Мирон Амусья: Не прошли, и не пройдут!

 462 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Нас окружала толпа левых «миротворцев». Мы прокричали, что они, эти, с позволения сказать, «гости» Израиля — подельники террористов, что кровь каждого из убитых террористами — на них, тех, кто явился защищать бандитов… Я сказал деятелям этой конторы, что по мне порядочнее быть уличной проституткой.

Не прошли, и не пройдут!

(Несколько эпизодов сопротивления в прошлом как уроки на будущее)

Мирон Амусья

“Это — твой мир, твоя жизнь, и ты — клетка, частица ее. Ты не должен позволять запугать себя. Ты должен сам за себя отвечать, и этим — ты в ответе за других”
Ю. Даниэль, слова героя антиутопии «Говорит Москва»

Эй, вратарь, готовься к бою:
Часовым ты поставлен у ворот.
Ты представь, что за тобою
Полоса пограничная идёт!

В. Лебедев-Кумач

Ещё со школьных времён меня раздражала поговорка «Я — последняя буква в алфавите». Идея её ставила меня, сколько помню — индивидуалиста, на совсем не подходящее место. Она не только лишала особых прав даже в собственных глазах, но и освобождала от обязанностей, которые диктовались бы нутром человека — его личным умом, совестью, жизненным опытом. Замечу, как узнал позднее, аналога такой формулировки обезличивания человека нет по меньшей мере в основных европейских языках. Это, кстати, один из примеров того, как язык влияет на психику. «Единица — вздор, единица — ноль. Один, даже если очень важный, не подымет простое пятивершковое бревно, а тем более — дом пятиэтажный», — убеждал свою многомиллионную аудитория знаменитый поэт. Но меня никогда, сколько себя помню, не тянуло ни на поднятие брёвен, ни, тем более, домов любой этажности.

Вместо этого меня с детства привлекало иное. «И один в поле воин» было для меня чуть ли не важнейшим и формирующим утверждением. Нет, я не помышлял под его влиянием стоять на пути каких-то огромных армий, или даже просто банд. Скорее оно, это утверждение помогло мне избавляться от спасительного и облегчающего «мы», когда надо было принять какое-то, противное «общему мнению», решение, противопоставляя ему своё «я». Как и американский фильм «Двенадцать разгневанных мужчин», который убедительно учил способных и желающих учиться тому, что даже обычный человек несёт полную личную ответственность за любое, включая и очень ответственное решение, пусть он и малая часть коллектива, его принимающего.

Мерзость всегда укрывается оправданием «Все так делают». Идти против потока необычайно трудно, даже если это вовсе не грозит не только смертью, но даже и малозначительными неприятностями. Сколь важна формула, которую впервые встретил у В. Высоцкого: «Но был один, который не стрелял!». Вот взрослый человек не ходит на выборы. Помимо очевидной лени, обычная отговорка — «Что изменит один мой голос?». Под этим предлогом человек в день выборов остаётся дома, а потом иногда и недоумевает, из-за кого ж это в политику проползла всякая мразь. А чего тут удивляться? Ответ на вопрос ясен. Из-за тебя самого, требовательного ко «всем» другим, и абсолютно безответственного самого по себе.

«Все, как один», — твердила школа, а глядящие отовсюду портреты усатого гения прямо показывали, кто должен рассматриваться этим самым, одним. «Смело мы в бой пойдём за власть Советов», и как один умрём в борьбе за это» неслось в годы моей молодости из радио. Но я не хотел ни общей смерти, ни торжества власти Советов, которая неприятие к себе выработала у меня ещё года с 1946-го. Мне было за что её не любить. Но, опуская другие, вполне важные причины, здесь отмечу с детства ненавистное «будь, как все». Возможно, я даже сначала пытался, но быстро понял, возможно, из-за каких-то моих врождённых дефектов (которые со временем прошли, или перестали уже очень давно мною дефектами считаться), но «как все» у меня не получалось и не проходило.

Чего только не наслушался я в связи с такими особенностями своего поведения, включая приклеившуюся с детских времён кличку «мальчик наоборот». С досадой говорили мне взрослые и старшие — «тебя не переубедишь». И не приходило им в голову, что дело не только во мне, но и в отсутствии силы (точнее — неосновательности) «их» аргументов, которые у каждого из этих «их» совпадали друг с другом буквально один к одному. Инстинктивно, когда стоял в строю, и физрук или военрук подавали команду, например, направо, я поворачивался налево. Образовывалось нечто вроде изображённого на Фото 1, которое прислал мне добрый знакомый с отнюдь не детских времён к моему восьмидесятилетию. Военрук с физруком видели в этом, как и в выполнении команды «кругом» не через «правльное» плечо сознательное озорство, но его вовсе не было — так получалось само.

Фото 1. Мой символ

Несомненно, что во взрослые годы это не способствовало служебной карьере, поскольку создавало у окружающих правильное мнение о том, что «не подходящий это будет винтик». С годами я утвердился во мнении, согласно которому противостояние тому, что кажется общим безумием — не придурь, а долг, что порядочный человек почти всегда может найти линию поведения, которая позволит ему сохранить чистую совесть и не замараться от этого всеобщего безумия. Каждый, отдельный человек в большинстве случаев может обрести, как правило, без существенного риска для себя, возможность действовать независимо от других, оставаться порядочным. Но для этого надо поверить в то, что ты сам многое можешь, что именно от тебя на удивление многое зависит.

Практически при любой политической системе есть люди, которые, даже рискуя своей жизнью, спасают других, сохраняя порядочность. Известно, что установление советской власти в Крыму в 1917-18 сопровождалось красным террором. От бессудных репрессий погибло много невинных людей. Но, например, в Керчи и Алупке террор не допустили считанные люди — руководители-большевики, не подчинившиеся ни приказам из Ялты, ни настроению толпы «Бей их» в адрес офицеров и состоятельных граждан — основных мишеней погромщиков. И там, и там «был один, который не стрелял», и не давал это делать другим, в принципе, с риском для своей жизни. Пожалуй, нет человека, не знающего про «праведников народов мира», спасавших, рискуя жизнями своими и близких, евреев во времена Холокоста.

Мою институтскую преподавательницу физики, доцента Н. Порфирьеву, проходившую по одному делу со своим отцом, спас от гибели её следователь — энкаведешник. Да и проводя допросы, он оставался выдержанным и культурным человеком, хотя явно для вида кричал на неё и грозил ей.

Сейчас в РФ, один человек решительно, как в своё время А. Сахаров, однако, отнюдь не имея его защитных регалий, возглавил борьбу за свободные выборы, за страну, где воровство в огромных масштабах было бы просто невозможно [1]. То, что он делает — в интересах не только абсолютного большинства жителей РФ, но и, хоть это звучит высокопарно, всего человечества. Как это ни прискорбно, приходится признать, что и он рискует многим, включая собственную жизнь.

Но герои — редкость. О них потом пишут книги, снимают фильмы, исследователи капаются в деталях биографий, чтобы понять окончательно и бесповоротно, «что он сделал, кто он, и откуда». Я же касаюсь людей обычных, поскольку убеждён, что каждому по силам, «увидя безобразие, не проходить мимо». Единственное, что, как правило, требуется, так это готовность потратить чуть-чуть своего совсем не такого уж драгоценного времени, и действовать, забыв, что ты «ничего не можешь».

В конце 60-х годов прошлого века, либо в самом начале 70-х к нам в ФТИ им. Иоффе приехал американский теоретик Метьюз. Он выступил на семинаре с докладом о своих работах. Поскольку обмены тогда были не очень частыми, каждый приезжий, отвечая на вопросы аудитории, или по собственной инициативе, рассказывал и о деятельности своих коллег. Обычно конец семинара уделялся общим вопросам, подчас далёким от физики, в частности — политике. Тогда в США во всю силу развернулось общественное движение протеста против участия США в войне во Вьетнаме. Разумеется, многие из нас знали, сколь глубоко вовлечён в эту войну СССР, поставлявший оружие Северному Вьетнаму. Многие предприятия Ленинграда были этим заняты. И тогдашний интернет — слухи — делали информацию общедоступной.

Вывод американских войск из Южного Вьетнама казался практически всем нам, теоретикам ФТИ, бедствием, поскольку усиливал негативную роль СССР в мире. На наш взгляд, США, признаваемый нами международный полицейский, просто были обязаны противостоять расширению «лагеря мира и демократии», как изящно именовалась та часть земли, которая контролировалась и подчинялась СССР. Нас всех буквально в ужас приводила перспектива казавшегося неизбежным «эффекта домино»[2], согласно которому одна за другой азиатские страны попадали бы под влияние СССР, заводя у себя сходные порядки. А мы все отнюдь не горели желанием стать гражданами Всемирного СССР — того, что уже было в наличии хватало за глаза. Поэтому мы спросили у гостя, что он думает о ситуации во Вьетнаме, и каково его отношении к тамошней войне.

По ходу обсуждения быстро выяснилось, что наш гость — активный участник движения за вывод войск США из Южного Вьетнама. Нашему изумлению не было границ. Мы рассказали приезжему недотёпе про «эффект домино», что на него не произвело ни малейшего впечатления. Напротив, он объяснил нам, что в результате войны бюджет их лаборатории сильно уменьшился. Из-за этого надо увольнять людей, а не расширяться, принимая новых сотрудников. «А во Вьетнаме нам нечего делать — он от нас далеко, и там нет у меня важных интересов», — сыпя соль нам на рану, заявил он.

Семинар весь вздыбился, как будто гость отверг напрочь квантовую механику или теорию относительности. Мы, перебивая друг друга, объясняли ему, сколь ошибочна, эгоистична и провинциальна такая точка зрения, просто игнорирующая неписанные обязательства США перед миром, и обращали его внимание на те беды, которыми подобная политика завершится. Наш гость сказал: «Господа, я понял, что вас не устраивает экспансия СССР в Азии. ОК. Так почему бы вам не выступить против неё? Обратитесь к властям, скажите им своё мнение. Не послушают — призовите сторонников, выйдите на демонстрацию протеста, убедите других к вам присоединиться

Мы поняли, что перед нами был не крупный теоретик мирового уровня, как следовало из его работ, а полный, непробиваемый идиот. Во внезапно наступившей тишине раздался голос руководителя семинара, красы и гордости теоретической физики СССР. Он сказал: «А вы представляете, что с нами за такое будет?» «Представляю», — весьма самоуверенно ответил гость. «Вас уволят из этого очень хорошего института, и вам будет трудно найти приличную работу. Но ваш Сталин давно умер, и никому из вас не грозит за демонстрацию длительная тюрьма или расстрел. Опасности для вашей жизни нет. Вы убеждены, что вам и вашей стране не нужно расширение зоны своего влияния в Азии и других местах? Заявите об этом вслух. За следование принципам надо быть готовым платить!», — заключил он.

Воцарившийся гвалт он прервал такой историей: «Я сторонник равноправия чёрных и белых. Как-то на эту тему чёрные решили провести демонстрацию. Было ясно, что меня, как белого и авторитетного человека, поместят в первый ряд шествия. А его ждала группа из Ку-Клус-Клана, вполне вооружённая и в принципе способная стрелять. Во имя своих взглядов я был готов даже рисковать жизнью, а не то, что работой. Надеюсь, вам понятна разница ставок, господа?» На этом дискуссия окончилась, но урок я усвоил — если считаешь нечто правильным — биться за это правильное есть твоя личная, а не какого-нибудь другого человека, обязанность. Значительно позднее я узнал, что много ранее меня жил один великий, который оставил в веках вопрос-утверждение: «Если не я, то кто?». И подобное поведение иногда может быть сопряжено с риском большим, чем, например, лишение квартальной премии.

К этой же теме относится некое происшествие времён интифады Осло. Мы с женой завели тогда себе за правило ходить регулярно в Старый город. Он был абсолютно пуст от туристов, но нам казалось очевидным, что не удастся отстаять право на присутствие евреев на своей земле, если физически по ней не ходить. И мы регулярно, несмотря на резкую критику приятелей «Вы просто ополоумели!», ходили в Старый город, включая и его мусульманский квартал, заглядывали в пустующие кафе и рестораннчики. Информативны были наши вынужденно тет-а-тетные разговоры с продавцами, из которых становилось ясным, что этих арабов буквально принуждает к конфронтации с евреями бандитское руководство так называемой автономии. А израильская полиция не защищает их от произвола своих бандитов, не обеспечивая в арабских районах спокойствия и безопасности, особенно, в ночное время, т.е. того, что я стал называть тогда «ночным правом».

Через день после тройного взрыва на Бен-Иуде, мы, мимо пострадавших от взрывов домов и киосков, направились в Старый город. У Яффских ворот была большая группа иностранцев, человек может, двести. И они как будто ожидали гидов. Это был период единодушного осуждения Западом Израиля за то, как А. Шарон, якобы, издевается над арабами. Как только мы сказали, что сами жители Иерусалима и евреи, на нас посыпались упрёки в том, как плохо мы относимся к «палестинцам».

Впечатление от увиденного совсем недавно в полукилометре от этого места, в самом начале улицы Бен Иуда стояли у нас перед глазами. Там, ещё вчера вечером, после взрывов, куда мы вскоре пришли, были только несколько журналистов и группа ТВ. Помню вопрос тележурналиста CBS, который спросил, поддерживаю ли я ввод Шароном войск на территорию «автономии». Я о таком решении ещё не знал, но ответил, что его целиком одобряю и давно жду, поскольку бандитам — бандитская смерть.

Эти воспоминания о столь недавнем определили наш ответ и тональность риторики. Нас окружала толпа левых «миротворцев». Мы прокричали, что они, эти, с позволения сказать, «гости» Израиля — подельники террористов, что кровь каждого из убитых террористами — на них, тех, кто вместо помощи нам — жертвам агрессии террора, явился защищать бандитов. Часть приезжих была из Франции — выдавал акцент. Многие были из Скандинавии, наличествовали, как в крике выяснилось и американцы из “Peace — now” («Мир — сегодня»). Я сказал, что просто ненавижу эту организацию, которая у нас сейчас помогает бандитам. Окончательно распустившись, я сказал деятелям этой конторы, что по мне порядочнее быть уличной проституткой, чем членом этой организации.

Замечу, однако, что был не только крик, но после всплеска тональности, от которого моя жена сорвала себе голос на триу дняй, была и попытка с нашей стороны объяснить, а со стороны приехавших — понять, что здесь, в Израиле, происходит. Нас, признаемся, поразило, что рядом с группой, для встречи с ними, не оказалось никого из израильтян, особенно патриотически настроенных, которые могли бы представить убедительно точку зрения на происходящее, кардинально отличную от той, с которой приехали к нам в страну «гости-миротворцы». Это была не первая, и увы, далеко не последняя оказия, позволяющая убедиться, что Израиль про-израильской пропаганде не уделяет никакого внимания. Собственно, что иного и можно было ждать от тогдашнего министра иностранных дел Израиля Ш. Переса?

Но и при правых на этом посту, пропагандистская защита нашей страны всегда была вне существенного внимания. Когда я ещё много ездил за границу, то пользовался любой возможностью рассказать правду о стране, показать, что в навязанной нам террористической войне есть «не две стороны арабо-израильского конфликта», а бандиты, часть всемирного зла, атакующие нашу мирную страну. Этому неизменно посвящал всегда специальные лекции, которые вполне неплохо принимались и в Европе, и в США.

Однажды как-то после лекции во Франкфурте, руководитель семинара, давнишний социал-демократ, спросил меня: «Мирон, кому нам верить? Вот вы в Израиле 3-4 года. А на прошлой неделе приезжал из вашего же университета другой человек, который в Израиле родился и вырос. Он утверждал прямо противоположное тому, что говорите вы!», и он назвал имя крайне левого профессора. Разумеется, я ответил «Мне», и выразил готовность поучаствовать в публичном диспуте с коллегой. Не уверен, что убедил, но после разговора осознал, какой вред образу Израиля в глазах жителей других стран наносит левая пропаганда. Этот вред огорчителен, но не основание для того, чтобы считать, будто распространение правды об Израиле бесполезно. И мы с женой пользуемся для этого каждой возможной оказией. А они, случаются.

Вот несколько лет назад были в Лондоне. В пятницу утром я выступал с докладом в Имперском колледже, а вечером начинался Йом Кипур. В положенное время мы поели, и начался пост. Утром пошли в Национальную галерею, а когда вышли из неё — Трафальгарская площадь была заполнена народом, который, однако располагался сравнительно небольшими группами-кластерами, явно в значительной мере не англо-саксонского или норманнского вида. Оказалось, сборище посвящено солидарности со «страданиями» народа Газы, «жертвы израильских агрессоров». Докладчики, голос которых усиливала электроника, располагались у колонны Нельсона. И мы начали переходить от группы к группе, где сначала интересовались, был ли кто-то из этих молодых людей (а не молодых, кроме нас женой, нам на площади никто не встретился) в Газе, «автономии», Израиле, и видели ли они сами «страдания».

За 1.5-2 часа бесед «видевших» не нашлось. «Так приезжайте и посмотрите сами. Что ж вы с чужих слов всё повторяете? Встретимся в Иерусалим, мы вам его покажем, а вы посмотрите. Можем дать свой телефон», — был наш неизменный совет и ответ. Мы напрочь отрицали наличие какого-либо гнёта или массовых обид, которым подвергается арабское население не только в Израиле, «автономии», но и в Газе со стороны евреев. Телефон не взяли, к нам никто не приехал, но слушали внимательно и уважительно, задавали совсем немало вопросов. Наткнулись мы на группу местных, неарабского вида молодых коммунистов. Объясняли и им, что к чему, опираясь на свой опыт, примеры из своей жизни. А рассказываемые истории завершали вопросом — «Хотите и у себя такого? Потом пожалеете, но будет поздно». Но интенсивный, митн харц, т.е. «с сердцем» разговор, напрягает нервы, и около Ковент гардена начался преследующий меня сравнительно давно приступ пароксизмальной тахикардии. А с пульсом под 160 добираться до гостиницы дело совсем непростое. Но, видно, помогло ощущение полезности сделанного, и приступ внезапно довольно скоро кончился.

Израиль идёт сейчас к своим четвёртым за два года выборам. Нам с женой просто — наш выбор все годы в Израиле постоянен — Ликуд. Конечно, подвёл под конец своей каденции А. Шарон, сломавшийся под давлением левых, к тому же явно больной. Но, примечательно, сам Ликуд его политику де-евреизации Газы не одобрил, и Шарону пришлось организовать послушную «Кадиму», к счастью, недолго прожившую. Но Ликуд и его ПМ все последние 11 лет на высоте.

Сейчас, когда маячит угроза прихода к власти левых в шкуре правых, или патовой ситуации с невозможностью создать дееспособное правительство, каждый избиратель должен понять свою ответственность за будущее Израиля, и не просидеть выборы «на заборе», в качестве постороннего наблюдателя, и не допустить очередного распыла патриотических сил. Стоит помнить, что главная угроза существованию Израиля — внутренние дрязги, безответственные политики вроде Я. Лапида и А. Либермана. И каждый может и должен способствовать электоральному уничтожению этой угрозы. Никакая поддержка извне этой угрозы не отменит, и голос каждого из нас способен определить исход выборов.

Уже на уровне предвыборных опросов сдулись «светлячки-спасители» Израиля: Б. Ганц с его 30+ мандатами, мифические 20+ мандатов Н. Бенета, «победоносный», опять же с 20+ мандатами Г. Саар с его «Новой надеждой». Держатся лишь неуч Я. Лапид, и манипулятор в чьих-то, вне его партии лежащих, интересах А. Либерман. Не дать этим голосов — задача каждого в отдельности, и всех вместе.

Недавнее неизбрание Д. Трампа на второй президентский срок повергло множество русскоговорящих евреев в уныние и панику, поскольку Израиль остался без единственного своего заступника в современном мире, а это смертельно, мол, опасно. Я напомнил с благодарностью, в одной из своих заметок про важные про-израильские решения Трампа, но написал, что Израиль успешно существовал и развивался неплохо до 2017, и просуществует и много после 2021 г. Эта простая истина у знакомого трампомана вызвала в мой адрес отповедь, мол «не так надо благодарить Трампа». В последнем, пожалуй, разберусь сам, но помню замечательные слова «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

Желание обычного человека перекладывать ответственность за свою жизнь и судьбу со своих плеч родилось не вчера, и не сотню лет сему назад. Оно преследует его со времён далёкой древности. Есть основания полагать, что первоначально ответственность возлагалась даже не на людей, а на неодушевлённые предметы и явления, и лишь позднее была передана от них людям, наделённым от природы особым могуществом. Стремление переложить ответственность за своё будущее на сверхъестественные силы, например, на ожидаемого Мессию, характерно для массы людей, включая вовсе не только тёмных и безграмотных. На днях слышал интереснейшую лекцию Д. Вайнштейна «Лжемессия на еврейском небосводе», на сайте А. Парниса о Ш. Цви и Я. Франке, которые увлекали, по сути, не имея никакой достойной цели и возможностей, за собой массу людей, мечтавших об избавлении от жизненных страданий.

Казалось, развитие образования должно бы привести к осознанию собственной ответственности, воплощённой в расхожую поговорку «Каждый куец своего счастья». Однако это осознание происходит весьма медленно, и по-прежнему спасителем, и укрывателем от претензий к самому себе предстаёт хоть и иллюзорное, но всегда удобно извиняющее «мы».

Иерусалим

___

[1] Когда говорю о воровстве, всегда вспоминаю высказывание моего покойного приятеля профессора О. Константинова, который полушутя, но афористично повторял: «Нет такой науки — экономика. Хочешь добиться успеха в развитии страны — прекрати в ней начальственное воровство».

[2] Как показала жизнь, «эффекта домино» не произошло. Дальнейшее развитие стало на самом деле чем-то вроде «анти-домино».

Print Friendly, PDF & Email

29 комментариев к «Мирон Амусья: Не прошли, и не пройдут!»

  1. Сему

    1. «Мир с арабами не возможен принципиально.»? А как же с соглашениями с Египтом и Иорданией? Как же с Соглашениями Авраама, вы против?»
    Мне надо было сказать точнее: «Мир с палестинскими арабами не возможен принципиально». Египет, Иордания не были «помечены» Мухаммедом.
    2. «я — социалист (в социал-демократическом варианте). А до меня социалистами не стыдясь называли себя Бен Гурион, Шарет, Эшкол, Голда Меир, Перес, Рабин»…
    Бен Гуриона мы ценим не за то, что он социалист, а за то, что он смело провозгласил Израиль. Бен Гурион, Шарет, Эшкол, Голда Меир, Перес, Рабин, Барак оставили после себя гистадрутовский Израиль. А на руках Г. МЕир (война судного дня) Переса, Рабина, Барака кровь тысяч евреев, погибших из-за очень мирного процесса.
    3. » В СССР правили не социалисты, а большевики, которые первым делом угнобили социалистов. Аналогично в Германии — национал-социалисты, угнобившие немецких социал-демократов».
    Большевики, социалисты, коммунисты это одно и тоже: все они провозглашали, что все равны: трудяги и лентяи,…. Это приводит к развалу экономики.
    4. Спасибо за разъяснение Вашей позиции.

    1. Арье Гринбаум 11 февраля 2021 at 12:59
      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
      Арье, кто это «мы», которые ценят – БОЛЬШОЕ СПАСИБО им – Бен Гуриона?
      А хотите, я приведу примеры того, за что Бен Гуриона надо не ценить, а критиковать?
      Как и любого политика, и Рабина и Переса и Барака.
      И даже, простите за кощунство, нашего с вами сегодняшнего ПМ?
      «Гистатрутовский Израиль»?
      Конечно. А каким ещё он мог, кто создал то «государство в пути», без которого в 1948 году не смог бы возникнуть наш Израиль?
      А откуда пошла «социалистическая» система больничных касс, модернизированная в 1993 году правительством социалистов, которая так великолепно показало себя сегодня в компании вакцинирования?
      «На руках Голды Меир война Судного дня», окончившаяся, между прочим, с военной т.з. блестящей победой, а с политической — миром с Египтом?
      А на чьих руках тогда 1-я Ливанская война?
      Тысячи евреев погибли не из-за попытки, безуспешной, установить мир, а из-за попытки, успешной, не допустить его установление. И повторяю 1000+1 раз. Уже как 20 лет в Израиле у власти правые. Почему же Соглашения Осло не денонсированы?
      Из-за позиции американцев, скажете Вы? А как же 4 года 45-го Президента?
      «Большевики, социалисты, коммунисты это одно и тоже»?
      Нет разницы между тем, что построили большевики, многие из которых, кстати, были евреями, в СССР, и тем, что построили их соплеменники-социалисты в Израиле?

  2. Сему. Я прошу Вас объяснить мне две вещи, почему я не прав, когда считаю, что быть социалистом стыдно.
    1.Социалисты борются, за то, что все равны( СССР, фашистская Германия и т.д.)
    2. Мирный процесс в Израиле, в к-м погибли и ранены тысячи наших детей. Мир с арабами не возможен принципиально. Согласно мусульманской вере, все земли, захваченные Мухаммедом считаются арабскими и от них нельзя отказаться. Поэтому был убит Садат. . Арафат и все другие это знали. Не подписывали самые выгодные предложения.
    3. Вы умный человек. Объясните мне, что социалистом быть не стыдно.

    1. 3. Спасибо.
      Почему «социалистом быть не стыдно»?
      Ну хотя бы потому. что я — социалист (в социал-демократическом варианте). А до меня социалистами не стыдясь называли себя Бен Гурион, Шарет, Эшкол, Голда Меир, Перес, Рабин…
      2. Увы, но террор был на этой земле всегда с начала возрождения страны в начале прошлого века. «Мир с арабами не возможен принципиально.»? А как же с соглашениями с Египтом и Иорданией? Как же с Соглашениями Авраама, вы против?
      1. В СССР правили не социалисты, а большевики, которые первым делом угнобили социалистов. Аналогично в Германии — национал-социалисты, угнобившие немецких социал-демократов.

  3. Zvi Ben-Dov8 февраля 2021 at 18:03
    «Ну почему невозможно. За Барака я не голосовал и он был ужасным премьером — хуже, чем Биби в последней полной каденции, но Барак при всех его недостатках был мой премьер. А Биби больше не мой.»©

    Я имел в виду то, что это невозможно для ста процентов народа — все сто процентов никогда не будут придерживаться единого мнения в этом вопросе, вопросе насчёт того, чтобы сказать о ПМ то, что «он мой». Для кого-то он «мой» а для кого-то «не мой», тем более у нас, когда всё так радикализовалось. То есть я понимаю то о чём вы говорите но отношу это к области желательного а не осуществимого.

  4. Дорогой Сэм! 1.Мое письмо -хамское, но оно возникло как реакция на Ваше хамство по отношению к порядочнейшему человеку. 2. В Вашей биографии написано, что Вы социалист. «Мне тут стыдиться нечего». Я бы стыдился быть социалистом по двум причинам: 1) они за равенство. Работяги и лентяя, умного и дурака и т.д. Поэтому социализм обречен везде. 2) Это «навязшая в зубах мантра о левых разрушителях страны «. Рабин привел к нам ООП и ХАМАС, Барак , предав союзников, привел Хизболу. Оттуда нас обстреливают. . Я описываю коротко и схематично. Но этот мирный процесс принес тысячи смертей и ранений нашим мальчикам и девочкам. 3.Я не считаю свое мнение бесспорным. Если Вы можете переубедить меня, то я вступлю в Мерец. 4. Прошу у Вас прощение за хамство, но и Вы тоже должны извиниться перед профессором. 5.Как найти Вашу статью?

    1. Я не знаю, Арье, прочтёте ли Вы этот ответ, но попробую.
      Если Вас действительно интересует моя т.з. на отношения с палестинцами, то вот 2 мои давнишние статьи:
      Левый, значит реалист http://club.berkovich-zametki.com/?p=31876 и
      25 лет спустя. http://club.berkovich-zametki.com/?p=40730
      Я же Вам написал, повторюсь, про свои статьи в Заметках – окончание последней про роль Британии в создании Израиля в последнем № Заметок, название говорит само за себя: «Белое и чёрное»
      Насчёт Мереца ничего посоветовать Вам не могу – они для меня слишком левые, хотя если не будет другой опции, то возможно за них и проголосую. На сегодняшний день колеблюсь между К-Л и возрождающейся Аводой.
      Насчёт извинений профессору то я не понимаю, чем я его оскорбил. Но т.к. я человек незлобливый и отходчивый (так по крайней мере мне хочется думать), то извиниться проблемой не будет. Как только он извиниться за многократно повторённую им «шпану».

  5. «главная угроза существованию Израиля — внутренние дрязги, безответственные политики вроде Я. Лапида и А. Либермана»
    —————————————————————
    Поразительное сочетание в одной фразе двух противоположных выводов.

  6. Zvi Ben-Dov: «Сам Ликуд меня бы вполне устроил, но его лидер со своим ближайшим окружением мне ну о-о-очень не нравится … … они разобщают и так не очень-то единый народ Израиля, руководствуясь своими личными интересами. …»
    ========
    Верно, но прокурорско-судейская мафия ещё хуже. И не дай Бог убрать эту мафию кавелерийской атакой: народ Израиля сейчас настолько НЕ единый, что получив свободу от этой мафии (когда угроза от арабов ослабла) он сам с собой перегрызётся, притом не по детски.

    Моё решение (на уровне идеи): нет фанатичным анти-бибистам и нет фанатичным бибистам.
    А на уровне «за кого голисовать» каждый решает сам за себя. Главное — без фанатичного анти-бибизма или бибизма.

  7. Дорогой Мирон! Спасибо за прекрасную статью. Насчет «И один в поле» вспомнил замечательную миниатюру, разыгранную студентами во времена «всеобщего КВНа». Вышел один из них на сцену и произнес:»А что я мог сделать один?». За ни вышел другой и они произнесли фразу вдвоем, затем третий, четвертый и т.д. В конце вся команда ходила строем по сцене и непрерывно скандировала все ту же фразу.
    Простите, что не по теме статьи, но упоминание о возможности «эффекта домино» (имеется в виду социалистического) навеяло такую аналогию в связи с теперешними событиями в США и не только там, в ЕС например. Не тот ли это эффект, которого мы так боялись когда-то в ЮВА.

  8. Хорошая статья. Мне, как фанатику-трамписту, даже ОЧЕНЬ понравился её анти-трампизм: «… Я напомнил с благодарностью, в одной из своих заметок про важные про-израильские решения Трампа, но написал, что Израиль успешно существовал и развивался неплохо до 2017, и просуществует и много после 2021 г. Эта простая истина …«.

    А фильм «Двенадцать разгневанных мужчин» — это просто супер.

  9. Сему. «1. Не пустивший своих корней в Израиле»
    Профессор физики, работающий в возрасте 87 лет в Еврейском университете и живущий с женой в купленной в Иерусалиме квартире, еженедельно пишущий статьи, проникнутые любовью к Израилю, имеет большие корни, чем неработающий человек более молодого возраста.
    2. «не знающий языка страны» . Профессор приехал в пожилом возрасте. Для работы он знал английский и учить иврит он не мог: надо было работать в университете.
    3. «искажающий и перевирающий всё. что можно исказить… имеет полное право высказать своё мнение. Как и и мне моё о нём». У Вас Сем есть право критиковать статьи профессора, а не высказывать мнение о нем. Я не имею права называть Вас мерзавцем, социалистом, лжецом, врагом Израиля.
    4. Честность и порядочность Амусьи не вызывает сомнений. Я не согласен с ним по США, но согласен с ним, что Нетаниягу великий ПМ, много сделавший для Израиля.

    1. Арье, я не собираюсь нарушать правила сайта и обсуждать личности авторов. Когда я написал о корнях, то имел ввиду совсем не «квартирный вопрос», с подробностями которого вы на удивление так хорошо знакомы (Впрочем есть множество примеров тех, кто имеет жильё в Израиле, но не более).Я имел ввиду а следующие поколения, ради которых очень многие из нас и совершили алию. Ну а к написанному вами у меня есть простой вопрос: «А почему?». К чему этот вопрос конкретно относится догадайтесь сами.
      Ваше же хамство по отношению ко мне именно и является вашим хамством. Тем более, что у вас есть все основания назвать меня «социалистом». Мне тут стыдиться нечего. А если моя скромная личность вас заинтересовала, то почитайте хотя бы мою статью в последнем № Заметок.
      Если же говорить об этой статье, то меня в ней заинтересовала не навязшая в зубах мантра о левых разрушителях страны и о её Великом Руководителе — тут спорить не о чем. С верующим не спорят об его вере, а заинтересовал эпизод с приехавшим в Ленинград американским профессором «полным, непробиваемым идиотом». Если из сегодня посмотреть на те времена, то ясно, что этот «полный, непробиваемый идиот», оказался во многом прав – никакого «эффекта домино» не случилось, после победы коммунистов во Вьетнам тут же начались войны между соседними странами, где у власти были единомышленники, а сегодня Вьетнам стал союзником страны этого «полного, непробиваемого идиота» Кстати, несколько лет назад на сайте была очень интересная статья (чья?) о поездке в эти страны.
      И ещё был прав этот «полный, непробиваемый идиот» в том, что никто в те времена за протест против помощи Вьетнаму в лагерь сразу же бы не послал. Уволить с работы – да, конечно, но может и просто ограничиться беседой-предупреждением в парткоме. И вполне допускаю, что среди вольнодумцев на той встречи могли оказаться и его члены, или по крайней мере, участники партсобраний. И не только открытых. А о делающих сообщения на политинформациях и говорить нечего. Впрочем, я вообще не уверен в точности описания той встречи. Обычно на таких встречах присутствовал «молчаливый товарищ.»

  10. 1. Г.г. David Aronovich , Сэм, Zvi Ben-Dov. Вот Вы, трое оба, станьте попарно, пожалуйста. Не обижайтесь, пожалуйста: я Вас всех троих вместе весьма уважаю. Но до цаhарайим обобщить Ваши комменты не имею времени. Пока постройтесь.

    1. Эрев тов. Я не договорил восемь часов назад вот чего. Всех Вас, задетых и незадетых моими словами о Ваших, привел сюда патриотизм, суть которого в еврейском братстве. Нас беспокоит наша историческая перспектива. 23.03.21 назначены выборы в наш кнесет. Надо иметь в этот день (нам всем, 6млн евреев) главной целью НЕ НАВРЕДИТЬ своим выбором своему народу. Известно, что переворот в США открыл перед нашими врагами возможность уничтожения Сионистского Государства. Они пока еще разъединены деяниями четырехлетнего правления республиканцев, пока. Для сопротивления Израилю необходимо единство и стабильное правительство. И нам придется выбирать себе руководство из наличествующих у нас политиков – они у нас как на подбор низкокачественные, но такова эпоха Цивилизации, да и наша вина. Сегодня и здесь надо Вам троим пригласить в блок профессора Мирона Амусью: это сулит избрание наиболее пригодных ПМ и правящей коалиции. Лучших у нас нет. И из 4 без труда вариируются пары.

      1. Не навредить своему народу? Так ведь у каждого свои критерии определения как того, в чём именно заключается вред для народа, так и того, какой именно народ свой.
        Мы все пришли из галута и принесли с собой ментальность тех народов в которых были насильственно ассимилированны или самоассимилированны. Это касается не только русскоязычных.
        Я пишу «пришедших» потому что вернулись лишь немногие.
        Так вот, пока живы поколения галута, взывать к единению можно и нужно но надеяться на единение не стоит. Вот когда эти поколения уйдут и их заменят следующие, чей менталитет будет уже не галутным, тогда и можно будет говорить об единении на понятном всем языке.
        Моше сорок лет водил ам йешурун по пустыне для того, чтобы в Страну не зашёл никто с рабским менталитетом. В нашу эпоху речь идёт не о рабском а об юдофобском менталитете — менталитет народов среди которых иудеи галута были насильственно ассимилированы (если галут был в СССР),или самоассимилировались (Европа Западная и Восточная), и который они, в силу галута, переняли – этот менталитет однозначно юдофобский, так уж сложилось исторически.
        А с юдофобским менталитетом рассуждать о вреде своему народу? Какому своему?
        Иудеев русскоязычные (не все, разумеется но достаточно многие),носители галутного менталитета народом не признают, для них иудеи, это не народ а лишь харедим, иудаизма они, на деле, не признают, только на словах, да и то, при детальном рассмотрении и на словах у них признавать его не получается а то, что они «признают» к иудаизму отношение имеет самое опосредованное, ужатое и искажённое (по сути их отношение к иудаизму можно выразить лозунгом периода октябрьского переворота в РИ: «Даёшь Советскую власть без жидов и коммунистов. Да здравствует товарищ Троцкий!!!»).
        Однако в их глазах они правы, именно так они видят свой народ — на своих условиях и никак иначе.
        Кто-то из них беспокоится о общечеловеческом счастье и понятие своего народа для них очень условно и второстепенно. Я имею в виду социалистов. И как с ними всеми единение производить?
        Эли Визель очень хорошо про последних сказал:
        «Иудей, который отказывается от своего происхождения, отвергает собратьев, чтобы внести так называемый вклад в общее дело человечества, в итоге предаёт человечество.»

      2. Для того и есть разные партии, чтобы каждый мог выбрать ту, с которой он меньшей степени не согласен. 🙂
        Единственно условие — чтобы о премьере (будучи с ним полностью несогласным) я мог сказать: «Это мой премьер!»
        О теперешнем премьере я такого сейчас сказать не могу — когда-то мог.

          1. Это недостижимо, ведь стопроцентной всенародной поддержки нет ни у одного из политиков рвущихся к премьерскому креслу, а за нашим действующим ПМ стоит какое-никакое а большинство, т. е. это большинство смело может сказать то, что он их ПМ.
            Ну и потом, избранники других групп населения, они ведь тоже в Кнессете сидят и тоже страной управляют, даже из оппозиции управляют, особенно если это управление заключается в препятствовании работе правительства. Влияние на жизнь страны каждый хак оказывает.
            Можно сто раз обвинить ПМ в том, что он мол де царь и деспот, однако по факту он единолично страной не правит, это невозможно физически — у нас унитарная демократическая парламентская республика а не неограниченная монархия или деспотия или тоталитаризм, никто, ни один политик, будь он хоть семи пядей во лбу и при самом горячейшем своём желании, через это перешагнуть не в силах.

          2. Ну почему невозможно. За Барака я не голосовал и он был ужасным премьером — хуже, чем Биби в последней полной каденции, но Барак при всех его недостатках был мой премьер. А Биби больше не мой.

  11. Замечательная статья. Все верно и все по существу.
    Тексты, однако, совершенно необходимо вычитывать и редактировать: «Каждый куец своего счастья» — роскошная опечатка, нарочно не придумаешь. В России ее не пропустила бы целомудренная цензура.

    1. Какая у Вас, уважаемый, чуйствительность — прямо девичья. КУЕЦ — вполне себе слово, как и Боец.

    2. Афоризм со словом «куец» меня на стишок вдохновил — вот один из вариантов:

      Не доверял он никому,
      А лишь маразму своему
      И по природе был боец —
      Сам счастья своего куец…

      А можно и два двустишия:

      Он по природе был боец —
      Сам счастья своего куец…

      Не доверял он никому,
      А лишь маразму своему…

  12. Не пустивший своих корней в Израиле, не знающий языка страны, искажающий и перевирающий всё. что можно исказить… имеет полное право высказать своё мнение.
    Как и и мне моё о нём

    1. Сэм
      — 2021-02-07 10:00:08(335)

      Не пустивший своих корней в Израиле, не знающий языка страны, искажающий и перевирающий всё. что можно исказить… имеет полное право высказать своё мнение.
      Как и и мне моё о нём.
      ==
      Воспользуюсь своим полным правом, и выскажусь о рецензии, подписанной ником «Сэм» — нечасто попадаются настолько тупые комментарии.

      Совершенно в духе советской песенки:

      «Мы ни сеем, ни пашем, ни строим,
      Мы гордимся общественным строем»

      Уж сколько у меня в Израиле друзей и родственников — не припомню ни одного, который так напирал бы на свое израильское гражданство, что делал из него эталон правильности.

      А статья профессора М.Амусьи показалась мне прекрасной.

    2. Не пустивший корней… не знающий языка… искажающий и перевирающий… имеет полное право высказать своё мнение. Как и и мне моё о нём.

      Характерное, прямо-таки хрестоматийное заблуждение. Любой автор «имеет полное право высказать своё мнение» о чём угодно — проблемах научных, общественно-политических, морально-нравственных, философских, искусствоведческих, культурологических, литературоведческих… может писать вообще ни о чём — какие-нибудь стихи про любовь и дружбу, про розы и морозы… то есть, обо всём, кроме — есть одно очень важное изъятие — кроме личности другого автора. Персональные нападки, обсуждение-осуждение биографии человека, сиречь, «перемывание косточек», сплетничанье, придумывание мотиваций автора текста (что дескать делалось в его голове, когда он такое-этакое писал), выискивание изъянов личности, компрометация, охаивание оппонента в качестве аргумента спора с ним… вот это категорически — КАТЕГОРИЧЕСКИ! — запрещено. Что же мы видим здесь? Нехитрый силлогизм: ему позволено высказать мнение об истории-политике, как и мне о нём лично. И, не откладывая на потом, тут же пара-тройка сочных мазков дёгтем — «не знающий… искажающий… перевирающий…» А уж «не пустивший своих корней» — и вовсе из лексикона передовиц начала 50-х о «безродных космополитах». И ладно бы, случись такое однажды в пылу спора. Увы, это не разовый сбой, а постоянно, из раза в раз повторяющийся приём (не ведения дискуссии, но оскорбления оппонента). Приём недостойный и недопустимый.

  13. Сам Ликуд меня бы вполне устроил, но его лидер со своим ближайшим окружением мне ну о-о-очень не нравится. Я считаю, что эта группа приносит Израилю больше вреда, чем пользы. И дело не во взятках (мне на это плевать, как было плевать на все обвинения против Шарона), а в том, что они разобщают и так не очень-то единый народ Израиля, руководствуясь своими личными интересами.
    Альтернатив всего парочка и, думаю, что решение, кому отдать свой голос я приму в конце второй декады марта.
    По поводу разговоров с проарабскими и пропалестинскими иностранцами — и у меня такие были, например, во время командировки в Ирландию.
    Сидели мы в индийском ресторане и ужинали. Нас было четверо израильтян — одна девушка. За соседним столиком на расстоянии вытянутой руки сидели четверо ирландцев — двое мужчин и две женщины.
    Услышав иврит, ирландцы решили поговорить с нами о ситуации в Израиле — это был декабрь 2001-го года.
    Они нам доказывали, что во всём виноват Израиль. Мы им — что палестинцы. Оказалось, что одна из женщин была когда-то замужем за ливанецем, который погиб от рук израильтян в первую Ливанскую, и она после этого вернулась в Ирландию.
    Ели, чокались пили и очень жёстко но вежливо спорили без перехода на крик — в том числе и женщина, у которой муж погиб. Наверное, потому, что не видели «крови на руках» друг друга. Расстались очень дружелюбно…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *