Виктор Вольский: Залп “Авроры” по-африкански. Музей работорговли в Сенегале

 641 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Виктор Вольский

Залп “Авроры” по-африкански

Музей работорговли в Сенегале

На днях наша Первая семья совершила поездку по трем странам Африки. Будучи в Сенегале, президент Обама, конечно же, не упустил случая побывать в знаменитом музее работорговли в старинном форте на острове Горе близ Дакара. Этот музей — место паломничества десятков тысяч туристов, непременный объект для посещения афроамериканской знатью и политическими деятелями со всего света, желающими почтить память жертв работорговли. В их числе были Нельсон Мандела, папа римский Иоанн-Павел II, президенты США Билл Клинтон и Джордж Буш-младший, а сейчас, как видим, и Барак Обама. Знатный гость осмотрел музей и благоговейно постоял в проеме в стене, носящем возвышенное название: «Дверь в мир, откуда нет возврата» (Door of No Return).

По преданию, в форт на о-ве Горе свозили рабов, предназначавшихся для отправки в Новый Свет. Рабы выходили на берег через «Дверь в мир, откуда нет возврата» и, гремя кандалами, вступали на дощатые сходни, перекинутые с берега на корабль работорговцев. Бывали случаи, когда рабы пытались бежать и спрыгивали в море со сходен, но никому не удавалось спастись — их тотчас живьем пожирали акулы, кружившие вокруг острова в ожидании лакомой добычи. Те же, кто покорялся своей судьбе, поднимались на борт, бросали последний взгляд на родные берега — прощай, Африка! — и спускались в трюмы. Над головой у них с грохотом задраивались люки, и в следующий раз они выходили на свет Божий уже по ту сторону Атлантики — те немногие, кто не погиб в пути от побоев, голода, жажды и болезней.

Проблема лишь в том, что эта душещипательная картина, по всей вероятности, полная выдумка. Историки в один голос утверждают, что форт на о-ве Горе играл незначительную роль в работорговле, привозимых сюда рабов скорее всего использовали для своих надобностей местные жители, а «Дверь в мир, откуда нет возврата», как полагают, предназначалась для куда более прозаической цели — через нее на берег сваливали мусор. Одного взгляда на побережье достаточно, чтобы убедиться в том, что в этом месте корабли работорговцев никак не могли подходить близко к берегу для загрузки невольниками ввиду каменистого мелководья. Историки склоняются к мысли о том, что основные центры работорговли в Западной Африке находились в других местах, в частности, на побережье нынешней Ганы. Тем не менее Невольничий дом на о-ве Горе стал важным символом горестного прошлого африканцев, обращенных в рабство.

В 1990-х годах профессор истории университета Джонса Хопкинса Филип Кэртин, автор двух десятков книг о работорговле в бассейне Атлантики, первым в научном мире поставил под сомнение подлинность баек о Невольничьем доме. Он выразил уверенность в том, что трагическая история была придумана от начала до конца первым куратором музея на острове Горе Жозефом Ндиайе. Этот человек, наделенный богатым воображением и недюжинным даром красноречия, в течение многих лет вдохновенно врал экскурсантам, в ярких красках живописуя горькую судьбу несчастных рабов.

Ндиайе поначалу утверждал, что через «Дверь в мир, откуда нет возврата» прошло 20 миллионов невольников, а когда профессор Кэртин посетил музей в 1992 году, он услышал от ныне покойного экскурсовода цифру в 40 миллионов. Кто больше?

Несколько лет назад некий чернокожий конгрессмен (не припомню его фамилии), выступая в зале Палаты представителей, поведал своим коллегам, что из Африки в Америку было вывезено 200 миллионов рабов. Многие из них, не выдержав ужасающих условий перевозки, погибали в пути. Трупы сбрасывались в воду, и их было так много, что экология Атлантики в корне изменилась — привлеченные устойчивым обилием корма, к маршруту транспортировки рабов отовсюду мигрировали акулы. И по сей день в генетической памяти морских хищников живы воспоминания о том, как славно им жилось в годы работорговли, горестно констатировал конгрессмен.

Прославленный консервативный радиокомментатор Раш Лимбо просто не мог упустить такую лакомую возможность. Стараясь сохранять серьезность, он объяснил своим слушателям, что несложный арифметический подсчет показывает: для перевозки такой массы рабов потребовалось бы столько кораблей, что они, стоя нос к корме, образовали бы сплошной мост через всю Атлантику, и рабов не нужно было бы перевозить — их можно было бы вести посуху, с корабля на корабль. А голодным акулам только и оставалось, что щелкать зубами.

Схваченный за руку законодатель на следующий день вынужден был признать, что да, он, действительно, того… немного преувеличил, на самом деле рабов было в два раза меньше — всего 100 миллионов. Неумолимый Лимбо тут же выступил с новым подсчетом, который показал абсурдность и пересмотренного показателя. Вновь пришлось пристыженному конгрессмену каяться в оплошности и снижать обличительную цифру — на сей раз до 40 миллионов. На счастье завравшегося народного представителя Раш Лимбо сменил гнев на милость и оставил его в покое.

Но на самом деле даже 40 миллионов — это в четыре раза больше общего количества рабов, вывезенных в Америку из Африки за всю историю. Согласно базе данных, составленной историками на основании судовых журналов и плантационных реестров, на протяжении трех с половиной веков, с 1501 по 1866 год, в Северную Америку было вывезено около 12 миллионов невольников. Из этого числа с острова Горе отправились за океан от силы 26 000 рабов — ничтожная доля общего показателя. Тем не менее в памятной табличке, висящей на каменной стене музея, повествуется о «миллионах» рабов, которые прошли через Невольничий дом. Лапша, которую столь успешно вешал на уши доверчивым туристам Жозеф Ндиайе, от долгого употребления окаменела в непреложную историческую истину.

Ждать, что правительство Сенегала разоблачит выдумку, не приходится: слишком важную роль играет музей как приманка для туристов, чьи доллары позарез нужны нищей стране. Кто же станет резать курицу, несущую золотые яйца?! Вот и стоит Невольничий дом на о-ве Горе как памятник мифу, подобно главному символу большевистской революции в России — крейсеру «Аврора», которому приписывают чудодейственное свершение — залп из одного орудия (нечто вроде массового заплыва с участием одного пловца).

Впрочем, высосанная из пальца история Невольничьего дома на о-ве Горе — далеко не единственная фальсификация в вопросе о работорговле. Американцев приучили к мысли о том, что на их предков — а по наследству и на них самих — ложится практически вся полнота вины за торговлю рабами.

Слов нет, ничего похвального в этом виде коммерции не было, но не было в нем и ничего необычного. Рабство и, стало быть, работорговля сопровождали всю историю человечества. Рабство служило экономическим фундаментом великих цивилизаций Древней Греции и Рима. Знаменитым «Путем из варяг в греки» викинги везли на продажу, как нас уверяют, пеньку, лен и мед. Наверное, эти товары тоже фигурировали в экспортном ассортименте, но все же главным и куда более ценным объектом торговли были рабы, которых везли на невольничий рынок Константинополя. На рабском труде стояли империи инков и ацтеков в доколумбовой Латинской Америке, рабство процветало в арабских халифатах и на Дальнем Востоке… одним словом, во всем мире. Рабство в явном или скрытом виде по сей день процветает на Ближнем Востоке и в странах Магриба.

Поставкой африканских невольников занимались в основном европейские первооткрыватели Черного континента — португальцы и арабские работорговцы, которые отлавливали или покупали рабов в глубинах континента и гнали их: в Западной Африке — к портам на побережье Гвинейского залива, в Восточной Африке — в главный центр экспорта живого товара на острове Занзибар. Другими крупными поставщиками рабов были племенные царьки, бойко торговавшие ценными подданными, и местные посредники, в том числе женщины, богатевшие на торговле своими единоплеменниками.

Рабов перевозили в Новый Свет, остро нуждавшийся в рабочих руках (исконные обитатели Западного полушария оказались плохо приспособлены к рабскому труду, к тому же их буквально миллионами косили завезенные европейцами черная оспа, корь и другие заразные заболевания, к которым у индейцев не было иммунитета). С Восточного побережья Африки рабов отправляли в основном в Бразилию, с Западного — на острова Карибского моря и в Северную Америку. (Из этого следует, что в негритянской общине США практически нет потомков восточноафриканских рабов, — и тем не менее символическим «африканским» языком самозванные лидеры афроамериканской общины почему-то избрали суахили, на котором разговаривают только в нескольких странах именно Восточной Африки).

А как же американцы? В чем заключалась их роль? Они подключались ближе к концу цепочки работорговли — на этапе покупки рабов и их перевозки на невольничьи рынки Нового Света. Поскольку заготовкой живого товара экипажи кораблей не занимались, некоторые американцы даже не ступали на африканский берег, и основная ответственность за подлинные и мнимые издевательства над рабами ложится на действующих лиц предыдущих актов этого скорбного спектакля.

Но почему в таком случае вся вина за грех рабства возлагается на американское общество? Почему афроамериканские лидеры гневно клеймят исключительно своих белых соотечественников и только от них требуют компенсации? Почему не от арабов? Почему тем прощается их куда более весомая историческая вина? Почему от них не добиваются возмещения?

По очень простой причине: точно как в анекдоте, где потерянные ключи ищут не там, где они пропали, а под фонарем, где светло. С арабами где сядешь, там и слезешь, от требований компенсации они презрительно отмахнутся, да еще и обложат просителей последними словами. Стало быть, нет никакого смысла тратить на них время и энергию.

А вот белые американцы — совершенно другое дело. Им вбили в голову сознание их исторической вины перед чернокожими согражданами, хотя прямых потомков работорговцев и рабовладельцев в Америке раз-два и обчелся, а основная масса населения — это потомки иммигрантов, прибывавших из Восточной и Центральной Европы спустя многие десятки лет после прекращения работорговли и освобождения рабов.

Предки белых граждан Америки, носящих такие фамилии, как, скажем, Шапиро, Иванов, Стоянович, Щепаньский или Торелли, ни сном ни духом не имели отношения к работорговле или рабству. Много вы знаете негров с подобными фамилиями? Между тем освобожденные рабы, как правило, брали себе фамилии своих бывших хозяев, поэтому среди американских негров доминируют Джонсоны, Джексоны, Кэмпбеллы и прочие Картеры, что достаточно ясно свидетельствует о том, кто владел рабами, а кто нет.

Но коль скоро левая пропаганда настолько сильно засорила американцам мозги, коль скоро они запуганы и забиты до такой степени, что признают себя виновными и жаждут искупить «свой грех», отчего не доить корову, если она сама покорно подставляет вымя? На то и доверчивые дураки, чтобы умным людям можно было жить припеваючи.

Америка построена на поте и крови наших предков, гремят поборники «восстановления исторической справедливости», белое общество задолжало своим чернокожим благодетелям и должно заплатить по долгам хотя бы их потомкам в виде «репараций». Этот термин определяется в словаре как «возмещение побежденным государством, по вине которого возникла война, убытков, понесённых государством-победителем». Требования репараций, нарастающие в афроамериканской общине, логичны — белых вполне можно рассматривать как побежденную сторону в идеологической войне. Конкретные суммы не называются, речь пока идет о том, чтобы убедить американское общество согласиться с законностью подобных притязаний.

Вообще-то говоря, вся громоздкая система «позитивного действия», т.е. льгот в возмещение прошлой дискриминации, — это фактически и есть репарации, только растянутые во времени. Но нет, негритянские лидеры, отлично сознавая, что нужно ковать железо, пока горячо, не удовлетворяются достигнутым и продолжают неустанно бить в одну точку — репарации! репарации! репарации! И если исходить из того, насколько успешно развивалась их кампания до сих пор, трудно усомниться в том, что рано или поздно им удастся добиться своего.

Print Friendly, PDF & Email

24 комментария к «Виктор Вольский: Залп “Авроры” по-африкански. Музей работорговли в Сенегале»

  1. Даже в тех случаях, когда мы стоим вроде бы на прaвильной стороне баррикад, как это было во время движения за гражданские права в США, или принимаем участие в борьбе ANC и коммунистической партии ЮАР против режима апартеида, лавров нам не дают.
    Отсюда вывод: защищать лишь свои национально-религиозные права.

  2. Борис Э.Альтшулер
    — Sun, 14 Jul 2013 23:37:42(CET)

    Представлять сегодня евреев как виновников негритянской трагедии в Америках равно тому обвинять стрелочника в масштабной катастрофе поездов.

    Это бесспорно, но везде и всегда евреев представляли как виновников чумы, войн, кризиса, революции и прочих катаклизмов. Таково наше «еврейское счастье».:)

  3. Буквоед — БЭА, Игорю Ю.
    — Sun, 14 Jul 2013 16:30:24(CET)

    Игорь Юдович
    — Sun, 14 Jul 2013 00:18:44(CET)

    Маленькое замечание на аргумент БЭА о непомерном негритянском расизме в США.
    Уважаемый БЭА, тут две составляющие этого доказанного факта. Во-первых, негритянское общество сегодня — самое необразованное, самое «темное» в США. Не место здесь обсуждать причины, но это — документальный факт. В каком-то параметре они люмпены, в каких-то — сильно не дотягивают даже до люмпенов. Например, им пофиг все, включая идеологию и политику. Во-вторых, большинство негритянских политиков нагло эксплуатирует эту необразованность в своих мелких корыстных интересах, СОВЕРШЕННО не в интересах негритянских общин. Антисемитизм — слишком легкая политическая наживка в необразованной массе. Так сложилось сегодня в Америке (так было и в необразованной ирландской массе в свое время). Естественно, я говорю о большинстве. Исключений — полно.

    Уважаемые коллеги и хаверим! Если бы меня спросили, в чем главная вина Обамы и его супружницы, то я ответил бы, что она в полном забвении и предательстве интересов своей, негртиянской, расы. Кому, как ни им добиваться изменения менталитета, своим примером показывать, что всего можно добиться и т.п. Но куда проще и комфортнее выступать в роли героев СМИ, чем общаться со своими соплеменниками в их гетто!

    Дорогой Буквоед,
    полностью согласен с вами. Именно супруги Обама должны были бы совершить этот прорыв, который они оба из каких-то своих соображений всё никак не решаться сделать. У Барака один из его кенийских братьев/полубратьев раввин, как и один из близких родственников (брат?) президентши. На мой вкус, для сравнения, что-то вроде очень долго скрывавшихся сведений о еврействе прадедушки Ленина в России.
    В остальном я остаюсь на своём. Период морского господства голладско-сефардских «пиратов Карибского моря» закончился после вступления в игру британского флота и парочка сефардских семей из Ямайки взялась, вместе с остальными перевозчиками, доставлять рабов из Африки в Америку. Не простаивать ведь кораблям и экипажам…
    Представлять сегодня евреев как виновников негритянской трагедии в Америках равно тому обвинять стрелочника в масштабной катастрофе поездов.

  4. Игорь Юдович
    — Sun, 14 Jul 2013 00:18:44(CET)

    Маленькое замечание на аргумент БЭА о непомерном негритянском расизме в США.
    Уважаемый БЭА, тут две составляющие этого доказанного факта. Во-первых, негритянское общество сегодня — самое необразованное, самое «темное» в США. Не место здесь обсуждать причины, но это — документальный факт. В каком-то параметре они люмпены, в каких-то — сильно не дотягивают даже до люмпенов. Например, им пофиг все, включая идеологию и политику. Во-вторых, большинство негритянских политиков нагло эксплуатирует эту необразованность в своих мелких корыстных интересах, СОВЕРШЕННО не в интересах негритянских общин. Антисемитизм — слишком легкая политическая наживка в необразованной массе. Так сложилось сегодня в Америке (так было и в необразованной ирландской массе в свое время). Естественно, я говорю о большинстве. Исключений — полно.

    Уважаемые коллеги и хаверим! Если бы меня спросили, в чем главная вина Обамы и его супружницы, то я ответил бы, что она в полном забвении и предательстве интересов своей, негртиянской, расы. Кому, как ни им добиваться изменения менталитета, своим примером показывать, что всего можно добиться и т.п. Но куда проще и комфортнее выступать в роли героев СМИ, чем общаться со своими соплеменниками в их гетто!
    К вопросу об олигофренах и расизме. Моя жена работала в банке вместе с двумя негритянками. Банк должен был быть куплен каким-то конгломератом и закрыться, поэтому все искали работу. Одна из этих чернокожих дам пошла на собеседование, вернулась и сказала: «Роуз, подавай и иди в эту компанию». На недоуменный ворпос моей хозяйки последовал ответ: «Там нашему брату работ не будет». Мы-то, советские люди, знаем, как умели не брать по «пятой графе», так что супруге всё стало ясно.
    Что

  5. Маленькое замечание на аргумент БЭА о непомерном негритянском расизме в США.
    Уважаемый БЭА, тут две составляющие этого доказанного факта. Во-первых, негритянское общество сегодня — самое необразованное, самое «темное» в США. Не место здесь обсуждать причины, но это — документальный факт. В каком-то параметре они люмпены, в каких-то — сильно не дотягивают даже до люмпенов. Например, им пофиг все, включая идеологию и политику. Во-вторых, большинство негритянских политиков нагло эксплуатирует эту необразованность в своих мелких корыстных интересах, СОВЕРШЕННО не в интересах негритянских общин. Антисемитизм — слишком легкая политическая наживка в необразованной массе. Так сложилось сегодня в Америке (так было и в необразованной ирландской массе в свое время). Естественно, я говорю о большинстве. Исключений — полно.

  6. К сожалению, в последнее время не могу писать в Гостевую, но в этом наверняка есть и преимущество. Появилась возможность посмотреть на многие дискуссии «холодным взором» издалека. Дискуссия по отношению к американскому рабству в статье Вольского и, особенно, ответ Герцмана совершенно явно разделила откликнувшихся на два непримиримых лагеря. Что, на мой взгляд, исторически соответствует 400+ летней американской традиции, которая привела сначала к разделению страны на Север и Юг именно по отношению к рабству, затем к непримиримым спорам на Конституционной конвенции, потом почти к развалу страны в начале 1790-х, потом — к Гражданской войне, потом к реальностям «после»сегрегационного общества, потом к событиям и неприятию «Браун», потом к отношению к аффирмейтив экшн, потом к претензиям негритянской общины в поисках справедливости по ее, этой общине, параметрам. Ну, и косвенно — к чернокожему Президенту. Так что, еще раз — странно, если бы мнения не разделились так радикально. Понятно, что если за 400 лет не удалось свести обе стороны к моральному компромиссу (законодательный компромисс был достигнут и неоднократно подтвержден — в этом сказалась сила этой страны), то ни статья Вольского, ни ответ Герцмана ничего не изменят. Замечу попутно, что первые лет 250 евреи вообще не участвовали в этой дискуссии. Я гораздо больше на стороне Герцмана, хотя не считаю, что вопрос об отношении к проблемам рабства и их исторический контекст должны быть табу в свободном обществе. Особенно то, что евреям не надо «вмешиваться». Вмешиваться, на мой взгляд, надо, но помятуя, как сказал Герцман, что у каждого своя боль. То есть, вмешиваться очень аккуратно, не заменяя дискуссию, основанную на фактической истории (реальной, в которой было всякое — и «за» негров, и «против» — в том числе, со стороны евреев) чистыми эмоциями. Обижают сторону, которая чувствует себя обиженной — будь то негры или евреи — именно эмоции дискуссантов. Эмоций в статье Вольского слишком много, хотя они как бы скрыты под фактами. Но это ведь, как вам убедительно докажет любой мало-мальский знаток истории рабства и рабства в Америке, далеко не все факты.
    Вы, конечно, скажете, что вот Игорь Ю. опять несет пургу, ничего не сказав по существу. Но по существу слишком многое было НЕ так в Америке, как этот было с чернокожим рабством в общем представлении. Начиная с того, что африканских рабов не привозили на хлопковые плантации — об этом сказано, как будто с этого началось. Первых рабов завезли ГОЛЛАНДЦЫ в 1619 в Вирджинию, как работников на табачный плантациях. Они же снабжали вирджинскую колонию еще многие годы. Статус негров в Америке долгое время был не определен: «Социальный статус негров в первые десятилетия был весьма неопределенным: хотя большинство были рабами, некоторые из них считались просто наемными работниками, другие служили свободными слугами в белых семьях, третьи сами были в статусе управляющих небольшими плантациями на подряде у более богатых плантаторов». Рабство стало наследственным только в 1664 году. Дальше, может быть, самое главное: раб был настолько ценным орудием производства, что отношение к рабам — В ОБЩЕМ — принципиально отличалось от отношения к ним в Вест-Индиях, где рабский труд на много лет предшествовал американскому (и где евреи с острова Ямайка активно занимались работорговлей). Смертность негров-рабов примерно соответствовала смертности белых в колониальной Америке (в отличие от Вест-Индии, где она превышала смертность белых в три раза), высокая же смертность и тех и других объяснялась болезнями и, особенно, желтой лихорадкой и малярией. Существовали строгие законы (в каждом штате, разные), ограничивающие несправедливое отношение к неграм. Естественно, это не касалось количества и качества труда на плантациях. В чем черные и белые мало отличались, если отличались вообще. Что, конечно, не отменяет простого факта о том, что раб не был человеком. О чем достаточно ясно сказано в Конституции, где один черный раб-мужчина приравнен к трем пятым белого мужчины. Напомню, что по Конституции 1787 года женщина тоже не была признана человеком. То есть, негр, даже лишенный двух третьих человеческой полноценности, был в бесконечное число раз выше и «законнее», чем белая женщина. Отсюда, хочешь-не хочешь, а надо признать, что время тогда действительно было другое и представления белого человека в 17-19 веках действительно было другим. Во всяком случае, представления примерно половины белых людей, включая американцев-англосаксов, -немцев, -ирландцев, -евреев и всех остальных. Из песни фактов не выкинешь, да и не надо. Коммерческие интересы создали эту страну, эти же интересы во многом разделили эту страну по вопросу о рабстве. Мораль, этика и прочие сантименты играли свою роль и сыграли свою роль уже позже, в другое время. А пока в 1861 году в свободной Калифорнии были яростные споры — на чью сторону стать в Гражданской войне. Регулярно доходило до драк, так как аргументами обменивались в салунах и на площадях. Главная площадь Сан-Франциско так и называется — Юнион Сквэйр, потому, что на ней происходили яростные споры и там, наконец, было принято решение присоединиться к Северу. А знаете почему так много было сторонников Юга? Потому, что Юг платил огромные деньги за лошадей, а Калифорния была их крупнейшим поставщиком. Коммерция, и ничего личного.
    Поэтому хорошо бы посмотреть на историю рабства, объединив вопросы моральные, нравственные, коммерческие, законодательные, конституционные, исторические (временные), географические — все в одном флаконе. А не так как получилось в оригинальной статье Вольского. Должен признать, весьма односторонней.

    1. Игорю Ю.:
      черный раб-мужчина приравнен к трем пятым белого мужчины. Напомню, что по Конституции 1787 года женщина тоже не была признана человеком. То есть, негр, даже лишенный двух третьих человеческой полноценности, был в бесконечное число раз выше и «законнее», чем белая женщина

      Дорогой друг,
      Начну со смешной оговорки — все-таки, наверное, не 2/3, а 2/5 ? 🙂 Но по существу, конечно, вы совершенно правы. И мне кажется важным еще одно ваше замечание — и в самом деле стороны спора разделены как бы по «партийной линии».

  7. Буквоед — Юлию Герцману
    — Sat, 13 Jul 2013 16:44:41(CET)

    Юлий Герцман
    — Fri, 12 Jul 2013 19:30:56(CET)
    ==
    Я с интересом прочитал реакцию Юлия на статью Вольского, в особенности его призыв к Political Correctness, который парадоксальным образом является где-то даже расистскими. Никто не отнимает у новых американцев их поисков своей новой идентификации, но речь-то идёт о массовом феномене агрессивного антисемитизма афроамериканцев, а белая еврейская Америка до сих пор всё ещё не нашла ответ на «обвинения».
    Где-то лет десять назад Фаррахан и К° устроили поход на Вашингтон и перед обелиском всё было забито неграми, протестовавшими против белых. Помимо чёрных мусульман, стремительно набирающих силу, это ещё и американские христианские секты, где антисемитизм является открытым феноменом. Очень хорошо об этом в документальных фильмах Саши Барона Коэна. Мои друзья рассказывали о бандах негров, устраивавших погромы в еврейских кварталах и насиловавших еврейских женщин в Нью Джерси…
    Забыты годы совместной борьбы за гражданские права, убитые и утопленные в болотах Миссисипи еврейские активисты…
    Меня удивляет молчание Голливуда и «еврейской» левой прессы Восточного побережья, всегда лизавших сапоги политическим левым меньшинствам. Именно здесь поле деятельности для нового поколения журналистов и кинематографистов, но увы…
    Поэтому я бы лично не спешил из солидарности взваливать на себя вину белого человека, натворившего жутких дел ещё до того как евреи вообще появились в США.

  8. Я был обескуражен, признаюсь, не столько даже восторгом перед статьей Вольского, сколько высокомерием, с которым его поклонники оценивают реакцию оппонентов.
    Представим, что некто, увидев на стене надпись: «Манька – блядь», возмутится, и тут же получит отповедь, что он пусть, во-первых, докажет, что Манька – не блядь, во-вторых, пусть также докажет, что черточка между словами – тире, а не дефис, потому что в последнем случае это – подпись самой Маньки, и т.д. Всякие попытки объяснить, что реакция обусловлена не половыми традициями Маньки, а фактом появления брани на стене, встречаются злорадством: «Ага, не можешь доказать! Тогда заткнись!»
    Статья г-на Вольского – та же надпись на стене.
    Давайте разберем ее пафос.
    Половина объема посвящена тому, что форт на острове Горе – никакое не место вывоза рабов, а вывозили их из других мест. Скорее всего, это – правда. Только по этой правде не надо посещать Яд Вашем, потому что на том месте никого не убивали. По этой логике любой кенотаф заслуживает презрения, поскольку в нем никто не похоронен. Завершает этот пассаж г-н Вольский, однако, любопытно: «Тем не менее Невольничий дом на о-ве Горе стал важным символом горестного прошлого африканцев, обращенных в рабство» — то есть он признает СИМВОЛИЧНОСТЬ Невольничьего дома, в чем же тогда смысл этой половины статьи?
    Потом он спохватывается, что, не дай Бог, читатель клюнет на слово: «символичность» и опять заводит песню о лживости места откуда – внимание! – было вывезено «всего» 26,000 человек. А если бы вывезли в десять раз меньше? Тогда что – нельзя было бы оплакивать вывезенных? С какой цифры начинаются достойные страдания и заслуженная память?
    Далее автор обрушивается на неназванного законодателя, который преувеличил в сотни раз количество вывезенных рабов. Мы знаем, что дураков и спекулянтов в нашем мире немеряно, и если бы автор назвал имя этого дурака и спекулянта, то я бы присоединился к его возмущению, но он ведь вспоминает его, как символ наглости чернокожих, не больше и не меньше. В общем, мне сказали, что один еврей…
    Далее начинается уж совсем запредельное. Автор сообщает, что продано в рабство было «всего» 12 миллионов человек. Не 100, не 40, а всего 12! Это же категорически меняет дело! А если бы один миллион? Виктор Кукин, который под маской клоуна и балабола прячет неслабый ум и хорошую эрудицию, правильно заметил, что еврем – народ, отвергший сытое рабство, должны были бы с отвращением относиться к рабству как таковому, но нет же – Вольский мало того, что радостно разоблачает преувеличение, он его оправдывает: «Слов нет, ничего похвального в этом виде коммерции не было, но не было в нем и ничего необычного. Рабство и, стало быть, работорговля сопровождали всю историю человечества. Рабство служило экономическим фундаментом великих цивилизаций Древней Греции и Рима» Давайте примерим и этот пассаэж на себя: «Слов нет, ничего похвального в истреблении евреев нет, но не было в нем и ничего необычного. Погромы и, стало быть, убийства евреев сопровождали всю историю человечества. Перераспределение еврейского имущества стало экономическим фундаментом великих цивилизаций современных европейских стран».
    В переделанной мною фразе нет и грана лжи, но от этого она менее чудовищной не становится. Поклонники автора могут радостно встрепенуться: как мол он посмел сравнивать Холокост с вывозом людей на принудработы! Чужая обувь, конечно, не трет, и для нас ничто не сравнимо с Холокостом, для армян – с турецким геноцидом, а для негров – с памятью о рабстве — рулетка для измерения страданий не изобретена. Чужую боль мы разделить не можем, но, по крайней мере, уважать ее – наш долг. Мой, во всяком случае. Даже в том случае, если носитель этой боли мне крайне несимпатичен.
    В том числе и своим антисемитизмом. Да, среди чернокожего населения антисемитские настроения весьма распространены, и они базируются на «кровавом навете» работорговли и рабовладения. Давайте опять же предположим, что ничего подобного в природе не было (хотя, сефарды свой след в этом занятии оставили, но мы же с вами чистые незамутненные ашкеназы). И – что? Вольский, как ему кажется, остроумно указывает на отсутствие фамилии Шапиро среди негров. Это – правда, но такая же правда и то, что фамилии Шапиро нет и среди тех, кто подписал Декларацию о независимости. Мы приехали в эту страну по доброте ее общества, мы не родились здесь, мы не впитали политическую культуру этой страны, что называется – с молоком матери, а частью этой культуры является сознание вины за использование рабского труда. Ну вот такая она, эта культура, что уж поделаешь…
    У нас никто не отнимал 1-й Поправки, и молоть можно все, что угодно, но эта же поправка дает право на гадливость в отношении некоторых высказываний.
    Причины каковой я и пытался изложить.
    И еще. Буквально за пару дней до появления статьи Вольского, Е.М.Майбурд опубликовал глубокую и умную статью об истреблении денег в Веймарской Германии. Я не согласен, с многими из его выводов, но продолжаю считать статью и глубокой, и чрезвычайно умной. И мне искренне жаль, что она вызвала вялую реакцию публики, в то время как мерзкая (ИМХО) чушь заслужила и дискуссию, и жар оценок.

  9. Вольский пишет исключительно корректно, без хамства и derogatory remarks и перо у него исключительное. Поэтому его текст достоин разбора, а не разноса или издевательств. Одна деталь, однако, меня у Вольского зацепила. Рабовладельчество в античном мире отличается от того же в 16-18 веках по Рождеству Христову именно тем, за вторым стоит полторы тысячи лет христианства. Веры, которая учит милосердию к ближнему, идивидуальной ответственности за свои поступки, и сознанию, что все люди созданы «по образу и подобию божьему». А то, что негры не являются исключением из этого ВСЕ, каждый ментально здоровый взрослый человек понимает из того, что от полового акта белого мужчины и черной женщины родится жизнеспособное потомство. И тогда это тоже понимали, причем эмпирическим путем.
    В то время, как за спиной античных работорговцев раскинулся огромный пантеон богов, которые в обличьи диких зверей и водоплавующих птиц беспрерывно совокуплялись с земными женщинами.
    Вот в этом, на мой взгляд, состоит слабость аргументов Вольского. В том, что он ТО и ЭТО рабство ставит на одну доску, как бы говоря, что это всегда было. И значит ничего эсктраординарного в этом явлении никогда не было. Ни тогда, ни сейчас.
    А разница огромная. Тогда НЕ ВЕДАЛИ, что творят. А грех на тех, кто ВЕДАЕТ…

  10. Точное число жертв установить невозможно, потому что неизвестно количество населения до прихода Колумба. Однако ряд индейских организаций и историков в США утверждают, что численность индейцев с 1500 года до 1900 сократилась с 15 млн до 237 тысяч.

  11. Зря, вообще говоря, вы вывели этот разговор за рамки заметок Вольского. Как раз, в данном случае, продолжающийся спор имеет к ней прямое отношение.

    Буквоед — Кремлевскому Мечтателю
    — Thu, 11 Jul 2013 12:39:01(CET)
    Если можно говорить о том, что «они» завышают количество рабов, то почему нельзя сказать то же самое о завышении жертв Холокоста?
    ——————————————————
    Вот он, в чистом виде — феномен либерального мышления.

    Почему? А по той простой причине, что первое — правда, а второе — ложь. В стане «прогрессивного человечества» эти две категории, наряду с «добром и злом», хотя и устарели, но все-таки еще как бы существуют? Или уже нет.

    Поразительно. Кремлевский Мечтатель добросовестно приводит неопровержимые факты, наивно полагая, что его оппоненты рассмотрят их и признают свою неправоту в отношении позиции Вольского. А оппоненты возбужденно эмоционально с ним не соглашаются, или просто соревнуются друг с другом в выражении остроумного презрения к Вольскому и его адептам.
    И при этом ни слова о фактах, приводимых как Вольским, так и КМ.

    Если это называется спором — то есть интеллектуальным ристалищем — то я — Анна Павлова.

  12. «… залп из одного орудия …»
    ============================
    » и падали вниз стремительным домкратом»!

    » Залп — одновременный выстрел из нескольких ружей или артиллерийских орудий. «

  13. КМ могу лишь возразить в контексте контраргументации антисемитской пропаганде чернокожих американцев.
    То, что белый человек причинил зло африканцам,- это хрестоматийно и не вызывает возражений. Я проехал американский Юг и Восточное побережье и увидел большую социологическую разницу в поведении негров на Юге и в НЙ, особенно ещё и сегодня по отношению к белому «масса».
    С другой стороны белый, как коллективный ответчик, белому рознь. Сефарды, которых испанцы и португальцы переселили в своё время из, например, Ресифе находились вначале на Юге сегодняшних США в положении немногим лучше африканских рабов, но смогли позже эмансипироваться. В США сильно движение чёрных мусульман, отвергающих христианство как «религию рабов.» В этой ситуации подпитываемые этим специфическим исламом антисемитские настроения служат процессу демонизации евреев и переносу вины с мусульман на евреев. Тут Вольский прав: создаваемые мифы становятся довольно живучими и обретают собственную реальность. И это несмотря на то, что не было ни одного еврейского плантатора, загнавшего в Джорджии чёрных рабов в хижину дяди Тома.

  14. Буквоеду и Герцману.
    Господа. Вот пара линков, которые демонстрируют претензии к евреям со стороны черных лидеров к евреям за торговлю рабами. Их послушать, так именно евреи и есть главные злодеи в организации работорговли. И посему прежде чем атаковать Вольского может стоит послушать данных черных лидеров и потом еще раз перечитать Вольского. И если уж вы его атакуете, то лучше это делать не говоря общие слова, а как-то оперировать цифрами что-ли, тем паче, что материала в сети много.
    Ну хоть в той же Википедии.

    http://m.youtube.com/watch?v=gaq3i4Algz8&feature=related
    http://m.youtube.com/watch?v=eIsHUaetKto&feature=related

    1. Дорогой Кремлевский Мечтатель,
      Разве Вы не заметили, что блистательного, но «классово чуждого» Вольского здесь всегда атакуют исключительно общими словами. Для любого публициста — это поощрительный приз. Опровергнуть ничего нельзя, все безупречно логично, корректно, доказательно. Великолепно остроумно. Один конгрессмен с 200 млн. рабов чего стоит.
      И вот тогда, от полного бессилия, достается козырная карта: постыдное, даже для нееврея, сравнение института рабства с Холокостом. А, вообще, хочу пожелать Вольскому (прямой цитатой из Герцмана)
      «и впредь радовать нас новыми открытиями.»

  15. Согласен с Эллой.
    Очерк интересный. Копирайт — добыча и поставка рабов — были делом организации механизмов арабско-исламского общества. Так, кстати, оказался в России и знаменитый «арап Петра Великого». В Саудовской Аравии рабство официально было отменено в середине XX в., неофициально — продолжается по сей день. К инфраструктуре любого чеченского, или же палестинского села в ПА принадлежат фамильные тюрьмы с зарешeченными окнами. Кстати, судьба таких заложников была сюжетом очень успешной израильской серии «Хатуфим». О солдатах ЦАХАЛа, взятых в плен лет 30 назад, ничего не известно по сей день.
    С другой стороны рабов в Америку привозили на Юг для работы на хлопковых плантациях — прямиком или через острова Карибского моря. Поэтому пущай уж белые южане разбираются с афроамериканцами.

  16. Этот плод творчества г-на Вольского не уступает ни в интеллекте, ни в глубине предыдущим урожаям. В который раз он блистательно доказывает, что «Одиссею» создал не Гомер, а другой слепой грек с тем же именем. Не сомневаюсь, что и впредь автор будет радовать нас новыми открытиями.

  17. Обычно я не комментирую статьи г-на Вольского, но сейчас «не могу молчать». Не могу потому, что «погибло не шесть миллионов, как говорят сионисты, а несколько сот тысяч и то от болезней». Не могу потому, что «Аушвитц — выдумка евреев и польского коммунистического режима». Не могу потому, «что в условиях войны депортация миллионов евреев была технически неосуществимой». Не могу потому, что «репарации и создании сионистского государства — результат мифа о т.н. Холокосте».
    Hier stehe ich und kann nicht anders.

    1. Насчет цыфири я не спец, но если кому за рабство в Африке предъявлять, то прежде всего — арабам. Они это начинали, у них оно сохранялось, как минимум, до половины 20-го века, Сент-Экзюпери черных рабов у бедуинов в Сахаре встречал. Именно у них были первые массовые закупки для Америки, и продолжались набеги и работорговля, когда в Америке с этим давно покончили. Так что Вы, конечно, можете стоять, где стоите, но Вольский по сути таки прав.

    2. Буквоед
      — Wed, 10 Jul 2013 16:20:48(CET)
      >Обычно я не комментирую статьи г-на Вольского, но сейчас «не могу молчать». Не могу потому, что «погибло не шесть миллионов, как говорят сионисты, а несколько сот тысяч и то от болезней». Не могу потому, что «Аушвитц — выдумка евреев и польского коммунистического режима». Не могу потому, «что в условиях войны депортация миллионов евреев была технически неосуществимой». Не могу потому, что «репарации и создании сионистского государства — результат мифа о т.н. Холокосте».
      Hier stehe ich und kann nicht anders.

      Уважаемый Буквоед.

      Вот данные из Вики и если википедию не считать заведомо расистким источником, то цифры таковы

      Distribution of slaves (1519–1867)[92]
      Destination Percentage
      Portuguese America 38.5%
      British America (minus North America) 18.4%
      Spanish Empire 17.5%
      French Americas 13.6%
      British North America 6.45%
      English Americas 3.25%
      Dutch West Indies 2.0%
      Danish West Indies 0.3%

      The number of the Africans arrived in each area can be calculated taking into consideration that the total number of slaves was close to 10,000,000.[93]
      https://en.wikipedia.org/wiki/Atlantic_slave_trade

      Тогда согласно данным из Вики на северную америку, ту что потом составила США приходится примерно 1 млн человек. Эти данные хорошо согласуются с другими данными о черном населении 11 штатов, которые потом составили конфедерацию. Учитывая естественный прирост численности рабов в самих США

      В 11 штатах конфедерации проживало TOTAL
      5,447,220 (59.9%) свободные
      3,521,110 (38.7%) рабы
      132,760 (1.5%) свободные черные
      9,101,090
      http://www.sewanee.edu/faculty/willis/Civil_War/tables/ConfedPop1860.html

      Скажиете конкретно, чем вам не понравилась статья Вольского?

  18. «…На рабском труде стояли империи инков и ацтеков…»
    Мне кажется в империи инков рабов не было. Всё население (кроме самой касты инков) было равно закрепощённым — как и водится при классическом социализме.
    Статья толковая, интересная и полезная — может быть, в первую очередь для нас, евреев.

  19. Элементарная спекуляция на невежестве.
    1. Рабство было основой экономической деятельности человеков буквально со времён Адама во всех цивилизационных очагах.
    2. Рабы — такой же товар, как мёд, воск и пенька. Потому работорговля никогда не считалась чем-то предосудительным. Бизнес! Ничего кроме! Спрос рождал предложение. Рабство (в скрытой форме) существует и сейчас, в т.ч. и в либеральной Европе.
    3. Ареалы, из которых черпались рабы, как копи полезных ископаемых, существовали всегда. Задолго до того, как Африка стала поставщиком этого ценного товара. В эпоху античной Греции и Рима главным поставщиком рабов была центральная и восточная Европа. Племена, населявшие эти территории, называли себя полянами, древлянами, сиверянами и проч. Отнюдь не славянами. Славянами их называли римляне. Slave — сиречь раб! И пока был спрос на рабов, главными поставщиками рабов были либо местные феодалы, либо специальные экспедиции людоловов (так их называли в поднепровьи), организуемые кочевниками Дикой степи. И делали они это регулярно, пока им это сходило с рук. Например, Богдан Хмельницкий расплачивался со своим союзником Крымским Ханом ясаком — своими соотечественниками. И ни у кого это не вызывало возмущения. Тогда такое поведение считалось нормой.
    Так что вавки в голове нужно лечить современным политикам-либерастам не в конгрессе, даже не за круглым столом историков, а в соответствующем лечебном учреждении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *