Арон Липовецкий: Дело о легенде

 703 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Знаю я повадки той Родины. Там «не сдаются» на милость ни логике, ни совести. На то и поддерживается там беззаконие и безнравственность, чтобы брать на горло, наваливаться скопом, угрожать «во имя правды». Придется российским литературоведам играть в наперстки самим с собой. Мы давно говорим на разных языках.

Дело о легенде

Арон Липовецкий

«…почтенный профессиональный дипломат семнадцать раз лгал под присягой при пяти сменявших друг друга аминистрациях, и все политические фракции в Вашингтоне чтили его за столь бескорыстный альтруизм.»
Джозеф Хеллер (англ. Joseph Heller, “Good as Gold”)

Легендарное стихотворение «Мой товарищ, в смертельной агонии» остается на слуху уже больше 75 лет. С известной самонадеянностью можно ожидать, что из русской литературы оно не исчезнет. Его полагалось бы исследовать вместе с другими стихами Иона Дегена. Этот поэт и его стихи срослись с историей страны в ее минуты роковые и не дают забыть трагического прошлого. Вместо этого, как это иногда бывает с высокими достижениями духа, оно стало предметом оспаривания.

Оппоненты Дегена, Красиков-Коренев, Ю. Колкер, И. Сухих и другие, фактически высказали три неравноправных аргумента:

  1. Сомнительнось авторства.
  2. Удивление низким качеством стихов.
  3. Возмущение неэтичностью позиции автора, т. н. мародерством.

Принципиально, конечно, авторство, поскольку если автор другой, то и все упреки следует направлять другому. Странно, что обличители не замечают алогизма: «этот мародер написал паршиво да еще и украл у мягкосердечного добротного поэта».
Верно и обратное, если автором стихотворения является Деген, то все остальные вкусовые мнения можно будет спокойно проигнорировать или отдельно, с куда меньшей строгостью, обсудить мелочность и надуманность нападок на стихи и автора.

1. Авторство

«Соберите по тридцать копеек. Я укажу вам истинную могилу Пушкина, которую большевики скрывают от народа!»
Сергей Довлатов, «Заповедник»

Постараюсь дополнить агрументы Виктора Жука («Посмертная кампания…», «Семь искусств» №10(91), октябрь 2017 г.), не повторя их. Начать следует с хронологии.

В 1944 году Деген написал свое стихотворение и уже в 1945 году оно было прочитано им публично в литературном собрании, где было принято с восторгом. Важно подчеркнуть, что речь идет о 8 строках Дегена. Восторг был таков, что потеряв в пересказах и переписках имя автора, стихи пытались публиковать и опубликовали, как анонимные. Это были все те же 8 строк с вариациями по вкусу редакторов. Согласия автора спросить было не у кого. Списки и энтузиазм привели к появлению подражаний уже значительно отклоняющихся от оригинала в объеме, ритме, сглаженности и т.д.

С 1967 по 1991 годы у СССР не было дипломатических отношений с Израилем. Вскоре после их восстановления был обнаружен и автор стихов. Автором оказался практикующий хирург Ион Деген. Он был известным професионалом, автором многих статей и монографии по ортопедии. Со времени выступления Дегена прошло уже 46 лет. По подтверждениям ряда еще живых свидетелей и другим признакам признание автора было единодушным и неоспоримым. Других претендентов не наблюдалось. Любой другой должен был бы предоставить свое творчество, как свидетельство.

В книге Иона Дегена «Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена», Израиль, 1991 г. опубликован оригинал стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии». Тогда же книга попала в СССР.

Однако, в 1994 году была опубликована еще одна вариация этого стихотворения. Ее автор, советский поэт Коренев, умер накануне публикации, и дело о его наследии продолжил Мих. Красиков.

Пока еще были живы свидетели истории выступления и безымянных публикаций стихов Дегена, ветераны войны, деятельность Красикова категорически ими отметалась, как пасквильная. Вердикт «Авторство И. Дегена неоспоримо» остается единственным. В 1995 году Евтушенко встречался с Дегеном в Израиле, после чего он без колебаний включает эти стихи под именем Дегена в антологию «Строфы века». Казалось дело Коренева-Красикова забыто, и вошло в список курьезных «народных» подражаний.

Проходит еще 20 лет. Красиков, относительно молод, он мобилизует дочерей Коренева и возобновляет свой поход. Следует ряд разоблачительных публикаций в основном в православной прессе. Претензии Красикова поддержал своими абстрактно нравоучительными проповедями поэт Юрий Колкер, впрочем, как бы и не обсуждающий авторства. И вот в компанию вступает авторитетный журнал «Новый мир» со статьей профессора литературоведения Игоря Сухих. На сей раз при склонности признать авторство Дегена в его адрес высказано сомнение. Игорь Сухих снимает с себя мантию профессора, объявляя о своем вкусовом пристрастии, но его формальный вес молчаливо присутствует. При этом, сообщая, что ему эстетически не нравится текст Дегена, он ничего не говорит об альтенативном стихотворении. Одним словом, независимо от деклараций, сам анализ Сухих сомнения в его взглядах не оставляет.

1. Свои стихи Ион Деген впервые прочел на встрече с литераторами в 1945 году, сам он себя поэтом ни тогда ни позже не считал. Он вспоминал об этом так:

«— С Вами хочет поговорить Сергей Орлов, — услышав это, я разволновался. Автор строк «Его зарыли в шар земной, / А был он лишь солдат» [1944 г. — А. Л.] хочет со мной поговорить?»

Дальше состоялся разговор двух выживших, горевших и покромсанных танкистов. Опускаю подробности и свидетельствую, что именно об Орлове, редком, как и он сам, выжившем танкисте, говорил Деген, выступая в Тель-Авиве в клубе «Дон Кихот» осенью 2015 года.

Профессор Сухих сомневается:

«Не было ли среди москвичей другого поэта-фронтовика с обожженым лицом?»

— ведь Орлову было затруднительно оказаться в это время в Москве.

Удивляет, что истцы вопреки презумпции невиновности требуют доказательств у ответчика, вместо того, чтобы предоставить свидетельства отсутствия Орлова. Усомиться можно во всем и всегда. Сомнительно, однако другое. Кто, как ни профессор литературоведения мог бы назвать поэта-фронтовика с обожженным лицом? Много ли вообще танкистов выжило после извлечения из горящего танка? А сколько среди них поэтов? Наверняка на пальцах одной руки. Игорю Сухих проще, чем кому-либо возразить Дегену, обнаружив такого поэта. Хотелось бы развеять сомнения, зачем Игорь Сухих лениво сомневается: «да кто его знает, кто там был», вместо точного ответа.

2. Почему же ни Красиков, ни Сухих не были также требовательны к себе в датировках и локациях и ни словом не обмолвились, при каких обстоятельствах Деген мог ознакомиться со стихами Коренева, а то и с ним самим. Как вариант, они могли быть опубликованы в какой-то фронтовой многотиражке, добравшейся в часть к танкистам. Тогда в архивах обязательно сохранилась бы копия, особисты бы не потеряли. Это закрыло бы лакуну. Это только одно из возможных объяснений, но не приведено и оно.

Пока такого объяснения нет — нет и факта. Обвинение превращается в конспирацию.

Сегодня в археологии всякий артефакт, который «найден» вне зарегистрированных раскопок, т.е. вне того самого следа, о котором выше шла речь, объявляется подделкой. Российскому литературоведению еще очень далеко до современной археологии в добросовестности выводов.

Более того, у литературоведов не соблюден и такой базовый принцип науки, как последовательность: аргумент в одном случае — это аргумент во всех подобных случаях. Об этом и следующий довод.

3. Предоставление кореневского автографа 1942 или близкого года, разумеется, до выступления Дегена в 1945, было бы сильным аргументом. Однако ожидание какого-либо объяснения на этот счет оставлено без ответа. А жаль, такое молчание красноречивее многих слов, оно свидетельствует об отсутствии рукописного автографа тех лет.

К слову, Игорь Сухих ученый-литературовед, естественно было бы услышать от него объяснение противоречивых правил его коллег при установлении авторства. В нашем примере Коренев, почти наш современник, объявляется автором стихов, не предоставляя хронологически достаточно ранний автограф. В то же время, например, Дмитрию Веневитинову отказано в авторстве на стихотворение «Родина» только потому, что автограф не было найден. Не станем защищать Веневитинова неуместным вопросом: а где тот поэт, у которого через почти 200 лет сохранились рукописи всех стихов? Им ведь никто не отказывает в авторстве?

Родина

Природа наша, точно, мерзость:
Смиренно плоские поля —
В России самая земля
Считает высоту за дерзость, —
Дрянные избы, кабаки,
Брюхатых баб босые ноги,
В лаптях дырявых мужики,
Не проходимые дороги
Да шпицы вечные церквей —
С клистирных трубок снимок верный,
С домов господских вид мизерный
Следов помещичьих затей,
Грязь, мерзость, вонь и тараканы
И надо всем хозяйский кнут —
И вот что многие болваны
“Священной родиной” зовут.

Стихи были написаны в 1826 г. двадцатилетним ровесником Дегена за год до смерти. Мгновенно обрели широкую по тем временам популярность. И никто не сомневался в авторстве Веневитинова. Об этом сохранилось свидетельство Лермонтова. Но вот беда: автограф не сохранился, сохранились только списки. И никто другой на авторство не стал претендовать. Стыдно, наверное, было при известном авторе. И назначен автор не был. Даже теперь никому другому авторство не приписывают, пришлось бы назначить известного поэта, стилистически близкого, а такого нет, кроме Веневитинова. Это не мешает до сих пор лишать Веневитинова авторства на свое стихотворение. Даже при коммунистах оно не было явлено публике. В полной книге Веневитинова из серии «Литературные памятники» (1980) его нет. Зато оно попало в Примечания к книге в серии «Поэтическая Россия» (1982) и теперь его не остановить. Такая вот у Веневитинова Родина.

В нашем же случае, наоборот, автор есть, а у истцов нет автографа. И тем не менее истцы настаивают на замене автора. Вопрос Игорю Сухих: что объясняет такое разнообразие решений ваших коллег при однотипных обстоятельствах?

4. Естественно рассмотреть еще один аргумент, на самом деле самый важный для ученого: однородность стиля. Надо отдать должное Игорю Сухих, он цитирует много стихов Дегена. Этого было бы достаточно, только надо было не ругать их, а хладнокровно, как положено ученому, избегая демонстрации своего вкуса, который малоинтересен, обратить внимание на однородность стиля, риторики, на появление в одной и той же голове на фоне одного и того же опыта, с одним и тем же способом построения текста и с теми же особенностями.

Возможно Игоря Сухих остановило мнение:

«… сразу видно, что Коренев присочинил свои довольно слабые строчки к знаменитому восьмистишию, считая его «бесхозным». Авторство И. Дегена неоспоримо».

Это мнение принадлежит современнику событий, с опытом войны, главному редактору «Вопросов литературы», критику Л.И. Лазареву. Игорь Сухих и сам присоединяется к этому мнению. Мне же не хочется высказывать свое, оно нисколько не важнее, чем честное мнение любого читателя. Каждый сам сможет решить, способен ли он сравнить тексты корректнее, чем это сделали эксперты.

5. Но есть и кое-что еще. Есть еще одно стихотворение, близкое по тексту:

Похороним тебя как положено
В плащ-палатку тебя завернём
Бросим комья земли замороженной
Из винтовок впоследок пальнём

С каждым боем нас меньше становится
Вот немного сейчас отдохнём
Пусть дорога чуток подморозится
Ну, а с зорькой мы дальше пойдём

Ты не плачь, не стони — ты ж не маленький…
Ты не ранен — ты просто убит…
И с боями пройдут твои валенки
Не однажды хозяев сменив…

Его написал погибший на войне студент-филолог, младший лейтенант Виктор Кижеватов. Незадолго до смерти его мать показала моему старинному знакомому, профессору Свердловского пединститута Алексею Борисовичу Греблакову, теперь тоже усопшему, незрелые стихи сына, присланные вместе с письмом. В письме сын рассказал, как в 1944 в одном из госпиталей он встретился с Дегеном, который показал ему свои стихи. И как был восхищен тогда раненый Виктор стихами юного танкиста. Тогда же он написал свой вариант и послал его молодому поэту Кореневу, своему сослуживцу и другу, переведенному в другую часть. Сын просил мать сохранить это письмо со стихами.

Вскоре автор стихов погиб. Развитие событий всем известно.

Недавно эти анонимные стихи появились в интернете. Стихи явно не дилетантские, с церковнославянскими вкраплениями («впоследок») я обнаружил в комментариях к блогу, где одна из дочерей Коренева настаивала на авторстве своего папы. Каким же мародером теперь выглядит ее папа! Как труден путь правды!

Не стану продолжать эту шутку. И стихов подобных и историй, в которые кто-то обязательно поверит, может появиться еще несколько. Представьте, что кто-то мог бы вдобавок сфабриковать рукопись. Это не так сложно, еще можно найти бумагу и чернила тех лет, почерк любой, других-то рукописей нет, экспертиза бессмысленна. И вот готов еще один автор шедевра.

Мне хотелось бы ознакомиться с аргументацией Игоря Сухих в защиту авторства Коренева перед таким новым претендентом. А ведь таких вариаций и авторов может появиться завтра еще несколько. Какие доводы он приведет против так подробно сфальсифицированной подделки, с куда более сильными фактами, чем у Красикова с Кореневым. Истцам полезно знать, что отмалчиваться небезобидно, завтра с таким же молчанием появится еще пяток кандидатов.

И чем такой фэйк уступил бы фэйку Красикова? Разве он был бы аморальнее, чем выдуманное Красиковым признание Кореневым авторства на оригинал? Коренев мог признать авторство на свою переделку. Это признание Красиков, видимо, и выдал за подтверждение Кореневым своего авторства на оригинал. А ведь других аргументов Красиков не приводит. Вот это «признание» — единственное, что противостоит всем фактам. Для усиления следует посеять сомнение, каким угодно способом — это и есть стратегия обвинения. Пора снова вспомнить принципы археологов и спокойно объявить сведения, сообщенные Красиковым — подлогом, фальшивкой или фэйком.

У многих невыразительных поэтов возникает желание переписать яркое сочинение по-своему, посмотреть, что получится. Но никто из них на авторство обычно не претендует. Разговор о переводчиках оставим за скобками. Обвинять в этом Коренева я не стану, он ничего такого в течение всей своей жизни не заявлял, тем более отвратительно приписывать ему это после его смерти. Красиково Красикову.

Осталось отметить вслед за Е.М. Берковичем, что мнения близких родственников с обеих сторон не принимаются, как свидетельства. Другие свидетельства отсутствуют.

Если обвинение продолжит «обоснованно сомневаться», то ему придется ответить на вопросы, поставленные выше в пп. 1-5.

В отличие от истцов, у меня нет доводов против авторства Иона Дегена, как нет ни малейших сомнений в его авторстве.

Знаю, знаю я повадки той Родины. Там «не сдаются» на милость ни логике, ни совести. На то и поддерживается там беззаконие и безнравственность, чтобы брать на горло, наваливаться скопом, угрожать «во имя правды».

Дело о легенде, однако, не внутрироссийское и, как обычно, в таких случаях появляются две правды, по разные стороны границ. Придется российским литературоведам играть в наперстки самим с собой. Мы давно говорим на разных языках.

Продолжение следует

Приложение

  1. Стихотворение Иона Дегена «Мой товарищ, в смертельной агонии…» см. авторскую подборку в авторской редакции.
  2. Виктор Жук. Посмертная кампания «за правду» против Иона Дегена, «Семь искусств» №10 (91), октябрь 2017 г.
  3. Игорь Сухих. История легенды.
  4. Евгений Беркович. Открытое письмо профессору И.Н. Сухих, «Семь искусств» №8-9 (124) август-сентябрь 2020 г.
  5. Евгений Беркович. Литературные мародеры и их добровольные помощники.
  6. Юрий Колкер. Мародер в законе.
  7. Дмитрий Веневитинов. Стихотворения, Москва, «Советсткая Россия», 1982 г. стр. 166.
  8. Lkamrad. «… ты не ранен, ты просто убит…»
Print Friendly, PDF & Email

35 комментариев к «Арон Липовецкий: Дело о легенде»

  1. «Трупы на берегу, которые зарыло, которые грязью и водой заплескало, иные воздушной волной откатило в реку, одежонку, какая была, поснимали с мертвых живые. Мертвые, кто в кальсонах, кто в драной рубахе, кто и нагишом валялись по земле, полоскались в воде. С лица Ерофея снесло платочек, в глазницы и в приоткрытый рот насыпалось ему земного праху. Раздеть его донага не успели или не захотели — грязен больно, ботинки, однако, сняли. Что ж делать-то? Полно народу на плацдарме разутого, раздетого, надо как-то прибирать себя, утепляться. По фронту ходила, точнее кралась тайно, жуткая песня:

    Мой товарищ, в смертельной агонии
    Не зови понапрасну друзей.
    Дай-ка лучше согрею ладони я
    Над дымящейся кровью твоей.
    Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
    Ты не ранен, ты просто убит.
    Дай на память сниму с тебя валенки,
    Нам еще наступать предстоит…»

    © В.П. Астафьев «Прокляты и убиты. Книга вторая. Плацдарм»
    Первая книга романа написана в 1990—1992 годах, вторая книга в 1992—1994 годах. Роман не окончен, в марте 2000 года писатель заявил о прекращении работы над романом (из википедии)

    1. » … Полно народу на плацдарме разутого, раздетого, надо как-то прибирать себя, утепляться. По фронту ходила, точнее кралась тайно, жуткая песня …»
      ========
      Песня шокирует, это очевидно. Но совсем непонятно, хотел ли A.J.L. и/или В.П. Астафьев что-то сказать о ПРИЧИНАХ того, почему эта песня ходила по фронту. На полном ужасов плацдарме у некоторых солдат была ПОТРЕБНОСТЬ петь эту песню. Какая потребность и у кого?

      1. Это роман, а не документ, смещение времени в fiction (43г.) не нуждается в оправдании, так же как и Ваше замечание. Романист Астафьев, известен, как антисемит, но текст он приводит в редакции Дегена, придерживаясь и косвенно подтверждая его авторство.

        1. «Заиграете» вы память о выдающемся человеке, как «Заиграно!» и стихотворение «Мой товарищ…». Это, кстати, сам И. Деген сказал об этом стихотворении в фильме В.Смехова на камеру.
          Я бы добавил «Дело ваше», но поскольку речь не только о вашей памяти — дело уже не только ваше.

          1. Согласен. Статья закончено, она все-таки выйдет, сБП. Надо было указать на заказчика. Но Вы правы: «Гречневая каша сама себя хвалит.»

  2. https://pikabu.ru/story/tyi_ne_ranen_tyi_prosto_ubit_3822947
    LKamrad 5 лет назад
    …ты не ранен, ты просто убит…
    В 2012 году в ему как и остальным ветераном в российском посольстве военный атташе под звуки торжественной музыки вручил очередные юбилейные награды. После окончания церемонии наш ершистый герой прочитал вот эти свои стихи.
    * * *
    Привычно патокой пролиты речи.
    Во рту оскомина от слов елейных.
    По-царски нам на сгорбленные плечи
    Добавлен груз медалей юбилейных.

    Торжественно, так приторно-слащаво,
    Аж по щекам из глаз струится влага.
    И думаешь, зачем им наша слава?
    На кой… им наша бывшая отвага?

    Безмолвно время мудро и устало
    С трудом рубцует раны, но не беды.
    На пиджаке в коллекции металла
    Ещё одна медаль ко Дню Победы.

    А было время, радовался грузу
    И боль потерь превозмогая горько,
    Кричал «Служу Советскому Союзу!»,
    Когда винтили орден к гимнастёрке.

    Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
    Равны в пределах нынешней морали
    И те, кто блядовали в дальнем штабе,
    И те, кто в танках заживо сгорали.

    1. По-моему, последняя строфа — прямая наследница лучшего стихотворения войны и сильнейшее доказательство авторства.

    2. В 2012 году в ему как и остальным ветераном в российском посольстве военный атташе под звуки торжественной музыки вручил очередные юбилейные награды. После окончания церемонии наш ершистый герой прочитал вот эти свои стихи.
      * * *
      Привычно патокой пролиты речи…
      ========
      И.Л.Деген обладал достаточной выдержкой и тактом,
      чтобы не читать это стихотворение на приёме в посольстве.
      Слишком не та была обстановка.

  3. Господа, коллеги, друзья! Кому мы доказываем? Клеветникам и лгунам доказывать бесполезно, они носители «высшей истины», их аргументацией не сбить. Не на таких напали! Ну а сами мы знаем, кто автор, качество стиха и его глубочайший смысл. На мой взгляд интересно понять для чего, к примеру, Игорю Сухих это стремление доказать недоказуемое. Какая его личная цель, зачем ему это?
    Сразу скажу — я не знаю, могу лишь предполагать. А предполагаю я вот что, без этого, профессору пришлось бы делать реальную оригинальную работу, а идей не хватает, вот и вцепился в каблук Ионе Лазаревичу. Выше не допрыгнул. Появилась профессорская статья, «Он [вроде] уважать себя заставил. И лучше выдумать не мог».
    Других причин я не смог найти.
    Алекс Тарн — это совсем другая песня. Явные признаки звездной болезни, он над всеми. Ему сверху видно все, и он выносит вердикт. Натанияху — палач Амноны, Деген — воспевает мародерство, и не тени сомнения. Он прав всегда и во всем. Нечто подобное я читал в автобиографии Дали. Он написал, что он — гений, а потому все, что он делает — гениально, даже то, что он делает в ночной горшок. (От книги я избавился). Так и Тарн. Ему есть смысл притормозить.

    1. Этот комментарий обращен не ко мне, но за себя я могу ответить. Если мне чего-то не хватает, то отсутствия возражений и встречных сомнений.

  4. Огромное спасибо Арону Липовецкому! Он действительно дополнил агрументы Виктора Жука («Посмертная кампания…», «Семь искусств» №10(91), октябрь 2017 г.), не повторя их. А ведь по моему мнению, высказанному в статье «Через ТАРНии к звёздам» недельной давности, «Очень серьезное исследование на эту тему провёл и опубликовал в журнале «Семь искусств» Виктор Жук. Его научное доказательство авторства Дегена непоколебимо».
    Но научная работа такого уровня должна избегать неточности, которые я вынужден исправить.
    «В 1944 году Деген написал свое стихотворение и уже в 1945 году оно было прочитано им публично в литературном собрании, где было принято с восторгом».
    На самом деле стихотворение было принято в штыки (кроме как Сергеем Орловом): Эти стихи, по папиному свидетельству, Константин Симонов и литературный генералитет «не просто лаяли и песочили — в пыль растирали. Как это офицер, коммунист мог стать апологетом трусости, мародёрства, как посмел клеветать на доблестную Красную армию. Киплинговщина какая-то». Это обстоятельство совершенно не влияет на чёткую доказательную схему Арона Липовецкого. Тем более желательна точность.
    «С 1967 по 1991 годы у СССР не было дипломатических отношений с Израилем. Вскоре после их восстановления был обнаружен и автор стихов».
    Имя настоящего автора было названо в статье «Стихотворение и его автор» Вадима Баевского в третьем номере журнала «Вопросы литературы» за 1990 год. Мелочь, пустяк, но…
    «Однако, в 1994 году была опубликована еще одна вариация этого стихотворения. Ее автор, советский поэт Коренев, умер накануне публикации».
    Коренев умер в 1989 году. «Накануне», конечно, понятие растяжимое… И снова, это никак не влияет на доказательную схему.
    «Претензии Красикова поддержал своими абстрактно нравоучительными проповедями поэт Юрий Колкер, впрочем, как бы и не обсуждающий авторства».
    Значит, не поддержал. А поддержал литератор Алекс Тарн.
    Далее. В своём блестящем упражнении с фейком Арон Липовецкий приводит 3 четверостишия и отмечает: «Недавно эти анонимные стихи появились в интернете». На самом деле эти стихи появились в интернете в 2014 году следующим образом:
    http://litcult.ru/lyrics.ljubimie-stihi/1132
    Ион Деген (с фотографией!)

    Мой товарищ, в смертельной агонии
    Не зови понапрасну друзей.
    Дай-ка лучше согрею ладони я
    Над дымящейся кровью твоей.
    Ты не плачь, не стони ты, мой маленький.
    Ты не ранен, ты просто убит.
    Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
    Нам еще наступать предстоит.
    Похороним тебя как положено
    В плащ-палатку тебя завернём
    Бросим комья земли замороженной
    Из винтовок впоследок пальнём
    С каждым боем нас меньше становится
    Вот немного сейчас отдохнём
    Пусть дорога чуток подморозится
    Ну, а с зорькой мы дальше пойдём.
    Ты не плачь, не стони — ты ж не маленький…
    Ты не ранен — ты просто убит…
    И с боями пройдут твои валенки
    Не однажды хозяев сменив…
    1944
    В статье «Маразматический этюд, Фальсификация и Анатомия Домысла» (опубликованной в «Мастерской» под искажённым названием «Фальсификация и Анатомия Домысла. Маразматический этюд») я так отреагировал на это:
    «Я прочитал этот «полный текст» и обалдел (не употребляю правильное понятие, т.к. сей портал не приветствует использование ненормативной лексики). Пошёл по ссылке — и обалдел ещё больше. 2014 год! При папиной жизни! Как это прошло мимо него?
    Два первых четверостишия — папино стихотворение c «исправлением» Евтушенко (Ты не плачь, не стони ты, мой маленький). Остальные три не имеют к нему никакого отношения. Я это официально заявляю как его правопреемник, но полагаю, что и невооружённым глазом видно: эти три четверостишия не могли быть написаны Ионом Дегеном.
    Как родилась эта фальсификация? Кому она нужна? Понятия не имею.
    В заключение, не исправление неточности, а, наоборот, подтверждение тезиса: «Естественно рассмотреть еще один аргумент, на самом деле самый важный для ученого: однородность стиля». В вышеумомянуой статье «Через ТАРНии к звёздам» я написал: «И, наконец, литератор Тарн мог бы сам прийти к неизбежному выводу, что «Мой товарищ…» и «На фронте не сойдёшь с ума едва ли» написал один и тот же поэт».

  5. А вот, что сам Деген говорит о стихотворении «Мой товарищ» в фильме» Вениамина Смехова «Последний поэт великой войны. Ион Деген» https://ok.ru/video/299565584753 :
    «Когда мне говорят о моём этом стихотворении «Мой товарищ» — я вспоминаю первый фортепьянный концерт Чайковского. Я его очень люблю — хороший… та-ти-та-там, та-ти-та-там… Заиграно Вот так это стихотворение для меня — заиграно. Заиграно. Вот так это стихотворение для меня — заиграно. Я его не люблю.»
    А про себя он с гордостью говорит (в конце этого же фильма):
    «Хороший врач! Хороший врач!»
    У него даже выражение лица меняется (вот я кто на саом деле — Ц.Б)!
    А ваши, господа, попытки «защитить честь Дегена» от комариных укусов всяких там «литераторов» (и около), поместив его на «полочку в шкафу» — автор именно этого (!) стихотворения (Мой товарищ), сродни попыткам «впихнуть невпихуемое», причём не из-за мягкости, а из-за величины.
    Ну не помещается Ион Деген на эту «полочку в шкафу»!
    Он — глыба! «Матёггый человечище», выражаясь языком классика марксизма-ленинизма.

  6. Деген обойдется, а вот новые поколения читателей — вряд ли. Я уже приводил пример с Википедией — источником знаний для миллионов. Если судить по ней, то автором стихотворения безальтернативно является Коренев. И это подтверждено мнением профессора Славянской академии. О Дегене там и речи нет. И эта ложь будет и дальше распространяться, как опухоль. Можно уповать на здоровый организм, но все же врачебное вмешательство не помешает.

      1. А это то, что выдаёт «товарищ Гоголь» на запрос: Стихотворение «Мой товарищ»
        https://www.google.com/search?q=%D0%A1%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%C2%AB%D0%9C%D0%BE%D0%B9+%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%89%C2%BB&sourceid=ie7&rls=com.microsoft:en-US:IE-Address&ie=&oe=#spf=1608465161750
        Поэтому… пусть подохнут завистники — тьфу на них! 🙂

      2. Zvi Ben-Dov: «И это тоже из Википедии».
        Это Вы вошли, зная, кто такой Деген. А теперь войдите с другой стороны. Откройте статью «Коренев, Александр Кириллович» https://ru.wikipedia.org/wiki/Коренев,_Александр_Кириллович
        Там о Дегене нет ни слова. Зато есть ссылка на статью профессора Страховской «Товарищу Кореневу, поэту и человеку»: https://cyberleninka.ru/article/n/tovarischu-korenevu-poetu-i-cheloveku/viewer
        А в этой статье, напечатанной в сборнике «Славянский мир в третьем тысячелетии», М., 2015, на стр. 240 читатель прочтет: «Фольклорный вариант одного из военных стихотворений Александра Коренева напечатал в “Огоньке” Е. Евтушенко как стихи “неизвестного поэта”, назвав автора гениальным и согласившись с мнением М. Луконина (1918–1976), что это лучшее стихотворение о войне». И что подумает этот читатель, до того не знавший Дегена?

        1. Зашёл. В этой статье в Википедии ничего нет о стихотворении «Мой товарищ» , но есть ссылка на статью некой Ю. Михайловой (статью И.Страховской ещё найти надо) — ну и что?

          Как в анекдоте о жалобе пенсионера на то, что у него из окна видно что происходит в женской бане и это ему очень мешает.
          К нему пришли проверить — ничего не видно.
          — ?
          — А вы на шкаф залезте! (статья Ю.Михайловой)
          Есть другая концовка этого же анекдота. (статья И.Страховской)
          Залазят на шкаф — ничего не видно.
          — А вы отодвиньтесь от стенки. Ещё чуть-чуть. Ещё…
          Проверяющий падает со шкафа.
          — Вот и я так!

          Да пошли они (эти критики) все… Зачем из-за них «со шкафа падать»

  7. Уважаемый Zvi Ben-Dov, если когда-нибудь, переходя улицу по пешеходному переходу на свой зеленый свет, Вы увидите, что грузовик прёт на Вас и не желает останавливаться, то не стоит Вам убеждать самого себя, что правила на Вашей стороне. Уж лучше отскочить, тогда у Вас будет возможность посмеяться или обматерить водилу, который нарушает правила.

    1. Если в зоопарке обезьяна показывает мне зад — я не спешу снять штаны, чтобы показать ей свой.
      Такая аналогия больше подходит, по-моему 🙂

  8. Тем, кто до сих пор считает, что выступать в защиту авторства стихотворения Иона Дегена не следует, приведу ссылку на новую атаку «дегеноборцев»: https://gazon.media/news/nauka/na-nauchnoy-konferentsii-v-novgu-razrushili-legend/
    Обратите внимание на заголовок статьи: «На научной конференции в НовГУ разрушили легенду о лучшем стихотворении о войне». Профессор Сухих продолжает линию статьи в «Новом мире», о которой я писал в «Открытом письме». Он ставит под сомнение авторство Дегена и одновременно критикует его же за низкое качество стиха. Вот как закончил он свое выступление: «Деген опубликовал около 40 стихотворений. Вскоре после создания самого известного из них он практически перестал заниматься лирическим творчеством, стал врачом, впоследствии эмигрировал в Израиль. Его стихотворения представляют собой вполне альбомную дилетантскую лирику, которая в силу различных исторических обстоятельств превратилась в легенду, — подытожил Сухих. Вот я и хотел бы еще раз задать вопрос тем, кто с 2017 года по сей день считает борьбу Портала за честь Дегена лишней и даже вредной: вы по-прежнему так считаете? Значит, вы фактически на стороне литературных мародеров. Здесь полутона неуместны.

    1. Ну и тьфу на Сухих, а Деген как-нибудь обойдётся без защитников своей чести — максимум ботинки заплюют, если допрыгнут. 🙂

    2. Дегеноборцы на марше … Но теперь уже дегеноборством замарался не только «Новый мир», в июле опубликовавший статью И. Сухих, а осенью не принявший мой ответ на неё, потом напечатанный в http://7i.7iskusstv.com/y2020/nomer8_9/kagan/, но и мусатовская конференция https://gazon.media/news/nauka/na-nauchnoy-konferentsii-v-novgu-razrushili-legend/
      Логика этого дегеноборства представлена в следующем отрывке (простите длинную цитату):
      «Игорь Сухих отметил наличие в стихотворении явной реминисценции (использование фрагментов ранее публиковавшихся произведений) из поэмы Александра Твардовского «Василий Тёркин». У Дегена есть строчки:
      «Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
      Ты не ранен, ты просто убит».
      У Твардовского:
      «Он привстал:
      — Вперед, ребята!
      Я не ранен. Я — убит…».
      При этом, глава «В наступлении» была опубликована в 1943 году, а своё стихотворение Деген написал только в декабре 1944-го.
      А стихотворение английского поэта XIX века Роберта Браунинга 1842 года «Случай во французском лагере» содержит строки:
      «Ты ранен?» И, как долг велит,
      Тот отрапортовал:
      «Нет, я не ранен — я убит», —
      И мёртв пред ним упал».
      Я не утверждаю, что это прямая цитата, но это реминисценция, ухудшающая исходный текст, — считает Игорь Сухих. Деген опубликовал около 40 стихотворений. Вскоре после создания самого известного из них он практически перестал заниматься лирическим творчеством, стал врачом, впоследствии эмигрировал в Израиль. Его стихотворения представляют собой вполне альбомную дилетантскую лирику, которая в силу различных исторических обстоятельств превратилась в легенду, — подытожил Сухих».
      Итак, в реминисценции столетней давности строфы из Роберта Браунинга обвиняется не признанный литератор 33-летний А. Твардовский с 8-летним литературным стажем, который, правда, тоже едва ли мог быть знаком с творчеством Браунинга, а 19-летний мальчишка, росший в маленьком провинциальном городке в бедности после смерти отца, когда ему было три года, с матерью, в 12 лет начавший зарабатывать помощником местного кузнеца, в 1941-ом 16-летним мальчишкой ушедший на фронт и уж точно Браунинга не читывал. И невдомёк известному критику, что все эти годы на фронте, не раз раненный Ион Деген не «лирическим творчеством занимался», а поэтически свидетельствовал.

      Есть разные мнения, а есть вещи, которые стыдно делать, но разницы между ними И. Сухих, похоже, не знает.

  9. Ты не плачь, не стони — ты ж не маленький…
    Ты не ранен — ты просто убит…
    И с боями пройдут твои валенки
    Не однажды хозяев сменив…

    Его написал погибший на войне студент-филолог, младший лейтенант Виктор Кижеватов. Незадолго до смерти его мать показала моему старинному знакомому, профессору Свердловского пединститута Алексею Борисовичу Греблакову, теперь тоже усопшему, незрелые стихи сына, присланные вместе с письмом. В письме сын рассказал, как в 1944 в одном из госпиталей он встретился с Дегеном, который показал ему свои стихи. И как был восхищен тогда раненый Виктор стихами юного танкиста. Тогда же он написал свой вариант и послал его молодому поэту Кореневу, своему сослуживцу и другу, переведенному в другую часть. Сын просил мать сохранить это письмо со стихами.

    Вскоре автор стихов погиб. Развитие событий всем известно.
    ————
    Уважаемый Арон. Хотелось бы где-то найти подтверждение этой совершенно умопомрачительной истории…!

    1. Уважаемая Ася! Предполагаю, что, задав свой вопрос, Вы прочли пару следующих абзацев и уже знаете, что вся эта история придумана мной, как шутка. Само стихотворение нашлось в интернете. Оно анонимно, иначе я указал бы имя его автора.
      Это был бы фейк и, похоже, удачный, судя по Вашей реакции, если бы я не написал, что это выдумка.
      Это была шутка, Ася. Но представьте, сколько такого небезобидного мусора бытует вокруг нас.

        1. Soplemennik, можно делать ставки на Ваш бой с Красиковым? Поставлю на Вас, смельчак.

          1. A.J.L. 20 декабря 2020 at 13:16

            Soplemennik, можно делать ставки на Ваш бой с Красиковым? Поставлю на Вас, смельчак.
            ========
            Нет, не надо. Я уже много лет на тренерской работе.
            А тут нужен литератор-каратист.

      1. Повторюсь…
        Стёб — штука опасная. Многие могут и за правду его принять. 🙂

    1. В данном случае «пищите» относилось только к вам, поскольку было под вашим же комментом 🙂 (обозначает улыбку, но вы можете к относиться к этому смайлику так, как считаете для себя правильным)

  10. Суслики, возмущённо попискивая, выстроились вокруг огромнейшего валуна с целью не позволить нескольким крысам его (валун) закопать.
    Самое забавное в этом было то, что даже если бы суслики не вмешивались, а крысы подкапывались под валун без перерывов на завтрак обед и ужин — не хватило бы не только их крысиного века, но веков их потомков на многие поколения вперёд.
    Но сусликам было не до расчётов — каждый из них желал, чтобы именно его писк (как главного защитника валуна) был услышан, и они продолжали пищать, хотя крысы уже давно ушли… 🙂

      1. Ещё раз…
        Ион Деген — это глыба. Его не закопать никаким крысам. Поэтому сусликам стоит прекратить писк. 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *