Элла Грайфер. Глядя с Востока. 48. Проклятие избранничества, или Убийство в зарослях укропа

 86 total views (from 2022/01/01),  1 views today



Элла Грайфер

Глядя с Востока

 

48. Проклятие избранничества,

или

Убийство в зарослях укропа

(что на иврите называется «шамир»)

Не сказало нам их высочество

Про свое житьё-бытиё,

Не назвало нам имя-отчество

И своё фамилиё

«Принцесса Турандот»

Здравствуйте, господин Израэль Шамир,

Ваша статья «Проклятие избранничества» показалась мне…как бы это получше выразиться… необычной и свежей. Вместо объяснения, с чего это вдруг евреям взбрело в голову объявить себя избранными, предлагаете Вы некоторый вариант еврейской истории. Такой новаторский, что мне показалось интересным применить эту методу к хорошо известной нам истории еще одного народа. Ниже следует результат моего небольшого эксперимента:

Наши прадеды были четвертым этносом, взявшим себе иудейское имя. Будем называть их Евреи-4. Кто же были евреи-1? Евреи-1 (которые так себя, понятно, не называли) были коренным населением Палестинского нагорья в XVI- VIвв. до н.э. Они складывали поэмы и эпические произведения, искали путь к богу, выращивали маслины и разводили овец. Их религиозная жизнь была разнообразной и бурной, они поклонялись разным богам, создавали небольшие княжества, вскорости распадавшиеся.

…А что? Это идея! Можно всех этих полян, древлян, и как их там еще называли… вот, всех их объявить «Русскими-1», на которых ну вовсе ведь не похожи современные мани да вани. Они, правда, вместо маслин рожь садили, а вместо овец разводили свиней, но это не страшно, им же кашрута не полагается. А жизнь у них все равно была бурная, богов хватало, и эпические сказания наверняка тоже складывали. Без этого нам – никуда!

…Их биологические потомки и по сей день живут в тех же селах, молятся Аллаху или Христу на тех же местах, где их далекие предки молились Элю, Анат, Яхве и его Ашере. Они по-прежнему выращивают оливы, и пытаются камнями отогнать бульдозеры колонизаторов, как их предки — Голиафов из тогдашнего Тель-Авива.

Рассказы об их подвигах бродили по Ближнему Востоку конца Ахеменидов-начала Македонцев. В ту пору возникли большие города – Александрия, Антиохия, Ктесифон, Сузы, Вавилония. Городское население, вчерашние выходцы из деревень региона, этнически разнородная толпа, оторванная от своих корней, нуждалась в идеологии и религии. Одни обращались к орфикам, к эллинским мистериям, другие – к митраизму, зороастризму, культу Изиды. В этой среде возникла новая религиозная община яхвидов, «сынов бога Яхве». «Д» в этом слове – эллинское окончание, как в «Кронид» или «Леонид». Яхвиды, или яхуди, – это иудеи-2, хотя они первыми стали называться иудеями. Община провозглашала принцип взаимовыручки, круговой поруки и поддержки. Иудей иудею – друг, товарищ и брат. Иудей постороннему – волк…

 Да, вот и Русские-1 тоже жили себе, поживали, и не думали, не гадали, что на далеком севере, в Скандинавии, собирается на их голову великая напасть. Возникли там воинственные дружины завоевателей-викингов (варягов). И был в тех дружинах варяг варягу друг, товарищ и брат, а варяг постороннему – волк. Этих-то завоевателей, князей-пришельцев, и их потомство, обозначим «Русскими- 2».

…В Палестине не было больших городов, и поэтому не было иудеев-2. Когда в 450 г. до н.э. Палестину (именно так он ее называет) посещает неутомимый Геродот, в стране еще нет иудеев-2, и Иерусалим неизвестен. Позднее возникает колония иудеев-2 и в Палестине. Ее центром стал Иерусалим, маленький город в горах, бывший одно время столицей независимого княжества Иудея-1.

…Мечом и огнем иудеи-2 завоевали Палестину в конце II века до н.э., превратили население Галилеи и Иудеи в иудеев второго сорта («ам га-арец»), а прочее население страны – в рабов. Правление иудеев-2 в Палестине завершилось в 63 году до н.э., когда римские войска освободили население страны от иудейского ига.

…Итак, правление иудеев-2 в Палестине продолжалось менее 80 лет – от начала Хасмонейских завоеваний и до кампании Помпея Великого. Вот она, вся короткая история иудейского владычества, доказавшая, что общине, живущей по принципу «чужак – враг», нельзя жить государственной жизнью…

Да-да, вот и на Руси тоже своих викингов не водилось сперва, но потом просочились. Огнем и мечом покорили полян и древлян. Помните, как ходил Ингвар в полюдье (ну, грабить, ежели попросту), как жадность фраера сгубила и как потом мстила за него безутешная Хельга? Хозяйничали они на Руси, правда, поболее 80 лет, но, в конце концов, пришел их игу конец. Братскую помощь населению страны оказала освободительная армия хана Батыя. Тогда русские князья осознали, что пока будут врагами считать чужаков, правильной государственной жизни у них не получится, поэтому они перестроились и начали считать врагами друг друга. Но это многообещающее начинание было загублено подрывной деятельностью московской династии. Ее и ее приверженцев мы обозначим как «Русских-3».

…Иудеи-3… создали новый священный кодекс — Мишну и Талмуд. Ненависть к чужаку была возведена у них в степень высшей добродетели, геноцид – высшей доблести. Их яд пролился в Йемене в 6 в. и Палестине в начале VII в., когда десятки тысяч христиан были беспощадно ими вырезаны. Иудеи-3 сформировали костяк иудаизма, существующий по сей день. Жизнь этой злобной общины была недолгой – в VII-VIII вв. иудеи-3 перешли в ислам, сохранились лишь несколько реликтовых общин на периферии…

Никакими новыми священными кодексами Русские-3 деятельность свою, правда, не ознаменовали, поскольку теории явственно предпочитали практику. Ненависть их к чужаку выразилась, прежде всего, в агрессивном разрыве отношений с благодетелями из Золотой Орды. Вскоре после того яд их пролился во Пскове и Новгороде, где они беспощадно вырезали немалую часть беззащитного гражданского населения. Русские-3 сформировали костяк существующего по сей день московского государства. Жизнь этой злобной династии была, однако, недолгой – не оставив наследников, сгинула она в гражданских войнах Смутного Времени.

…Но идея не погибла. Иудаизм-3 был удобен для торговцев, ездивших из страны в страну. Он стал верой – или клубом, наподобие масонского ордена, объединил купцов-международников, как арианская ересь стала верой воинов…

Не погибла и государственная идея Русских-3. Из нее развилась империя, которую не без оснований называли «тюрьмой народов».

…Один из этих этносов – предки наших дедушек, маленький народ идов на границе католицизма и православия…

…Иды сложились в этнос в XII веке, но иудаизация завершилась лишь в XVI веке, а то и позднее. (А вот интересно, что они до того исповедовали? даосизм, не иначе!) Есть ли среди нас потомки предшествовавших иудейских этносов? Слабее всего с евреями-1, легендарными героями Библии. Но и в Греции не на каждом шагу встретишь живого потомка Ахилла. Уже иудеи-2 не имели прямой биологической связи с героями своего эпоса. Это не странно – эпос о короле Артуре, легендарном владыке бриттов, правившем в V-VI веках, был популярен в норманнской Англии, пришедшей после Англии англосаксов. Потомки евреев-1– это в основном палестинцы. Когда я вижу мужество юных борцов интифады, с пращой в руке стоящих перед танком, я вспоминаю о доблести Давида и его героев. Иудеи-2 не были этнически однородны, эта система общин в Средиземноморье и Месопотамии – суперэтнос, в терминологии Гумилева. Палестинцы являются потомками палестинской общины иудеев-2, породившей апостолов, отцов церкви, деву Марию и св. Георгия Победоносца…

А были ли среди имперских русских потомки Русских-1 – полян да древлян? Если и были, то очень немного. Прямые, «биологические» потомки тех – скорее украинцы, ныне решительно отстаивающие свою самостийность от претензий московской державы. Простонародье – потомки частично ославянившихся угро-финских племен, аристократия сложилась из викингов-скандинавов, татар, народов Кавказа и Закавказья, французских эмигрантов, остзейских немцев… Достоевский писал когда-то в своем дневнике, что каждый русский должен помнить, на какой стороне сражались его предки на Куликовом Поле, а российский литературовед, изучивший досконально родословную Федора Михайловича, пришел к выводу, что его-то «биологические» предки воевали, скорее всего, как раз на стороне Мамая…

…Вторая мировая война ликвидировала территориальную базу, где сложился народ идов. Сионизм — это поиски утерянной территории, но территория была утеряна не 2000 лет назад, а в XX веке.

Утверждение немного странное, ибо сионисты на поиски утерянной территории кинулись примерно за полвека до Второй мировой… авансом, так сказать, подсуетились. Да уж ладно, не будем придираться по мелочам.

Штетл идов, описанный Шолом-Алейхемом, исчез безвозвратно.

Это точно. Вот и деревня русская, описанная Тургеневым, Некрасовым и даже Астафьевым, канула также в вечность… Ой, совсем забыла, это же были уже «Русские-4».

Народ идов рассыпался, и его, как Шалтай-Болтая, больше не собрать

Ага, тогда и русских, стало быть, больше нет. Какой же русский без деревни?

Мы, потомки идов, должны устраиваться и находить каждый себе новый дом, и жить по-новому: как русский среди русских, палестинец среди палестинцев или американец среди американцев…

Да-да, вот и Россию тоже давно отменять пора. Пусть привыкает каждый русский как китаец среди китайцев или чеченец среди чеченцев жить. Деревню-то ведь не воскресишь, а новую форму национальной организации искать народам строго воспрещается!

Достижения и преступления иудеев-1, -2, -3 – не наши достижения и преступления.

Конечно, нет! Ни летопись Несторова, ни Слово о Полку Игореве, ни Илья Муромец к современным русским решительно никакого отношения не имеют…

…Все на свете народы проходят в своем развитии этапы весьма различные, нередко – со сменой генофонда, но всегда с сохранением культурной преемственности.  Можно, конечно, каждый этап обозначить каким-нибудь условным знаком: пронумеровать там, звездочку нарисовать, птичку, рыбку… Будут у нас, например, те французы, что при Карле Великом с арабами дрались – французы с ромбиком, а те, что при генерале де Голле от арабов драпали – французы с цветочком. Можно, конечно, только… зачем? Что это доказывает и что опровергает?

Никому ведь из всех существовавших и существующих народов земли указанные Вами моменты ни разу не помешали осознавать себя:

а) единым народом на протяжении всей истории своей культуры и

б) народом во всех отношениях положительным, к коему принадлежать почетно   и приятно.

Почему же у одних только евреев общераспространенные признаки эти являются потрясными, опасными и ужасными? Ну, в общем, откуда взялась и чем уникальна эта самая еврейская избранность, для читателя как было, так и осталось тайной. Еще более таинственным является Ваше описание представляемой ею опасности.

Якобы, об ней-то, родимой, об избранности то есть, как-то раз не ко времени задумался Гитлер:

«Когда я задумывался об исторической деятельности еврейского народа, меня охватывало волнение: а вдруг, по какой-то непонятной для смертных причине, Провидение бесповоротно решило, что победа должна достаться этой маленькой нации? Может, они унаследуют землю?»

…Будущее они (евреи) представляли одинаково – мировое господство, когда у каждого еврея будет по 10 гоев-рабов, а особо упорные народы будут произведены в ранг Амалека и уничтожены вместе с их женами.

Ну, мы-то себе эту избранность представляли всегда несколько иначе, а формулировка, вызвавшая столь роковую задумчивость, вычитана, скорее всего, из чистокровным арийцем писаных «Протоколов Сионских Мудрецов». И это не случайно. Ибо, по определению, не может Гитлер над тем задуматься, что сказал еврей. Даже если услышит он от еврея, что дважды два четыре или что лошади кушают сено и овес, все равно никогда не поверит. Такой уж ему, Гитлеру, предел положен.

Мы вот, к примеру, думаем, что внесли весомый, положительный вклад в экономическое, научное и культурное развитие западной цивилизации, а Гитлер такую нашу уверенность не разделял нисколько. Зато он, в противоположность нам, был совершенно уверен, что мы тайно, из-за кулис, Америкой управляем, так что на полном серьезе американцев пытался шантажировать, угрожая евреев истребить. И как же был он разочарован, обнаружив, что американцам на нас глубоко плевать!..

Так что, дорогие единоплеменники, можете спать спокойно и верить во все, что хотите: от черных кошек до собственной избранности, а можете и вовсе не верить ни в сон, ни в чох. Опасности от будущих гитлеров нам это не прибавит, хотя и не убавит, к сожалению…

Однако наиболее оригинальную идею содержит Ваше предложение, как с этой напастью бороться:

Мы, потомки идов, должны устраиваться и находить каждый себе новый дом, и жить по-новому: как русский среди русских, палестинец среди палестинцев или американец среди американцев.

Да полноте… Сами же Вы написали:

В его (Честертона) рассказе «Лиловый парик» появляется герцог Эксмурский, скрывающий свое ухо под причудливым лиловым париком. Ходили слухи о страшном проклятии, клейме дьявола, ужасной форме уха, передаваемой в его роду из поколения в поколение. Тот, кто увидит это адское ухо, лишится разума, говорили люди, жалея последнего отпрыска древнего проклятого рода. Только скромный католический священник отец Браун не испугался, и сбил лиловый парик. Под ним оказалось обычное ухо. Герцог Эксмурский был разбогатевшим еврейским финансистом, Гусинским-Березовским, купившим титул и поместье, а заодно присвоившим и старинную легенду о «проклятии Эксмуров».

Ну, так хотелось бедняге стать «англичанином среди англичан»! Уж и поместье себе купил, и титул, и даже парик напялил экзотический… Все равно разоблачили. Ну не говорите же мне, что Вы, такой полиглот, эрудит, объездивший полмира, верите, будто на каждого наивного еврея, «русским среди русских» возмечтавшего стать, патера Брауна не найдется! Вы же со всей газетой «Завтра» – на ты, за ручку. Неужто Вашим друзьям так легко очки втереть, чтоб они всякого Гусинского-Березовского за русского почитать стали?

…Ну, до чего же, выходит, проблема интригующая! Взялась неведомо откуда, опасна неведомо чем, а решать ее предлагается заведомо негодными средствами… Как в том скетче из старого КВНа: «Не знаю что, не знаю как, не знаю откуда, но знаю – списывает!» Несомненно, за всем этим кроется тайна до того страшная, что не смеете Вы приоткрыть ее не то что нам, но, похоже, и самому себе. А коли Вы не смеете…

Ну, что же делать… придется решиться мне.

***

Или буду я полковник

в шитых золотом портках —

Или буду я покойник

Под забором в лопухах!

«Повесть о российском  дворянине

Фроле Скабееве»

Как мы уже упоминали выше, ни один народ (а на самом-то деле ни один человеческий коллектив) и дня не проживет, если не будет верить, что он какой-то особенно хороший (знаете, что такое снобизм?). Исключение составляют, правда, коллективы недобровольные, вроде советской армии или американской тюрьмы, но народов таких, естественно, не бывает.

Обыкновенно, каждый народ себя любит за что-нибудь свое. Немцы – за трудолюбие, американцы — за свободу, русские – за широкую душу, ну а евреи – за избранность. Так уж оно повелось. Насколько стереотипы эти соответствуют действительности — проверить трудно, да, в общем-то, ни для чего и не нужно.

Особенно интенсивно «самоутвердительные» мотивы звучат в общественном сознании, когда общность в опасности. На национальном уровне вспышки патриотизма наблюдаются в период войны, но и на уровне самой маленькой группы (например, советские диссиденты) знаменитая демонстрация 68 года описывается в терминах: «сила против правды» (причем, «правда» – известно на чьей стороне).

Понятно, что общности, которым в ходе истории находиться в опасности доводилось чаще, к самовосхвалению склонны больше. Это свойственно меньшинствам, диаспорам, евреям в том числе, но большой опасности это явление не представляет, в отличие от американского, например, намерения, по всему миру демократию насадить или русского преображения из Третьего Рима в Третий Интернационал. А мелочевка всякая, чего бы там об себе ни понимала… бодливой корове Бог рог не дает.

Случается, однако, что определенные идеи представляют, при определенных условиях, опасность не столь для окружающих, сколь для самих их носителей. Ведь недостатки наши суть продолжение наших достоинств. Не может существовать общность, не культивирующая у своих членов представление о собственной положительности и необходимости, но и чрезмерное его культивирование может оказаться ловушкой. Попробуем рассмотреть эту тенденцию на примере компонента «избранности», присутствующего в самосознании евреев.

Опасность № 1: С Божьей помощью

Наиболее типичным проявлением этого сдвига является в недавнем прошлом популярный, а ныне, кажется, все же вышедший из моды даже среди ультраортодоксов лозунг: «Псалмами – по ракетам!». Но у этого, вроде бы, совершенно клерикального, вывиха есть вариации и светские. К примеру, иррациональная уверенность в склонности всех, сколько ни есть их на свете, предержащих властей (вплоть до ООН) бороться с антисемитизмом или всерьез принимать проблемы нашего выживания. Отсюда и поразительное легковерие, с каким воспринимается любая демагогия, любая циничная эксплуатация любым политиком памяти Катастрофы.

Опасно тенденцией расслабления, отрыва от действительности, в отдельных случаях приводит к возникновению магического взгляда на мир (т.е. веры в силу заклинаний и прочих символических манипуляций).

Опасность № 2: Она его за муки полюбила

При таком раскладе вывод, что мы хорошие, делается из того, что нам всегда было плохо. Не вдаваясь в обсуждение, всегда ли или все-таки с перерывами, укажем, что сама идея сакрализации (освящения) жертвы, приписывания ей самых лучших качеств – от моральных до сверхъестественных включительно – весьма популярна в современном общественном сознании и мировой мифологии, но к реальности она, увы, никакого отношения не имеет. О том, зачем она нужна и какую роль играет в мифах, прекрасно растолковал Рене Жирар: Сейчас нам важно только отметить, что в жизни так не бывает. Пострадать можно и за все хорошее, и за все плохое, и просто так, не вовремя подвернувшись под горячую руку.

Опасно склонностью в лучшем случае к пассивности, в худшем – к мазохизму.

Опасность № 3: Догнать и перегнать!

Существует в двух ипостасях, хотя во многих головах они сливаются воедино.

а) Интеллектуальное превосходство: Иллюзия, обязанная в наше время своим существованием, главным образом, дискриминации. Представьте себе некоего Абрамовича, по уровню своему вполне пригодного на должность МНСа (не более того). Но на должность эту его, как инвалида пятой группы, не берут. Остается он, стало быть, простым инженером, но поскольку интеллектом окружающих инженеров, естественно, превышает, народ уверен, что Абрамович – это голова. А среди МНСов, тем временем, блистает некто Рабинович, которому, по уровню, давно завлабом бы надо быть, но… В общем, все прочие МНСы превосходство его без споров признают. Между завлабами, в свою очередь, главенствует непревзойденный Шапиро, которому отделом бы заведовать… Ну, и т. д. А был бы тот Абрамович МНСом, да кабы Рабинович завлабом бы стал – так не отличались бы они интеллектом от окружающих и никто бы их не держал бы зря за гениев. Но в этой области дальше безобидного тщеславия дело, как правило, не идет. Куда опаснее

б) Превосходство нравственное: Мы – всех честнее, всех смелее, всех добрее! В соответствующем духе призваны мы воспитать вконец отбившееся от рук человечество, всех злоумышленников благородством своим подавить и всех жаждущих правды научить любить свободу. Так вот нечувствительно происходит переход от превосходства к мессианизму, от которого не зря предостерегали нас наученные горьким историческим опытом раввины. Да кто ж нынче раввинов слушает? Даешь мировую революцию! «Я рад, что в огне мирового пожара/Мой маленький домик сгорит» (М. Светлов). Даже в кибуцах – было время – весьма неглупые люди (например, Ханна Арендт) видели магистральный путь развития человечества, единственное и главное достижение еврейского государства.

Заблуждение тем более соблазнительное (и опасное), что в исключительной важности каждого нашего чиха для исторического процесса едва ли не больше нашего убеждены окружающие. Корнями эта вера уходит в христианскую традицию (и в христианский антисемитизм, кстати сказать – с учетом того, что влияние наше на историю не обязано быть хорошим, но обязано быть решающим!). Не знаю, как там насчет этого в исламском мире, но в христианской Европе жили евреи постоянно в атмосфере хотя и ненависти, но смешанной с суеверным почитанием. (Вспомните, хотя бы, реакцию европейских властителей на фигуры типа Франка или Шабтая Цви , на отношение украинского простонародья к могиле рабби Нахмана в Умани).

В процессе ассимиляции влияние этой атмосферы на евреев усилилось, что им, понятное дело, скромности не прибавило. Не случайно типичный маскил, лирический герой рассказа Й-Л Гордона «Два дня и ночь», горько сожалеет о том, что невежественные жители местечка представления не имеют о подлинном величии еврейского народа, открывшемся ему по мере приобщения к европейской культуре…

Опасностей на этом пути очень много. Можно стать легкой добычей всяческих осчастливливателей человечества, что милостиво позволят тебе погибать за их власть, а после предадут при первом удобном случае. Можно, в пылком стремлении морально превзойти противника, позабыть ненароком, что не худо бы при этом еще и просто физически выжить. Но самая страшная опасность подстерегает того, кто обнаружит вдруг, что ничем наша нравственность нравственности прочих двуногих, по статистике, не превзошла, да и вести заблудшее человечество нам, по большому счету, абсолютно некуда.

Именно такое несчастье случилось у нас в Израиле, и даже название специальное для него имеется: «постсионизм».

В течение двух тысячелетий мы неоднократно предпринимали попытки восстановления национальной государственности, но успехом увенчалась только последняя – в XIX-XX веках. Предыдущие неудачи были тем более тяжелыми, что сопровождались массовым увлечением очередным лжемессией, затевавшим безнадежные авантюры или же побуждавшим к переходу в христианство или ислам. Так что, в конце концов, раввины постановили, что жить в Святой Земле – дело благочестивое, но восстановление государственности до пришествия Мессии есть грех и соблазн. Вследствие чего в массах закрепилась уверенность, что воссоздание Страны Евреев будет сопровождаться чудесами, знамениями и схождением с небес Третьего Храма.

Отсюда понятно, что большинство раввинов восприняли сионизм как кощунственное покушение на прерогативы Бога, а рав Кук, дабы примирить реальность с традицией, вынужден был назначить кибуцников, если уж не Мессией, то, по крайности, хоть его ослом. Притом, что сами-то «светские» сионисты всерьез считали себя не ослом, а вот именно всадником.

Подобно тому герою Достоевского, что на вопрос, верует ли он в Бога, ответил, что верует во Христа и в русский народ, а в Бога… ну, в общем, старается, светские сионисты, даже и, не стараясь верить в Бога, истово веровали в еврейский народ и в собственное мессианство. Как шутит моя ортодоксальная подруга: «Я в Бога не верю, но верю, что Он нас избрал!». Тут, впрочем, имеется одна тонкость: в истории народа сыграли они действительно роль мессианскую, но… Вот именно только и исключительно в рамках своего собственного народа. В общечеловеческом масштабе ничего особенного не произошло, небо на землю тоже не упало.

Как говорится в грустной дамской шутке: «Кто желанный – не нашелся, кто нашелся – не желанный, а который то и это – так давно уже женатый»… Есть у нас государство, есть и армия, и даже экономика… Конституции, правда, нет, но не об ней у отцов-основателей сердце плакало, а о том, что государство получилось у нас самое, что ни на есть, обыкновенное, земное. И столь же горючими слезами умывались несчастные гои, которые две тысячи лет от народа нашего великого кровопролития ждали, а он – чижика съел!

Из гоев, правда, большинство вскорости утешилось, положивши накрепко считать, что вот именно Израиль и виноват в нынешнем конфликте цивилизаций, что позволяет, не мытьем так катаньем, восстановить-таки нашу репутацию вершителя мировых судеб, но нам-то это не подходит по многим причинам, из коих первая – что не на затылке у нас глаза. Так стоило ли, в таком случае, вообще огород городить, и есть ли смысл в существовании столь невыдающегося государства?

Первыми вопрос поставили, как водится, чуткие художники. Но вскоре выяснилось, что не отвертеться от него никому:

Посмотри вокруг, на своих знакомых, на пассажиров автобуса, в котором ты едешь на работу, посмотри на своего бакалейщика, на своих избранников в парламенте, на израильских писателей, на наших гигантов духа вроде «Бледнолицего следопыта» и «Камерного квинтета», посмотри на крысиную мордочку нашего премьер-министра, на раздутое брюхо нашего лидера оппозиции, на грязные манжеты наших духовных лидеров, на бабу на скамейке, на фалафельщика напротив, на квартирного маклера, только что обманувшего тебя. Посмотри на реальных евреев вокруг тебя, — и пройдет наваждение. Обычнейшие люди населяют Израиль и еврейские общины за рубежом. Ты был зачат тем же способом, что и прочие миллиарды людей, и кончишь так же, как и они.

Да это же просто трагедия, а главное – что от людей стыдно! Весь цивилизованный мир ждет, затаив дыхание, что вот сейчас мы ему достанем, наконец, кролика из шляпы, а мы у духовных лидеров манжеты не удосужимся постирать! Это гоям крысомордых премьеров да жуликоватых маклеров иметь дозволено – евреям такое безобразие никак не пристало. Знали б вы, товарищи, какие угрызения совести мучают несчастных, не оправдавших доверия мировой общественности! Какие комплексы возникают в душах, истерзанных национальной неаристократичностью! Какие идеи созревают в воспаленных мозгах!

Чего-чего только не готовы они отдать во искупление смертного греха неисключительности: землю и воду, права и доходы, не говоря уже о жизнях (тем более, если не свои!). Приглядитесь ко всем этим правозащитникам, шаломахшавникам, и Ури Авнери. Прислушайтесь к их стонам: «Виноваты, исправимся! Наизнанку вывернемся, арафатам ручки целовать будем! Но позвольте же нам, позвольте считать свой народ достойным его ну очень высокого призвания!»

Казалось бы, при таких-то страданиях… Ну, Бог бы уже с ней вовсе, с избранностью-то этой! Ну, заявили бы прогрессивному человечеству, что кина не будет, не собираемся мы ни просвещать их, ни спасать, а просто жить хотим, как все другие-прочие… Ан нет! В неизбранном виде существовать эти великомученики самомнения никак не согласны. Единственный смысл существования евреев — только в их избранности! А не избраны – так и вовсе ни для чего не нужны.

Отсюда вытекает:

Опасность № 4: Так не доставайся же ты никому!

Окончательно убедившись, что исправить этот тупой народ невозможно, наиболее последовательные идеалисты решаются его… заменить. Лично своею собственною персоною. Прецедент на теоретическом уровне существует уже давно. Сочинили его христианские теологи, утверждавшие, что все обетования, данные еврейскому народу, относились, на самом деле, к одному-единственному его представителю – Иисусу Христу, так что с момента его появления на земле во всех прочих евреях надобность автоматически отпадает. Сравнительно недавно предпринята была даже попытка и на практическом уровне аналогичную идею реализовать: в 1945 году Ваш любимый мыслитель приказал затопить берлинское метро, поскольку немецкий народ оказался, недостойным столь великого фюрера.

В этой связи мне показался особенно значимым один пассаж из Вашей статьи:

Каббалисты и талмудисты соблазняют нас поверить, что мы – от бога, а другие люди – от сатаны. Если одна сила стремится к мировому господству и порабощению всех народов, а другая – к братству освобожденного человечества, какая из них – бог, а какая – черт? …Они сами прекрасно понимают, что толкают евреев в сатанизм, в исповедание культа Сатаны, которого они зовут своим богом. …Но мы отречемся от Сатаны с его предпочтениями и примем Господа, который хочет добра всем людям, палестинцам, русским, немцам и иудеям. У нас есть простой критерий – бог за братство людей, сатана – за господ и рабов.

Ну, кто такие тут «каббалисты и талмудисты» – понятно. Это обычные персонажи антисемитских басен. С персонажами, реально существующим под этими именами в еврейском мире, общего у них не больше, чем у реальной правды с газетой того же названия. Но вот объясните мне, пожалуйста, кто такие «мы»?

Христиане? Исключено. Во-первых, из христианских книжек разных веков и поколений я Вам на спор берусь настругать таких цитат как: «Клипот (субстанции зла и грубой материи) низшего слоя абсолютно осквернительны и злы без единого луча добра. От них происходят души всех гоев и души всех нечистых и некошерных животных. Душа еврея – как свеча Бога, ее пламя тянется кверху. Но души гоев происходят от Сатаны, и поэтому они называются «мертвецами», – куда больше, чем из еврейских (хотя бы по причине несомненного численного превосходства христианских авторов). Не все у них, правда, такими были. При желании и совсем другие цитаты в христианских книжках можно найти… в еврейских, впрочем, тоже. Но главное-то, как Вы справедливо отметили: «…вы можете принять христианство, перенесшее избранничество на всех желающих». Стало быть, и христиане на избранничество претендуют, и они тоже, будучи, как все люди, грешниками, никакими сверхъестественными добродетелями претензии свои подкрепить не в состоянии… Выходит – тех же щей да пожиже влей!

Так кто же, в таком случае, будут эти таинственные «мы»? Американцы или палестинцы, среди которых Вы рекомендуете нам раствориться в кратчайшие сроки? Вы что, так-таки совершенно незнакомы с их историей? И крысомордых начальников у них не бывало, и жулики не водились отродясь? Или сейчас не водятся?

Но кто же тогда, скажите – кто? Где, под какими небесами раскинулась та добродетельная общность, к которой надлежит немедля примкнуть всякому истинно нравственному человеку? …Ох, сдается, сдается мне, господин Шамир, что существует она только в Вашем воображении, и слово «мы» употреблять Вам негоже. Все ж таки, Вы, при всем моем уважении, не того… не государь-император.

Теперь понятно, что не всуе помянут Вами иерусалимский синдром, понятно, почему для Вас еврейское избранничество стало проклятьем. Чуете Вы в себе силушку могучую, благородством своим неслыханным весь мир покорить, изумить его несказанной мудростью, всем объяснить, что и как именно совершать надлежит, да вот беда: Призрак ходит по планете, призрак избранничества евреев. Этот призрак сводит людей с ума. Прогремите Вы, эдак, к примеру, в газете «Завтра» очередною мудрою проповедью, а народ только носом покрутит: «Он, мол, из этих«, – вот и веры Вам нет. И не будет веры, покуда все эти бессовестные каббалисты да талмудисты, сионисты и прочие рабиновичи под ногами путаются, наводят тень и смущают умы.

Потому-то и надобно, в видах скорейшего всего мира спасения, вредный этот народ ликвидировать как класс, и всякому, кто такой тяжкий труд на себя возьмет (палестинцам, к примеру) всемерную оказывать поддержку. И когда, наконец, не останется на всем белом свете ни единого еврея, кроме Вас… вот тогда сможете Вы беспрепятственно и успешно продвинуть культуру тех этносов, в которые вольетесь. Вне всякого сомнения, Вы – единственный истинный ИЗБРАННИК, ее поднимете на недосягаемую высоту.

С сочувствием и наилучшими пожеланиями

Элла Грайфер

2005

  

Print Friendly, PDF & Email