Владимир Янкелевич: Экспресс «Варшава — Тель-Авив». Продолжение

 429 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Кстати, парень, ты еврей? — Так говорила моя мама. — Скажи мне, что за молитва «Коль нидрей»? — Мистер Лански, моя жизнь шла вдали от синагог, все больше, где стреляют. Но у меня есть одно доказательство, и я его готов выложить на стол». Лански рассмеялся. — «Не нужно, верю. Нахальство у тебя чисто еврейское».

Экспресс «Варшава — Тель-Авив»

Роман

Владимир Янкелевич

Продолжение. Начало
Книга девятая. Оружие во время эмбарго

Глава 1. Январь 1948 г. Лео. Нью-Йорк. Вашингтон

Нью-Йорк потрясает, сначала я из окна такси с восторгом разглядывал гигантские дома, все красоты «Большого яблока», но потом все мысли переключились на задание. Через некоторое время дома стали меньше, улицы тише — это Квинс, где и жил Алекс Левич. Я надеялся, что найду его, дом был не арендованный, а купленный еще его родителями.

Дома его не оказалось, но зато во дворе стояло удобное старое кресло, в котором я, несмотря на холод, с удовольствием уснул.

Проснулся я с ощущением какого-то большого взрыва. Спросонья подумал, что во двор упала бомба. Но это была не бомба, а Алекс, который схватил меня вместе с креслом и закружил по двору.

— Оставь меня в живых! — взмолился я.

Мы обнялись, и Алекс потащил меня в дом. Он действовал виртуозно и быстро, казалось, что у него появилось восемь рук. Почти одновременно доставал из холодильника пиво, бросал на сковородку мясо, доставал тарелки, стаканы и все-все, что нужно.

Он успокоился примерно через час.

Мы сидели во дворе, курили, и наслаждались покоем.

— Ну, Лео, соври, что приехал только ради того, чтоб повидаться!

— Конечно только ради этого, я же тебе обещал. А как же иначе? Ну, разве что попутно набрал разные поручения.

— Пойдет. Соврал зачетно. Теперь давай про поручения.

— Они, естественно, секретные, но тебе могу сказать. Мое задание — приобрети военную технику так, чтобы обойти эмбарго Госдепа, причем не одноразово, а системно.

— Здесь есть такой парень — Джон Гувер, он упакует тебя в Синг-Синг так быстро, что ты и охнуть не успеешь.

— Помнишь, мы говорили, что трудно — требует времени, а невозможно — гораздо большего времени.

— Красиво сказано. А идеи есть?

— Есть одна. Это мой друг детства Борис Гринблат, вернее Боб Грин. Насколько мне известно, он сейчас служит в OSS — в Управлении стратегических служб.

— Сейчас это уже CIA — Центральное разведывательное управление. Но что ты от него хочешь?

— Я рассчитываю, что он даст мне ориентиры, как действовать.

— Это оскорбление я тебе на первый раз прощаю. Даст ориентиры нам, а не тебе одному. Я буду твоим телохранителем и консильери. Боба нужно искать в Вашингтоне, это часов пять езды. Давай поедем сейчас. Там заночуем в гостинице, а с утра займемся поисками.

— Раз ты консильери, то поехали.

Глава 2. Февраль 1948 г. Лео и Алекс. Вашингтон

Мы решили расположиться в каком-то невзрачном мотеле. У его входа стоял ржавый фургон, вросший колесами в землю посреди масляной лужи. Какие-то заброшенные строения, если в них и была жизнь, то очень давно. Офис выглядел так же мерзко, несколько окон были закрыты фольгой. В таком месте хорошо селиться, чтобы совершить самоубийство. Во всяком случае его вид не вызывал ни малейшего желания в нем жить. Внутри офиса никого не было. Алекс нажал кнопку звонка на столе. Из комнаты, расположенной за стойкой, появилась женщина, настолько морщинистая и высушенная, что казалась продуктом какой-то коптильни.

Она проскрипела:

— Чем могу помочь?

— Нам нужен одноместный номер на один день.

— Одноместный, так одноместный. 5 баксов.

Алекс заплатил. Женщина дала ключ на резиновом кольце, и пробурчала, что уже ничему не удивляется.

— Алекс, ну и местечко ты выбрал.

— Не волнуйся, мы сюда ненадолго. Бросай вещи и пошли на поиски.

Оказалось, что более цивилизованные районы находятся совсем рядом. В аптеке Алекс заказал бутерброды, кофе и телефонную книгу. Бутерброды были вполне приличными, чего не скажешь про кофе.

— Лео, я так понимаю, что телефона Боба в книге не будет. Будем искать жену.

Сабин, вообще-то, было много, но мы отбросили всех явно неподходящих. Потенциальных кандидаток оказалось всего три, одна Адамс, одна Грин, и еще одна — Гринблат.

Звонил я:

— Здравствуйте мадам Сабина. Извините за беспокойство.

— Простите, с кем говорю?

— Это Лео.

— Лео? Какой Лео? Откуда?

— Неужели ты меня забыла? Никогда не поверю!

— Ой, прости! Лео, дорогой, ты где? Я хочу тебя поскорее увидеть.

— По всем приметам — это Вашингтон.

— Как ты здесь оказался?

— Соскучился по вашей компании. Я же обещал приехать погостить. Как вы?

— Прекрасно. Боб приедет через 15 минут. Ты где?

Я назвал адрес.

— Стой там, он сразу же за тобой приедет. Никуда не уходи.

Боб примчался минут через 10. Выглядел очень представительно, хороший костюм, красивые очки, появилась небольшая седина, но она его не портила. Он и раньше был очень крепок, но сейчас мог пройти кастинг если не на Геракла, то, во всяком случае, на Спартака. Мы обнялись.

— Боб, сначала Алекс мне ребра ломал, теперь ты. Познакомьтесь. Это Алекс, мой друг. Я ему доверяю абсолютно, детали тебе потом объясню.

— Тогда поехали. Сабина ждет.

Перед домом я придержал Боба.

— Ты проверяешь свой дом на прослушку?

— Конечно.

— Лично или приезжают спецы из конторы?

— Нет, не лично.

— Это проблема, но пойдем в дом.

Сабина очень похорошела. Ушло напряжение, сопровождавшее ее в Сирии и Палестине — любимый муж, хороший дом… Она просто светилась счастьем…

Я с удивлением смотрел на накрытый стол, там было еды на взвод голодных солдат. Рядом с гриль-стейками расположилась индейка, красовались запеченные грибы, картофель с золотистой корочкой, всевозможные соусы, и еще какие-то блюда, названия которых я не знал.

— Сабина, когда ты это успела?

— Правильный вопрос, Лео, звучит так: когда я успела позвонить, чтобы все это привезли!

— За стол, ребята, — скомандовал Боб. — Что будем, водку, виски, коньяк или пиво?

Мы выбрали пиво.

— Боб, не заскучал в конторе? А то давай к нам, скучать не придется.

— Лео, дружище, я туда, куда пошлют.

— Лео, прекращай сбивать моего мужа с пути. Ему еще на курсы будущих отцов поступать!

— О! Поздравляю! Вот за это и выпьем! За ваше счастье, ребята.

После еды мы вышли на бэкярд покурить и поговорить.

Боб начал сразу:

— Давай, Лео, рассказывай, что тебя сюда привело.

Я рассказал.

Боб помрачнел и задумался.

— Участие в этом деле сегодня — это уголовное преступление, а для работника моей конторы — еще и предательство.

— Ладно, Боб, я снимаю вопрос.

— Не суетись, Лео. Завтра я надеюсь, что подскажу тебе пути решения, только сам участвовать не смогу. Возможно, буду полезен для вытаскивания вас обоих из неприятностей. Пойдем в дом, Сабина ждет.

В доме уже играла музыка. Алекс пригласил Сабину на танец. К удивлению этот большой парень оказался прекрасным танцором. Бывают же чудеса.

— Алекс, так ты еще и танцуешь! Жена не ревнует?

— Не может, у меня ее нет!

Тут удивился Боб:

— Что, не нашлось ни одной подходящей дамы?

— Просто второй Сабины не существует, вот я и один. Но если ты ей надоешь, то я рядом!

— Ты не прав. Вон на стене фотография.

— Кто это? Что за золотоволосая красавица?

— Сестра Сабины, Мария, Марго.

— Я сдаюсь. Готов упасть к ее ногам.

— Но она не может стрелять из любого положения, — засмеялась Сабина. — Она более нормальная, чем я. Хотя я не очень уверена — она защищает флору и фауну, но это попутно, главное — она этнограф, и сейчас она в командировке в Панаме.

— А когда приедет?

— Через месяц.

— Поздно, боюсь, нас здесь не будет.

— Навсегда?

— Ради вас и Марго я приеду в любом случае.

— Вот это речь настоящего мужчины, — рассмеялся Боб.

Перед тем, как отправиться спать, Боб усадил нас всех за стол.

— Сабина, дорогая, у меня для тебя оперативное задание. У наших друзей важные, но опасные цели. На этой дороге может быть все, вплоть до ареста. Нужно, чтобы никуда не просочилась информация о нашей связи. Потому они завтра не выходят из дома и ждут, пока я не вернусь. А ты это обеспечиваешь мягко, но твердо.

— Как это мягко, но твердо? — спросил Алекс.

— Представится случай — узнаешь. А сейчас поздно, пора спать. Детишки — по кроватям!

* * *

Утром Сабина стала выяснять, что нам заказать на завтрак и на обед. С ужином перспективы были неясными, пока не вернется Боб.

Я вызвался приготовить еду сам.

— Сабина, итальянскую кухню я изучал на местности. Должен же я был получить и что-то хорошее от нашего военного присутствия в Италии. Так вот, итальянцы израсходовали свою энергетику еще во времена Римской империи. Потом пошел сплошной фарс, один опереточный герой Муссолини чего стоит. Правда оперетка, особенно для него, закончилась невесело, ну да это его путь. Так, о чем это я… А, да. Так теперь они проявляют себя в песнях и кулинарии. Ошибочно думать, что итальянская кухня-то же, что и средиземноморская. В Италии каждый район гордится своей собственной кухней. Правда отличить одну от другой сложно, но профессионалы могут, и я тебя сегодня научу. Сабина, в вашем доме есть пармезан?

— Мне говорили, что можно готовить и без него.

Это подал голос Алекс.

— Алекс, ты сейчас меня оскорбил! Но я не могу сердиться на тебя, ты еще молод и многого в жизни не понимаешь. А вином я займусь сам. Думаю, что до ближайшего винного магазина мы дойдем?

— Зачем, а нас в бейсменте бутылок 300, иди выбирай.

— Слушай, Лео, как долго ты будешь возиться?

— Спокойно, мир принадлежит терпеливым.

Но из наличия в доме ингредиентов пришлось остановиться на пасте болоньезе.

— Алекс, ты можешь нарезать лук, сельдерей и морковь соломкой?

— Мы все умеем, мы в армии служили!

— Раз в армии, то без точной инструкции ты ничего не можешь. Положишь все на сковородку, поджаришь на оливковом масле так: сначала лук, через минуту — сельдерей, а еще через две — морковь. А я займусь мясом… Думаю, нужно мне было пойти в повара. Увлекательно и стреляют меньше.

К общему удивлению все вполне получилось, правда, вино было не итальянское, а французское шабли, но мне это простили. Сказали, что вкусно, но, возможно, просто не хотели портить настроение.

— Лео, как у тебя появилось это имя? Оно не польское, не еврейское, как ты его заполучил? — поинтересовалась Сабина.

Это не имя, а прозвище. Звали меня в Польше Леопольд, а сокращенно Лео, а в Палестине я автоматически превратился в Арье (אריה)[1], но ты зови меня Лео.

— А военным как стал? Ты повар прекрасный. Может зря в военные подался?

— У нас там все военные. Нет тыла, нет фронта, все вперемешку. Но начинал, я вроде об этом не рассказывал, еще в Польше. Понимаешь, если кто-то сосредоточен на приплоде телят и вообще на сельском хозяйстве, то обязательно должны быть рядом те, кто главным образом заботится об оружии и готовности к войне. Помешанных на военном деле хватало, одним из таких помешанных был я. В конце 1937 года нашу группу из 36 бойцов смогли направить в Польшу в Закопане на курсы. Там мы должны были пройти интенсивную военную подготовку, польские военные инструкторы за 4 месяца должны были сделать из нас боевых командиров. С правительством Польши об этом договорился Жаботинский. Инструкторам польской армии поставленная задача вообще казалась невыполнимой.

— Лео, а это возможно, за 4 месяца сделать из парней офицеров?

— Примерно то же самое говорили и польские капралы. Они качали головами и посмеивались в усы: ну опять эти еврейские фантазии.

И тем не менее… В общем, мы смогли их переубедить. Просто им еще не приходилось иметь дела с такими евреями. Мы тренировались по 20 часов в сутки. Граната была центром мироздания. Этот взгляд простой и опасный, но такой, как сама жизнь.

«Мессия въедет в Иерусалим на танке» — такой девиз висел в нашей палатке. Это вызывало у наших инструкторов восторг и удивление. Таких евреев они не видели, и уважали в нас бойцов: «Они не читают книг, но прекрасно собирают ружья и пулеметы и стреляют из любого положения».

— А ты не хвастун ли, Лео? — вставил Алекс, — Я тоже стреляю из любого положения.

— И я, — подхватила Сабина.

— Так за это и выпьем, пусть мы поскорее перейдем на стрельбу только в тире.

— Боб приехал, — Сабина увидела его в окно.

Боб обнял Сабину:

— Странно, как это я успел соскучиться?

— Боб, оставь девочку, садись и присоединяйся. Тост за стрельбу только в тире.

— Доживем ли, Лео?

— Постараемся!

— Ладно, оставь сладкие мечты, есть реальные дела, пошли на бэкярд, там поговорим.

Сабина принесла нам кофе и Боб начал рассказывать, что выяснил.

— Нет абсолютно никакой возможности найти официальные или почти официальные пути. Есть, на мой взгляд, один путь. Есть такие неприятные ребята Винсент Мангано и Альберт Анастазия. Они контролируют союзы грузчиков в Бруклинских доках. Причалы Манхеттена контролируют «счастливчик» Лучано и Джо Адонис. Именно через эти причалы идут поставки оружия в Европу или Южную Америку. Но с каждым мафиози по отдельности договориться сложно и очень опасно. Да и к тому же они итальянцы. Им проблемы Палестины безразличны.

Но над ними есть такой парень — Меер Лански. Он, в общем-то, для них большой, очень большой авторитет. Но он еврей, причем хорошо известен по борьбе с пронацистским Германо-американским союзом. Когда его люди разгоняли их собрания, то выбитые зубы можно было собирать метлой. Лански постоянно говорит, что евреи никогда не будут сидеть и терпеть оскорбления. Он натерпелся их в детстве, ему хватило. Во время войны Военно-морская разведка работала с ним по отлову немецких шпионов. Ловили его люди их хорошо. Так что дорога лежит к нему.

— Вот так войти запросто и сказать, Меер, нам нужно оружие? Я думаю, он прихлопнет нас, как провокаторов.

— Не волнуйся. Есть такой мелкий «член семьи» по кличке «Пиля[2]». Кличка, видимо, означает «энергичный». С ним переговорили, и он организует вам встречу с Лански. Позвоните ему, только из автомата на улице, и пригласите в ирландский паб в Бруклине выпить пива. Никаких лишних слов и имен. Он ждет этого звонка. Он вам назовет только время встречи. Скажете бармену, что вас ждет Пиля. Вот, собственно, и все. И вот еще что — на встречу не берите оружия.

— Так у нас его нет.

— Тогда вам проще не брать.

— Пошли прощаться с Сабиной, и сразу поедем.

— Вам назад в Нью-Йорк. Я вас отвезу к вашему мотелю, там ваша машина. Но постарайтесь держать меня в курсе.

Сабина расстроилась.

— Я заказала столик в ресторане. Может, задержитесь?

— Дорогая, его можно отменить. Давай мы отметим успешное завершение их миссии. ОК?

Мы с удовольствием поцеловали Сабину. Жаль, что это быстро закончилось, но что делать, время вышло.

Глава 3. Февраль 1948 г. Нью-Йорк. Встреча с Меером Лански

Пиля оказался похожим на провинциального портного. Создавалось впечатление, что он сейчас достанет из кармана сантиметр и будет снимать с вас мерку. Хотя возможно мерку не для костюма, а для гроба.

Он провел нас в пустую комнату.

— Место для тех, кто не любит шума, — пояснил он. — Все, что нужно, принесут сюда.

Он вдруг начал ощупывать Алекса. Тот схватил Пилю за руку так, что я испугался, не оторвет ли он ее.

— Не нужно дергаться, нервный молодой человек, я должен вас проверить.

— Оказывается, ты умеешь разговаривать. Так бы и сказал.

Обыскивать Пиля умел, он быстро убедился, что у нас нет ни оружия, ни микрофонов.

— Все ОК! Закажите себе что-нибудь. Надо будет подождать немного.

Он куда-то позвонил и сел с нами пить пиво.

Через двадцать минут в комнату вошли два хорошо одетых громилы, кивнули Пиле.

— Все, карета подана, поехали.

У дверей паба нас ждал черный «Бьюик». Мы сели в машину, Пиля остался, его миссия была завершена.

Нас привезли к отелю недалеко от Бруклинского моста. Один громила остался в машине, а второй просто махнул рукой, чтобы мы шли за ним. Разговорчивостью он не отличался.

— Лео, я подожду тебя на улице, так, на всякий случай.

Алекс остался, а меня провели в банкетный зал для небольшой компании человек в пятнадцать.

Минут через пять в комнату вошел невысокий, худощавый, примерно мне по плечо человек в хорошем, но несколько старомодном консервативном костюме. Ничего необычного или угрожающего, только глаза цепкие, внимательные и, как показалось, настороженные.

— Садитесь. Вы просили о встрече со мной.

— Гарри, — обратился он к громиле, — подожди в лобби.

Тот вышел.

— Итак, кто вы и что вам нужно? В чем ваша проблема?

— Господин Лански, меня зовут Лео, я из Тель-Авива. Алекс, наш представитель в США, остался на улице, это мой разговор. Мы надеемся на Вашу помощь.

— В чем?

— Мы сейчас воюем. Но это еще только начало. Сейчас против евреев действуют так называемые «добровольцы» Сирии, Египта и местные — из Палестины. Но нам известно, что сразу после объявления о создании еврейского государства, нам придется воевать с регулярными армиями Трансиордании, Сирии, Ливана, Египта, Ирака… Регулярные амии — это не банды «добровольцев», как бы они себя не называли. США объявили эмбарго на поставки оружия в регион, якобы в целях предотвращения войны, но Англия, не скрываясь, поставляет оружие арабам. Им и стараться особо не нужно, они просто открыли для арабов свои склады. Нам крайне необходимо оружие.

Лански улыбнулся.

— Рад слышать, что евреи воюют и не соглашаются быть жертвой. Мы говорим, что Б-г поможет, но до этого момента помоги себе сам. Лео, что представляют из себя арабские вояки?

— До отъезда я участвовал в боях с тем, что арабы называют «Армией Священной войны». Командует ею Абд аль-Кадир аль-Хусейни. Он племянник Амина аль-Хусейни, муфтия Иерусалима. Тот, в свое время, на встрече с Гитлером обещал уничтожить евреев, помог сформировать эсэсовскую дивизию из югославских мусульман-боснийцев.

— С ним все ясно. А его «армия»?

— Офицеры подготовлены в Сирии. Ни в коем случае нельзя попадать к ним в плен, по сравнению с ними даже Гитлер выглядит человечным. Но это не регулярная армия. Самая опасная — армия Трансиордании. Все офицеры — англичане, командующий — генерал Джон Глабб. Подразделения хорошо вооружены и обучены. Египет тоже неплохо вооружен, особенно опасен численностью своих человеческих ресурсов. Но наше дело воевать, а не считать их.

— ОК! Я помогу вам, но что нужно конкретно?

Я было собрался рассказывать, но в комнату вошел Гарри и что-то сказал на ухо Лански.

— Что это за коп? — спросил Лански.

— Мы его знаем. Это Джилрой, тупоголовая ирландская бочка для виски.

— Иди, закрой тему, а гостя приведи сюда.

Минут через пять в комнату вошли Алекс и Гарри.

— Мистер Лански, это Алекс Левич, наш представитель в США. — сказал я. Он абсолютно спокойный, только немножко нервный. Почему-то не любит, когда к нему пристают с ножом или пистолетом. А так — мухи не обидит.

— Ладно, ладно. Давай, Алекс, рассказывай.

— Да никакой проблемы не было. Я имею ввиду — сначала. Стою, дышу свежим, насколько возможно, воздухом. Ко мне подходят две девчушки-профессионалки и предлагают сказочные удовольствия.

— Подфартило тебе, — прокомментировал Гарри.

— Не очень, я отказался. Сказал, что все удовольствия на сегодня я уже получил. Они потеряли ко мне интерес, а поскольку все равно стоим, начали рассказывать о своей жизни. Одна накопит деньги и поедет покорять Голливуд, а другая — какого-то миллионера.

— Тебя покорять не захотели? — Это опять Гарри.

— Слушай, дай ему спокойно рассказать, нам что, здесь до утра сидеть?

— Молчу, мистер Лански.

— Так вот. Подбегает какой-то невзрачный придурок и говорит, что я ему должен 40 баксов. Это с какой такой стати? — спрашиваю его.

— А ты отнимал время девочек, а их время стоит деньги.

— Это не я отнимал у них время, а они у меня. Так что пошел бы ты своей дорогой. И вы не поверите, этот идиот вытаскивает нож.

Я спрашиваю его:

— Что, сейчас я должен испугаться? И отобрал у него нож. Нож то поганый, не фирма. Вот он.

Алекс положил на стол довольно угрожающий, но неухоженный нож. Лански брезгливо посмотрел на него.

— Гарри, забери и выбрось эту железку.

— Вы его больше не увидите.

Гарри положил нож в карман.

— Дальше что, — спросил Лански, — что из тебя слова приходится вытягивать. Давай покороче.

— А покороче так. Придурок убежал, место стало чище. Но потом прибежал с четырьмя помощниками, такими же идиотами. Они ножи достали сразу и начали вокруг меня вить круги. Я схватил двух за шиворот и постучал головами друг об друга. Не сильно, мистер Лански, совсем не сильно, но они легли на тротуар отдыхать. Еще один начал принимать всякие позы, как будто он мастер боевых искусств. Я его поймал за ногу, и он ударился затылком об тротуар и тоже остался там отдыхать. А последний придурок убежал, как обычно. Я его ловить не стал, вспотею.

— Ну а коп тут при чем?

— Он выходит из машины и идет меня арестовывать за избиение невинных граждан. Бормочет что-то про Миранду.

Я ему:

— Когда эти «невинные» граждане на меня напали с ножами, ты сидел и смотрел на это. Возможно, с напарником делал ставки на победителя. А когда я справился без вмешательства полиции — ты хочешь меня арестовать? Я говорил вежливо, мистер Лански, но коп обиделся. Выхватывает дубинку и с криком — А ну заткнись! — пытается ударить меня по голове. Я только для того, чтобы он не наделал глупостей, отобрал у него дубинку. Как дальше бы пошло — не знаю, но подошел Гарри, пообщался с копом, тот сразу успокоился и уехал. Поверьте, мистер Лански, я стремился к миру.

— Я понял, что когда «не к миру», ты способен развалить ближайшее здание. Но у тебя вроде другая задача? И, кстати, ты мне должен 50 баксов, что я за тебя копу отдал.

Алекс немедленно сунул руку в карман, но Лански остановил его.

— Спокойно, парень, я пошутил. Просто оглядывайся, этот коп — мстительный сукин сын. Кстати, парень, ты еврей?

— Так говорила моя мама.

— Скажи мне, что за молитва «Коль нидрей»?

— Мистер Лански, моя жизнь шла вдали от синагог, все больше, где стреляют, и очень важно выжить. Но у меня есть одно доказательство, и я его готов выложить на стол.

Лански рассмеялся.

— Не нужно, верю. Нахальство у тебя чисто еврейское. Когда закончишь свои оружейные дела, будешь более свободен, приходи, я возьму тебя на работу.

— Я законопослушный гражданин, господин Лански.

— Я тоже. На работе водителя-охранника нарушение закона — это обычно нарушение правил дорожного движения. Надеюсь, ты умеешь водить машину без нарушений. Заработок тебя приятно удивит. И вот еще что. Запомни, я такими предложениями не разбрасываюсь.

Лански встал:

— Я вас понял. Запрос реальный. Мы завтра поговорим более конкретно.

Лео тоже встал.

— Мистер Лански, есть еще два аспекта. Нам нужны пожертвования для приобретения оружия. Это можно устроить?

— Само собой.

— И тяжелые самолеты, способные внутри перевозить мессершмиты с территории Чехословакии.

— Это сложнее. Поговорим завтра. Не грустите, я всю жизнь мечтал увидеть, как евреи завоевывают, именно завоевывают свободу. Когда-то в Гродно, после погрома молодой солдат сказал мне, что евреям необходимо бороться. Много воды утекло с тех пор, но я все еще ему верю. Так что, я вам помогу. До завтра.

Перед расставанием Гарри дал мне свою визитку. Как он сказал — «На всякий случай».

Так закончилась наша первая встреча с Меером Лански.

Глава 4. Февраль 1948 г. Быть гангстером нелегкая работа

Дома Алекс первым делом бросил на сковородку бараньи ребрышки с луком. Я сразу почувствовал, что почти весь день ничего не ел. Запах разносился по дому просто невероятный.

— Лео, ребрышки не терпят суеты. Их одинаково опасно недодержать и пережарить. Не мешай мне.

Наконец мы уселись за стол. Ребрышки были что надо, да еще пиво — просто йом-кейф!

После еды можно было поговорить о прошедшей встрече. Алекс счел встречу успешной, я же предпочитал дождаться следующих переговоров, а потом делать выводы.

— Лео, успокойся. Лански изначально знал, зачем мы идем на встречу.

— Откуда?

— Лео, здесь не Палестина. Быть гангстером нелегкая работа. За ним охотится правительство. А правительство — это такой парень, который все знает, но ничего не может доказать в суде, их мечта посадить его в тюрьму хоть за что-нибудь. За ним охотятся и конкуренты с более простой целью — убить, хотя добраться до человека такого уровня, как Лански, очень непросто. Тот, кто ждет, пока ты ему расскажешь, а не узнает обстоятельства до того, как ты откроешь рот, обычно не относится к долгожителям. На Лански это не похоже. Если бы он не хотел нам помочь, то встречи просто не было бы.

— У нас говорят — «Алевай[3]».

— Понял — наливай, но мне вон из той бутылки, и показал на бутылку «Бурбона».

Алекс устроился на диване с «Бурбоном», а я стоял у окна и наблюдал, как по нашей тихой улице в четвертый раз проезжает одна и та же очень чисто вымытая машина. Вроде такая же, как и все, но что-то она мне не понравилась, как-то не очень подходила к нашей улице.

Мы вышли на улицу и увидели эту машину, стоящей у следующего квартала.

Алекс решился на авантюру. Он подошел к машине, постучал в окно. В машине сидели двое. Алекс спросил:

— Ребята, пиво с сэндвичем хотите?

Те не ответили, закрыли окно и сразу уехали.

— Федералы, это не местная полиция. Местные никогда от пива не откажутся.

— Может, стоит позвонить Бобу?

— Стоит, только утром. Эти уже не появятся, они засветились.

Глава 5. Февраль 1948 г. В дело входит Альберт Анастазия

Сабина ждала нашего звонка. Она сказала, что федералов заинтересовал Лео. Им непонятно, зачем он приехал, да еще и встречался с гангстерами. Боб просил передать, что пока это только наблюдение, которое может совершенно неожиданно перейти в задержание с неприятными последствиями.

Мы пообещали быть осторожными и тут же связались с Гарри. Тот рассмеялся.

— Это не ваша проблема. Если бы мы не могли решать такие задачки, то пришлось бы эмигрировать на Кубу или в Мексику. Меер назначил встречу на пять, за вами приедут.

В половине пятого появился уже знакомый нам бьюик. Гарри приветствовал нас, как старых друзей и уже меньше походил на громилу. Вот что делает выражение лица.

Он сел впереди и мы поехали сначала медленно, как будто искали парковку, а потом просто рванули на сумасшедшей скорости. Гарри пояснил, что это для выявления машин федералов. Мы их увидели сразу, два форда черного цвета, похожие друг на друга, как братья-близнецы.

Гарри некоторое время петлял по городу, а затем нырнул в тоннель.

— Это тоннель Холланда, ребята. Хорошее место для понимающих.

На выходе из тоннеля нас ждал бьюик, точная копия нашего. Подмена была сделана виртуозно, мы резко повернули направо, а федералы последовали за новой целью.

Постепенно пейзаж менялся. Вскоре мы въехали в портовую зону, и нырнули в один из пакгаузов.

— Все ребята, выходим, нам сюда.

Гарри показал на невзрачную дверь в углу. Но на втором этаже все выглядело иначе. Это был вполне современный офис, только панорама из окон отличала его от офиса в Манхеттене.

Мы сели в удобные кресла, Гарри задернул шторы и предложил виски.

— Это расслабиться, ребята.

Мы с удовольствием согласились.

Вскоре вошел Меер Лански. С ним вместе появился еще какой-то человек, которого он нам не представил. Тот молча сел в углу, поправил шляпу, достал огромную сигару и стал изображать человека, случайно зашедшего не туда, куда ему надо, но который, тем не менее, терпеливо ждет своего спутника.

— Как прошел день, Лео? Я слышал, что федералы сели вам на хвост?

— Гарри этот хвост обрезал, господин Лански. Хвост исчез вместе с федералами.

— Это мелочи, поговорим о главном. В этих доках огромные склады оружия, как совершенно нового, так и использовавшегося во время войны. Если нужно, Гарри организует вам экскурсию. Главным образом оружие идет арабам. Схема обхода эмбарго проста до неприличия. На судно грузят оружие для, к примеру, Бразилии. В море меняется флаг и порт назначения. Никаких лишних умствований.

— Мистер Лански, наша разведка это уже установила, только как перейти к практике?

— С этим мы разберемся, мой друг прояснит ситуацию.

Его молчаливый спутник вынырнул из клубов сигарного дыма.

— Меер, решение есть всегда, правда вариантов не много. Можно грузить оружие для этих ребят, маскируя его под нейтральный груз, например — поставки растительного масла. Можно использовать схему с переменой флага, можно отсюда выйти к арабам, а прийти в Хайфу, ну и заодно просто топить их суда.

— ОК. Я думаю, им понятно.

— Когда можно начать эту работу, мистер Лански? — спросил Лео.

— Перенаправить суда к вам — это уже делается. Здесь проблем нет. Оружие оплачено арабами, а куда оно придет, это уже другой вопрос. Случайно утопить арабское оружие — и это в работе. Но вот что важно: когда вы будете готовы сами приступить к закупкам оружия?

— Деньги готовы, но нужно некоторое время на доставку.

— Меер, — вмешался его спутник, — пусть пока потрясут мошну местные евреи. Должны же они помочь. Это можно решить. Пусть поедут к Микки Коэну, он порастрясет для них Голливуд

— ОК! Ребята, вам все ясно? Вас пригласят на встречу по сбору средств, скажете что-нибудь прочувствованное, но не переусердствуйте. Главные аргументы скажут мои друзья. И научитесь уходить от федералов, теперь это уже ваша проблема.

* * *

Алекс потащил меня ужинать в китайский ресторан. Честно говоря, мне уже было все равно. Эти встречи выматывали больше, чем ночные дозоры с Моше Даяном.

Поели вполне прилично, только знаменитая утка по-пекински разочаровала. Официант нарезал ее тонкими ломтиками, которые, как оказалось, нужно заворачивать в рисовую лепешку… Не люблю я эти игрушки. То ли дело хороший бифштекс…

Чай подали не после еды, а перед едой, а на десерт — маленькие помидоры…

— Лео, ты понял, кто был неназванный гость?

— Нет, но кто-то доверенный Лански.

— Это был «Безумный шляпник», я его сразу узнал. Его портрет появлялся в газетах не чаще, чем портрет Президента, но вполне сопоставимо.

— Это что-то из «Приключений Алисы в стране чудес»?

— Да, из приключений, но только не Алисы. «Безумный» — это из-за его темперамента и готовности стрелять в любую минуту, а «шляпник» — из-за пристрастия к фетровым шляпам, одну из которых ты сегодня видел.

— Кто это, не тяни!

— Это Альберт Анастазия, он из семьи Гамбино. Он и его люди контролируют порт и профсоюз портовых грузчиков. Он сделает то, что говорил.

— А разве не за этим я сюда приехал? Не стоит выбирать, с кем иметь дело. Неприятно, но за будущее платят настоящим.

Продолжение

___

[1] אריה — Арье на иврите «лев».

[2] Peeler

[3] הַלוואי — «hалевай» дай Бог, хоть бы, пусть сбудется.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Владимир Янкелевич: Экспресс «Варшава — Тель-Авив». Продолжение»

  1. «Пиля оказался похожим на провинциального портного. Создавалось впечатление, что он сейчас достанет из кармана сантиметр и будет снимать с вас мерку. Хотя возможно мерку не для костюма, а для гроба» — Хм (одобрительно)
    «Он вдруг начал ощупывать Алекса. Тот схватил Пилю за руку…» — Хм (отрицательно). Этот Алекс чего себе вообразил? Пришел на встречу с большим мафиози и думал что ему сразу счет в банке откроют? Понятно, что проверят оружие. Или это тонкий намек на нетолерантность Алекса к пидорам?
    «— Лео, я подожду тебя на улице, так, на всякий случай» — Хм (удивленно). Исключено. Не гости, к тому же незнакомые, решают, где кому стоять.
    «— Подфартило тебе, — прокомментировал Гарри» — Хм (иронично). В присутствии босса на встрече с малознакомыми никто пикнуть не может по своей инициативе. И вообще, зачем вся эта необязательная болтовня и хвастовство Алекса посреди такой важной встречи? Тем более, его идиотское поведение на улице разрекламировало саму встречу и привлекло ненужное внимание.
    Все, хмыкать заканчиваю. А то к концу этого раздела у меня икота начнется.

  2. Михаил Поляк
    16 декабря 2020 at 19:16 |
    —————————————
    Одного не понял: телефон Сабины через тел. книгу. Ведь Лео в Израиле обещал увидеться с Гринами в Нью-Йорке, значит еще дома он должен был получить способ связи.
    ======================
    Уважаемый Михаил Поляк, напоминаю. В Сирию поехала небольшая команда, которая на тот момент нигде не работала. Их будущее, где они должны выступить против министра обороны и всесильного Маршалла было совершенно неопределенным. Так что они могли оказаться как в Вашингтоне, так и на мексиканской границе. Это можно было бы описать, но для развития сюжетной линии это ничего не давало, но увеличивало бы роман, сделало бы его тяжелым для чтения. Ну и Zvi Ben-Dov явно не одобрил бы.

  3. Спасибо! Какие же гангстеры классные! И Алекс очень правильно к миру стремился 🙂

  4. — Жаль, что коротко.
    — Это не ко мне. Это к редактору

    Терпение, господа. У романа-фельетона (это, кто позабыл, не жанр, но способ публикации) есть свои правила и ограничения. Но могу вас порадовать: до конца этого года роман выйдет в свет почти весь, а в новом году, в ночь с 1-го на 2-е января вы получите возможность прочесть финал-эпилог, с завершением-развязкой всех сюжетных линий.

  5. Одного не понял: телефон Сабины через тел. книгу. Ведь Лео в Израиле обещал увидеться с Гринами в Нью-Йорке, значит еще дома он должен был получить способ связи.

    1. И еще: вряд ли корабли с оружием направляли в Хафу, на глаза анличанам. Скоее всего их разгружали где-нибудь на побережье — Кфар Виткин, Тель-Авив…

    1. Да… Это где-то 430 долларов сейчас. И за зря потраченное время проституток попросили столько же. 🙂

      «$100 in 1948 is equivalent in purchasing power to about $1,079.79 today, an increase of $979.79 over 72 years. The dollar had an average inflation rate of 3.36% per year between 1948 and today, producing a cumulative price increase of 979.79%»

      https://www.dollartimes.com/inflation/inflation.php?amount=1&year=1948

    1. Soplemennik
      16 декабря 2020 at 12:20 |
      —————————
      Жаль, что коротко.
      ===============
      Это не ко мне. Это к редактору

  6. » Сестра Сабины, Мария, Марго.» — Если Марго — то Маргарита, а если Мария — Мэри

    «Он провел нас в пустую комнату.
    — Место для тех, кто не любит шума, — пояснил он. — Все, что нужно, принесут сюда.
    Он вдруг начал ощупывать Алекса. Тот схватил Пилю за руку так, что я испугался, не оторвет ли он ее.
    — Не нужно дергаться, нервный молодой человек, я должен вас проверить.
    — Оказывается, ты умеешь разговаривать. Так бы и сказал.»
    Нестыковка — он ведь «пояснил». По-моему лучше «он молча (или не говоря ни слова) провёл нас в пустую комнату и вдруг начал ощупывать Алекса.

    В отличие от предыдущей части написано легко и хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *