Леонид Изосов: Вы откуда и куда?

 280 total views (from 2022/01/01),  1 views today

… Вдруг — стук в дверь. Открываем… Стоит девица, ярко накрашенная, можно сказать, легко одетая с фибровым чемоданчиком в руке: «Здесь живёт Витя? — Какой Витя? — Да он мне сказал, что здесь живёт. — Где он тебе это сказал? — Во Владивостоке…» … Она смело прошла в комнату и сразу кинулась хватать объедки со стола.

Вы откуда и куда?

Леонид Изосов

«Люди идут по Свету, им очень немного надо.
Была бы прочна палатка, да был бы нескучен Путь…»
(Песня)

… В Пути иногда встречаются странные встречные незнакомцы… Бродяги… Кочевники… Путники…

Странники, очарованные Дорогой?

Откуда и куда идут они?

Загадка…

С какой целью?

Свобода? Воля…? Тоска?

Плывут и плывут — окуда-то куда-то…

Но я думаю, здесь можно согласиться с Шарлем Бодлером в том, что

«… истые пловцы — те, что плывут без цели… Плывущие, чтоб плыть…» (в переводе Марины Цветаевой)

К этой теме обращался и наш Серёжа Есенин:

«О ком жалеть? Ведь каждый в Мире странник. Пройдёт, зайдёт и вноь оставит Дом…».

Помню, в детстве моя бабушка Людмила Никифоровна — простая деревенская женщина, бывало, говорила: «На этом Свете все мы — гости».

… Ну, чего, Человек,
в этой Жизни ждёшь?
Что у Тебя впереди?
Откуда пришёл Ты?
Куда придёшь?
Бог знает! А Ты — иди…

… Мне часто встречались одиночки, затворники, жившие в тайге на старых геологических стоянках, в заброшенных разрушенных домишках… Своеобразные отшельники… философы… Уединялись они по самым разным причинам

Может, не хотели общаться с людьми…

У того же Бодлера: «Что их толкает в Путь? Тех — ненависть к Отчизне… / Тех — скука Очага…»

Кто они? Не от Мира сего?

… Вот несколько удивительных, но сходных, по сути, случаев в моей долгой бродячей Жизни…

Ну, например, таких …

Иди, попей чайку…

… В то время я был начальником довольно крупной геофизической партии, и мы как-то поставили палаточный лагерь рядом с просёлочной дорогой вблизи маостика через быстрый и чистый ручей.

Из него мы брали воду для питья.

Вода в ручье была холодная и даже, как будто, сладкая! Один пожилой рабочий сказал: «Слаще водки! Почти…».

Зелень Лета что творит! / Я — Природы фаворит./ Чту я чистоту Ручья / А Земля — Она ничья!

… Прежде всего, сделали большой дощатый стол с брезентовым навесом, рядом поставили две линные лавки, и оборудовали костерок для приготовления пищи. На столе посоянно шумел батарейный приёмник «Спидола», потом появился и переносной телевизор…

Когда шёл дождь, и нельзя было работать в поле, все собирались у стола, разживляли костерок, ударялись в воспоминания и рассказывали анекдоты…

Там же и отмечали праздники, пели песни — благо, что было несколько гитаристов — среди бичей — бывших зэков…

Начали работать и я, оставив задание начальнику отряда Лёве, уехал на другой участок в глухой тайге, где возникли какие-то трудности — о чём мне сообщили по рации

… Возвращаюсь через некоторое время в лагерь — а там крутится какая-то бабёшка лет тридцати.

— Кто такая? — спрашиваю у Лёвы.

— Да Паша!… Мы завтракали, она шла мимо по дороге … Позвали её: «иди попей чайку!» Она и осталась…

По словам Лёвы, Паша оказалась весёлой, общительной. Вечерами у костра рассказывала всякие анекдоты — даже, как он выразился, интелелектуалные.

В частности, о теории относительности Эйнштейна…

— Да помнишь, один зэк у другого спрашивает: «Вот ты, еврей, знаешь, что за такая штука — теория относительности этого, ну, как его, Эйнштейна?». А тот его обнял за плечи, повёл по бараку и говорит:— «Смотри, вот мы с тобой идём по бараку, а на самом деле сидим

— Ну, и что дальше-то?

— Ну, она сначала с молодыми ребятами спала — каждый вечер уводила по одному…

— А потом стала жить со всеми. Невзирая на личность и возраст.

— Со всеми подряд!

— Даже с дядей Гришей, которому за сраку лет!

— Со всеми. Кроме поварихи. Потому что у той нормальная секс-ориентировка.–…

— Глаза заморозила… падла.

— Гони ёё наху, начальник: Надоела!

Ну, я тогда и сказал Паше: «Иди, Паша … дальше!»

У неё сверкнули слёзы …

Она молча, собрала свою котомочку, и вышла на дорогу…

Перешла мостик, и скрылась в облаке пыли…

… Конечно, в наше время, этим никого не удивишь…

Вон — на многочисленных телешоу всё выясняют, сколько, у кого было любовников, любовниц…? Чьи мужья, жёны?

Например, объявляет телеведущий: «Сейчас появится светская львица такая-то!» И она появляется: действительно — животное, но не львица, а обезьяна…

Начинает разбираться, от кого у неё дети…

Объясняет: «Да, я тогда вела параллельно сексуальную жизнь с несколькими мужчинами…»

А, может, перпендикулярно?

Ну, просто, не баба, а параллелипипед какой-то!

… Вообще-то современные остряки называют таких — «хищными дырками», которые охотятся за олигархами.

Среди их жертв слесарей-токарей не наблюдается …

Показ и — всё!

… Был когда-то у меня поисковый рабочий Колян, простодушный такой пацан… Он слегка заикался, и врач ему посоветовал петь, чтобы избавиться от этого физического недостатка…

Так вот, Колян постоянно тоненьким таким голосом что-то там напевал… Над ним бичи от нечего делать смеялись, подшучивали: «Коля, ты помнишь брата Толю?» А он постоянно отвечал: «Д-да н-нет у м-меня н-никакого б-брата Т-толи!»

… Как-то однажды осенью на заре он вышел из палатки помочиться … Да как запоёт: «Эх, как бы с-снова всё н-начать! И всё кы-кончать, кы-кончать кы-кончать!» Бичи из спальников хором заревели: «Замолчи, заика фуева! А то щас…».

Ну, конечно, никто из тёпла на холод не вылез…

Отец у Коляна был профессиональный охотник. Да и сам он был ещё тот стрелок! Бывало, идёшь с ним в маршруте…

… Лайка Тана бежит впереди… Учует амбу — сразу начинает путаться под ногами… А Колян из ружья над ухом — бац! — из ружья, и — рябчик падает к ногам: «С-сварим с-супчик н-на обоед!»

Конечно, сварим…

Сам он был родом из маленькой таёжной деревушки. Но там находился довольно богатый пчелосовхоз… Медовуха у пчеловодов не выводилась.. Шёл непрерывный процесс производства этого цеелебного напитка — пока один бидон не кончился — уже ставили другой…

Вечное Счастье…

… Здоровенные работящие мужики, красные морды… Да и бабёнки там были крепкие. В общем, своеобразный земной рай.

В маленьких деревушках, в таёжной глуши / Живут под Солнцем люди дремучие… / Ни бандиты, ни воры их там не мучают / Ни продажная пресса… Ни прочие вши…

… Но эту идиллическую картину слегка нарушала бабка Юля, которая непонятным образом давно перебралась в эту деревушку из какого-то большого города..

Она жила с дедом–пасечником и постоянно собачилась с соседями по любому поводу…

У неё было прозвище спортсмэнка, поскольку в огороде её постоянно видели в мужских трусах и майке …

Хотя они с дедом жили безбедно, бабка Юля почему-то ненвидела вся и всех, и, выпивши, постоянно твердила: «Бля, на ету дярёвню надо бы атом кинуть!»

Видать, какая-то разочарованная в жизни личность…

… А что касается Коляна, то он как-то рассказал у костерка, что однажды увидел, как по дороге шла деваха «н-ну, ты-такая ядрёная, что-ты…».

— Выскочил к ей: Кы-как звать?

— Говорить … Снежана…

— Н-ну, зазвал её домой.

— Н-накормил. Н-напоил.

— Оставил же-жить у себя…

Потом договорились о свадьбе…

… А вот — и свадьба подошла.

Родня за столом гуляет по-чёрному…

— Н-ну, исчез я потихоньку из хаты — ты-терпежу н-нет.

— З-затащил С-снежанку у анбар:

— Н-не даёть!

— И ды-дальше ж-живёть н-неделю…

Жрёть…

И — не даёть!

Потом всё это Коляну так остофуело, что он взял её рюкзачишко и выкинул на дорогу!

— И пошла себе она кудый-то …

Бмчи душились от хохота: «А сейчас-то ты — женат?»

— Кы-конешо!

— Ну, а эта-то хоть даёть?

— А кы-как же:

— П-приказ и — всё!

… Да… Такая загадочная Незнакомка-Недотрога?

Прямо — картина Крамского…

Ночные гости

… Была поздняя Ночь в заброшенном в Вечность геологическом посёлке Экспедиция.

В двухэтажном бревенчатом баарке мы отмечали праздник «Прощай поле!»

Как обычно это происходило 7 ноября… Такое вот совпадение…

В горах уже выпал снег. Сворачиваем полевые работы!.

… Горит печь… отблески огня — на потолке… Стол с закусками. Танцы…

… И вот появился первый ночной гость — кузнец-здоровяк. Он работал в мехцехе, и мы ему заказывали геологические молотки из буровой стали.

Со словами: «У, какие вы увсе здеся суксуалисты!» гость сам сеебе налал полный стакан водки и хлопнул его.

… Стол ломился отобъедков. В большой посудине был борщ, в который уже кто-то спьяну накидал бычков и обгоревших спичек.

Кузнец-молодец закусил этим борщом.

Думали — щас начнёт нас метелить:

Но он задумчиво оглядел всех сидящих за столом, и произнёс глубоким басом: «Ха-а-роший боршчь!»

… Вдруг — стук в дверь. Открываем… Стоит девица, ярко накрашенная, можно сказать, легко одетая с фибровым чемоданчиком в руке: «Здесь живёт Витя?».

— Какой Витя?

— Да он мне сказал, что здесь живёт.

— Где он тебе это сказал?

— Во Владивостоке…

… Она смело прошла в комнату, и сразу кинулась хватать объедки со стола.

Валька тут же начал её обхаживать, приобнял, налил вина, заворковал: «За любофь, Жанночка… За любофь».

… Громко ревел, что попало, магнитлфон «Комета»…

… И Валька поволок девицу танцевать…

А она со стола глаз не сводит, и при поворотах хватает со стола объедки, но, в основном, квашеную капусту из большой чашки, пихает в рот и жадно с хрустом жуёт.

… Вспомнилась картинка: петух топчет курицу, которая в это время клюёт зёрнышки…

… Наконец разгорячённый Валька схватил гитару, и они с гостьей ударились в блатную лирику: Я знаю, меня ты не ждёшь/ И писем моих не читаешь /: Встречать ты мения ек придёшь, / А если придёшь не узнаешь.

И — дальше: Течёт речка да по песочку, золотишко моет / Молодой жульман, молодой жульман начальничка молит: Ты начальничек — ключик-чайничек, отпусти на Волю/ Видно, скурвилась, видно ссучилась на Свободе дроля…

Видать, Жанночка знала в этом деле толк…. Воровать завяжу я на время, чтоб с тобою немного пожить. / Любоваться твоей красотою, воровскую Судьбу позабыть… / Я живу близ Охотского моря, где кончается Дальний Восток…

Ну, и так далее…

Жанна — певунья такая приблатнённая…

Заатем сладкая парочка дружно грянула: Если сердце просит увлеченья, / Значит сердцу Волю надо дать/ Жить нам без Любви — одно мученье, / Без Любви нам суждено страдать…

После этого они на какое-то время исчезли…

… Вернулись счастливые и одухотворённые в сопровождении Валькиного кобеля Чарли, которому все сразу стали кидать со стола куски сала. А он хватал их на лету, мгновенно заглатывал, и при этом ласково вилял хвостом и улыбался…

Утром Жанна ушла к новоявленной подруге Лизухе, жившей в соседнем бараке…

Потом она и поселилась у неё, а когда та уехала на нееделю в город, собрала в свой чемоданчик лучшие платья хозяйки и тихо свалила…

В неизвестном направлении…

Наверное — дальше искать Витю…

Вот такие дела… Ла-лу-ла.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Леонид Изосов: Вы откуда и куда?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *