Николай Гумилев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *