Иосиф Гальперин: От зонтика до гульфика

 391 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Недавняя история — с попыткой отравления Алексея Навального — напомнила еще об одном отравлении, которое сейчас как бы ушло в тень. Попытка отравления Виктора Ющенко, тогда еще не президента Украины, а лишь претендента на этот пост, состоялась в сентябре 2004-го, накануне того, как я в его штабе хотел с ним побеседовать.

От зонтика до гульфика

Иосиф Гальперин

Иосиф ГальперинИстория государственного террора на советском и постсоветском пространстве пишется (и переписывается наследниками палачей) каждый день. Массовый — стараются замазать, а индивидуальный оставить тайным, и то и другое все труднее сделать. Образы и свидетельства расправ опричников Лукашенко с собственным народом обошли мир, в разгар этого массового террора на днях всплыл разговор председателя белорусского КГБ с подчиненными, где они планируют террор индивидуальный — убийство Шеремета и других оппозиционеров. Мне особенно больно было это узнать (хотя я и догадывался о заказчике!), потому что у нас с ним когда-то был разговор у Бориса Немцова. Павел говорил о положении в родной Беларуси вдумчиво, веско, совсем не по-телевизионному. И Павла, и Бориса убили…

Другая недавняя история — с попыткой отравления Алексея Навального — напомнила про отравленные конфеты (50-е годы) и укол зонтиком, намазанным ядом (70-е), весь отравительный арсенал КГБ-ФСБ. От зонтика ныне дошли до намазывания гульфика синих трусов политика, как признался один из исполнительных «химиков» в разговоре с неожиданно выжившим «клиентом». История эта заставила подумать о том, что десятки внезапных смертей в постсоветской России — оппозиционных журналистов, бизнесменов, перешедших кому-то дорогу, чиновников, которые могли рассказать лишнее, например, о государственной программе допинга в спорте, — всё это может быть объяснено усилиями хозяев этого арсенала и их обслуги. Уже появились и свидетельства возможной причастности данной бригады ко многим недавним резонансным случаям.

И я вспомнил еще об одном отравлении, о котором писал и которое сейчас как бы ушло в тень. Попытка отравления Виктора Ющенко, тогда еще не президента Украины, а лишь претендента на этот пост, состоялась в сентябре 2004-го, накануне того, как я в его штабе хотел с ним побеседовать, сначала я даже подумал, что он дипломатично уходит от контакта с московским журналистом. В качестве обозревателя «Совершенно секретно» я тогда несколько раз приезжал в Киев и Донецк, разговаривал с представителями разных политических сил и простыми гражданами, с первым президентом независимой Украины Леонидом Кравчуком, с российским послом Виктором Черномырдиным. Жаль, что архив когда-то авторитетной газеты теперь находится в таком состоянии, что не вызывает доверия, да и найти в нем что-нибудь — задача не для слабонервных. В интернет-пространстве эти публикации незаметны. Хорошо, что у меня сохранились файлы моих материалов.

Начать свою «предысторию нового Киева» я хотел бы именно с расследования отравления Ющенко, которое как-то закольцовывает один из этапов первого Майдана, «каштановую революцию» 2004-2005 годов. Толчком к ней стало народное возмущение убийством журналиста Гонгадзе по приказу Леонида Кучмы, второго украинского президента. О заказчике мир узнал тоже после публикации прослушки одним из офицеров, как и сейчас в случае с Шереметом.

Официально расследование отравления Ющенко не закончилось, дело утонуло в разговорах, в Википедии об этом отравлении написано туманно и двусмысленно. Впрочем, чему удивляться Украине, если отравитель российского «предателя» Литвиненко Андрей Луговой стал депутатом российской Госдумы.

В моем материале, написанном более полутора десятилетий назад, ядом назван диоксин. Не «новичок», как у Скрипалей и Навального, и не полоний, как у Литвиненко. Может быть, диоксин правильно определили в венской клинике, а может — и нет, ведь биохимики могли не знать (или не хотеть знать) о разработках российских отравителей. В любом случае очевидно, что оправдались опасения украинского депутата, приведенные в конце моего материала…

* * *

Кто подсыпал 2,3,7,8-TCDD?

Виктор Ющенко знает, откуда поступил яд

Вечером пятого сентября прошлого года на даче у Владимира Сацюка собрались пообщаться в неформальной обстановке официальные противники. Все гости знали хозяина дачи по работе. Депутатам Верховной Рады Украины Владимир Сацюк был известен как их коллега, избранный от Житомирской области и примкнувший к социал-демократам, партии, руководимой главой администрации президента Кучмы Виктором Медведчуком. Впрочем, пришедший на товарищеский ужин лидер оппозиционной парламентской фракции «Наша Украина» Виктор Ющенко личной неприязни к хозяину стола не испытывал. Другие гости знали Владимира Сацюка по службе — по Службе безопасности Украины, где он работал первым заместителем председателя (в нарушение статуса депутата!). Среди этих других гостей был и его начальник — руководитель «беспеки» Игорь Смешко.

Понятно, что служивые товарищи представляли сторону власти. Но ведь и лидеры «Нашей Украины» еще не так давно работали под руководством Леонида Кучмы, а Ющенко был его правой рукой — премьер-министром. Так что общего языка долго не искали. Повод был важный. Только что, за неделю до ужина, в Раде совместными усилиями оппозиции и неожиданно примкнувших к ней «нейтралов» был провален проект конституционной реформы. Вырисовывалась перспектива открытой схватки за президентский пост (с неясным исходом). Как себя в это трудное время будет вести Служба безопасности — как государственное учреждение или как политическая охранка?

Маска смерти

Спустя три часа после окончания обеда Ющенко пожаловался на сильную головную боль, а через 12 часов начались сильные боли в животе. В те дни я был в Киеве, и советники Ющенко говорили мне, что в ближайшее время может последовать важное заявление, которое обострит предвыборную борьбу, обсуждали вероятность терактов. Но заявления сразу не последовало. Виктора Андреевича тогда никто нигде не видел: ни в поездках по стране, ни в Раде. Кроме самых близких, в том числе и приехавшего Бориса Немцова. Через месяц Немцов рассказывал в Москве:

— Виктор вместе с семьей скрывался на даче близкого товарища. Я видел его через несколько дней после начала болезни. Выглядел он ужасно: страшная маска на лице, язык плохо слушается. Голова, слава богу, работала, как всегда, великолепно. Его здоровье внушало опасение за жизнь.

К тому моменту уже весь мир знал, что со здоровьем у оппозиционного кандидата в украинские президенты нелады. Российская пропаганда вслед за официальной киевской выдумывала диагнозы — от дерматита до перитонита. В австрийской клинике «Rudolfinerhaus», куда Ющенко прибыл уже 10 сентября, правда, обнаружили другое: огромное количество диоксина в крови. Но потом сказали, что диагноз нуждается в долгой проверке. Выглядело это, как сомнение в его достоверности.

Ющенко, поначалу скрывая место ужина, рассказал, что он ел накануне отравления. Пресса стала обсуждать меню. Намеки на преднамеренное отравление ветераны советских и новобранцы постсоветских информационных войн отвергали со смехом. Эта атака или что другое повлияли на врачей венской клиники, но они три месяца не давали окончательного ответа на вопрос, было ли отравление преднамеренным и какая такая болезнь зверски исказила лицо украинской демократии.

Место твердого диагноза врачей заняли слухи в СМИ: о проказе, специальных инъекциях в ткани ющенковского организма, призванных помочь созданию имиджа страдальца, и прочая чушь, рассчитанная на снижение сочувствия к больному. Но после второго тура украинских президентских выборов, когда стало ясно, что поколебать народное мнение о единственно верном кандидате не удалось ни фальсификациям избиркома, ни потокам грязи правительственных СМИ, неожиданно определенно выступили венские врачи.

11 декабря Михаэль Цимпфер, руководитель венской частной клиники «Rudolfinerhaus» официально подтвердил: «В последние 24 часа мы завершили работу над анализами крови и у нас нет никаких сомнений. Однозначно речь идет о попытке отравления диоксинами». Цимпфер заявил CNN, что уровень диоксинов в крови Ющенко «в 6000 раз превышает норму» и это позволяет сделать вывод о «вмешательстве посторонних лиц».

Раки из КГБ

До этого момента Ющенко отказывался связывать предполагаемое отравление и «тайную вечерю»: «Я не хочу сегодня наводить подозрения на людей, которым до этой встречи доверял», — заявлял он уже в октябре. И не прогадал: 28 ноября, сразу после голосования во втором туре, сработали договоренности, достигнутые на даче Сацюка. Тогда на Майдан Незалежности вышло около полумиллиона киевлян и приехавших из провинции сторонников оппозиции, они протестовали против фальсификаций, по их мнению, принесших кандидату от власти Януковичу до полутора миллионов «липовых» голосов. Борис Немцов сейчас вспоминает, как в тот день на экранах, установленных на площади, появилась картинка телевизионного интервью, в котором Глеб Павловский призывал вывести на площадь войска и разогнать бунтовщиков. Внутренние войска генерала Попкова были готовы выполнить подобное решение. Оно показалось заманчивым не только известному своими провокациями российскому политтехнологу, которого на Украине воспринимали командированным Кремлем на поддержку Януковича, но и в Конче-Заспе, загородной резиденции действовавшего на тот момент президента Леонида Кучмы. Против этих планов резко выступили руководители Службы безопасности Украины.

Через две недели, когда я снова приехал в Киев, палатки бессрочного митинга охранял спецназ СБУ. А через два дня, 14 декабря, Виктор Андреевич заявил: «Это было единственное место, где не присутствовал никто из моей команды и не предпринимались какие-либо предосторожности в отношении еды. Это был проект политического убийства, подготовленного властями. Власти пошли на это потому, что я оппонент, кандидат в президенты Украины от оппозиции». Руководитель службы безопасности тогдашнего лидера оппозиции Евгений Червоненко подтвердил, что накануне отравления он пробовал всю еду кандидата в президенты — за исключением той, что подавалась на даче Сацюка.

От возможных обвинений сразу же открестился Янукович, прозрачно намекнув, что СБУ командует не премьер, которым он был в те дни, а президент. Косвенно его поддержал и Олег Рыбачук, теперь вице-премьер, а тогда — один из руководителей предвыборного штаба оппозиции. Он заявил: «Насчет правительства я не очень уверен, но могу точно сказать, что в попытке отравления принимали участие специалисты КГБ… Не могу подтвердить, что это было сделано по приказу премьер-министра. Ответственность за это несет весь режим». А потом добавил для ясности, что за КГБ он имеет в виду: «В конце июля я сам сообщал ему, что, по данным бывших сотрудников спецслужб Украины и России, на него готовится покушение. Наши источники говорили, что, скорее всего, Ющенко отравят».

Прошлой осенью и я общался с бывшими сотрудниками КГБ, которые предлагали свои услуги в раскрытии украинских секретов. За гонорар, естественно. Редакция отказалась платить за то, что и так можно было узнать с помощью братьев-журналистов. Но важно другое: один и тот же бывший полковник сначала в сентябре предлагал тюремный компромат на Януковича, а потом в декабре приглашал поработать … политтехнологом в штаб премьера. И уже в феврале я понял, что его голос похож на тот, что слышен на пленке, которую выпустило в эфир НТВ.

На пленке голос из Москвы обсуждал с киевским собеседником идею отравления Ющенко, которую вроде бы выдвинул все тот же Глеб Павловский, чтобы создать оппозиционному кандидату «образ зверя». Сходство голосов, уловленное мной, может быть и случайным, но не случайна сама провокационная логика. Недаром упомянут Павловский, недаром сам Глеб Олегович с жаром бросился опровергать «прослушку». Кстати, еще за неделю до НТВ о возникшем слухе, намекающем на причастность Павловского ко «всемирной истории ядов», говорил мне Борис Немцов, ныне советник президента Украины. Запущенный слух похож на двухходовку, которая, во-первых, призвана довести до абсурда — и тем поколебать! — естественные подозрения (не политтехнологи же решают такие вопросы!), а во-вторых, косвенно показать, что намерения убить Ющенко не было.

В пресс-службе СБУ мне объяснили, что новый глава «беспеки» соратник нового премьера Юлии Тимошенко Александр Турчинов сейчас ничего комментировать не будет, поскольку следствие ведет генеральный прокурор Украины Святослав Пискун. И сказали, что ужин на даче Сацюка уже описан поминутно и поблюдно. Из продуктов обычной украинской кухни подозрение могут вызвать только раки, которые подавались к пиву.

Диоксин из военных лабораторий

Естественно, генералы СБУ, бывшие на ужине, возмутились подозрениями о своей причастности к отравлению. Они и так, до следствия, пострадали, причем Сацюк после декабрьского заявления Ющенко пострадал дважды, еще от прежних властей: 13 декабря его уволил из СБУ президент Кучма, а 14 декабря Рада лишила Сацюка полномочий депутата за то, что он совмещал их с другой госслужбой. Игорь Смешко сейчас, по словам пресс-службы, тоже не работает в СБУ. По последним киевским слухам, ему светит пост руководителя «Укрспецэкспорта», который продает за границу оружие. При всем этом очевидно, что сам новый президент не считает их виновными, понимая, что «нормальной мужской дружественной встречей» (так ее именовал Сацюк) кто-то воспользовался.

Кто? Именно это сейчас выясняет Святослав Пискун, заявивший в начале следствия, что отравление на даче — одна из версий. В интервью моим киевским товарищам он сказал: «Создана оперативно-следственная группа. В нее вошли те же сотрудники, которые раньше занимались делом Гонгадзе, очень честные и порядочные люди… нужно найти источник попадания яда в преступные руки. Мы дали поручение провести инвентаризацию всех высокотоксичных ядов, находящихся на территории Украины». Напомню, что именно за излишнее рвение в деле Гонгадзе Пискун был уволен Кучмой, но потом добился через суд своего восстановления на прокурорском посту. В Вене Пискун был менее осторожен, признав, что Ющенко был отравлен предумышленно, возможно при участии властей. К этому выводу он пришел после личной встречи с врачами, которые подтвердили приблизительную дату отравления — 5 сентября.

Говоря об инвентаризации украинских ядов, Пискун перестраховывался, он знает, что дело не в них. Потому что именно с его слов в феврале Виктор Ющенко заявил, что «такой диоксин производится в четырех-пяти военных лабораториях России, Америки и ряда других стран». Другие страны он добавил из дипломатии, поскольку, по нашим неофициальным источникам, твердо уверен в российском происхождении яда. Существование такой позиции президента подтверждают не только опубликованные заявления близких к нему депутатов, но и ставшие нам известными конфиденциальные разговоры.

Опасные аналогии

Теперь — небольшая справка. Диоксины — обобщенное название большой группы полихлордибензопарадиоксинов (ПХДЦ), полихлордибензодифуранов (ПХДФ) и полихлордифенилов. В семейство диоксинов входят сотни хлорорганических, броморганических и смешанных хлорброморганических циклических эфиров, из которых 17 наиболее токсичны. Диоксин, которым был отравлен Ющенко, называется 2,3,7,8 — тетрахлордибензопарадиоксин или сокращенно 2,3,7,8-TCDD.

Диоксины поражают поджелудочную железу, легкие, иммунную систему, вызывают отеки околосердечной сумки, брюшной и грудной полости.. Концентрация токсичных диоксинов, приводящая к смертельному исходу, составляет для различных лабораторных животных от 1 до 300 мг/кг. Признаками поражения этим ядом являются снижение веса, потеря аппетита, появление угреобразной сыпи на лице и шее, не поддающейся лечению.

Так вот, симптомы эти (внутренние и наружные) напоминают картину тела погибшего депутата, нашего коллеги, журналиста-расследователя Юрия Щекочихина. Я был на его похоронах, версию его отравления поддерживают его коллеги по партии «Яблоко». Диоксины могут попасть в организм человека с экологически грязной пищей, могут образоваться в нем из других веществ. Но такая доза, которая приводит к обвальному крушению организма или к критическому его потрясению, не может образоваться без специально сконструированного яда.

Я и не думаю говорить об идентичности ядов, примененных против двух политиков-демократов, двух врагов тоталитаризма. Яды могут быть разными, подобранными индивидуально. Важно, во-первых, что они не относятся к традиционным, которые можно купить на рынке, пусть и нелегальном. И, во-вторых, такие средства, которые сложно распознать обычным судмедэкспертам, разрабатывают лаборатории спецслужб для того, чтобы смерть противника можно было списать на его собственные проблемы со здоровьем.

Следовательно, те, кто имеют доступ к таким лабораториям, и могут быть инициаторами, заказчиками и организаторами отравления. Доступ может быть санкционированный сверху или нет — этого без допроса «производителей» не установить — главное, он очерчивает вполне определенный круг. Или спецслужбы созрели для выполнения преступных приказов, или перестали запрашивать санкции у политиков, или настолько коррумпированы, что частным образом торгуют ядами, созданными, по идее, против врагов государства.

Институтские лаборатории, работавшие на химическое или бактериологическое оружие, существуют в разных странах и городах, как указал господин Ющенко. Одни трудятся над оружием массового поражения — и над противоядием от него, другие ориентированы на мелкие партии. Вспомните недавние и старые скандалы с рицином — в качестве оружия, ориентированного на массовое поражение он не годится. А для укола зонтиком — пожалуйста. Один из таких закрытых институтов находится, по мнению питерских журналистов, в нашей северной столице. К сожалению, нам даже с их помощью не удалось выйти на контакт с засекреченными химиками, и ничего конкретного об их работе мы сказать не можем. В газете «Тайный советник», однако, эксперт, причастный к этой лаборатории, на всякий случай рассказал, что в ней с диоксинами не работают.

Возможно. Но настораживает одно совпадение. 24 сентября прошлого года в Санкт-Петербурге умер Роман Цепов, генеральный директор охранного предприятия «Балтик Эскорт». За две недели до этого, то есть практически через пару дней после Ющенко, он пожаловался на внезапно ухудшившееся здоровье. Умер он, отравленный чудовищной дозой медицинского препарата, который не должен был получать. То есть, не каким-нибудь традиционным ядом. Человек он был влиятельный и тертый, попасть в его окружение и подсыпать зелье — задача для профессионалов. Следствие до сих пор не установило виновных. Зато на его похоронах были все — от начальника управления собственной безопасности МВД до начальника личной охраны президента страны. Не удивительно: Роман Цепов исполнял многие деликатные поручения властей и предпринимателей с тех пор, как его агентство взяло под охрану мэра Петербурга Собчака, он, естественно близко знал всех тогдашних работников мэрии и тех, кто работал после.

Вот еще одна близкая история. Перед выборами мэра в 1996 году в редакцию питерского издания влиятельной центральной газеты пришли представители конкурента тогдашнего городского головы. И предложили переориентироваться. В редакции отказались. Победил на выборах, однако, конкурент — но выходец из той же мэрии. А редакция оказалась в списке потенциальных врагов, их отслеживала специально созданная при мэре служба. Был даже свой экстрасенс, который вычислял, кто может представлять опасность. Именно он, говорят работники того периода, подсказал шефу, что Игорь Артемьев, председатель Комитета по финансам, опасен — «хочет на твое место». Пришлось Артемьеву уходить.

А газета имела глупость опубликовать заметку московского информагентства о том, что Ленинградская областная прокуратура заинтересовалась фирмой, к которой имела отношение жена мэра. Мэр при людях вскипел: «За такую клевету сотрем в порошок!». Через пару месяцев руководство издания поменялось, а у бывшего руководителя возникли проблемы со здоровьем. На клеточном уровне, как говорят врачи. Неустранимые пятна на коже, изменения обмена веществ, поражение внутренних органов. Уже пять лет человек мается…

Слишком много в самой России происходит странных заболеваний и явных отравлений, чтобы списать «российский след» в деле болезни Ющенко на политическую риторику или мнительность недавних вассалов. Конечно, можно не принимать за рабочую версию слова депутата рады Юрия Павленко: «Россия выступала против Ющенко и бесстыдным образом вмешивалась в украинские выборы. Поэтому из списка главных подозреваемых нельзя исключать российские спецслужбы». Однако, судя по словам самого больного, никто и не исключает.

А другой украинский парламентарий, возглавлявший в Раде временную следственную комиссию по расследованию обстоятельств отравления Ющенко, Владимир Сивкович считает, что исполнители покушения не будут найдены никогда. И опровергает заметку австралийской газеты, которая сообщила, что повара и кельнера, якобы отравивших Ющенко на даче, люди «Нашей Украины» вывезли за границу. Чтобы сохранить, как важных свидетелей. Но не отрицает, что Генпрокуратура их допрашивала.

Может быть, его мнение вызвано убеждением во всесильности спецслужб, может быть, является продолжением той двойственной активности, которую продемонстрировала парламентская комиссия, оглядывавшаяся на администрацию Кучмы. Но даже он признает, что если четко определить исполнителей, можно выйти на заказчиков. А исполнителей, по нашим неофициальным данным, и прокуратура, и Ющенко уже знают.

Но, может быть, Сивкович и прав: политическая целесообразность не позволит назвать всю цепочку.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Иосиф Гальперин: От зонтика до гульфика»

  1. ***Или спецслужбы созрели для выполнения преступных приказов, или перестали запрашивать санкции у политиков, или настолько коррумпированы, что частным образом торгуют ядами, созданными, по идее, против врагов государства.*** (Иосиф Гальперин)
    ***Думаю, что «травят» все (…) Проблема рассейских спецслужб в том, что они в последнее время слишком часто попадаются (портачи заменили мастеров) и , попавшись, никогда не признаются в том, что напортачили.*** (Zvi Ben-Dov)

    Дорогой Иосиф, отравленных было много. И не всегда одним и тем же. Я тоже был на похоронах Юрия Щекочихина (мы дружили). Тогда было много версий, но, вероятнее всего, отравили в Рязани таллием (кожа отделялась, ну, и многое другое). Взрывать, как Диму Холодова, оказалось слишком прямолинейно. Столь же прямолинейно расстреляли Влада Листьева, Галю Старовойтову, Сергея Юшенкова, Анну Политковскую, взорвали не так давно Павла Шеремета, нагло, считай, на глазах у всех, расстреляли Бориса Немцова, убивали тольяттинских редакторов и многих, многих других. Но Анну сначала пытались отравить, когда она летела в Беслан. Спасли ростовские врачи (и активность Муратова, конечно). О лондонских убийствах и не говорю (в одном из них таллий тоже присутствовал). Травили Дмитрия Быкова (на борту самолёта) — откачали после комы. Отравили и меня (то ли перед самолётом, то ли на борту самолёта), когда я летел с переговоров между армянами и азербайджанцами. Но тут я скорее грешу на армейских. Они знали, что мне что-то известно о торговле оружием для бандформирований. Спасли меня таблетки универсального антидота, подаренные мне задолго до этого одной избирательницей (дай ей Бог здоровья). Я тоже терял сознание на 3-4 часа, но очнулся. Насчёт отравления Ющенко — не сомневаюсь. Нашли диоксины — значит диоксинами. Просто других подобных отравлений я не знаю. Употребление «новичка», да ещё дважды подряд, это омерзительно и (прав Zvi Ben-Dov) свидетельствует о низкой «квалификации» исполнителей. Видимо, расчёт на то, что «а вот не докажете!». И, как удар кувалдой по преступным головам, — доказать сегодня можно всё, ибо тайное становится явным. Доказали не только само отравление Навального, но и зафиксировали сотрудников спецслужб, причастных к этому и другим преступлениям. Сегодня Навальный возвращается в Москву. Ещё один акт нашей политической драмы. Здоровья этому мужественному человеку.

    1. Насчет таллия я когда-то писал по всем случаям, включая Юру.

  2. Думаю, что «травят» все — вспомнить хотя бы неудачу с отравлением Халеда Машаля в Иордании.
    Проблема рассейских спеццлужб в том, что они в последнее время слишком часто попадаются (портачи заменили мастеров) и , попавшись, никогда не признаются в том, что напортачили.

    Муж жене: «Можно я буду звать тебя Россией?»
    Жена: «Почему Россией?»
    Муж: «Потому, что ты никогда ни в чём не признаёшься.»

    1. Существенная разница, опять же, как в любом сравнении России с другой страной: травят своих — и внутри страны. Врут в диком размере, когда попадаются.

      1. Когда Рассея совершает очередную пакость (убивает, травит, сбивает…) — её реакция почти всегда представляет этакую пятиуровневую конструкцию:
        1. Радость по поводу собыития — ай да мы, собаке — собачья смерть, смерть предателям. Радуется главным образом народец в социальных сетях.
        2. Отрицание своего участия или даже самого события -мы не имеем к этому никакого отношения, этого не было, это фейк… МИД, федеральные СМИ.
        3. Перевод стрелок — на жертву, на врагов, на спецслужбы других стран. ФСБ, МИД, федеральные СМИ.
        4. Х… докажете! — презумпция невиновности, где доказательства, все доказательства ничего не стоят… МИД, федеральные СМИ.
        5. Сами такие или даже хуже — кто индейцев уничтожал, подбросив им зараженные одеяла, кто пробиркой в ООН тряс, кто Хашоги расчленил, кто самолёты по ошибке сбивал, кто… МИД, Федеральные СМИ
        Я бы на их месте сразу начинал с пятого этапа — чего зря время терять… 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *