Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение

 289 total views (from 2022/01/01),  1 views today

1993 год. Мы с женой в Хельсинки, обедаем с Любимовым, который в это время ставит у фиников Достоевского. Поджимая от восторженного почтения пальцы ног, смотрю в рот мастеру, а он в это время на вполне кухонно-коммунальном уровне честит Губенко и примкнувших к нему.

Экспромты

(избранное из Гостевой)

Юлий Герцман

Продолжение. Начало

Я полагаю, что, кроме языка, никакой другой общности, соединяющей выходцев из бывш. СССР — нет. Может быть еще — общая память, когда достаточно намека, чтобы тебя понимали. И — все. У меня здесь в США образовались друзья местного происхождения, которые мне гораздо ближе бывших соотечественников. Опять же таки, среди бывших соотечественников у меня образовались новые друзья, которые мне важны не как соотечественники. Вот, к примеру, мы здесь отчаянно рубились с Борисом Дыниным, с которым меня связывают теплые дружеские отношения, поскольку мне он интересен и близок личностно. А на всякие подвижные игры на свежем воздухе, устраиваемые время от времени самозванными бригадирами т. н. «русской общины» я не хожу именно в отсутствие интереса и чувство общности.

* * *

У меня в Риге были две приятельницы двойняшки: Ада и Рая. У Ады характер был замечательный, а у Раи — жуткий. Пришлось называть: ангел Ада и исчадье Рая.

* * *

Я высказывался в отношении Великобритании? Наверное, делал это, находясь в глубоком обмороке, ибо — не помню. Но если высказался, то, конечно, правильно: недавно прошел тест на логическое и рациональное мышление и получил самую высокую оценку, следовательно научно доказано, что все, изречененное мною — логично и рационально.

* * *

А-а-а, теперь понял, а то сперва не врубился. Хорошо, что у меня высший балл по логике, а не по уму, иначе усомнился бы в адекватности теста.

* * *

И написано прелестно, и опять общие воспоминания будятся. Едал я в столовой ЦСУ СССР и антрекоты, и котлеты, и пряник. Едал по зиме и зеленый лук со сметаной в министерстве, правда, электротехническо й промышленности (наверное, на лишние электромоторы с Минсельхозом махнулись).

А вот в связи с кафе «Захер» вы, друг мой, промахнулись (не в описании, а в посещении), вы бы еще в кафе «Мазох» для полноты картины пошли. Не нужно посещать туристические места! Не следует переступать порог «До Форни» в Венеции, «Захер» в Вене, «Максим» в Парпиже. Только на боковых улочках, только с неприметными вывесками! Парижский «Друан» расположен на Рю галон рядом с рестораном, владеемым удмуртом Депардье, куда по этому случаю валят толпы туристов, но именно в «Друане» устраивается Гонкуровский ужин, а кто лучше разбирается в пище, чем французские литературные лауреаты?

* * *

В прозе очень часто изысканность изложения травмирует достоверность излагаемой истории. Но не здесь — автор сумел отточенностью фраз лишь усилить доверие. Веришь — как документу, при этом получая удовольствие.

* * *

Просто пир духа (произносится слитно)! Вспоминаются гомеровские слова: «Здравствуй, Тахос, Новый Год»… Человек глух к слову, не видя красоты в привлеченных им строчках. Надо ожидать новых открытий: вскоре Кольцов будет объявлен маской Дельвига (у них гораздо больше общего, чем у пушкинских и ершовской сказок).

* * *

Очень интересная статья. Увы, мы до сих пор — народ «осколочный», и «иудеянин португальский» по-прежнему далек от иудеянина «… ского». В Лос-Анжелесе на бульваре Уилшир на расстоянии одного квартала друг от друга стоят две синагоги: в одну ходят «иранцы», в другую ашкеназы, что уж тут говорить о культурных и бытовых различиях.

* * *

Соглашаясь с анализом Игоря Юдовича, я бы хотел дополнить его упоминанием малорадостного факта, что психологическое расстояние между двумя крупнейшими еврейскими общинами: израильской и американской — медленно, но непрерывно увеличивается. «Заслуга» в этом двусторонняя, но я не возьму на себя смелость анализировать движение израильской стороны, а вот что касается американской, то, как мне кажется, тому есть несколько причин.

Во-первых, третье-четвертое поколения евреев, живущих в США в условиях отсутствия антисемитизма утратили чувство необходимости убежища вообще и Израиля как возможного убежища в частности. Они подсознательно распространяют свое отсутствие боязни и на израильских евреев и пытаются оценивать их поведение, как оценивали бы таковое, скажем, эстонцев или бельгийцев.

Во-вторых, выход алии на площадку относительного насыщения (без роста со стороны евреев США) привел к тому, что личные связи размываются. Это я вижу на примере собственной семьи. У меня в Израиле живет родной брат, с которым мы вместе росли. У мое дочери там — два двоюродных брата, с которыми она виделась раз пять за всю жизнь. У внука там (пока что) — троюродная сестра, и вряд ли отношения с ней будут теснее, чем у матери.

В-третьих, выросшие в США евреи, считают себя, в первую очередь, американцами и связь с Израилем перестает для них быть кровной и превращается в отстраненно-историческу. Мой коллега, по стране эмиграции — итальянец, на вопрос, бывал ли он в Италии, ответил: «Зачем? Дед ездил, а я и по итальянски не разговариваю». У евреев этот процесс: «еврей — не израильтянин» наблюдается в неменьшей степени.

В четвертых, еврейская община США весьма сегментирована, причем настолько, что ее и общиной назвать трудно. Если раньше у нее было выраженное ядро евреев восточноевропеского исхода, то массовая иммиграция иранских евреев создала параллельный центр тяжести, а более мелкие сегменты тоже не спешат раскрывать друг другу братские объятья. Это приводит к тому, что детище Каплана — «Еврейские федерации» — влачат довольно-таки жалкое существование, не в состоянии внятно выразить общие интересы евреев территории. Даже помощь Израилю канализируется не через них, а через отделения израильских фондов на территории США (тому есть еще и довольно шкурная причина тоже, но я ее касаться не буду).

Прогноз дальнейшего притяжения-отталкивания двух общин невозможен, но, по крайней, мере можно стараться понять тенденции, превалирующие в другой общине, и воздержаться от легкомысленного обвинения в принадлежности к пятой колонне (с одной стороны) или отвращения к усилению влияния ультраортодоксии (с другой). Легко обзывать Сороса фашистским прихвостнем, но продуктивнее заинтересовать его в израильских старт-апах (что происходит), так же легко обзывать Хомского идиотом, но продуктивнее спокойно дискутировать с ним (как это делает Дершовиц), объясняя неприменимость его идеализма к конкретной ситуации.

* * *

Рассказ написан не просто талантливо, но и очень умело: где нужно — слово, где нужно — лакуна. Умение держать читателя в напряжении, будить в нем желание не расслабляться при чтении — штучное.

* * *

Читая материалы Янкелевича, получаешь систематическое военное образование. Скоро буду готов к сдаче экзамена на следующее воинское звание. Очень хорошо написано — подробно, глубоко и занимательно.

* * *

Захватывающе! Прочел с неослабевающим интересом. Провал на Саракше прощается полностью.

* * *

Лет пятнадцать назад британский актер Стивен Берков привез в Лос-Анжелес моноспектакль «Негодяи» — в котором скомпоновал роли негодяев в мировой театральной классике с продробными объяснениями, в чем их негодяйство состоит. Существенную часть этого спектакля занимали объяснение и представление образа Гамлета — удивительно совпадающие с изложенным в этой интересной статье. Мне кажется, что Шекспир создал то, что не никогда не удавалось до него, не удалось больше и ему и не удалось никому после: создать идеальную пьесу-оболочку, в которую, не насилуя авторской логики, можно действительно вкладывать диаметральные интерпретации.

* * *

Гамлет не фашист, а борец с фашизмом.

Гамлет как положительный герой и лишний человек в обществе.

Да. А еще он выразитель страстного протеста против бесчинств американской военщины…

* * *

Блестяще. Читать и перечитывать.

* * *

Отличие пикейных жилетов нашего времени от таковых ильфо-петровского в том, что если те говорили: «Бриан — это голова!», то эти: «Бриан же — безголовый!»

* * *

Неужели так трудно: читать то, что написано, а не то, что музыка навеяла?

* * *

Вы так лихо разбрасываетесь «мерзавцами», хоть бы раз в зеркало посмотрели, что ли…

* * *

Обзывать неприятного тебе (по любым мотивам) человека дураком — легко и приятно, просто есть опасность, что однажды утром случайно заглянешь в свои документы, а там написано: «Гринберг».

* * *

V-A и Мыслитель просто оттягиваются для собственного удовольствия. Раньше они были троцкистами, сейчас стали крымншевцами, завтра будут требовать полетов на Марс. «Балабон», употребленное в адрес Виктора не несет для меня никакого негатива, а звучит чем-то вроде «общественного балагура». Мыслитель вообще — душка.

Старый одессит вполне искренен — я таких наблюдал в Эстонии, когда она стала независимой и старший брат превратился в младшего. И изгаляется он от понятной обиды: Одесса по натуре, по сути своей никогда не была украинским городом, хотя находилась на территории Украины. Ничего не поделаешь: процесс необратим, и он это понимает, но душа болит.

N.N. напрасно, по-моему, обвиняют в диалектическом кагебизме, он — натуральный персонаж «Современной идиллии» незабвенного Михаила Евграфовича. А вот Г.Г. — категория сам по себе (написано летом 2014-го).

* * *

Если только он, по привычке, не оттягивается, то это случай патриотизма головного мозга. Причем — бурно прогрессирующего.

* * *

А что это такое — «ситуационный анализ»?

А это, когда высасывают из пальца, что бы такое могло случиться, чтобы начальник был доволен.

Вот мне из России издевающиеся коллеги присылают телезаписи выступлений некоего М. Хазина, называющего себя экономистом. Слушать его больше пяти минут очень трудно: живот начинает от хохота болеть. В разговоре с ним телеведущие очень любят использовать термин «ситуационный анализ».

* * *

В имени ошибка. Там их двое Юлий. А.Б. Хазин и А.Д. Жарин.

«Остапа понесло» (М. А. Булгаков в девичьих фантазиях И. Амлинской)

Не говоря уже о том, что не «двое Юлий», а «две Юлии» — падежов знать надо.

* * *

М. Хазин вообще карикатурная фигура — такая дипломированная Ванга. Впервые я услышал его камлания лет 10 назад: он тогда отпел и захоронил американскую экономику, чем и продолжает регулярно заниматься по сю пору. Но в Московии этого шамана держат за эксперта.

Кто ж еще такой лихой СИТУАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ впендюрит? А что это — абсолютный бред, так не все же предмет знают. Его в свое время Уринсон со свистом выпер из Минэкономики за выдающиеся самодеятельные открытия.

* * *

Дорогой, вы бы все-таки поаккуратнее с цитатами. Ведь прочтешь, что вы процитирвали и совершенно конкретный образ вырисовывется. Не напомните, кто это здесь постоянно делится сверхценными идеями, отсылая к десятку собственных работ типа «Циклы Вселенной» и «Почему китайцы не открыли Америку»? Кто в энный раз провозглашает, что главная беда Израиля — Конституция, хотя ему постоянно напоминают о других странах, благополучно без нее живущих? Кто это здесь постоянно обвиняет несогласных в глупости? Кого несколько раз выпирали отсюда за прямые оскорбления? Кто провозглашал, что Мандельштам и Бродский — бездари, Ротко — жулик, спектакль «Антимиры» — штукарство? Кто обвиняет многолетнюю традицию прочтения Торы глупостью и жульничеством, предлагая гениальную свою? Кто щедро делится своими высокими умозаключениями о физическом мире, оплевывая результаты, которые понять не может

* * *

Помню, как на Ленинградском вокзале чистильщик-айсор мне сказал: «Только мы и вы остались от старого мира. Кто ж нас поймет?»

* * *

Совсем другой опыт, но вот маёвка в лесопосадке отбрасывает в собственное детство. Спасибо. Кстати «Клен ты мой опавший» — марш импотентов. Так мы считали.

* * *

История бесподобна и адекватна: некоторые страницы совпадают с собственными воспоминаниями. Но возникает при этом подлый вопрос: «Коллега, при таком широком спектре ресурсозарабатывающих увлечений, за сколько вы купили когда вы успели написать диссертацию?»

* * *

Не могу высказаться по сути: боюсь, что из-за слабого владения предметом буду судить поверхностно. Скажу лишь, что читать было очень интересно и работа заставила задуматься. Мнение рава Кука: «Иудаизм — государство в изгнании» — вообще потрясла во-первых — абсолютной точностью, а во-вторых — зарождением сомнения в необходимости такого государства, если оно уже существует на исторической родине.

* * *

На платном американском канале НВО регулярно выходит шоу политического сатирика Билла Мара. Что сказать: левее его только соответствую щий марш маяковского. Он дал миллион сосбственных денег на переизбрание Обамы, он регулярно кроет американскую военщину, Республиканская партия — сборище монстров и т.д. И вот он ведет передачу, а в собеседниках у него среди прочих, актер и кинорежиссер Бен Аффлек, и Мар, у которого, очевидно, случилась отрыжка реального либерализма, произносит текст, в котором кроет ислам за то, что он не допускает личной свободы. что он угрожает смертью инакомыслящим, что он агрессивен и толкает человечество в новое средневековье. То есть, говорит нормальные слова, которые, по-моему, должен говорить вменяемый либерал. Трудно представить, что стряслось с Аффлеком: он стал подпрыгивать, перебивать и пускать слюну по поводу того, что нельзя огульно и облыжно обвынять весь ислам. дальше пошел знакомый бред о «религии мира», но Мар не сдался и, пользуясь положением хозяина, жестко завершил дискуссию в обвинительном ключе. Я еще подумал: «Господи, Аффлек снял картину, в которой показал ужас иранской революции, он — нормальный хорошо пьющий человек, неужели он действительно хочет, что Дженнифер обрядили в паранжу, а а ему самому диктовали, как и что он имеет право снимать?»

Но это только половина сказки.

Еще до злополучной передачи Мара, как глашатая левизны, пригласили в Беркли на юбилей известных событий. После передачи палестиноиды стали требовать, чтобы приглашение отозвали, поскольку у Мара под овечьей шкурой оказалась волчья суть. Мар заявил, что никакая проимусульманская сво… бодолюбивая организация не заставит его отказаться от выступления, даже если придется проводить его под свист.

Самое интересное, что это те же самые люди, которые насмехаются над т. н. «иудео-христианскими ценностями», но к исламу относятся трепетно.

* * *

«… влез по водопроводной (!!!) трубе на второй этаж…»

Будучи в пребывании в городе Париже, что понад рекою Сеной, имел возможность наблюдать Музей имени Помпиду, которого великий русский живописец Михаил Шемякин называл запросто Помпоном. Так вот, здание Музея имени Помпона работы французского архитектора Пиано, недавно опаскудившего пейзаж вокруг Лос-Анжелеского музея искусств двумя бездарными амбарами с невесть где нахватанными уличными фонарями, это самое здание (парижское, а не лосовское) славно тем, что архитектор пустил по наружным стенам буквально все водо­канализационно­электро­телефонные коммуникации. Так если какой-то вшивый Пиано смог это сделать в Париже, что мешало отечественному Форте пустить водопроводную трубу по наружной стороне стены? Не надо сомневаться в мастеровитости населения необъятных просторов.

* * *

«У меня заначка осталась в кармане пальто… 350–миллиметровая (!!!) стеклянная фляжка…»

Над чем смеемся? Знание геометрии подскажет, что 35-сантиметровая бутылка со стандартным диаметром 7 см вместит вместит всего навсего 1,75 литров напитка. Так это же на двоих! каждому причтется каких-то несчастных 875 граммов продукта, а что они для молодого организма? Веренее — для двух. Это же не молоко обезжиренное, на которое даже смотреть нельзя, не то, что пить. А карманы измерять тем более не надо — у разных народов свои костюмные обычаи. У ихнего — такие. Правда, бутылки в 1,75 литра мне не попадались, но это уже факт моей несчастной еврейской биографии.

* * *

Дорогой, вам не кажется, что вы с силой бросаете пригоршни гороха в стенку? Не помню у кого, я читал, что академик Логунов второй целью своей жизни (первая — устроить себе красоту в ней) считал опровержение Эйнштейна, с чем регулярно выступал на семинарах. У него тут же находили ошибки и со всевозможным пиететом (злопамятен был и начальник большой) указывали на них. На следующем семинаре он выходил с новым опровержением. Вот так и ваши оппоненты.

* * *

Израиль проигрывает информационную войну — это сейчас воспринимается, как «Волга впадает в Каспийское море». Реакция — самая разная, от: «Они нас просто ненавидят!» (с чем не поспоришь — тысячи лет ненавидели, с какой радости вдруг должны влюбиться?) до: «Да и хрен с ними, мы Богом отмечены, чего это мы будем перед ними распинаться? (и тоже ведь правда: те, кто так считают действительно отмечены — от души по темечку).

А хорошо бы разобраться в причинах — не для снискания любви окружающего мира, а для того, чтобы самим понять прочность почвы, на которой стоим.

Борис Тененбаум прав — в сегодняшнем мире слабый всегда прав. Израилю никогда не простят его побед, не простят уровня жизни, не простят… да ничего не простят. Я сейчас смотрю по ТВ сериал о Рузвельтах. Теодор всю жизнь с детства боролся с депрессией, вспышками немотивированной ярости, взрывными реакциями — и эта борьба сделала из него гигантскую личность. Один из комментаторов сказал: «Живи он сейчас, ему бы в детстве скармливали лекарства, и вышел бы из него счастливый сейлсмен». Нынешний мир накормлен лекарством, и ему не хочется лишаться тихого счастья, даже если оно прерывается редкими взрывами.

Но и евреи не безгрешны. Пора уже перестать радоваться, что очередная страна извинилась за Холокост. Вот норвежцы извинились, так вместо того, чтобы заявить: «Так как ваша страна является одной из самых антисемитских в Европе и нет ни одного антиизраильского заявления, которое вы бы не инициировали или не подписали, то мы считаем, что вы продолжаете политику, за которую пытаетесь извниться, и то, что сейчас не приносит такие трагические плоды, не ваша заслуга, а то, что руки у вас коротки. Поэтому ваши извимнения мы не принимаем.» Мир понимает достоинство, и есть чему поучиться у того же Ирана, как вести себя на международной арене.

А читать статью было очень интересно. Адекватная статья.

* * *

Я впервые посетил Израиль в 1991 году. Поселились мы с женой у родственников в Кирьят-Арбе. Мордехай повез нас в Иерусалим через Хеврон. Показал, не останавливая микроавтобус, базар: «Раньше мы спокойно покупали здесь овощи. Сейчас — опасно».

Через десять, примерно, лет племянник вез меня из Димоны в Бершеву мимо коросты бедуинских халабуд, покрывшей изрядный кусок пустыни: «Построили им город Рахат, мы туда раньше ездили за бараниной. Сейчас не ездим — опасно».

Еще через пять лет кузен везет меня в Галилею к вдове Мордехая. По дороге показывает съезд к какой-то древне (название позабыл). «Мы сюда ездили пить кофе, сейчас не ездим — очень злая деревня».

Никаких выводов — просто наблюдения.

* * *

На платном американском канале НВО регулярно выходит шоу политического сатирика Билла Мара. Что сказать: левее его только соответствую щий марш маяковского. Он дал миллион сосбственных денег на переизбрание Обамы, он регулярно кроет американскую военщину, Республиканская партия — сборище монстров и т.д. И вот он ведет передачу, а в собеседниках у него среди прочих, актер и кинорежиссер Бен Аффлек, и Мар, у которого, очевидно, случилась отрыжка реального либерализма, произносит текст, в котором кроет ислам за то, что он не допускает личной свободы. что он угрожает смертью инакомыслящим, что он агрессивен и толкает человечество в новое средневековье. То есть, говорит нормальные слова, которые, по-моему, должен говорить вменяемый либерал. Трудно представить, что стряслось с Аффлеком: он стал подпрыгивать, перебивать и пускать слюну по поводу того, что нельзя огульно и облыжно обвынять весь ислам. дальше пошел знакомый бред о «религии мира», но Мар не сдался и, пользуясь положением хозяина, жестко завершил дискуссию в обвинительном ключе. Я еще подумал: «Господи, Аффлек снял картину, в которой показал ужас иранской революции, он — нормальный хорошо пьющий человек, неужели он действительно хочет, что Дженнифер обрядили в паранжу, а а ему самому диктовали, как и что он имеет право снимать?»

Но это только половина сказки.

Еще до злополучной передачи Мара, как глашатая левизны, пригласили в Беркли на юбилей известных событий. После передачи палестиноиды стали требовать, чтобы приглашение отозвали, поскольку у Мара под овечьей шкурой оказалась волчья суть. Мар заявил, что никакая проимусульманская сво… бодолюбивая организация не заставит его отказаться от выступления, даже если придется проводить его под свист.

Самое интересное, что это те же самые люди, которые насмехаются над т. н. «иудео-христианскими ценностями», но к исламу относятся трепетно.

* * *

Вполне обоснованно можно предполагать, что внутри США отношение нееевреев к евреям вряд ли драматически ухудшатся. Замечательным является тот факт, что роль нелегалов взяли на себя христиане из Латинской Америки, так что для мусульман остается очень мало места и повторение Франции нам не грозит.

* * *

Очень забавно наблюдать: гуляющие здесь жители США практически не высказывают мнения о турецкой общине в Германии, о положении малых народов Севера в России, в то время как насельники указанных стран вовсю анализируют процессы, проходящие в США. То же касается и политического состояния: не видел ни одно поста с указанием германцам, за кого голосовать на выборах (о России не говорю — за кого прикажут, за того и проголосуют), зато советов, как нам обустроить США — видимо-невидимо.

* * *

Так давайте вернемся и к замечательной традиции рабовладения, чего уж там разбрасываться. Абригенам можно вернуться к традиции каннибализма, а то после Кука у них уже в животе бурчит. В Индии была прелестная традиция хоронить вдову вместе с умершим мужем. Какие горизонты открываются!

* * *

Миф, по определению, не рационален, поведение человека — обязано быть рациональным. Если говорить в терминах оптимального моделирования, миф — целевая функция, рациональность — огрничения, накладываемые на аргументы. Если говорить о конкретных приложениях, единый еврейский Иерусалим — наша мечта. И моя, и ваша, и — не сомневаюсь! — Ноама Хомского. А вот ограничения для меня, для вас и — ой-ёй-ёй — Хомского — различны. Так что спор мы ведем не о цели.

* * *

Где вы нашли у меня «стремление к рационально сформулированному идеалу»? Я ведь, по-моему, внятно написал, что миф — это целевая функция, а рационализм накладывает ограничения на аргументы. Может, философски, миф это память о прошлом, обращенная в символ (я вам поверю, ибо в философии — профан), но миф, как мне кажется, может быть и привнесенным в память извне.

«В эти дни, когда звучит Шофар» —
спешит на работу шофер,
кладет кровельщик шифер,
стоит за женихом шафер —

т.е. продолжается обыкновенная повседневная жизнь, где лозунг «Мифу — миф» воспринимается с изрядной долей скептицизма.

* * *

Я вспомнил о том, что меня перед Олимпиадой пригласили на московский монетный двор на консультацию. Надо было монетному двору отштамповать золотые рубли. Часть зарплаты членам ЦК и министpам решили платить в золотых рублях. Однако из за высокого истирания золота штампы быстро выходили из строя (четкость рисунка пропадала). Золотые рубли должны были быть только высокой пробы и упрочить золото добавками не разрешалось. Так что мой расчет довольно близок к истине.

То есть: истиралось золото, а выходили из строя штампы. Ну просто как: победил Дантес, а памятник Пушкину поставили. Г-н металловед, объясните экономисту: золото истиралось во время штамповки? Каким образом, ведь штамповка это — удар?

И еще, касающееся моей специальности: С 1964 по 1982 гг. золотовалютные запасы СССР снизились с примерно 1 600 тонн до примерно 440 тонн. С какой радости членам ЦК и минитрам стали бы выплачивать часть зарплаты золотыми рублями, которыми и расплатиться-то нельзя было? И третий вопрос: фамилия вашего дедушки случайно не Мюнгхаузен?

* * *

без вас здесь было бы так скучно!

1) Я написал (см. выше) «штамповка это — удар». Не штамп, золотце, а ШТАМПОВКА. Чувствуете разницу? Так значит, по-вашему, штамп выходит из строя потому что ПОСЛЕ УДАРА на нем остаются частицы золота? А вы знаете, дорогой металловед, что существует такая операция как промывка штампа? Надо же такое лепить: выходит из строя.

2) Золотые (900 пробы) олимпийские монеты были выпущены для экспорта (вполне приличными тиражами, несмотря на трагедию со штампами), а в пределах СССР реализовывались в «Березке». Никому зарплата в них не выплачивалась.

Не оставляйте стараний, маэстро.

* * *

В процессе ковки обрабатываются поковки.

Заготовка, которую кладут под штамп называется поковкой. О ковке речи не было. При штамповке монет используют вырубные штампы и штампы для чеканки рисунка. А Волга впадает в Каспийское море.

А теперь, очевидно, я должен объяснить, почему я — экономист — позволяю себе дискутировать с бредом знаниями, которыйе вы несетеизлагаете. В НИИ, где я работал, был целый отдел твердосплавных штампов, для которого моя лаборатория считала экономику использования. Что же касается золота, то оно используется для легирования полупроводниковых структур с целью повышения скорости нарастания тока, и экономику использования золота я тоже считал. А память у меня, тьфу-тьфу, хорошая и характер ехидный, хотя в целом я человек добрый и поэтому дискуссию заканчиваю.

* * *

А вы не пробовали пальцы в розетку совать — совет не делать этого ведь из школьных учебников. я своим слабым умишком понимаю, что учебники пишутся для того, чтобы не «открывать» новое методом проб и ошибок, иначе говоря — эксплуатировать чужие синяки, а не свои.

* * *

Любопытен, однако, феномен: чем дурее статья, тем яростней ее автор. Долголетний опыт работы в исследованиях позволяет утверждать: настоящие ученые сленгом не пользуются, а вот академики вроде указанного или там какой-нибудь Петрик, воспаляются мгновенно.

* * *

Ну вот, бурный поток закончился, и автор может приступить к поклонам.

Безусловно, приятно, что через четыре года после публикации на Портале и через полтора года после выхода книги, этот рассказ нашел двух благодарных читателей в Израиле. Приятно также, что к доброжелателям я могу добавить Кагана, Полянскую, Разумовскую и Избицера, чье собственное творчество служит гарантией адекватности оценки. Мне бы очень хотелось присоединить к этому списку Тучинскую, но — увы! — она эмигрировала и желание останется втуне.

Отставив в сторону имена друзей, которые, к моему счастью, пристрастны, я с удовольствием поблагодарю незнакомых «просто» (вот ведь дурное слово-то!) читателей. Дорогая Ксения, а где я могу найти и самостоятельно подсчитать «лайки» — это ведь мечта графомана! Радоует прирост поголовья Зайцевых: раньше здесь гулял только М., теперь уже и А. — очевидно, экология Портала способствует размножению, и я не сомневаюсь, что вскоре их дополнят У., Д. и К. Зайцевы. Гражданина, анонимно укорившего меня во враждебности к прежде агрессивному, а теперь прогрессивному блоку НАТО, спешу успокоить: меня и раньше если и интересовали блоки, то только «БТ», «Элиты» и «Союз-Аполлон», а теперь я и вовсе влачу безблоковое существование и опасности для эстонского народа не представляю.

И, наконец, отдельная благодарность — Виктору Ильичу Френкелю, ибо лучшего рекламного агента не найти! Теплая реакция израильтян Наума Лева и Олега Кона вполне могла бы пройти мимо внимания других, если бы не страстная инвектива В. Ф., который, обычно, не упускает ни одной возможности лягнуть меня. Тут, к его изумлению, выяснилось, что «Недоигранная партия» ускользнула от бдящего ока, и он полспешил исправить упущенное. Дорогой Виктор Ильич, другой бы затаил в душе хамство и назвал, скажем, героя следующего пасквиля на действительность Виктором Фурункелем, но я ограничусь благодарностью и пожеланием не забывать меня и впредь: очень помогает популярности.

* * *

Между прочим, основатель ИКЕА был нацистом.

То-то у меня из буфета дверцы вываливались! Я думал — руки кривые, а оно — вот что…

* * *

Собственные воспоминания: Мы жили очень небогато, и бабушка наладилась перешивать старую одежду, перелицовывая и соединяя, где можно, две-три единицы в одну. Все было ничего, но одежда имела обыкновение предательски расползаться в самых неожиданных местах и в самое неожиданное время. На дне рождения одноклассника у меня пошли по шву штаны.

* * *

С удовольствием прочёл. Я в фотографировании был не просто ничтожен, я был ничтожен талантливо. В возрасте 10 лет я получил в подарок от родного дядюшки «Смену». Первым делом я вытащил фотоаппарат из футляра. Вторым делом — уронил на цементный пол. Третьим делом — тупо рассматривал отколовшийся уголок в размышлении, приникнет ли свет в дырочку диаметром в полтора сантиметра. Оказалось — проникает. Так я сделал научное открытие и совершил фотографическое закрытие. Дядюшка не сдавался и на шестнадцатилетие подарил мне ФЭД-2 с выдвижным объективом, выдвигание и задвигание которого значительно улучшило гибкость пальцев, но никак не сказалось на качестве того, что у нормальных фотографов называется снимками. Я долго размышлял, нельзя ли этот набор темносерых пятен на светлосером фоне объявить новым течением в искусстве, но здравомыслие в объединении с ленью пересилили, и я пожертвовал этой идеей в пользу графомании. И только цифровые камеры, в особенности соединенные с телефоном, позволили мне запечатлевать образы, кое-как смахивающие на родных и близких и почти не сливающиеся с пейзажами. Завидую!

* * *

Марк, спасибо, что напомнили мне об ушитых бабушкой (втихаря от родителей) брюках, об укороченном после многочисленных просьб плаше, о приталенных рубашках (сейчас впору клинья вставлять) — и все на Зингере. Здорово!

* * *

А моей первой машиной был «Запорожец», купленный в Ташкенте отцом по инвалидной норме и перегнанный братом в Таллин. Хорошая была машина — с кондиционером воздуха. Роль кондиционера исполняла трещина возле педали сцепления — разошелся сварной шов. Все было хорошо, только скорости переключались крайне неохотно, упрямо норовя замереть на нейтралке. Это, безусловно, экономило бензин, но в робледеневшем Таллине — а я принципиально не хотел становиться «летним» водителем — грозило последствиями, которые и обернулись поцелуем ненароком попавшегося столба. К счастью, впереди был багажник, который наш институтский механик выправил синхронным движением обеих ног, забравшись в него и сказав волшебное заклинание: «Ну, похуячили». Потом, временно исполняя обязанности нового русского низкого ранга, я пересел в «Девятку», а когда новорусская карьера вяло умерла и я переселился в США — в «Шеви-Нова-88», ничем, даже внешним видоим, не отличавшегося от заблаговременно украденной «Девятки». Затем последовали «Мицубиши-Галант», «Тойота-Кэмри», и вот сейчас езжу на BMW 535i, не получая от этой езды никакого удовольствия: заводится мгновенно, печка переключается легче, чем ПТК советского телевизора, и даже — легавый буду! — дворники (!) прятать не надо. Ну и как ты почувствуешь себя мужчиной? Ау, родной зАпор, где ты? (А. Чехов в переложении меня).

* * *

Материал совнершенно замечательный, и мы должны быть благодарны ЭГ за то, что она дала возможность ознакомиться с ним. Этот доклад адекватно отражает состояние и умонастроения в странах Балтии, что происходило в контакте культур (собиратель, а, по правде говоря — создатель эстонского «Калевипоэга» Крёйцвальд» был немцем, Константин пятс был хотя и эстонских кровей, но очень обрусевшим и православным) — особенности существования, кстати, отразились и на формировании психологие некоренных жителей этих республик. Интересно, что после освобождения и старательного, порой — яростного, вычищения следов оккупации желание «притулиться к сильному» привело Эстонию не только в НАТО, но и в ЕС, у которого в голове бегают свои тараканы. В Таллине в госучереждениях всяческие плакаты и объявления были только на государственном языке, но впущенные по приказу Брюсселя жители Африки стали, на радрость русским, возмущаться отсутствием материалов на родном тамбу-ламбу. С жалобами в Брюссель, естественно, и со строгим указанием оттуда. Вот такие дела.

* * *

Даже великая и могучая советская власть не могла заставить латышей и эстонцев называть старших братьев, как положено по уставу: вместо «русский» латыши говорили «криеву», а эстонцы — «вене». Город Псков первые звали «Плескава», вторые и вовсе: «Пихква». Дикие люди, одним словом, точнее — двумя.

* * *

Пушкин очень даже оценен на Западе, гораздо выше, чем тот же Байрон в России. Что уж говорить, если часы «Брегет» рекламируются в Америке строкой из «Евгения Онегина».

* * *

Уже ошалел от этих «гениальных» открытий: авторства «12 стульев», антисоветизма Маяковского, ахиллевания Троянской войны… С тех пор, как Ползунов сделал яйцо в виде часов от самодеятельных гениев спасу нет.

Вынужден, Юлий, Вас поправить: это яйцо сделал не Ползунов, а старший из братьев Черепановых. Вот так!

Братья Черепановы, отец и сын, сделали не яйцо, а самоходную тележку, которая могла спускаться с горы без помощи пара, выработанного машиной Ползунова.

Сделано было не яйцо в виде часов, а часы в виде яйца.

Не может быть!

* * *

Ну да: была Цветаева бисексуальной. А Чайковский — геем. А Мусоргский бухал. И никакого криминала в том, чтобы об этом безо всякой скабрезности написать — нету. Даже если кому-то это ну крайне, крайне неприятно, аж до потери аппетита. Другое дело, что написано с настойчивым придыханием и уж таким трепетом, таким трепетом… да плюс еще собственными произведениями в столбик, которые рядом с цитатами выглядят, как бы помягче промолчать…

* * *

Для меня знакомство с Таганкой делится на четыре этапа.

Этап первый. Я — студент. Прижимаю к окошку Безродного записку: «Яков Михайлович, я (мы) из Риги. У нас бальзам». Ответ одинаков: «Товарищ из Риги, попрошу сюда».

Этап второй. Я выгодно женился на театральной работнице, Якова Михайловича забываю мгновенно, в театр проводит завлит Элла Левина. Все хорошо, но сижу на галерке. Захвачен «Мастером», в особенности тем, как Виталик Шаповалов играет Пилата. Потом уже, посмотрев фильм Кары и сериал Бортко, убеждаюсь, что он сыграл лучше Ульянова и Лаврова (на общее величие последних не покушаюсь).

Этап третий. 1993 год. Мы с женой в Хельсинки, обедаем с Любимовым, который в это время ставит у фиников Достоевского. Поджимая от восторженного почтения пальцы ног, смотрю в рот мастеру, а он в это время на вполне кухонно-коммунальном уровне честит Губенко и примкнувших к нему.

Этап четвертый. Февраль 2002 года. Я приехал в Москву в командировку. Поселили меня в приватизированной гостинице, ранее принадлежавшей МИД СССР — на три дома левее Театра. Семь часов вечера, ночь, улица, фонарь, аптеку не припомню, но — НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА. Поземка. Вспоминаю толпы, мнущие организм еще на выходе из метро. Буфет в гостинице работает. К счастью.

* * *

Феликс Кандель, один из самых известных современных еврейских историков:

«Говорят, караимами были Петр Первый (по матери-Нарышкиной), балерина Анна Павлова и маршал Малиновский».

Начнем с того, что самый известный труд одного из самых известных современных еврейских историков Феликса Канделя — сценарий сериала «Ну, погоди» (сценарист тогда еще был Феликсом Камовым).

Во-вторых, термин «говорят» как-то не очень соответствует обоснованности выводов.

А в-третьих, примем на веру, что был Нарышко крещеным евреем. Предположим даже, что женился он еще до крещения на скромной еврейской девушке, и сын Федор был евреем. А внук его Исак Федорович был уже полуевреем (по Галахе — вообще не евреем, но кто же будет смотреть в Галаху, когда нам надо расширить родной народ!). Сын последнего Григорий Исакович — еврей на четверть. Федор Григорьевич — на одну восьмую. Иван Федорович — на одну шестнадцатую. Иван Иваныч-ст. — на одну тридцать вторую. Иван иваныч-мл. — на одну шестьдесят четвертую. Полуэкт Иванович — на одну сто двадцать восьмую. Кирилл Полуэктович — на одну двести пятьдесят шестую. Наталья Кирилловна — на одну пятьсот двенадцатую. Наконец, царь Петр Алексеевич — на одну тысяча двадцать четвертую.

Еврейство, это же не вирус СПИД, в конце концов, чтобы выжить и быть активным в таком слабом растворе. Действительно, пора уже перестать искать следы обрезания на всем, что торчит.

* * *

Благородное происхождение — особая песня, если учесть, сколько народу пытается пристегнуть себя к нобильным предкам. Мой, убитый арабами, свойственник, герой сам по себе, ярчайшая и привлекательнейшая личность, внушал детям, что они — потомки Давида, и что у предков дома было полное генеалогическое древо, сгоревшее, конечно, в пожаре. Да что далеко ходить: мой родной дядя, старший сын деда Пейсаха (мой отец был младшим), уверял меня, что в семье хранился Сидур, в чистые страницы которого вписывались все предки мужского пола вплоть до одного из сыновей Иегуды Бен_Бецалеля, пославшего этого сына из Чехии в Полонию. А сам Иегуда был потомком, конечно, царя Давида. Сидур этот, понятно, потерялся или сгорел в пожаре Гражданской.

По молодости лет я вознамерился написать английской королеве, мол так и так, дорогая тетя Лиза, и вы, и я происходим от Давида, а вы меня еще ни разу в гости не пригласили, а я вполне могу стать Мессией, и вам запросто отольются мышкины слезы. Но написал обращение, был отвлечен в общежитии бутылкой пива, а затем по лени не продолжил.

С течением лет шансы на должность Мессии становились все призрачнее, пока вовсе не рассеялись, но я к тому времени удобно устроился в плебсе, где без затей и хлопот пребываю до сих пор.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение»

  1. Спасибо за кропотливую работу по созданию этой подборки искрометностей Юлия. Это же надо было перелопатить все архивы. Спасибо за эту работу.

  2. Вот умел же человек писать ярко, интересно, кратко, по существу и без поноса — от слова поносИть (не одежду), конечно 🙂

  3. Отличие пикейных жилетов нашего времени от таковых ильфо-петровского в том, что если те говорили: «Бриан — это голова!», то эти: «Бриан же — безголовый!»
    ***
    Одна из великих цитат Юлия Герцмана. Да, были люди еще в наше время.

  4. Перед Новым Годом уместно вспомнить прошлое. Спасибо Выпускающему редактору Мастерской за эту подборку высказываний Юлия. Многое вспомнилось. Умел же он не ругаться, даже когда был саркастичен. И как приятно было услышать от него доброе слово.

    Кажется, он говорит нам: С Новым Годом!

  5. Одна только прогулка по ссылкам на материалы, которые рецензировал Юлий — истинное удовольствие. Какие талантливые люди печатались на Портале — и как их замечательно «метил» Юлий Петрович. С которым я имел честь общаться на «ты» и называть Юликом.
    Да будет память о нем светла …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *