Ольга Генкина: Именем Вашим живём!

 381 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Педагог и его ученики объездили с гастролями всю Германию, Францию, Россию. Постановки были удостоены дипломов многих престижных театральных смотров. Особенно гордился Баркан грамотой бургомистра «За пропаганду русского языка и культуры в Германии».

Именем Вашим живём!

Творческое, педагогическое и режиссёрское долголетие С.А. Баркана

Ольга Генкина

С.А. Баркан

Уходит тяжелый 2020 год и прошло уже 10 лет с тех пор как ушел из жизни Педагог от Бога, великий режиссер Семен Аркадьевич Баркан. В 2021 году ему исполнилось бы 105 лет. Его ученики и единомышленники публиковали свои статьи об этом замечательном человеке на своих сайтах, выкладывали в интернете видео, в котором успели снять Семена Аркадьевича, рассказывающего о своём творчестве… Многие материалы о нем ждут своих публикаций… Много интересного знает уникальная семья Синявских, Дмитрий Синявский — ведущий актёр русского драматического театра в Бремене, его директор до 2018 года, и его жена Светлана — » ходячая энциклопедия» всего творческого, что происходило в Бремене. Она вела театральный дневник, конспектировала бесценные рассказы Семена Аркадьевича о его жизни, творчестве и так называемые методические указания нестандартной театральной школы профессора. Это — удивительные люди! Спустя 17 лет они продолжили общение со мной как будто мы не расставались. Светлана и Дима обладают редким даром — даром общения с людьми без высокомерия и чванства.

Сейчас я как бы поднимаю — 6-8 волну воспоминаний и не сомневаюсь, что будет ещё и 9-я, и 10-я, потому что с годами, после смерти человека, если это неординарная личность, его связь с нами не ослабевает, а делается активнее и плодотворнее. Большое видится на расстоянии. Я не ставлю целью описывать биографию Семена Аркадьевича Баркана в хронологическом порядке. Читатель может это прочесть в Википедии, для меня ценно цитировать самого Семена Аркадьевича, его учеников и единомышленников: Дмитрия Синявского, Юрия Векслера, Матвея Гинзбурга, Андрея Ремпле, Аркадия Железня, Катю Бортин, Киру Петрову, Лиду Фрадкину, Марию Махову и других…
Нескромно начну с личных воспоминаний о знакомстве с Семеном Аркадьевиче, который живет в моем сердце по сей день. Есть у этого человека такое свойство — перерождать других людей, открывать в них скрытые таланты и оставаться навсегда в их душах. В Бремен по еврейской эмиграции я приехала одна в 2000 году. Более года жила в международном и еврейском лагерях в тоске по своей профессии музыканта и педагога по классу фортепиано. С появлением возможности переехать в квартиру, я стала знакомиться с певцами, скрипачами, которым я могла бы аккомпанировать в концертах Бременской синагоги и в Русском обществе под руководством Ефима Брусиловского. Своего инструмента у меня, естественно, не было и репетиции к концертам мы устраивали в классах Бременского Университета, благодаря гостеприимству его сотрудников. Концерты наши проходили с успехом, но мне этого показалось мало, и я решила на территории Университета спуститься этажом ниже и попасть на репетиции Русского театра, которым руководил С.А. Баркан. Не осознавая куда и к кому я направилась (к профессору ГИТИСА!!), я смело и с юмором пришла в этот театр и попросила у Семена Аркадьевича не больше, не меньше — главную роль в спектакле «Трудные люди» Йосефа Бар-Йосефа. Семен Аркадьевич встретил меня доброжелательно и с неменьшим юмором мне ответил: «Вот Вам сценарий, завтра — на сцену!» В моем распоряжении была всего одна ночь. Я понимала, что работа над этой пьесой идёт уже около года. Ни о какой постановке этого спектакля в Москве, в театре «Современник» я понятия не имела. За ночь мне нужно было придумать интересные мизансцены, найти разнообразные интонации в роли Рахель, придумать 2-3 костюма для этой невезучей в личной жизни героини, которая оказалась по еврейской эмиграции с братом в Англии. Понимая, что все её переживания за долгие годы, казалось бы, безнадёжность её ситуации, мне захотелось вложить в эту героиню чувство юмора, самоиронию и закончить эту пьесу в мажоре, что не соответствовало сценарию. С тем я и пришла на утреннюю репетицию. То что я показала актерам театра и главному режиссеру — Семену Аркадьевичу — вызвало большое удивление, задумчивость и, в конце концов, одобрение! Семен Аркадьевич поверил мне и моей обновлённой героине, утвердил эту роль за мной в противовес тому, как уже давно стабильно играла Рахель Людмила Зуева. Так мы с ней и «соревновались» на всех репетициях, что шло во благо преобразующейся с каждой репетицией Рахель.

К сожалению, перед премьерой этого спектакля по семейным обстоятельствам я была вынуждена срочно вылететь в Санкт-Петербург и остаться там, не доиграв свою роль, но навсегда остались со мной эти воспоминания…

Конечно, общаясь с великим Режиссёром, вслушиваясь в каждое его слово, я старалась как можно больше узнать о нем, записывая его рассказы о себе, знакомясь с его биографией. Я поняла, что Судьба свела меня с великим УЧИТЕЛЕМ , который открывал во мне незнакомую мне самою себя, и кульминацией для меня было его резюме, обращённое ко мне: «Не ту профессию в своей жизни Вы выбрали. Олечка, Не музыкантом Вам нужно было быть, а актрисой». Хоть это и родственные профессии, но такое не забудешь.

Такие напутствия, благославения в профессию он давал и Кире Петровой, и Кате Бортин, Радию Головкову, Антону Кузьменко и его курсу, Сергею Чилину, Лиле Хайт… Я не в состоянии перечислить его талантливых учеников, которые пожизненно полюбили театр, и многие из которых стали профессионалами. Антон Кузьменко привозил в Бремен свой театр. На фестивале IN PUT в Германии «Модельтеатр» представил сразу три спектакля УЧЕНИКА С.А. БАРКАНА — Анатолия Ледуховского, среди которых мировая премьера спектакля «Призраки Шекспира». В Москве премьера прошла в рамках проекта «Домашний театр в доме Щепкина». Так же предполагается участие Модельтеатра в праздновании 10-летия театра «Русская актёрская школа», которое прошло в Бременском университете. Всего спектакли сыграны шесть раз с 22 по 25 августа в 2006 году». Мне понятно, что Семен Аркадьевич «вливал в своих воспитанников свою кровь» с их малого возраста, начиная с восьми лет… но такого феномена как Дмитрия Синявского нужно рассматривать отдельно. Изначально кандидат технических наук Дмитрий где-то в конце 90-х привёл своего внука в театр к Семёну Аркадьевичу, сам стал играть в спектаклях, быстро вышел на главные роли и непревзойденно сыграл Михоэлса в пьесе Зиновия Сигалова «Последняя роль Соломона Михоэлса». Вживаясь в эту роль, Дмитрий полетел в Израиль для личного знакомства с дочерью Михоэлса Ниной. Он видел Михоэлса, встречался и общался с ним, учился с его дочерью Ниной… » Что отличало,— ВСПОМИНАЛ Семен Аркадьевич,— что делало неповторимым Михоэлса? Я бы назвал это магнетизмом высочайшего мыслительного процесса. Концентрация мыслей на сцене завораживала зрителя. Михоэлс в жизни был Мыслителем. Так же и на сцене Он брал зрительный зал и погружал его в глубину своих размышлений, чувств. И зал покорно шел за ним.» Соломона Михоэлса всегда слушали как вдохновенного трибуна. Но последнее его выступление сыграло роковую роль в судьбе гениального актера. Я говорю о творческом вечере в Московском политехническом музее, где он с большой гордостью сообщил, что ООН приняла решение о создании еврейского государства Израиль. Что тут поднялось в зале! Разумеется, товарища Сталина «проинформировали». Сталина озарило: «да они все хотят уехать. Даже те евреи, которые останутся, будут смотреть в сторону этой страны.» Нужно кончать с Михоэлсом… Как? Если арестовать после его триумфальной поездки в Америку,— мир не поймет… И тогда была задумана целая операция — поездка в Минск, где по указке Сталина, Михоэлса убили».

Жена Дмитрия Светлана сделала великолепную редакцию пьесы, что придало спектаклю динамичную и стремительную по нарастанию событий атмосферу, приводящую к трагической гибели великого Соломона Михоэлса. С.А. Баркан был лично знаком с Соломоном Михоэлсом и говорил: «Я не могу не поставить эту пьесу. Это мой долг. Я должен дожить до премьеры!» Матвей Гинзбург пишет: «После спектакля я разговаривал с Дмитрием Синявским. Он рассказал о том, как помогла в постановке пьесы Нина Михоэлс. Целеустремленный волевой человек, умеющий создать вокруг себя творческую атмосферу, Дмитрий был огорчён тем, что в Израиле мало знают о Михоэлсе, конечно, старшее поколение русских эмигрантов помнит это имя, а для коренных израильтян он был просто русским актером». Дима сыграл эту роль как нужно, и это пожизненно незабываемо ни для кого.

Некоторые факты биографии Великого режиссёра: С.А. Баркан родился в 1916 году в г. Полоцке, в Белоруссии. Первую часть жизни он прожил в Петрограде. Его родная сестра служила в Театре Европы. В 2004 году я разыскала ее могилу на Волковском кладбище и возложила цветы от Семена Аркадьевича.

В 1938 году А. С Баркан поступает на режиссёрский факультет ГИТИСА, на курс Алексея Дмитриевича Попова, который окончил в 1944 году. А.С. Баркан вспоминает: «Мое поколение творческих людей — это искалеченное поколение. Я при огромном конкурсе поступал в ГИТИС, потому что впервые набирал великий педагог и режиссёр Попов. Тысячный поток людей поступал в ГИТИС. Меня взяли. Я кончил Вуз с отличием в 1944 году. А.Д. Попов взял меня, с еврейской фамилией, к себе, в Театр Советской Армии, и ещё моего русского товарища. И он впервые доверил нам судьбу своего сына. Потом его сын — Андрей Алексеевич Попов, стал великим актёром. Мы с ним пошли работать в театр Красной Армии, где Попов-отец, работал главным режиссёром. Мы, совместно нашли английскую пьесу «Опасный возраст» и полтора года с упоением её ставили. Мы показали её 6 раз. В это время Черчилль выступил с Фултонской антисоветской речью. Всё. Через несколько дней — ждановское постановление о репертуарах театров. Нужны были примеры английских и американских пьес. Три названия «Пенелопа», «Круг Могома» и наша пьеса «Опасный возраст». Карьера и жизнь были сломаны, Попов был вынужден нас исключить, и мы ушли из театра».

С начала войны студент Баркан находится на строительстве оборонительных сооружений под Смоленском. Затем — дипломная практика в Красноярском драматическом театре, где он ставит первые самостоятельные спектакли.

В 1947 году С.А. Баркан становится главным режиссером первого Московского областного театра в Орехово-Зуево. А с 1951 года — главный режиссёр цыганского театра «Ромэн», в котором проработал более 20 лет.

В начале пятидесятых, когда Семен Аркадьевич увидел первые спектакли «Ромэна», послушал цыганские песни, в которых отражались и жизнелюбие, и драматическая напряжённость фольклора, чьи истоки — трагическая история народа, он решается хотя бы на полгода окунуться в жизнь этого неведомого ему коллектива. Театр был на грани самоликвидации, всего два человека моложе 30 лет, и оба — начинающие артисты. Начал искать цыганскую молодёжь. Их надо было привезти в Москву, поселить, прописать и обучить. Несколько лет Баркан жил с семью соседями в одной комнате коммуналки, получив за это время 20 квартир для театра. Четверть века новый режиссёр отдал «Ромэну». С 1951 года по 1963 год и с 1966 по 1977 год, более 20 лет, Семён Аркадьевич возглавлял в Москве цыганский театр «Ромен». Это оказались прекрасные, но безумно трудные годы. Масса отличных спектаклей, переполненные залы, гастроли по всему Союзу.

Семён Баркан вспоминает: «Мне предложили временную работу в цыганском театре. К тому времени я уже знал, что судьба цыган была схожей с судьбой евреев, в смысле геноцида. Меня попросили «пересидеть» полгода. Но театр был на грани самозакрытия. Я пришел туда в 1951 году. Театр был создан в 1931 году. Цыгане пришли туда 40-летними. Там были два человека моложе 30-ти, но не очень артисты. Я стал ездить по стране, привозить из таборов, из колхозов цыганскую молодёжь. Ведь в то время их надо было поселить, прописать и учить ходить по сцене…» Семен Аркадьевич привёз в театр 14-летнего Николая Сличенко.

С. А. Баркан вспоминает: «Работа с ними безумно интересная. 66 цыган, 10 русских, один еврейский актер Яковлев и один полуцыган-полуеврей из Ташкента. Потом он играл Пушкина и управление культуры боялось принять этот спектакль. «Как? В театре «Ромэн» спектакль «Здравствуй, Пушкин»? Пригласили кафедру русской литературы из Университета на обсуждение. Заведующий этой кафедрой Кулешов сказал, что это — лучший Пушкин в истории русского театра! Ночные репетиции, их эмоциональность, их музыкальность, их заразительность, 66 индивидуальностей! Я потом пришёл для сравнения с моим театром в один очень хороший театр, и думаю: Боже мой, какая одинаковая труппа!»

«Когда цыгане на каком-нибудь празднике берут гитару, начинают петь, — это другое измерение! Я счастлив, что работал с ними в театре эти годы. В 1966-1977 гг. я создал при театре молодёжную студию, воспитал плеяду актёров, привлёк к работе новых авторов, поставил спектакли: «О тех, кто любит» А.А. Антокольского (1954), «Цыганка Аза» М.П. Старицкого (1956), «Сердце цыганки» Дюмануара и Деннера (1957), «Цыган» по повести А.В. Калинина (1963), «Ром Баро» И.А. Шведова (1961), «Здравствуй, Пушкин!» И.И. Ром-Лебедева и А.И. Гессена (1973), «Родился я в таборе» Ю.М. Нагибина (1970), «За дружеской беседою» И.В. Штока (1970), «Закон предков» И. Хрусталева (1975).»

Семён Баркан вспоминает: «В театральном институте абитуриенты выдерживают тысячный конкурс, приходят, порой, «готовенькие» и, все же, меняются за первый год. А здесь приходят с улицы, из деревень, и через год-два это такое великое счастье. На чем держусь в моем возрасте — это провожу с ними 8-10 часов каждый день. И ребята все держатся за это, потому что они понимают пользу этого дела. Я 20 лет преподаю, и когда мои студенты (например, Ледуховский) ставят спектакли по всему миру и в Германии ставят оперу, где персонажи Достоевский, Чехов и так далее, когда я вижу передачи из «Ромэна», узнаю, что в этом театре 15 человек, которых я нашел, привел, научил ходить по сцене, теперь Народные артисты России — это тоже одна из радостей в жизни! Их не так много в жизни, в общем. Нет, жизнь прекрасна.»

Юрий Векслер: «Баркан, выйдя на пенсию, оставил «Ромэн» и решил отдаться только театральной педагогике». Многогранной и очень плодотворной была деятельность Семена Аркадьевича и на поприще подготовки новых театральных кадров. С 1978 года он преподавал в ведущих театральных вузах страны — ГИТИСе и Высшем художественном училище имени Щепкина с 1986 года. В 1978 году профессор Баркан набирает свой первый курс в Институте культуры (ныне — Московский государственный университет культуры и искусств). Он преподавал там шестнадцать лет. Студенты считали за счастье заниматься у такого замечательного педагога. Его ученики играют в театрах всего мира.

Не менее плодотворно работал Баркан в училище имени Щепкина. В училище были насторожены, когда он целый курс набрал без конкурса! При том, что обычно конкурс здесь составлял 100-200 человек на место. Через два месяца учебы на показе они выступили с клоунадой, чем еще более усилили недоверие к себе. «Кого набрали?» — вопрошала комиссия. У нас на курсе сложилась совершенно необычная для меня атмосфера. Ребята с яростью навалились на учебу. Они шли на семинары, как на праздник, и готовы были работать круглосуточно. Обычно в училище приходят после школы, а эти все были с высшим образованием. Интеллектуалы! Интеллект довольно важное слагаемое в такой сфере, как искусство театра.

Недоверие растаяло после первого экзамена. Все увидели, что ребята из «ФЭСТа» — тончайшие актеры, которые осознают всю сложность актерской профессии. Постепенно курс «ФЭСТа» (студенческий театр факультета электроники) стал одним из лучших в старейшем театральном училище России. Они стали источником радости для педагогов. Два дипломных спектакля — «Забыть Герострата» и «Мысль» до сих пор входят в репертуар театра.

Однако жизнь состоит из резких поворотов, часто трагических. В 1994 году Дочь Семена Аркадьевича, журналистка, и зять — заместитель директора театра имени Маяковского — уезжают из Москвы в Германию. Лечить сына. Зять умирает в 42 года. Баркан расстаётся со своими дорогими питомцами, со всем, с чем был неразлучно связан на протяжении десятков лет: советом Дома актера, правлением Центрального Дома работников искусств, комиссией по театральному образованию и переезжает с женой в славный ганзейский город Бремен. От смены многолетнего жизненного ритма он чуть не погибает. Он ищет приложение своим силам, знаниям. Начинает читать лекции в бременской еврейской общине. Потом его приглашают вести семинар в Бременском университете на факультете Восточной Европы. Свой семинар он назвал «Русская актёрская школа», ибо, давно и многократно бывая в европейских театрах, воочию убедился как в преимуществах этой школы, так и в огромном интересе к ней. Постепенно семинар для бременских студентов превращается в театр-студию, непрерывно пополняемую молодежью из бывшего СССР. Миссия Баркана в том, чтобы восполнить острый дефицит духовного общения среди эмигрантов. В беседах и обсуждениях они погружаются в глубины русской культуры. В театр приходили люди разного возраста от 8 до 70 лет и играли в спектаклях.

В 1998 году под руководством С.А. Баркана была поставлена пьеса Александра Вампилова «Утиная охота», показанная в театре Бременского университета и Доме молодежи в Оснабрюке. Спектакль был встречен публикой с большой теплотой. Особенный успех выпал на долю исполнителя главной роли Радия Головкова и его друзей — студентов Ларисы Гуриной, Елены Самко, Ляны Калинович, Саскии Вегеляйн, доктора Вольфганга Кисселя.

Отлично прошла постановка пьесы «Скамейка». Огромным творческим подспорьем была состоявшаяся в Москве встреча Семена Аркадьевича и студийцев с автором «Скамейки», известным драматургом Александром Гельманом.

Особое место в репертуаре студии заняла пьеса Александра Володина (Лившица) «Ящерица». В свое время Баркану посчастливилось общаться с великим драматургом, когда он ставил эту пьесу в ГИТИСе. Володин уже 30 лет назад предвидел проблемы нашего времени: необходимость компромиссов между цивилизациями, народами, страшные последствия противостояния между добром и злом, между гуманностью и человеконенавистничеством. Сейчас театр-студия «Русская актерская школа» ставит «Ящерицу» на немецком языке.

Баркан воспитал в своем театре много питомцев, чьей увлеченностью и умением воплощать сценические образы так восхищаются зрители. Например, Радий Головков уже не только снимается в фильмах, но и сам их ставит (интересна работа молодого режиссера «20 минут с ангелом» по пьесе А. Вампилова).

Живя в Германии, Баркан поддерживает тесные связи со своими воспитанниками в России. В свое время последний курс в Щепкинском училище был целевым набором для молодежного театра «ФЭСТ» и занял особое место в биографии профессора. Ныне это — блестяще работающий муниципальный театр в подмосковном городе Мытищи.

Спектакли, поставленные в театре-студии «Русская актерская школа» за 12 лет его существования:

  • А. Вампилов «Утиная охота», «Старые монологи о главном»
  • А. Гельман «Скамейка»
  • А. Арбузов «Жестокие игры»
  • А. Мариенгоф «Циники»
  • А. Володин «Ящерица» (на русском языке)
  • З. Сагалов «Последняя роль Соломона Михоэлса»
  • А. Володин «Ящерица» (на немецком языке)
  • Й. Бар-Йосеф «Трудные люди или Жених из Иерусалима»
  • Л. Филатов «Сказка про Федота-стрельца, удалого молодца»
  • Т. Уильямс «Стеклянный зверинец»
  • Г. Горин «Забыть Герострата»

«Семен Баркан для Европы — это явление. Ведь только русские вносят в театральную постановку глубокий психологизм, западная школа иная, это более плоский, одномерный театр. Немцы приходят в полное изумление на наших спектаклях, для них психологизм — чистейшая экзотика. Некоторые постановки идут на немецком языке — по предложению руководства города Бремена, в поддержку позиции мультикультуры», — рассказывал мне среди общей суматохи Дмитрий Синявский. «Наш театр можно разделить на два состава: геронтологический и молодежный», — пошутил он.

С. А. Баркан — педагог от Бога. Не случайно он говорил: «Моя жизнь остается в вас, моих учениках.» Мария Махова пишет: «Он сделал нас профессионалами в деле, которым мы занимаемся, он сделал нас другими людьми, которых не задавить, не убить на повороте, не загасить в нас свет, не задушить желание жить. Мы так и живем с полным ощущением, что Баркан вечен!» Семену Аркадьевичу Баркану прочитали этот текст в больнице и он резюмировал: «Если это письмо читать мне каждый день и с выражением, то я начну поправляться прямо на глазах.» Шутил С.А. Баркан в любом состоянии, в каком бы он ни находился. Кира Петрова, режиссер Бременского «Театра 11» вспоминает: «Семен Аркадьевич учил нас не только актерской технике, он учил нас жизни, учил жить в коллективе, помогал адаптироваться к жизни, трудной для эмигрантов. Он воспитывал в нас жизнестойкость, учил смело смотреть в будущее. Лично для меня встреча с С.А. Барканом стала поворотом всей жизни. Он сформировал во мне выносливую и целеустремлённую личность, Творческую единицу. Актерская школа помогла мне приобрести друзей, прикоснуться к европейской культуре, стать увереннее в себе. Научила позитивно относиться к событиям, происходящим вокруг, и ускорила изучение немецкого языка. В своем театре я каждый день наблюдаю, как актерское мастерство меняет людей, помогает формированию личности!

В Санкт-Петербурге ежегодно проходили фестивали А. Володина. Многие режиссеры пытались поставить эту пьесу, до уровня режиссуры Семена Аркадьевича никто не смог дотянуться, и я щедро им раздаривала кассеты с записью постановки в Бремене, чтобы «было на кого равняться» молодым режиссерам. Семен Аркадьевич говорил: «Ели кто-нибудь меня спросит, что я не успел сделать за свою жизнь,— Я НЕ УСПЕЛ НАПИСАТЬ КНИГУ… Просто работаю с утра до ночи, поэтому не успеваю.»

Поистине триумфом «Русской актерской школы» стало его участие в двух международных фестивалях русских театров в Париже. Театр-студия Баркана была удостоена дипломов наряду с профессиональными театрами крупных городов России. Иветта Комо, президент Центра русского языка и культуры в Париже, сказала: «Я потрясена мастерством юных студентов из Бремена. Вдали от России культурное завоевание Запада началось, по всей видимости, в Германии.»

Юрий Векслер вспоминает: «Просто удивительно, как тянулись к Баркану наши дети, забывающие русский язык, летели, как мотыльки на свет. А он, действительно, излучал свет. Надо видеть самого Семена Аркадьевича на сцене, когда он разговаривал с залом. Он, светился и будто освещал собой зал и отражал свет, идущий в ответ из зала.»

А Уралова в своей статье «Легенда отечественного театра» пишет: «Театр — искусство непосредственное, сиюминутное, живое. Незабываемым его делают личности. Живой историей российского театра называют Семена Аркадьевича БАРКАНА, замечательного режиссера и великого педагога, родившегося 14 апреля 1916 года. Более семидесяти лет он посвятил искусству театра. Поставил свыше сотни спектаклей, воспитал множество артистов, в том числе многих актеров театра «ФЭСТ».

14 апреля 2006 года корифей театра отметил свой 90-летний юбилей. Примечательно, что отмечал он его в Мытищах в театре драмы и комедии «ФЭСТ» среди своих учеников и соратников, которые в честь учителя сыграли поставленный им спектакль «Забыть Герострата».

Семен Аркадьевич Баркан вкратце рассказывал о себе, театре «ФЭСТ» и состоянии театрального искусства в России. Он говорил на встрече со своим курсом, ныне артистами театра «ФЭСТ»: «Так сложилось, что я подошел к такой круглой дате, как 90 лет. Наверное, всю жизнь с детства я активно репетировал, и такая интенсивная творческая жизнь меня сохранила. Театр — место моей жизни. Когда я учился в ГИТИСе, всегда ходил на чужие экзамены и в другие театральные институты. После долгих лет работы в театрах «Ромэн», на Малой Бронной и в других я стал преподавать в Щепкинском училище. И вот мне предложили посмотреть театр в Мытищах. Четыре часа в здании клуба Лестеха ребята показывали свое умение. Школы у них не было, но меня заинтересовали творческая атмосфера, отдача, с которой они играли. И я согласился взять этот курс.»

Когда мы поступили к нему на курс, ему было почти 70. Мы никогда не видели его унылым и больным, особенно на репетициях — репетировать Баркан обожал.

Однажды кто-то из студентов пожаловался на головную боль.

— Иди сюда, — сказал Баркан, положил свой дипломат на стол и открыл его. — Смотри.

Дипломат был забит лекарствами и пах корвалолом.

— Так кому из нас легче — тебе или мне? — спросил он.

— После таких аргументов и мёртвый начнёт репетировать, — вяло ответил студент.

Баркан ненавидел разгильдяйство, неточности, леность, тупость и враньё. Он восторгался как ребёнок всем талантливым и каждый раз умирал при столкновении с убогим и банальным. «Муси-пуси» и «розовые сопли» для него были непереносимы, но в то же время, если рядом с ним начинала плакать женщина, он готов был сделать что угодно ради её защиты. (Именно благодаря этой своей слабости он был не в состоянии отчислить с курса одну студентку, которая рыдала у него на плече и просила её оставить).

Так вот, на занятия с «ФЭСТом» все преподаватели приходили в галстуках. Ведь это были люди с высшим образованием, наши коллеги. Когда я только взял курс, мне говорили: «Кого ты набрал? Это же клоуны». А после того, как «ФЭСТ» выпустился, ректор Щепкинского училища в интервью назвал этот курс самым лучшим за всю историю Щепки. Во время учебы актерам «ФЭСТа» необходимо было зарабатывать себе на жизнь.» И тогда Семен Аркадьевич поставил для них спектакль «Забыть Герострата!». Это был один из дипломных спектаклей курса, и вот, спустя 12 лет, в 2006 году этот спектакль жив, и зал полон. На сцену вышел художественный руководитель Игорь Шаповалов, и с необычным для него волнением объявил, что в зале присутствует Учитель:

— «Я надеюсь, что Семен Аркадьевич не увидит много ошибок в сегодняшнем спектакле, и не станет нас критиковать.»

— «Этого не будет!» — командным, режиссерским голосом ответил Учитель, и зал взорвался аплодисментами.

Спектакль прошел на одном дыхании. Зрители стоя приветствовали актеров и Великого режиссера, ученики несли цветы. Семен Аркадьевич поблагодарил всех актеров «ФЭСТа» за то, что сохранили спектакль, его задумку, его картинку; поблагодарил Игоря Шаповалова за то, что он сумел воссоздать и сохранить театр, поблагодарил руководство области и района:

— «Я ехал сегодня к вам, дороги не очень хорошие, но я это понимаю. Важно, что власти осознают необходимость существования театра и поддерживают его. Театр очень быстро восстановился после пожара, и то, что я вижу сейчас, гораздо лучше того, что было раньше. Кроме того, возводится дополнительное здание. Я не знаю, что сделать, если только встать на колени, как Клеон перед Геростратом, чтобы отблагодарить этих людей.»

Вслед за Семеном Барканом на сцену поднялись его ученики из театра «Ромэн», ныне народные артисты России Катя и Георгий Жемчужные. Они впервые в театре «ФЭСТ» и были очень удивлены тем, что все люди, у которых они спрашивали дорогу, знали, где находится театр. «И в этом, — отметил Георгий, — несомненно, есть заслуга нашего общего Великого Учителя».

Великий Учитель в кругу благодарных учеников и верных последователей — вот то счастье, за которым приехал в Россию Семен Аркадьевич, вместе с ними он молод — да он вообще на этой сцене моложе всех! — и уверен в том, что великое мастерство русской актерской школы, тайну которого пытаются разгадать во всем мире, здесь бережно хранится и продолжается.

Особенностью театра является наличие лидера. Во главе «ФЭСТа» стоит совершенно поразительный человек Игорь Шаповалов. Он и есть та пружина, которая приводит в движение весь коллектив. А коллектив верит в него и поддерживает.

Сейчас трудно пробиться среди московских театров, но мытищинский среди них не затерялся. Я приезжаю в Россию каждый год и смотрю все «фэстовские» спектакли. Мне кажется, что город Мытищи может гордиться, что у него есть театр, который, на мой взгляд, является лучшим в Московской области. Это подтвердил их успех в Германии. Туда сейчас приезжает много российских театров, и публика довольно избалована. «ФЭСТ» дважды выступал в Бремене и вызвал всеобщий интерес.

В театральном искусстве сегодня много проблем. Идет борьба двух разных направлений: психологического театра и коммерческого. Я много поездил по миру и всюду ощущал большой интерес к русской актерской школе. Это одно из главных достижений России. Все передовые театры мира стремятся работать по русской актерской школе. На театральном искусстве России очень сказывается влияние Запада, проявляющееся в эпатировании публики. XX век сделал театр режиссерским. Но очень часто спектакли превращаются в самопоказ режиссерской фантазии, часто вопреки смыслу произведения. Это — насилие на сцене, режиссерский «выпендреж». В России много режиссерской и актерской молодежи, которая находится в поиске. Есть талантливые поиски, а есть поиски ради самовыражения, часто оскорбительные и для автора, и для зрителей. Что победит в России? Очень хочется верить, что мы не потеряем русского психологического театра. И я рад, что «ФЭСТ» работает именно в этом направлении. В этом его сила и надежда на будущее, в которое я всем сердцем верю.» Об этом говорил с нами С.А. Баркан на встрече в Мытищах…

А. УРАЛОВА

«Мытищи», 15 апреля 2006 г.

День Рождения Семен Баркан всегда отмечает среди родных людей, а курс «ФЭСТа» для него действительно родной:

— С. А Баркан продолжал! «Преподавая, не просто проводишь 5 лет с людьми, а отдаешь им полностью свою жизнь. Сейчас я звоню своим выпускникам из ГИТИСА и Щепки, пытаюсь выяснить, чем они занимаются. Туркменский курс, например, торгует на рынке… А здесь — целый театр! Когда я учился, у нас был один преподаватель, к которому на занятия все приходили в галстуках.

В своей статье «Баркан навсегда» Мария Махова в 2010 году пишет: «В основном в жизни мы встречаемся не с учителями, а с обучающими чему-то нас людьми. В моём понимании Учитель — это Родитель, отец и мать в одном лице, это человек, который тебя разгадал, расшифровал, увидел — и не ты в него входишь, (потому что это невозможно, немыслимо, ты не смеешь), а ОН входит в тебя и прорастает в тебе и становится тобою — и ты уже никогда не живёшь без него, никуда не идёшь без него, никуда не едешь — он внутри, он родил тебя для того, чтобы стать тобою.

Главным Учителем в моей жизни был и остаётся Семён Аркадьевич Баркан, руководитель моего курса (факультет театральной режиссуры). Семен Аркадьевич представлял собой целую эпоху, всю историю театральной режиссуры Он работал с Михоэлсом, помнит Таирова, Немировича, Мейерхольда, дружил со многими ведущими режиссерами Москвы, водил нас, его студентов, на премьеры Московских театров!»

24 сентября этого года его не стало. Ему шёл 95-ый год…

Баркан много рассказывал нам о цыганах, которых очень любил. С детства он страдал астмой и это было неизлечимо. Одна старая цыганка попросила его остаться после репетиции на 15 минут. С.А. не рассказывал, что она там с ним делала. Но с тех пор все приступы прекратились и болезнь полностью ушла…

Неожиданное извержение вулкана по весне, случившееся прямо перед моими гастролями, не позволило мне добраться до Бремена, где последние годы жизни жил и работал Семён Аркадьевич. В Бремене у него был свой театр, «Русская студия», где он и работал до своих 94-х лет. Находясь в разных городах Германии, я ему звонила, и мы подолгу беседовали — он просил подробный отчёт, где я бываю, что вижу, как меня принимают и т.д. К тому времени он уже плохо себя чувствовал, не репетировал и редко выходил из дома.

Удивительно, но до последнего дня у Баркана оставалась совершенно светлая голова и прекрасная память. Он помнил практически ВСЕХ студентов, зачастую даже их жён, мужей, детей, из каких они городов и чем отличились во время учёбы — к своим ученикам он относился с огромной любовью и уважением.

Последний раз я ему звонила перед отъездом из Марбурга, от Лины с Гришей — Семён Аркадьевич был уже в больнице. Он плохо слышал и говорил с трудом, но не переставал шутить и задавать вопросы.

— Послушай, Манька, — спросил он у меня на прощание. — Скажи, а зачем ты на вступительном экзамене, когда тебя попросили сделать этюд, притащила в кабинет из-за двери целую ораву абитуриентов? Ведь они так галдели и орали на твоём этюде, что я до сих пор глухой на одно ухо!

А я, признаться, за давностью лет уже даже и не помнила о таких подробностях. Но он не случайно говорил: «Моя жизнь осталась в вас, моих учениках». Да, это так. Она осталась, и она уже никуда не уйдёт. Иногда Господь даёт миру людей, которые не умирают никогда…

Последнее письмо в Германию, которое я написала о нём и просила передать (на случай, если мы не увидимся) (я писала в интернет его родственнику Аркадию) было таким (привожу в сокращении):

«… Он сделал для нас и для меня лично так много, что, как бы там ни было, он всё равно всегда со мной, и не только в этой жизни — а и в следующей, и в следующей…

Он сделал нас не только профессионалами в деле, которым мы занимаемся (в любом, потому что режиссура — везде), он сделал нас другими людьми, которых не задавить, не убить на повороте, не загасить в них свет, не задушить желание жить…

Есть редкие люди, которых однажды встречаешь, и они становятся тебе навсегда близки.

А есть такие редкие люди, которых «заглатываешь», и они становятся частично тобой.

Вот такой — Баркан.

И мы так и живём с полным ощущением, что Баркан — вечен.

Как гора Арарат.

Как незримый Бог, который рядом»

(Когда ему прочитали этот текст, Семён Аркадьевич резюмировал: «Если это письмо читать мне каждый день и с выражением, то я начну поправляться прямо на глазах». Надо сказать, что шутил Баркан в любом состоянии, в каком бы не находился)

Чуда не произошло, он не выздоровел.

Но чудо уже случилось в нашей жизни — мы попали с Барканом в одно время, в одно пространство, на одну Землю.

* * *

В СССР С.А. Баркан поставил на сцене театров более 100 спектаклей.

Награды С.А. Баркана:1970 год — звание заслуженного деятеля искусств РСФСР

1989 год — присвоено высшее ученое звание — ПРОФЕССОР

2008 год — Благодарственное письмо Государственной Думы России «За многолетнюю педагогическую деятельность»

Поистине триумфом «Русской актерской школы» стало его участие в двух международных фестивалях русских театров в Париже.

Аркадий Жолондзь и Катя Бортин, ученица С. А Баркана, которая с 2018 года стала директором театра-студии, режиссером этого театра рассказывают: «Театр-студия «Русская актерская школа» дважды участвовал в Фестивале русских театров в Париже и дважды становился Лауреатом этих фестивалей (1998 и 1999 гг.). В Париже были показаны спектакли «Скамейка», «Старые монологи о главном».

* * *

Театр принимал активное участие в проведении дней России в Германии, в Бремене в 2002 году. При переполненных залах были показаны отрывки из спектаклей «Дядя Ваня», «Последняя роль С. Михоэлса», «Трудные люди», «Стеклянный зверинец».

* * *

География гастролей нашего театра довольна обширна: мы частые гости в Гамбурге, Ганновере, Оснабрюке, Берлине.

* * *

Стал уже традицией ежегодный приезд в рамках театрального фестиваля учеников С.А. Баркана — театра «ФЭСТ» из подмосковного города Мытищи, известного далеко за пределами России «Модель-театра» Анатолия Ледуховского, театра из Химок под руководством Сергея Постного, молодежного театра из Щербинки (ныне Камерный Молодежный театр Ирины Хуциевой), «Маленького Театра» с Красной Пресни из Москвы.

Каждый такой Фестиваль это не только театральный праздник для зрителей, но это и творческие встречи Учителя и учеников.»

Педагог и его ученики объездили с гастролями всю Германию, Францию, Россию. Постановки были удостоены дипломов многих престижных театральных смотров. Особенно гордился Баркан грамотой бургомистра «За пропаганду русского языка и культуры в Германии».

К 100-летию прошла масса мероприятий в разных уголках планеты. Театр драмы и комедии «ФЭСТ» отметил юбилей учителя театрализованным представлением. В программе вечера было открытие памятного барельефа в Мытищах Московской области. В Бремене театр показал свой спектакль «Рассказчики».

«Театр 11» в Бремене показал премьеру спектакля «Человечки». Режиссером этого театра является ученица С.А. Баркана Кира Петрова.

Матвей Гинзбург пишет: «Слава о Баркане и его детище — театре в Германии — шагнула от Бремена, Москвы и Санкт — Петербурга до Парижа и Нью-Йорка. Его питомцы разбросаны по свету, его спектакли смотрели многие тысячи людей в разных странах, ему посвящены циклы передач радиостанции «Голос Америки», московского телевидения, статьи в журналах и газетах России, Франции и Германии, Его имя в книгах о театре и среди выдающихся деятелей отечественной культуры в «Российской Еврейской Энциклопедии»…

Семён Аркадьевич! Мы Вас любим и именем Вашим живем!

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *