Оскар Шейнин: А.А. Чупров. Письмо в Комитет освобождения России, Лондон

 166 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Большевизм, оставшийся без германской поддержки, не выдержит. Его творческое бессилие за год власти сказалось с ясностью, несмотря на бесспорные организаторские способности некоторых из его руководителей, и процесс внутреннего разложения идёт крупными шагами.

А.А. Чупров. Письмо в Комитет освобождения России, Лондон

Оскар Шейнин

С тех пор прошло почти столетие, но английские библиотекари так и не удосужились составить опись материалов этого Комитета. Это лишний раз свидетельствует о пренебрежительном отношении к русским источникам на Западе. Заказывать какие-либо материалы Комитета нет никакой возможности, а шифр данного письма (Add54437 в библиотеке British Library) — единственное исключение.

* * *

Спешка и неосмотрительная огласка в печати сорвали комбинацию. Отклик в Брантинговском Socialdemokraten поставил на следующий день точки над i. Заручки в союзнических кругах оказались недостаточно ещё окрепшими и не выдержали поднявшегося переполоха, а вместе с тем всё свелось, как и надо быть, к фарсу: участники, наперебой и разноголося, принялись разъяснять, оправдываться и отрекаться, а главный герой отплыл обратно к финским хладным скалам, где после шума в шведской прессе вряд ли тоже встретит особо радушный приём.

На этот раз всё кончилось сравнительно благополучно. Но не сойди сразу на фарс, могло бы развернуться в трагедию. Всего ужаснее причастность к этой идиотской затее здешнего французского посланника (Делаво) и растерянность прочих наших “друзей”, ничему за это время, видимо, не научившихся. Ясно, казалось бы, что связью с подобными прожектами подрезают интервенцию в корне. Лучшего, со своей точки зрения, флага не мог бы выбрать для интервенции Ленин, определённо взявший сейчас, ввиду опасности, линию “соглашательства”.

Пока он, к счастью, успеха не имеет (кроме как у части меньшевиков − группа Мартова). Но с такими козырями на руках он ещё раз выиграет игру: противопоставить интервенции “широкий внутренний фронт” и всё спутает в союзных странах. Ведь даже посылка войск против большевиков проходит не без трений. Что же будет, если воевать придётся не с одними большевиками, но также с меньшевиками, с. р.-ами [социалистами-революционерами, эсерами] и даже значительной частью не социалистической русской демократии.

На интервенции тогда без дальних рассуждений поставьте крест. А дело обернётся именно так, если союзники допустят окраску интервенции в реставрационные цвета бесчисленных наших “Кобленцев”. В этом почти не оставляют сомнений приходящие из России за последнее время вести: союзники, несущие на своих штыках перспективы в Треповском стиле, встретят сплочённое сопротивление и преодолевать его упорным напряжением сил, конечно, не станут, − не до того самим будет, − а плюнут и отойдут, захватив в возмещение проторей и убытков кусочки подоступнее: бакинскую нефть, северные леса, Донец.

Передумывая заново вопрос об интервенции в связи со всеми Erfahrungen [всем опытом] последних месяцев, я с ещё большей определённостью, чем ранее, прихожу к убеждению: интервенция может дать результат лишь в том случае, если западная и американская демократия открыто признают её своим делом, поняв, наконец, что в Совдепии fabula narratur [De te fabula narratur, о тебе речь идёт] не о России только, а о судьбах европейской культуры. Интервенция же, прожимаемая всяческими правдами и неправдами в обход общественного мнения при помощи закулисных влияний ничего, кроме новых бед, никому не несёт. К ясной и гласной постановке вопроса об интервенции в союзных странах нам, русским, и надо стремиться.

Другое непременное условие, вне которого от интервенции ничего нельзя ждать, это, чтобы с русской стороны принимала участие достаточно широкая коалиция государственно настроенных элементов, − “буржуазных”, “демократических” и социалистических, и “широкий сплочённый внутренний фронт” был “по сю сторону баррикады”, а по ту в возможно полной изоляции стояли Ленин и Троцкий с их латышами и китайцами. Если же ближайшее участие в осуществлении интервенции будет оставаться уделом умеющих попасть у союзников “в случай” политических импресарио или “влиятельных” кучек, будь то правых или левых, то провал неминуем.

Сейчас задача создания демократической антибольшевистской коалиции ещё разрешима. Ленинское соглашательство пока безрезультатно. Но колебание уже заметно, и если будет подливаться масло в огонь, дело-таки кончится катастрофой. Ленин − Карно: организатор национальной обороны, в этом самая грозная для нас опасность.

Поэтому сугубо пагубно сейчас появление на первых планах таких фигур, как Трепов, Керенский или спешащий с юга и лансируемый [выдвигаемый] тем же Petit Parisien, который рекламировал Трепова, Милюков. Милюков, видимо, окончательно потерял чувство действительности и не ощущает, какой тянущий ко дну груз представляет его имя.

Далее. Интервенция должна быть скорая и решительная; воля довести её до конца должна быть непререкаемо ясна. Если большевики почувствуют, что взялись, наконец, всерьёз и вплотную, дело на три четверти выиграно: боятся они этого страшно и почти до смешного поддаются панике всякий раз, как им это вообразится. На беду только им всё дают срок отойти, и паника успевает улечься раньше, чем интервенционисты, сказавшие А, раскачаются произнести Б. И сейчас психологический момент будет снова упущен, если интервенцию отложат или станут осуществлять “по-Архангельски”. Немедленное после перемирия занятие Петрограда было бы для большевиков роковым политическим ударом. Взятие того же Петрограда весной, боюсь, будет лишь военным эпизодом.

Ещё одно. Проводить интервенцию необходимо без попятных движений. Архангельский опыт доказал это. Когда занимается новый район, население встаёт на поддержку. Если занятая территория очищается, большевики истребляют “изменников”. Vestigia torrent [примерно несомненный поток]: Видя, чем дело кончается, обыватель теряет веру и надежды, утверждается в убеждении, что большевизм неодолим и прячется в нору. Это − момент чрезвычайно серьёзный. И сейчас ещё трудно оценить, во что России обойдётся “Ярославль”.

6 января 1919 г. Подводя итоги, я прихожу таким образом к малоутешительному выводу. Мечты о том, чтобы быстрым ударом смести большевиков и воссоздать единую, свободную и самостоятельную Россию, приходится бросить. Чтобы поставить военную интервенцию так, как её и стОит ставить, нужны силы, которые немцы в своё время нашли возможным направить на Украину, но которых союзники не в состоянии дать, ибо нет в союзных странах понимания шкурности задачи для них самих. Не доводимые же до конца частичные военные экспедиции вредны: не дают начать тем частям России, которые используются в качестве плацдармов и лишь укрепляют советскую власть, поднимая своей безрезультатностью её престиж и раздражая национальное чувство: имейте в виду, что вести не только с Украины внушительно говорят об этом.

Для наших внутренних распрей присутствие чужой военной силы оказывается, к сожалению, не сдержкой, а новым стимулом: лишние фигуры на шахматной доске разжигают игроков. К чему это ведёт, видно на примере Севера и в особенности Украины. Обосновался Скоропадский на немецких штыках и за несколько месяцев так благоустроил, что сейчас там положение безнадежнее, чем в советской Великороссии. А ведь кто только не помогал Ясновельможному Пану Гетману наводить “порядок”! И кадеты с благословения Милюкова, и цвет питерской бюрократии, и осколки былых “сфер” и всяческие “протофисы”, не говоря уже о таких государственных мужах, как Игорь Кистяковский и ему подобные.

Как бабочки на огонь, налетели все в Киев на манящий призрак “твёрдой власти”, и кроме как для нового горшего разорения зачатков пробивающейся жизни, ни для чего этой власти использовать не сумели. Нет, надо честно признать: для того, чтобы побороть большевизм и отвоевать у Советов подвластные им земли, нужна не столько чужая военная сила, сколько собственная способность к государственному строительству. Пока её не проявится где-либо на освобождённой от большевиков территории, никакими английскими, французскими и иными армиями, если бы даже и удалось снарядить их, не спасёшь России.

На Севере такой способности не обнаружили. На Украине проявили безнадёжную неспособность. Как по этой части обстоит с “добровольческой армией” отсюда не ясно, но тоже как будто не вполне благополучно. Лучше начинало дело идти в Сибири, но жажда скорее использовать Сибирь как подступ к России чуть не смяла начавшую, было, определённо оправляться жизнь. Впрочем, последние вести снова подают надежду, что выдержат сибиряки и это испытание. Колчак, по-видимому, не только сильный, но и умный человек и, кажется, понимает, что твёрдая власть и бронированный кулак по нынешним временам не вполне синонимы. Около Колчака в составе Омского правительства есть работники, и деловой тон жизни установился там, было, по осени надлежащий. Только бы не повторилась Киевская история: не прилепились [бы] к власти ничему за время войны и революции не научившиеся матёрые бюрократы и гипнозом своего ведомственного опыта не затёрли стоящие ближе к жизни местные силы!

Если Сибирь не выдаст и сколько-нибудь на высоте задач − не только как генерал, но и как муж совета − окажется Деникин, то выпутаемся мы и без союзнических армий. Пусть только союзники поддержат − но поддержат как следует, амуницией, товарами, деньгами. Нажим русских сил, надлежаще снаряжённых и идущих под демократическим флагом, большевизм, оставшийся без германской поддержки, не выдержит. Его творческое бессилие за год власти сказалось с ясностью, несмотря на бесспорные организаторские способности некоторых из его руководителей, и процесс внутреннего разложения идёт крупными шагами. Если не выручат снова ошибки противников, если, в частности, не втравят в большевизм Германию, наши большевики сами скоро признают партию проигранной. Передают, что Ленин определённо тянет в эту сторону, но другие ещё не сдают. В эту точку и надо бить, а для сего необходимо: чтобы не выкидывалось отпугивающих флагов; чтобы русское военное давление было достаточно дружным и организованным и не радовало красной армии время от времени дешёвыми лаврами; чтобы международная изоляция большевиков проводилась выдержанно и неумолимо, без послаблений и заигрываний (что, к слову сказать, отнюдь не должно препятствовать снабжению Великороссии припасами и необходимейшими товарами, но в формах, подрывающих, а не поддерживающих престиж советской власти, − в таких, хотя бы, как в Бельгии во время германской оккупации; подобная помощь населению была бы, напротив, во всех смыслах чрезвычайно желательна).

Прошу засвидетельствовать моё почтение Вашей супруге и Павлу Гавриловичу. Всего хорошего. Ваш А. Чупров

Послание моё, начатое в середине декабря, задержалось за отсутствием надёжной оказии. Сейчас берёт его на своё попечение К.Н. Г. [Константин Николаевич Гулькевич] и отправляет его в Париж.

* * *

Сведения о некоторых упомянутых лицах, городах и пр.

Брентинг К.Я. (1860–1925), шведский политический и государственный деятель, один из основателей социал-демократической партии Швеции. В 1887–1917 гг. (но не в 1919 г.!) с перерывами редактировал газету Social-Demokraten.

Гулькевич К. Н. (1865–1935), дипломат, невозвращенец. Неофициальный советник Ф. Нансена, Верховного комиссара Лиги Наций по делам беженцев. Ближайший знакомый А.А. Чупрова с 1917 г., убедил его не возвращаться в Россию.

Карно Л. (11753–1823), французский государственный и военный деятель, инженер и учёный. Организатор обороны Франции. Отец Сади Карно, одного из основателей термодинамики

Кистяковский И. А. (1876–1940), член правительства Украинской державы. Эмигрировал.

Мартов (Ю. О. Цедербаум) (1873–1923), один из вождей меньшевизма. Выступал против закрытия буржуазных газет и роспуска Учредительного собрания. В эмиграции с 1920 г.

Скоропадский П. П. (1873–1945), гетман Украины. Провозгласил создание Украинской державы. Убежал в Германию при отходе немецких войск из Украины.

Трепов Д. Ф. (1855–1906), в 1905 г. генерал-губернатор Петербурга, стал известен своим приказом холостых залпов не давать и патронов не жалеть во время политической стачки того года.

Архангельск: В августе 1918 г. город захватили английские, американские и французские войска, эвакуировавшиеся в сентябре 1919 г. (после того, как Чупров написал своё письмо)

Кобленц: немецкий город. В 1918 г. оккупирован американскими, затем французскими войсками.

Протофисы = Представители промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства Украины. Съезд Протофисов проходил в Киеве в 1918 г.

Ярославль: В 1918 г. в этом городе произошёл белогвардейский мятеж.

Комментарий

Александр Александрович Чупров (1884–1926) был крупнейшим российским и одним из самых крупных статистиков своего времени (Шейнин 2010) и невозвращенец. Вопреки симпатии и чувства защищённости статистиков России, с которыми он поддерживал связь, административная верхушка статистиков травила его (Шейнин 2010, глава 16.2).

В Москве оставались его ближайшие родственники, и он, видимо, опасался за них, а потому не стал отправлять своё письмо обычной шведской почтой.

В июле 1919 г., очевидно предвидя провал интервенции, он написал Гулькевичу (там же, с. 33):

Воссоздать Россию может только массовое народное движение…

но добавил, что оно не предвидится.

Ныне в России наступает мракобесие с возвеличиванием её бессменного Президента и Патриарха Московского и всея (дремучей) Руси.

Литература

Шейнин О.Б. (2010), А.А. Чупров. Жизнь, творчество, переписка. Берлин, Янус-К (Москва).

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Оскар Шейнин: А.А. Чупров. Письмо в Комитет освобождения России, Лондон»

  1. Разнообразен мир Статистики и разнообразны читательские реакции. То, что для одного читателя — глубокое погружение и реальность, история, для другого — растерянность и хлипкие надежды. Между тем, герой статьи
    А. Чупров, без эзоповских деталей, пишет так ясно: «Воссоздать Россию может только массовое народное движение…»

    1. «Ныне в России наступает мракобесие с возвеличиванием её бессменного Президента и Патриарха Московского и всея (дремучей) Руси.»
      A.A.Чупров: «Воссоздать Россию может только массовое народное движение…»
      :::::::::::::::
      Оскар Шейнин, член Международной академии истории науки, международного статистического института, почетный член лондонского Королевского статистического общества «глубоко погрузился» в статистику.
      А правдивая статистика — вещь серьёзная, против неё споры лириков и физиков выглядят, как война бабочек со стрекозами.
      Считаю необходимым выдвинуть уважаемого автора О. Шейнина, за его многочисленные работы в Портале (в Мастерской и в «ЗАМЕТКАХ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ»), — на конкурс «Автор года 2020», по номинации Документальная проза («нон-фикшн»).

        1. Life_of_Chuprov http://www.sheynin.de/download/Life_of_Chuprov.pdf
          А.А. Чупров. Жизнь, творчество, переписка — М.: «Янус-К», 2010. Первое издание нашей книги (Мoсква, Госкомитет СССР по статистике, 1990) уже отражало подобные источники, но оно вышло лишь в 150 экземплярах….

  2. Интересный документ своего времени — растерянность и хлипкие надежды

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *