[Дебют] Умид Али: Голос души. Рассказы

 214 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В один прекрасный день дела у Рамзиддина явно не пошли: пришел он домой грустный, взглянув на мать печальными глазами, быстро зашагал домой. Женщина, сидя на айване стегала одеяло. Видя ребенка в таком состоянии, бросила свое занятие и побежала за ним.

Голос души

Рассказы

Умид Али

Умид Али

ГОЛОС ДУШИ

Когда я проснулся, в комнате была полная тишины. Заря только занималась, вокруг гуляли запоздалые тени ночи. Я всегда просыпаюсь в одно и тоже время. Эта моя старая привычка.

Отодвинув одеяло, встал с кровати и подошел к единственному окну в комнате, которое выходило на улицу. Сдвинув шторы вбок, я отворил окно настежь. Забавно, но улица тоже была узницей тишины. Будто тишина сначала заполнила улицу, а потом просочилась в комнату через щели в окне.

В комнату примчался легкий, приятный ветерок. Он потрепал мои волосы, обдал мое лицо легким прохладным дыханием, невидимыми руками погладил мои руки и ноги. Мое тело наслаждалось прохладой. Я воспрянул духом, открыл глаза и посмотрел вниз, выглянув из окна. По дороге мчались куда-то машины. С четвертого этажа эти железные повозки кажутся такими маленькими. Самое интересное, что они ездят беззвучно. Будто ожившие на рисунке. Представьте себе быстро, но беззвучно движущиеся машины, нарисованные искусным художником… Необычно? А ведь это не чудо, это продолжается каждый день с утра до вечера… Каждую минуту, каждый час, каждый день…

Мои размышления были прерваны. Полная женщина среднего возраста с двумя большими сумками остановилась возле нашего подъезда. Я сразу узнал ее. Молочница. Она ходит по дворам среди многоэтажек и торгует молоком и молочными продуктами. Как-то мама пожаловалась, что она приходит очень рано и своими криками: “Молоко! Кислое молоко! Сливки свежие!” будит жителей окрестных многоэтажных домов, мешает спокойному отдыху старых и больных людей.

И действительно все повторилось. Молочница, поставив свои сумки с тяжеленными бидонами около нашего подъезда, приложила ладони к губам и начала крутить головой в разные стороны, призывая народ купить ее товар. И через минуту возле нее начали собираться любители молочных продуктов: у кого-то в руках стеклянная банка, у другого эмалированная кастрюлька или бидончик…

Чувствую на плече легкую, теплую ладонь мамы. Рассыпаются мысли. Оборачиваюсь назад. Моя маленькая, хрупкая матушка. Моя родная. Она с бескрайней любовью смотрит на меня, а глаза будто говорят: «Закрой окно, утро прохладное. Оденься скорее, а то простудишься в шортах и футболке!»

С самого моего рождения мы с мамой разговариваем только глазами, взглядами. Иногда мне так хочется поговорить, объяснить, поделиться своими мыслями вслух, но она лишь взглянет на меня, и мое сердце тает, как воск… Тогда я снова понимаю: мамы всегда знают все, что происходит в душе ее ребенка. Поэтому всегда стараются предупредить их.

Вот и моя мама такая же. Она всеми силами старается уберечь меня от различных жизненных невзгод. Но я не помню, чтобы она когда-либо ругала меня или отчитывала. Все время чувствую ее тихую любовь. Но с моим братом и сестрой мама не так обращается. Когда она смотрит на них, ее взгляд становится намного серьезней, иногда даже строгим. Раньше я думал, что мама так оберегает меня из-за того, что я родился необычным ребенком, не таким, как все. Но, взрослея, я чаще стал замечать искры радости в глазах мамы, когда она обращается к ним. Наверное, в это время она их хвалит…

Вот мама приводит в порядок мою постель. Руками разглаживая подушку, опять смотрит на меня: «Иди, умойся, завтрак готов».

Всегда одно и тоже. Те же печальные глаза, те же взгляды. Без слов обнимаю ее: «Мамочка, какая ты хорошая! Ты самая лучшая мама на свете!»

Ну, что я сказал? Мама сразу прочла мои мысли, с унылой грустью целует меня в лоб. Чтобы не огорчать ее еще больше, я делаю вид, что у меня отличное настроение. С театральной улыбкой бегу в ванную. Умываюсь долго, с шумом, потом чищу зубы и иду на кухню.

Брат и сестра еще крепко спят. Они оба портные, берут работу на дом. И вчера до полуночи трудились, заканчивая очередной заказ.

После завтрака я отправляюсь в дорогу. Моя милая мамочка! Она провожает меня до дверей. Не хочу смотреть в ее печальные глаза, но не могу найти другого выхода. Смотрю и в ее глазах читаю уже очень хорошо знакомые слова: «В добрый путь, сынок. Снова всю неделю буду ждать тебя со страхом в сердце…»

Да, она права. Если мои ровесники учатся в школе полдня, то я остаюсь в школе на неделю. Моя мать озабочена этим. Я, держась за ручку двери, стараюсь отвлечь ее от тревожных мыслей: «Мамочка, это последний учебный год. Осталось немного. Как получу аттестат, ни за что не вернусь туда».

Хотя знаю, что так я стараюсь успокоить маму, совесть беспокойно трепыхается. Понимаю, что веду себя неблагодарно. И понимаю, что этого уже не исправишь. Поздно. Ругая себя за противный характер, я дернул за ручку.

Выйдя из подъезда на улицу, невольно смотрю на четвертый этаж, на окно своей комнаты. Мамочка с грустной улыбкой машет мне рукой: «Счастливого пути, сынок!»

«До свидания, мамочка, не волнуйся».

Улица опять принимает вид движущегося полотна. Вон листья, кроны деревьев шевелятся. Медленно струится вода в бетонных канавках. На асфальтной дороге машины обгоняют друг друга. Но я не слышу звуков от этих движений. Мир, лишенный шума. Немой и оглушенный мир. Шагая по погруженной в тишину улице, я спешу в свою школу-интернат.

Стою более четверти часа на остановке. Наконец-то приехал мой долгожданный автобус. В нем мало пассажиров и много свободных мест. Я устроился на одном из сидений, возле окна. Автобус тронулся. Смотрю на улицу. Все те же знакомые, никогда не меняющиеся дома, обгоняющие друг друга и исчезающие в конце улицы машины…

Сколько прошло времени, не знаю. Вдруг кто-то схватил меня за ворот и буквально стащил с сиденья! Смотрю, мужчина лет сорока стоит надо мной и, махая руками, о чем-то говорит. Я, следя за быстро двигающимися губами, сперва ничего не понимаю. Но когда он указал гневными глазами в сторону женщины с младенцем в руках, я начинал понимать ситуацию. Наверное, сперва мужчина нормальным человеческим голосом попросил меня уступить место женщине с ребенком, но я «не слышал», вот и он вскипел от злости!

Я впервые оказался в такой ситуации. Это было так тяжело! Когда проявляет гнев человек, у которого нет голоса души, не знаешь, куда деться. Однажды я уже попадал в похожую ситуацию. Я переходил улицу, и вдруг одна из машин остановилась рядом со мной. Шофёр, выйдя из кабины, схватил меня за плечи и начал трясти. У меня от страха чуть сердце не разорвалось. Я пытался объяснить ему по-своему, но он даже не глянул мне в глаза. А когда уже от безысходности я заревел по-ребячьи, он швырнул меня в сторону, сел в машину и уехал…

В автобусе полным-полно народу. Мне нужно было выходить на следующей остановке, и я начал продвигаться вперед, ближе к дверям. Мне было стыдно смотреть на людей, стоящих вокруг. Я боялся увидеть в их глазах упрек и услышать гневные голоса души.

Вышел из автобуса. Пройдя немного, повернул на улицу, где расположена наша специализированная школа-интернат. Увидев издалека белые стены школы, в которой я научился «говорить» голосом души, любить жизнь, почему-то в сердце защемило. Хотелось плакать…

В школе-интернате хорошо. Здесь и мои товарищи, и учителя очень добрые, отзывчивые, чуткие. Здесь я не задыхаюсь, как в своем доме или на улице. Здесь никто не хватает за шиворот, не трясет. Ничьи глаза не выражают гнев или ненависть. Здесь всегда царствуют веселье и радость. Всезнающий Анвар всегда сможет объяснить причину любой ситуации, а весельчак Сайфи все время развлекает нас своими анекдотами. Мастер смеха Наримон так искусно изображает мимику и жесты людей вокруг себя, что смеешься до упаду…

Однажды Анвар учил нас как примириться со своим окружением:

— Не надо обижаться на людей, которые не понимают нас.

— Но люди унижают нас, обзывают немыми, — с грустью в глазах возразил Сайфи.

— Это неправда! Немые те люди, которые не только не понимают тебя, но еще и не дают тебе шанс им объяснить, понял? Хотя они могут говорить, но у них не имеется голоса. У них нет голоса души.

Мне понравились эти слова: «Люди без голоса души…»

Ведь вокруг нас полно людей, у которых душа немая и глухая. У скольких людей нет голоса души…

Неделя прошла очень быстро. Снова надеваю свой рюкзачок на плечо и возвращаюсь домой. Приближаясь к нашему подъезду, смотрю в открытые настежь окна. И вижу смотрящие с любовью грустные глаза матери. По ее улыбке, по звонкому голосу души слышу: «Добро пожаловать, сынок! Я рада твоему благополучному возвращению!»

В ответ ей звенит мой голос души: «Я так соскучился по тебе, мамочка!»

Перевод М. Юльдашевой

СЧАСТЬЕ И ГОРЕ

— И за горе нужно быть благодарным! — это были последние слова философа…

Для Рамзиддина даты не имели никакого значения. Цифры словно сковывали его свободу, уничтожали веру и волю, являлась словно тьмой, лишающей света. И потому в его жизни не было места цифрам, которые он с легкостью заменил словами. Глядя на этого смышленного то и странного мальчишку, можно было подумать, что перед вами стоит будущий философ, чьи рассуждения и слова приводили в восторг родных и близких. Но порой он казался чудоковатым дурачком.

Это особенно явно проявилось в то время, когда он начал ходить в школу. Однажды мать спросила Рамзиддина, только что вернувшегося со школы:

— Сыночек, ну как дела твои? Какую оценку получил сегодня?

Его ответ огорошил бедную женщину.

— Мамочка, сегодня я удостоился Счастья! Большого Счастья!

— Что ты говоришь сынок? Какого счастья?

И тогда всезнайка вытаскивал с портфеля дневник и вручал маме.

Женщина в растерянности незная, что и думать начала листать дневник. Наткнувшись на «5», обрадовалась и стала ласкать своего «маленького философа»

— Ах ты, маленький умник мой! Не мог сразу сказать, что пятерку получил. Да будет твоя мудрость!

В один прекрасный день дела у Рамзиддина явно не пошли: пришел он домой грустный, взглянув на мать печальными глазами, быстро зашагал домой. Женщина, сидя на айване стегала одеяло. Видя ребенка в таком состоянии, бросила свое занятие и побежала за ним.

— Что случилось, сынок?

Рамзиддин разбитым голосом поздоровался с ней и сказал:

— Сегодня Счастье отвернулось от меня…

Мама все поняла. Прилежный сын — отличник не получил «5». Она смотрела на мальчика своими ласковыми, добрыми глазами.

— Горе у меня… — выдавил он.

— Что?.. — бедная мать еле удержалась на месте.

— О чем ты, сынок? Не пугай меня! — смуглое лицо матери побледнело.

Но вместо ответа ребенок грохнул на диван. Что чувствует мать, когда ее дитя страдает? Глотнув боль, мать словно мотылек стала кружиться вокруг сына.

— Сынок, может кто-то обидел тебя? С кем-то подрался небось? Или учительница поругала?

Рамзиддин был не в силе больше мучать мать и потому ответил:

— Нет…

— Получил низкую оценку? — спросила тихо мать.

Рамзиддин кивнул.

— Разве так можно, сынок? Разве нельзя было сказать это по-человечески? Ты меня на тот свет чуть не отправил…

— Мне обидно, из-за того, что учительница несправедливо поступила со мной. Мы писали контрольную работу, и я помогал другу. И меня за это наказали… — и теперь мальчик дал волю чувствам.

Мать обняла сына, погладила по голове и сказала утешающим голосом:

— У тебя в жизни еще будет много Счастья! Вот увидишь сынок.

Пожелания матери всегда сбывается. В жизни Рамзиддина действительно было много счастья: окончил с отличием школу, а потом и вуз. Женился на прекрасной, умной девушке, обзавелся детьми. Но никогда не изменил себе — значение цифр, дат оставались прежними: «5» — Счастье, «2» — Горе.

Пятнадцатого числа первого месяца календаря он отмечает свой день рождения. Значит, «1» — Жизнь, «5» — Счастье. Так он и жил, изменив сущность ненавистных ему цифр. Это кому-то понравилось, а кто открыто осудил, кое-кто высмеял, но для Рамзиддина это не имело никакого значения.

— В Европе цифра «13» считается проклятием. Они боятся его как черта! Но ведь моя идея совсем иная, почему цифра «5» не может быть Счастьем? Говоря об успехах, мы только и говорим «Дела идут отлично», разве бывает иначе? А кто видел, чтобы цифра «2» приносила кому-нибудь радость? Ну-ка скажи? — сетовал он другу коллеге по поводу своих исследований.

И тогда Зохиджон успокаивал его:

— Друг мой, не стоит переживать. Придет время, и все поймут, а самое главное примут твою идею. Лично я поддерживаю тебя. Мне понравилась твоя научная работа, хороши исследования.

Ученый понял, что друг сказал это ради успокоения его души. Но даже такие утешительные слова были ему приятны…

Рамзиддин по случаю своего пятидесятилетия устроил пышный пир. В роскошном ресторане города собрались как молодые, так и именитые ученые, исследователи, близкие друзья. Философ принимал многочисленные поздравления, пожелания. Его вознесли к небесам, восхвалили, в знак любви и уважения надели златошвейный халат. Вдруг в разгар веселья Рамзиддину стало плохо. Старший сын Камолжон объяснив ситуацию, и попросив прощения у гостей, увез отца домой.

Дома его состояние ухудшилось. Широко расскрыв глаза, он жадно глотал воздух. Жена его Сабохатхон, которая вот уже третье десятилетие делит с ним Счастье и Горе, не отходит от него ни на шаг.

Рамзиддин прокручивая в голове всю свою жизнь, задался вопросом: «Почему так случилось? Почему именно в этот день?..» Он никак не мог найти ответа и вдруг его осенило. Сегодня второй день недели. Всю жизнь ненавидя «2» и считая ее Горем, в такой Счастливый день вновь столкнулся с ним.

«Человек всю жизнь мечтает о Счастье, живет в ожидании Счастья, но все равно он сталкивается с Горем…»

«Рождение каждого человека приносит Счастье, а когда он покидает этот мир Горе ему путник…»

Философ за считанные секунды сложил формулу Жизни:

«Человеческая жизнь проходит между Счастьем и Горем. Счастье и Горе! Всю жизнь получая «5», все равно неминуема «2»…»

— И за горе нужно быть благодарным! — это были последние слова философа…

Перевод с узбекского Дильдоры Турдыевой

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “[Дебют] Умид Али: Голос души. Рассказы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *