Владимир Янкелевич: Экспресс «Варшава — Тель-Авив». Продолжение

 342 total views (from 2022/01/01),  2 views today

«Мстители» действовали небольшими группами в северной Италии, Австрии и Германии. Несколько человек в форме британской военной полиции являлись по нужному адресу, удостоверялись, что тот, кто им нужен, забирали его на «допрос в военной комендатуре», отвозили в глухое место, и там расстреливали.

Экспресс «Варшава — Тель-Авив»

Роман

Владимир Янкелевич

Продолжение. Начало
Книга пятая: Еврейская бригада

Глава 1. Дело было в Италии. 1945 г.

Слова Черчилля в Парламенте в сентябре 1944 года ишув услышал:

«Я знаю, есть огромное количество евреев в наших и американских силах, во всех армиях, но мне кажется, что особая воинская часть, составленная из сынов того народа, который пережил неописуемые страдания от нацистов, должна стать отдельным формированием среди сил, собранных для нанесения врагу окончательного поражения».

Еврейскую бригаду после долгих проволочек наконец сформировали. В бригаде было более пяти с половиной тысяч бойцов в составе трех пехотных батальонов, одного артиллерийского и нескольких вспомогательных подразделений.

Знаменем стало белое полотно с двумя голубыми полосами, золотым магендавидом и надписью «Еврейская бригада» на английском языке. Было крайне важно воевать именно под еврейским флагом — хуцпа[1] обязывала.

Бригаду включили в состав Восьмой армии. Экзотикой она не стала, в Восьмую входили подразделения из разных стран Британского содружества, даже родезийские и южноафриканские части. В нее влилась и армия Андерса, сыгравшая важную роль в штурме Монте-Кассино. Всего в восьмой армии было около 220 тысяч человек, так что Еврейская бригада в 8-й армии была сравнительно небольшим подразделением.

В октябре 1944-го бригаду отправили в Италию. Весь переход я провел на верхней палубе, в трюме было слишком тоскливо. Один из кораблей конвоя на глазах у меня подорвался на мине и затонул, кого-то спасли, но погибли многие. К счастью, в воздухе уже господствовали союзники.

Я стал солдатом в 200-м еврейском артиллерийском батальоне, в 604-й батарее под командованием замечательного майора. Звали его — Эдмонд де Ротшильд. Фамилия знаменитая, она известна всем, но майор Эдди известен меньше.

Он оказался приятным, контактным человеком, доступным и приветливым. В общем-то, тогда все были равны, солдат — он и есть солдат. Но майор Эдди, он был особенным, видимо традиции семьи, воспитание… Оказалось, что и банкир может быть толковым артиллерийским офицером. Мы сошлись с ним на общем интересе к еврейской истории.

Эдди, английский аристократ, прекрасно понимал, что значит еврейская бригада. Понимал это до мелочей, до символов, таких, как нашивка с магендавидом на левом плече у солдат.

Знаменем у батальона, как у любого английского подразделения, был «Юнион Джек», официальный флаг, но был и свой, бело-синий, только магендавид был не синим, а золотым. В центре магендавида солдаты разместили синюю букву «Р», знак 604-й батареи.

Мы стоял в Тиволи, когда к нам прибыл инспектор, проверяющий из штаба 8-й армии. От этого полковника издалека тянуло аристократическим клубом где-то в центре Лондона и дорогими сигарами. Он с удивлением уставился на этот флаг.

— Что это такое?

— Это утвержденное знамя батареи, сэр! — сказал Эдди.

Полковник этим удовлетворился, или, скорее всего, просто сделал вид. Говорить Эдмонду де Ротшильду, пусть и в звании пониже, что он ему не верит, полковник не стал.

В октябре-ноябре 44-го года батальон стоял уже возле симпатичного итальянского городка Форли. Но было не до городских красот, шли интенсивные тренировки. У многих солдат был опыт действий против арабских банд в Палестине, но это была не армейская подготовка, нужно было учиться воевать так, как это делает армия. Первый бой батальон принял, действуя против 42-й егерской дивизии вермахта. Затем, к концу февраля 1945-го батальон занял позиции на южном берегу реки Сенио (Senio).

Немцы, вернее те, кого они насобирали, занимали оборону на северном берегу. Их позиции были хорошо оборудованы, задача выбить их оттуда была непростой. Непосредственно 200-му еврейскому батальону противостоял 12-й парашютный полк 4-й парашютной дивизии вермахта. Это были своеобразные парашютисты — без самолетов и парашютов. Операцию против них начали 9 апреля. Под плотной дымовой завесой мы форсировали реку, захватили плацдарм на северном берегу. Наступление пошло успешно, и вскоре батальон дошел до Болоньи.

Немецкой дивизией командовал генерал-лейтенанта Треттнер. Он, скорее всего, понимал, что война проиграна, но там, в долине реки Сенио близ Болоньи в тяжелых боях погибли сотни солдат еврейского батальона. Тем не менее, после двух месяцев интенсивных боевых действий, с Треттнером справились. И тогда самым сложным оказалась проблема пленных немцев — желающих покончить с ними было достаточно много.

Там, в самой Болонье, на главной площади было столпотворение, солдаты батальона и итальянцы, жители города, все кричат, размахивают флагами… На празднике — весь город.

Ко мне подошел какой-то пожилой итальянец и спросил:

— Inglese?

Я согласился:

— Si, signor!

Итальянец тут же сунул мне в руку бутылку прекрасного старого коньяка. Наверное, это был лучший коньяк в жизни.

14 апреля батальон праздновал Песах. Мацы было достаточно, откуда ее привезли, я не знал, а вино для первой пасхальной ночи было с виноградника Ротшильдов в Ришон ле-Ционе в Палестине.

Майор Эдди читал Аггаду:

— Вчера рабы, сегодня свободные люди…

Для солдат эти слова были наполнены особым смыслом, как никогда раньше. Они были еврейскими воинами, под еврейским знаменем, воевавшие за свою свободу. Этого не было почти 20 веков… У многих на глазах были слезы.

— Благословен Ты, Господь, Владыка вселенной, который даровал нам жизнь, поддерживал ее в нас и дал дожить до времени этого! — продолжал Эдди.

Это был незабываемый Песах. Много праздников было до этого дня, много будет после, но такого, я был в этом уверен, не повторится никогда. Еврейские солдаты сидели плечом к плечу и знали, рабами их уже не сделать.

Война закончилась всего через несколько недель после Песаха, но работа Еврейской бригады в Европе была далека от завершения.

Из Болоньи батальон перебросили в Удине. Этот город освобождали новозеландцы. Там было полно югославских партизан. Эйфория победителей! Они не подчинялись практически никому, этого они просто не умели, но применять свое оружие, это они как раз умели неплохо. Нужно было аккуратно их разоружить, не спровоцировать сопротивление, стрельбу.

Решили, что фельдмаршал Александр устроит в честь победы салют на одной из городских площадей, главное, чтобы выход в город шел через узкое горлышко. Солдаты стояли в почетном карауле, но у них было не только личное оружие, но и вполне убедительная 25-фунтовая пушка. Охранение было организовано по всему периметру.

Югославы пели и танцевали, но потом обнаружили, что они не могут выйти, не сдав оружие. Эпизод завершился мирно.

Операция с пленными узбеками, бывшими советскими военнопленными, воевавшими на стороне немцев, завершилась иначе. Скорее всего, не все они были узбеки, немцы сформировали мусульманские подразделения из советских военнопленных из Средней Азии, но кто их различал, кто узбек, а кто нет? Предстояло вернуть их на советскую сторону. Грузовики батальона перевозили «узбеков» через условную границу непрерывно в течение двух дней. Этой границей был горбатый мост с «Юнион Джеком» на одной стороне и «Серпом и молотом» на другой. «Узбеки» срочно отрывали и выбрасывали медали и нашивки, которые они получили в то время, когда воевали за немцев. Грузовики с ними все шли и шли на советскую сторону, а оттуда были хорошо слышны звуки выстрелов. Позже мы узнали, что все они сразу же были расстреляны.

Глава 2. 1945 г. Капитан Алекс Левич

К вечеру майор Эдди вызвал меня к себе.

— Лео, поезжай к полякам, к Андерсу, там у него находится раненый капитан Алекс Левич. Получи в там, в штабе, сопроводительные документы и доставь его к американцам.

— Есть, будет сделано, Эдди. А в чем дело?

— Об этом широко не говорят, но сейчас напряглись отношения между поляками и англичанами.

— С чего бы это?

— Давление Москвы. У них уже есть свое польское правительство, а в Англии свое. Дядюшка Джо давит на Черчилля, чтобы только его поляки были официально признаны. Тому приходится делать выбор между своими поляками и Сталиным. Да тут еще ФДР поддержал Сталина… Вот и получается, что Черчиллю ссориться со Сталиным из-за Андерса сейчас не с руки. Сталин важнее. Вот поляки и обратились с просьбой. Ну и вообще — это все тебя не очень-то касается. Этот Левич вроде американский офицер польского происхождения, хочет вернуться к своим. Вот и помоги ему.

— Могу взять машину, он все же раненый?

— Возьми мой виллис.

В штабе Андерса бумаги на Левича были уже готовы.

Левич оказался здоровенным мужчиной с мощной грудью и кулаками, с которыми встречаться не хотелось. В свои 48 лет он был абсолютно седым. В боях у Монте-Кассино, он получил пулю в голову и ногу, но ему повезло. Его подобрали и не дали истечь кровью. Рану в ноге заштопали, голову подлечили, но он еще был очень слаб.

Оказалось, что совсем ребенком родители вывезли его в Штаты, но дома звучал польский, да два года в армии Андерса вернули ему польскую речь.

Я решил сначала приехать к себе, связаться с американцами и уточнить, куда именно доставить Левича. В дороге мы разговорились и почувствовали себя друзьями. На войне все происходит быстрее.

— Скажи Алекс, с твоим ранением тебе выпить можно?

— Лео, я думаю — нужно. Но до ближайшего открытого ресторана нужно лететь на самолете.

— Один открыт совсем недалеко. Это в моей палатке. Там и заночуем, а назавтра я повезу тебя дальше.

— Хороший план, принято!

Вечером, когда друзья приступили к запасам вина в моей палатке, к нам присоединился майор Эдди с двумя бутылками коньяка. За ним подтянулись еще человек шесть.

— Алекс, как ты из американской армии попал к Андерсу?

— У тебя коньяка не хватит на эту историю.

— Достану еще. Рассказывай.

Глава 3. 1945 г. Рассказ Алекса

Войну, не эту, а ту, прошлую, я закончил подполковником, но это было временное звание. Когда нас вернули домой, я снова стал первым лейтенантом. Выдержать тоску в небольшом форте в бескрайней пустыне на мексиканской границе первой не смогла жена. Развод прошел мирно, но стало совсем тошно. Вокруг до самого горизонта выгоревшая трава да кактусы, унылые домики офицеров и казармы для рядовых, давно требующие ремонта.

Мы с еще одним поляком, капитаном Мазуром решили, что пора найти себе другое дело. Нас радостно отправили в отставку, и Мазур поехал в Польшу. Он считал, что возрождающейся стране его боевой опыт пригодится.

Я решил остаться. Но деньги, у них есть странная особенность. Вот они еще есть, и вдруг — уже нет! Закончились они удивительно быстро. Единственная работа, которую я смог найти, была офицером по безопасности у Альберта Кана в его проектах в Советской России.

— Ты работал в России?

— Пришлось. Первое время все шло хорошо, но настал момент, когда заводы были в основном построены, советские специалисты обучены, все основные документы и чертежи переданы заказчику, но контракт есть контракт. Его решили не нарушать, а выдавить американцев иначе. Один за другим под различными предлогами наших людей стали арестовывать, а я все бегал к Сергею Фролову, куратору из ОГПУ, и вытаскивал их из камер. Намозолил я ему глаза выше меры. Они там — высшая власть, не привыкли к спорящим, да к тому же американцам.

— Удавалось вытаскивать ребят?

— Отпускали только под обязательство немедленно покинуть страну, а в 1932 году вообще разорвали контракт с фирмой Albert Kahn Inc., и всех ее сотрудников обязали покинуть СССР. Вот тогда за день до отъезда меня арестовали. Кану сказали, что я через три дня поеду вслед за ними, просто есть некоторые формальности, а когда все уехали, то меня сначала попробовали завербовать. Не вышло. Тогда связали и стали избивать. Особенно Фролов старался.

Потом Фролов с улыбкой сказал мне, что меня, Алекса, уже не существует, что я, как разоблаченный шпион, бежал, и мое местонахождение неизвестно. Так я с чужими документами, как шпион нескольких разведок, попал в ГУЛАГ в районе Ташкента.

— Санаторий? Ташкент все же…

— Первым делом в этом «санатории» с меня попытались снять хорошие ботинки. С пятерыми я справился, а больше просто не смогли подойти. А через некоторое время меня попытался убить какой-то вор. Но только слегка ранил заточкой. Меня отправили в карцер, его в лазарет.

— Чего это он, ботиночного урока не хватило?

— Видимо был приказ местного опера. Я его раз видел. Лейтенант какой-то. Но через 10 дней, когда я вышел из карцера, ночью меня вызвали к Михалычу, вору в законе, который рулил всеми порядками в зоне за спиной у администрации.

От него я узнал, что напавший на меня, выполнял приказание лагерного опера, а значит он — ссученый.

— Ссученый?

— Ну, секретно работающий на администрацию. А тут закон один. Утонул, бедняга в нужнике. Но тот опер тоже не зажился. Его свои же арестовали, и он сгинул. Так что про меня пока забыли.

— Как это — свои арестовали.

— А там как меняли наркомов — Ягоду на Ежова. Когда меняют, то всех и перетряхивают, многих расстреливают, чтобы остальные ровно дышали.

— Давай дальше. Кончится война — сценарий напишешь. Миллионером станешь.

— Так интересно вот что — Михалыч оказался казачьим есаулом с тремя «Георгиями», чудом ушедшим от расстрела. Так и стал вором, ну а командирские и боевые навыки подняли его на самый верх воровской иерархии. Военное прошлое нас и сблизило.

Теперь воры со мной вежливо здоровались, как же — приятель самого Михалыча.

Но в очередном разговоре Михалыч сказал мне:

— Ты, парень, не радуйся, что про тебя забыли. Они ничего не забывают. Если решили тебя убить, то убьют. Тебе бежать надо. Забирайся куда подальше, и не сиди в одном месте. Лучше всего заготовитель чего угодно — это подойдет. Согласен? Я помогу.

Конечно, я согласился. Бежал я с группой зэков. Нас не особо охраняли. Считалось, что бежать бесполезно, все равно никуда не деться. Но у меня все получилось.

Михалыч дал адрес в Ташкенте, где я мог отсидеться несколько дней и получить необходимые документы. С учетом акцента, документы мне сделали на литовца. Их тут, высланных, хватало.

Я устроился в заготконтору, связанную с разъездами по дальним селениям, закупал у населения то, что они в состоянии произвести.

— Ну и чудеса ты рассказываешь!

— Ребята, вы верите в чудеса?

— Кто не верит в чудеса, тот не реалист.

— Рассказываю про чудо. В 1939 году в разъездах по селам я приехал к полякам, высланным в Казахстан после начала войны. У них было, что закупать.

— А чудо?

— Будет. Первый, кого я там встретил, был мой сослуживец и старый друг Борис Мазур. Мы с ним расстались на мексиканской границе, чтобы встретиться тут, в Средней Азии. У Бориса нашлась бутылка водки, и мы отметили удивительную встречу. Борис и предложил спрятать меня в польской общине. Недавно умер поручик Вит Кравчик. Тот уже был многократно проверен, так что интересоваться Витом никто не будет. Его документами я и воспользовался. Мазур сказал, что вопросов задавать не будут, а доносчиков у них нет.

Но нужно было организовать не вызывающее вопросов собственное исчезновение. Я дождался весеннего половодья реки Чирчик, рассказал, что пошел ловить рыбу. Знающих людей, предупреждавших, что не время, слушать не стал. Перевернутую лодку прибило к берегу ниже по течению, а меня, как бы утонувшего, так и не нашли.

Так я стал поручиком Витом Кравчиком.

В 1941 году, когда положение на фронтах было особенно плохое советы стали формировать польские части. Они позже стали армией Владислава Андерса.

Мы с Борисом явились в штаб-квартиру Андерса в поселке Вревский в числе первых. А в начале 1942 года Борис принес из штаба радостное сообщение — поляков планируют отправить в Иран.

В Иран или не в Иран, какая разница, главное вырваться отсюда. К 1 сентября 1942 большая часть польской армии, а среди них мы с Борисом передислоцировали в Иран, а оттуда, через Ирак и Сирию — в Палестину, в крупнейшую британскую военную базу Сарафанд. Там шло переформирование и тренировка солдат.

— Ну, так что же ты там не перешел к американцам?

— Их там просто не было. С первым американцем я встретился, когда в составе 8-й британской армии оказался на итальянском фронте. Только майор, с которым я говорил, в мои рассказы не очень поверил. Я, кстати, тоже бы не поверил. Майор все записал, сказал, что пошлет запрос. Потом найдет меня.

— Так нашел?

— Мы штурмовали Монте-Кассино. Это было то еще кино. Я получил пулю в голову. Прошла навылет и ничего важного не задела. Были бы мозги — убило бы на хрен. Когда глаза открылись — вижу Мазур рядом, вроде пока жив. Я и потащил его в укрытие. Вот тут меня и догнала еще одна пуля, в ногу попала. Очнулся я в госпитале. Там меня и нашел этот майор. Сказал, что все подтвердилось, и, как смогу, чтобы я перебирался в расположение американских войск. Отправят домой. Медики сказали ему, что на этом война для меня закончилась.

— Дома, как доберешься, опиши все это и отправляй в Голливуд. А пока, ребята, выпьем за геройского парня — Алекса Левича.

Утром я отвез Алекса к американцам, получил от него записку с адресом и клятвенно обещал при посещении Америки сразу же ехать к нему.

Глава 4. 1945 г. Мстители

А с Еврейской бригадой что было делать?

Война в Европе закончилась, всем хватало забот и без нее. Например, нужно было расформировать армию Андерса. А куда девать солдат? Их нельзя было принудительно вернуть в Польшу, с режимом они уже успели хорошо познакомиться, многие насиделись в советских лагерях, так что опасения у них были вполне обоснованные. А множество перемещенных лиц, их куда? Вроде нужно вернуть их в свои дома, но там все разрушено, или в их домах уже живут другие люди, которых тоже нужно было куда-то деть. А еще бывшие нацисты, которые вдруг оказались пацифистами или борцами с режимом. Оставались еще и те, для кого война не закончилась. Европа просто была наводнена оружием, так что всегда был шанс получить пулю в затылок.

Еврейская бригада осталась как бы вне поля зрения, о ней на время забыли, и это позволило заняться своими еврейскими делами. Английская военная форма очень в этом помогала. Мы стояли в Тарвизио, в нескольких километрах от границы Италии с Австрией и Югославией, до Баварии было несколько часов езды, все в пределах досягаемости.

Дороги были забиты миллионами беженцев, союзники пытались разобраться с военнопленными, которых с каждым днем становилось все больше. Среди них скрывались бесчисленные военные преступники, но, в конце концов, многие были просто отпущены по домам. Мы считали это недопустимым.

Тогда в расположении Еврейской бригады прибыл Аба Ковнер. Это была моя первая встреча с ним. Аба организовал из солдат группу «мстителей». Их не нужно было уговаривать, преступления нацистов все они уже видели сами. Солдаты начали выслеживать и казнить нацистов, лично замешанных в уничтожении евреев.

Вначале деятельность была стихийной, затем группа «мстителей» из сержантов и офицеров обзавелась и своим «штабом». Командиром группы стал майор Хаим Ласков — будущий начальник генерального штаба ЦАХАЛа. Война в Европе закончилась, но для «мстителей» она только набирала обороты.

Как найти их, эсэсовских убийц, вдруг ставших мирными бюргерами? Маскировались они очень хорошо, им не нужно было притворяться. По сути, они и были бюргерами, просто бюргерами, ставшими убийцами.

В самом начале «мстителям» удалось найти важного гестаповца.

— Герр Мюнстер? — задал ему вопрос Хаим Ласков.

Мюнстер не беспокоился. Перед ним стоял английский комендантский патруль.

— Да, это я.

— Вам нужно проехать с нами в комендатуру подписать какие-то бумаги. Не волнуйтесь, это займет минут 15.

— Какие бумаги?

— Герр Мюнстер, мы — патруль. Бумаги — не наше дело.

Мюнстер собрался по-военному быстро. Волноваться он начал уже в машине, когда вместо комендатуры джип повернул в лес.

— Кто вы такие? Куда меня везут?

— Скоро узнаете! Сидите молча, чтобы не пришлось затыкать рот!

Машина свернула с тропы и еще некоторое время ехала вглубь леса. Остановились у вырытой могилы. Хаим зачитал ему смертный приговор. Но Мюнстер соображал быстро. Он заявил:

— Вы правы, я заслужил это. Но я могу быть вам полезен.

— Чем, герр Мюнстер?

— У меня есть необходимые вам сведения. Я их меняю на жизнь.

— Мы — серьезные люди, герр Мюнстер, обмануть нас не удастся, мы вас найдем всегда и везде. Что это за сведения?

— Списки тех, кого вы ищете.

Ему пообещали жизнь, и он очень тщательно составил список скрывающихся эсэсовцев и гестаповцев, включая точные данные по биографии, приметам, месту жительства, прошлой службе, родственникам и т.д. Этот список был просто образцом качественной работы. Мюнстер и в дальнейшем продолжал предоставлять мстителям аккуратные машинописные рапорты. Проверка показала, что информация точна. Другими источниками информации были сохранившиеся архивы тайной полиции в Тарвизио и сообщения югославских партизан.

«Мстители» действовали небольшими группами в северной Италии, Австрии и Германии. Несколько человек, включая переводчика, в форме британской военной полиции являлись по нужному адресу, удостоверялись, что там находится тот, кто им нужен, и забирали его на «допрос в военной комендатуре», отвозили в глухое место, и там расстреливали.

Их спрашивали:

— И чего ты достоин за свои преступления?

Они молчали… И тогда, бах, один выстрел, и он готов! В Италии они так казнили несколько сотен.

Знали ли англичане, что происходит? Английская военная разведка знала об этом, но, видимо, им было не до «Мстителей». А некоторые британские офицеры знали и сотрудничали с нами, или просто закрывали глаза на это.

Продолжение

___

[1] В еврейских кругах хуцпу чаще понимают, как дерзость, выходящую за пределы того, что менее успешные люди считают возможным, и позволяющую преодолевать кажущиеся непреодолимыми препятствия.

Print Friendly, PDF & Email

38 комментариев к «Владимир Янкелевич: Экспресс «Варшава — Тель-Авив». Продолжение»

  1. Элиэзер Рабинович18 ноября 2020 at 7:57 | Permalink

    Насколько я слышал, отравленный хлеб пекли для лагеря в Дахау, но «мстители» от этого отказались, потому что узнали, что и американцы получают тот же хлеб.
    ……………………..
    Уважаемый Элиэзер, мне немного обидно, что именно Вы не просмотрели мою статью про Еврейскую бригаду британской армии Георга VI.
    Там как раз описано, правда не в форме художественного произведения, по которым, конечно, намного проще узнавать «про историю» именно как была осуществлена эта акция – был выбран день, когда охрана получила белый хлеб, а заключённые в лагере – чёрный.

  2. Антисемиты уповают,
    Что смогут проучить евреев,
    Но «всё, что нас не убивает…
    Об этом сильно пожалеет»…

  3. Владимир Янкелевич
    — 2020-11-17 16:47:19(26)
    ==
    Повесть прошла через более чем серьезные «раскопки», и ее документальная точность вызывает восхищение.

    1. Обсуждается не документальная точность (она скорее служит этакой средой), а скорее «человековедческая ценность» романа — чувства, эмоции, образы, подача. Ведь Лео — вымышленный персонаж и тетради его вымышленные.

  4. Владимир Янкелевич 17 ноября 2020 at 15:43 |
    Цви, хлеб в пекарнях травили Аба Ковнер со товарищи
    …………………
    Не совсем так. Когда в пекарне, поставлявшей хлеб в лагерь Stalag XIII-D поблизости от Нюрнберга удалось отравить мышьяком часть буханок, Ковнер никого не травил, а сидел в английской тюрьме, арестованный англичанами при его возвращении в Европу из Палестины.

    1. Сэм
      17 ноября 2020 at 17:48 |
      ————————————————
      Не совсем так. Когда в пекарне, поставлявшей хлеб в лагерь Stalag XIII-D поблизости от Нюрнберга удалось отравить мышьяком часть буханок, Ковнер никого не травил, а сидел в английской тюрьме, арестованный англичанами при его возвращении в Европу из Палестины
      ============================
      Не совсем так. Моше Даян в Шестидневную войну тоже, скорее всего, никого не убил…
      Ковнер создал организацию. Автором идеи отравить лагерь был именно он, выполняли члены его организации, реализуя поставленные им задачи, а где он был в это время — вопрос второстепенный.

      1. Не совсем так. Моше Даян в Шестидневную войну тоже, скорее всего, никого не убил…
        Ковнер создал организацию. Автором идеи отравить лагерь был именно он, выполняли члены его организации, реализуя поставленные им задачи, а где он был в это время — вопрос второстепенный.
        Владимир Янкелевич 18 ноября 2020 at 0:38
        /////////////////////
        Уважаемый Владимир, я написал «не совсем так» в отношении «Цви, хлеб в пекарнях травили Аба Ковнер со товарищи, а этого не было.
        Повторюсь: отравление буханок хлеба было резервным планом, планом «бэт», к которому перешли после неудачи с дьявольским планом «алеф» — отравления водопровода в немецких городах. Именно при попытки перевести контейнеры с ядом для этого из Палестины и был, к счастью, арестован Ковнер.
        Идея осуществить один из этих планов мщения была коллективной
        «Это вышло само. Мы сидели со стаканами, и вылетела эта идея, и вдруг она была уже не в воздухе, а на столе. Мы увидели, что эта идея объединяет нас всех. Все хотели отомстить</i" вспоминал Ицхак Авидов, один из группы " דם ישראל נוטר" — DIN (дам исраэль нутар) "Кровь Израиля взывает к отмщению". У неё было и другое название: הנקם (хаНакам) — Отмщение. А "Мстители" — הנוקמים" (хаНокмим) – это группа, созданная бойцами Еврейской бригады, планы мести которых были "точечными".
        А разработчиком конкретной операции плана "бэт", результат которой остался так и не ясен, можно считать именно Ицхака Авидова.
        Я понимаю, что эти мои замечания можно расценить как "ловлю блох", и интересны только мне, но у каждого из нас есть свои недостатки.
        Но с другой стороны, ведь признанный мэтр сайта Борис Тененбаум написал про Ваш роман "
        документальная точность вызывает восхищение«.
        Именно поэтому я и позволил себе сделать эти замечания.
        P.S.
        Роль Моше Даяна в победе в «Шестидневной войне» совсем не была решающей, но больше символической.

  5. Если сюжет будет развиваться так, как он развивался до сих пор, Лео просто не избежит встречи с Ицхаком Шамиром и/или Менахемом Бегиным, окажется на Альталене (или рядом), когда ту потопят. Да и с Рабиным и Бен-Гурионом ему не мешало бы повидаться и, возможно, к Шарону в 101-й отряд пойти 🙂

    1. По поводу этой части — мне эмоций не хватило. Ненависти я не почувствовал (даже намёка на ненависть), а ведь у Лео она наверняка была — он ведь из Польши. Как-то всё благористойненько, без мордобоя и «отрезания яиц» нацистам перед казнью. Можно сказать даже без злости.

      1. Zvi Ben-Dov
        16 ноября 2020 at 23:17 |
        ————————————————
        По поводу этой части — мне эмоций не хватило. Ненависти я не почувствовал (даже намёка на ненависть), а ведь у Лео она наверняка была — он ведь из Польши. Как-то всё благористойненько, без мордобоя и «отрезания яиц» нацистам перед казнью. Можно сказать даже без злости.
        ============================
        Боюсь, что я Вас разочарую, но я был знаком с одним из «мстителей», так что имею сведения из первоисточника. Затем еще один рассказывал об этом по ТВ, Так что даже ради высокой цели понравиться Вам, врать не буду. Да и дон Карлеоне учил, что нельзя ненавидеть своих врагов, эмоции мешают думать».

        1. А я читал что Эйхмана, например, охраняли охранники из сефардов. Боялись, что если будут охранять ашкеназы — он может и не дожить до суда. Кроме того было много передач и про то, как пытались даже хлеб в пекарнях отравить, чтобы отомстить. Говорят, что даже сам Вейцман к этому руку то ли приложил, то ли кого-то посоветовал. Запамятовал фамилию руководителя этих групп «мстителей». Кажется, у них не очень-то получалось, но дело не в этом — их корёжило от ненависти. Поэтому в холодные головы (возможно было несколько и таких) мстителей верится с трудом.

          1. Цви, я никогда не верю в общие национальные черты. Вот ашкеназы могли убить, а сефарды — им по барабану. Я Уверен, что это фейк. Кстати, достаточно много ашкеназов работало на фашистов. От создания организаций фиктивной борьбы, для выявления евреев и передачи их фашистам, до собственно, работы в лагерях. Это как-то не вписывается в вашу схему. Вот пример: Организация «Жагев», созданная нацистами из польских евреев, (польск. Żagiew; Факел) сотрудничала с Гестапо, цель её состояла в том, чтобы выявлять поляков, которые укрывали евреев за пределами гетто. Многие из членов «Жагева» были связаны с «Группой 13» А. Ганцвайха. Тадеуш Беднарчик, боец польского сопротивления утверждает, что в организации состояло до 1000 агентов гестапо, евреев по происхождению. Некоторым из агентов даже разрешалось владеть огнестрельным оружием. Под одноименным названием издавалась газета (редактор — Шайн), содержавшая провокационные ультралевые лозунги.

          2. При чём здесь национальные черты — это из воспоминаний охранника Эйхмана. Сам лично читал. Не фейк. А то, что среди евреев были свои подонки — кто бы сомневался…

          3. И ещё… Никакой схемы нет — некуда вписываться 🙂

          4. Вдруг подумал, что вы не поняли, о каком охраннике Эйхмана речь… О том, что охранял его в тюрьме, в Израиле, когда его судили за преступления. Он ещё писал, что Эйхман на прогулках иногда портил воздух и его удивляло, как такой злодей может так «по-домашнему» портить воздух. Так вот — этот охранник и написал в своих воспоминаниях, что охранников ашкеназов у него не было, чтобы не придушили до суда.

          5. Кстати, Владимир, вы уверены, что Тадеуш Беднарчик (цитату про которого вы взяли целиком из Википедии) не фейканул, оправдывая поляков. Просто я сделал поиск, и все антисемиты на него ссылаются, как и ссылаются на книгу «честного еврея» Рига о еврейских солдатах Гитлера. Он их 150 тыс. насчитал, беседуя с бывшими ветеранами вермахта. Потом выяснилось, что это не факты, а беседы с теми, кто желал себя оправдать и Риг произвёл экстраполяцию, и документов именно про эти 150 тыс. не сохранилось и… много чего ещё. Но книгу Риг выпустил и антисемитов сильно этим порадовал. Вот я и думаю, а не пошёл ли по его стопам Беднарчик, пытаясь оправдать своих соплеменников хотя бы частично.
            При этом, как я уже писал выше, подонков среди евреев хватало.

        2. Имеется в виду хлеб в пекарнях, которые пекли хлеб для лагерей, где содержали эсэсовцев.

          1. Цви, хлеб в пекарнях травили Аба Ковнер со товарищи. Это известный факт. Но демонстративная ненависть, она больше для кино, времен 60 -х.

          2. Ну почему демонстративная — самая, что ни на есть настоящая. Я сейчас текст одной реальной «открытки с фронта» приведу. Оцените есть ли там ненависть 🙂

            9 мая 1945 года.
            Здравствуйте, дорогие!
            Победа! Снова мир! Война позади! Это для всех нас огромное счастье!
            Нелегко нам досталась победа. Нет! Ничего не забудем и не простим Германии! За слёзы, кровь и муки наши нам ответит она!
            С ужасом будут немцы вспоминать 1945 год.
            Для нас и всего человечества этот год станет бессмертной славой!
            Снова за мирный труд. Каждый из нас уже в мыслях дома, среди родных и близких.
            Ждите меня, мои дорогие!
            Теперь уже недолго!
            С приветом – ХХХХХ

          3. Насколько я слышал, отравленный хлеб пекли для лагеря в Дахау, но «мстители» от этого отказались, потому что узнали, что и американцы получают тот же хлеб.

  6. Попасть в ГУЛАГ именно в Ташкент еще умудриться надо. Там, в Узбекской ССР всего-то было два лагеря (второй ИТЛ в Чирчике), а ближайшая совместная проектная работа фирмы Albert Kahn Inc. и Госпроектстроя -1 – был Сталинградский тракторный завод.
    «Михалыч (вор в законе) оказался казачьим есаулом с тремя «Георгиями» — похоже на художественный свист. Авторитетом – да, налетчиком, рецидивистом – вполне возможно, но вором это вряд ли.
    «Всего в восьмой армии было около 220 тысяч человек, так что Еврейская бригада (5-6 тыс бойцов) в 8-й армии была сравнительно небольшим подразделением» — кого бы они там ни арестовывали, кому бы азиатов ни передавали, это были акции восьмой армии, а солдаты батальона лишь выполняли приказ.
    «Позже мы узнали, что все они сразу же были расстреляны» — а если бы узнали раньше, не стали бы подчиняться английскому, армейскому командованию? Скользкая тема, так рассуждали и немецкие солдаты в свое оправдание.
    И еще по отделению правды от художественного вымысла: герр Мюнстер, который аккуратно сдал своих и благодаря которому вершилось справедливое возмездие, с ним, важным гестаповцем, что потом стало?

    1. Григорий Быстрицкий
      16 ноября 2020 at 19:00 |
      ———————————-
      И еще по отделению правды от художественного вымысла: герр Мюнстер, который аккуратно сдал своих и благодаря которому вершилось справедливое возмездие, с ним, важным гестаповцем, что потом стало?
      ====================
      Гриша, я завтра позвоню ему и спрошу.

      1. Гриша, я завтра позвоню ему и спрошу.
        Владимир Янкелевич 17 ноября 2020 at 1:12
        \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
        Уважаемый Владимир!
        Не надо никому звонить.
        Эпизод, рассказанный в Вашем увлекательном и замечательном романе – примите сделанный от всей души комплимент – приведён, почти, что 1:1, в книге
        HOWARD BLUM. THE Brigade An Epic Story of Vengeance, Salvation, and WWII (правда, если мне не изменяет память, без указания фамилии эсэсовца). Я его повторил (с указанием источника, конечно) в своей статье про Еврейскую Бригаду Георга VI.
        Этого эсэсовца и его жену, после получения от него списков, застрелили.

        1. Вот в то, что его всё равно пристрелили, «выпив с наслаждением, месть мелкими глоточками», верю. И, думаю, с другими должны были вести себя (и, скорей всего вели) соответственно — кого-то жёстко по морде, кого-то подчёркнуто холодно и по-деловому, чтобы успели почувствовать хоть на краткий миг страх и безысходность своих жертв. Что это за месть без причинения максималных страданий тому, кому желаешь отомстить и наслаждения этими страданиями? Если минимизировать страдания преступника — это не месть, а суд получается.
          Я не удивлюсь если и семьям эсэсовцев досталось — или мстители не были людьми, у которых погибли близкие?
          Вот этих эмоций мне и не хватило.

        2. Уважаемые комментаторы, кроме эссэсовца, сливавшего коллег, был еще и Хаим Герцог, он был офицером британской армию, и воевал в её составе во время Второй мировой войны. Он служил в составе британских спецслужб: руководил разведкой в Северной Германии. Я практически уверен, что информация об эссэсовцах «мстителям», могла поступать от него. В любом случае она у него была. Я это не написал, так как Хаим Герцог, он не литературный герой, и нельзя ему приписывать то, что неизвестно точно, хоть и вероятно.

  7. Казаки, азиаты и прочие коллаборационисты должны были благодарить судьбу за то, что их выдали сталинской Красной армии, а не титовской НОАЮ, иначе ни один из них не не пережил бы ближайшего дерева, что было бы правильнее.

    1. Ilya G.
      15 ноября 2020 at 21:49 |
      —————————————————
      Казаки, азиаты и прочие коллаборационисты должны были благодарить судьбу за то, что их выдали сталинской Красной армии, а не титовской НОАЮ, иначе ни один из них не не пережил бы ближайшего дерева, что было бы правильнее.
      ==============================
      По моим сведениям, Вы образованный человек. Вопрос: может ли образованный человек не знать про «расказачивание»? Если каким то чудом эта информация прошла мимо Вас, то вот Вам самый слабый но доступный источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Расказачивание То есть, когда их уничтожают, как класс, то они должны дожить до (по Вашей версии) «ближайшего дерева, что было бы правильнее»
      «Умри, Денис, лучше не напишешь».

      1. Знаете ли Вы, г-н Янкелевич о том, что творили казаки на территории Югославии? Если нет, то почитайте Леонида Млечина. Коллаборационизм с нацистами не имеет ни какого оправдания, поэтому слезу сочувствия и скорби из меня не выжать даже рассказами о «расказачивании». Жаль, что приходится об этом напоминать еврею.
        A propos. Антон Иванович Деникин предпочёл полунищенское существование сотрудничеству с Гитлером — полагаю, что ему было, что пред’явить большевикам.

          1. На тех страницах, где описывается передача казачьего стана в Лиенце (Австрия) Советам четко прописано, что их семьи остались в Австрии. О каких женщинах и детях идет речь?

  8. Дорогой Владимир!
    Моя оценка Вашего романа не меняется.
    Только, с Вашего разрешения, небольшое уточнение (извините за унаследованную дотошность): когда майор Эдди читал Аггаду, он сначала произнёс благославение שהחיינו (Благословен Ты, Господь, Владыка вселенной, который даровал нам жизнь, поддерживал ее в нас и дал дожить до времени этого!), а уже потом продолжил собственно Аггаду: עבדים היינו… (Вчера рабы, сегодня свободные люди).

  9. На сайте, где описывается выдача англичанами власовцев и казаков Краснова нквдешникам, видел утверждение, что в операции этой участвовали евреи из Еврейской бригады, но это фейк. А вот про участие наших в передаче Советам азиатов увидел впервые. Это правда или художественный вымысел?

    1. Михаил Поляк
      14 ноября 2020 at 22:58 |
      ——————————————
      На сайте, где описывается выдача англичанами власовцев и казаков Краснова нквдешникам, видел утверждение, что в операции этой участвовали евреи из Еврейской бригады, но это фейк. А вот про участие наших в передаче Советам азиатов увидел впервые. Это правда или художественный вымысел?
      ========================
      Правда, Подразделения азиатов создавал Муфтий Иерусалима.

    2. Я должен внести уточнение. Еврейские бойцы были подразделением 8 армии англичан. Так что азиатов выдавали англичане, а какое именно подразделение английской 8-й армии действовало, это вопрос отдельный. Неужели еврейская бригада должна была вступить в бой с 8 армией для спасения азиатов?

      1. Дорогой Владимир! Я отнюдь не считаю, что бригада должна была защищать азиатов от англичан или Советов. Тем более, что было всем известно с какими зверствами азиаты и кавказцы защищали немцев от итальянских и югославских партизан. Но все-таки не хотелось бы, чтобы евреи встревали в разборки между союзниками.

        1. Михаил Поляк
          15 ноября 2020 at 14:04 |
          ————————————————————-
          Дорогой Владимир! Я отнюдь не считаю, что бригада должна была защищать азиатов от англичан или Советов. Тем более, что было всем известно с какими зверствами азиаты и кавказцы защищали немцев от итальянских и югославских партизан. Но все-таки не хотелось бы, чтобы евреи встревали в разборки между союзниками.
          ====================================
          В данном случае действовали не евреи. То, что решили дядюшка Джо и Уинстон реализовывала 8 АРМИЯ UK, а не евреи. А вот мстителя ми были евреи, одетые в форму армии UK, читайте дальше, там написано.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *