Лев Мадорский: Поговорим о смерти

 333 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Если поверить в написанное в Талмуде, становится легче жить. Верящим без сомнений можно позавидовать. Намного легче встречаться со смертью, если ты не уходишь в небытие. Вариант раввина Кука — «Смерти нет» оказывается оптимистичней варианта Эпикура — «Мы со смертью не встречаемся».

Поговорим о смерти

Лев Мадорский

Лев Мадорский

«Я научился смотреть на смерть как на старый долг, который рано или поздно придется заплатить»
Альберт Эйнштейн

Несколько лет назад написал эссе «Следует ли думать о смерти?». В нём речь шла о том, что говорить о смерти в западном обществе (на Востоке к этой теме относятся проще) считается признаком плохого тона: «Ребята, давайте о чём-нибудь другом». За прошедшие годы изменил мнение. О смерти нужно не только думать, но и время от времени говорить.

Не согласен с римским мудрецом Луцием Сенекой (I V в до н.. э.), писавшем: «…мысли о смерти иссушают душу, парализуют волю, гнетут сердце», и всё больше прихожу к пониманию русского мудреца Льва Толстого: «Мысли о смерти нужны для жизни». В моём представлении разговоры тоже…

Когда к Гиллелю (I в. до н.э.), раввину и еврейскому мудрецу, пришёл желающий принять гиюр и довольно-таки нагло попросил изложить суть иудаизма «пока я стою на одной ноге». Ребе не прогнал наглеца (нам бы поучиться у него терпению) и ответил: «То, что ненавистно тебе, не делай другому, — в этом вся Тора. Остальное — комментарии. Я далеко не мудрец, но хочу попытаться также, в одном-двух предложениях, изложить, что думают о смерти христианство, ислам, буддизм, бахаизм и атеисты.

Христианство

Если не принимать во внимание нюансы, характерные для разных направлений: после смерти свободные от греха попадают на небеса, где их ждёт блаженство, а грешники — в ад («геену огненную», «вечные мучения» и т.п.).

Ислам

У мусульман в ад (те же «вечные мучения») попадают неверующие или неискренне верующие. Остальные (особенно шахиды) попадут в рай и там останутся навечно.

Буддизм

После смерти происходит перевоплощение (реинкарнация), согласно желания и кармы, в духа, человека или животное.

Бахаизм

Душа бессмертна, но понимание природы загробной жизни человеку недоступно.

Атеизм

Человек после смерти перестаёт существовать.

Как видим, в религиозном понимании человек, за которым нет особых грехов, не исчезает навечно, как считают атеисты, которых на Земле, примерно 20%, а рано или поздно, оживает в том или ином виде. Этого мнения придерживается, как минимум, половина землян. То есть более 4 миллиардов человек. Будем считать, что остальные 30 %, включая меня, не имеют на этот счёт твёрдых убеждений. Они верят в Высший Разум и в существование бессмертной души, но сомневаются…

Иудаизм

О том, что думает о смерти и о душе иудаизм, поговорим более подробно.

Начну с того, что есть философские а, точнее, религиозно-философские вопросы, которые сопровождают нас постоянно. На которые мы ищем ответы. Порой, трудно и мучительно. Ищем и далеко не всегда находим. К таким вечным вопросам относится вопрос о смысле жизни, вере в Б-га, бессмертии души. Последний, по понятным причинам, интересует нас особенно. Причём, интересует тем больше, чем ближе приближаемся к финишной черте. Мне, еврею верующему, но не придерживающемуся религиозных традиций, интересно было узнать, как отвечает на этот вопрос Иудаизм. Я задавал его раввинам, искал ответ в себе, просматривал религиозную литературу…

Прежде всего — что такое душа. По словарю Даля — нематериальное начало жизни, субстрат творческих сил человека. Не совсем понятно. Значение, в котором слово это употребляется в быту, в литературе: «Душа болит… Душа разрывается на части… На душе тяжело…» также не вносит особой ясности. Поэтому, когда говорим о бессмертии души, то имеем ввиду религиозную концепцию.

Многие считают, что наука вообще не признаёт существование подобной субстанции. Это не совсем так. Более ста лет прошло с тех пор, как американский учёный Дункан Магдугалл провел знаменитый эксперимент по взвешиванию души. Вывод был невероятным: 21 грамм. На столько уменьшается вес человека после смерти.

В раннебиблейский период человек в иудаизме рассматривался как единое целое. Между телом и душой не проводилось чёткой границы. Посмертное существование души, если и допускалось (прямых указаний на её бессмертие в них нет), то мыслилось как пребывание в шеоле — обиталище мёртвых. В более поздних произведениях еврейских мыслителей — (Соломоновых Притчах, книге Даниэля) тело представлено как оболочка, которую душа покидает после смерти человека. «Многие из спящих в земле пробудятся,— читаем в книге Даниэля, — одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление».

Несколько меняется еврейское представление о душе в эллинистическую эпоху. Так Филон Александрийский (или Филон Иудейский (ок. 25 г. до н.э. — 50 г. н.э.) пишет о небесном предсуществовании души. О её вселении в тело и последующем освобождении. «Если душа,— пишет Филон, — во время земного существования не смогла освободиться от материального начала, то она возвращается на землю в другом теле». Что-то близкое к буддийской реинкарнации. Можно сказать, что Филон признаёт лишь две истинные реальности — Б-г и душа. Между ними, по его мнению, существует вечная связь. Всё остальное вторично и несущественно.

Сегодняшнее представление Иудаизма о душе, по утверждению раввинов, с которыми удалось поговорить, наиболее полно выражено в Талмуде. Согласно этой священной книге, душа одухотворяет тело, управляет им, но остаётся невидимой. Б-г наполняет Вселенную, управляет ей и тоже невидим. В этом собрании религиозно-этических положений иудаизма также сказано (даже религиозные евреи не всегда знают про это), что в канун субботы еврею посылается «добавочная» душа, которая покидает его на исходе Шаббата.

Кроме того в Талмуде не только подтверждается, что душа бессмертна, но и говорится о том, как она существует после смерти. Правда, и тут не всё однозначно и приводятся разные точки зрения. По одной, наиболее распространённой, душа праведника после смерти попадает в рай, а грешника в ад. По другой, душа праведника восходит на небо и пребывает в «сокровищнице» под «престолом славы». Душа же грешника продолжает оставаться на земле, в «темнице». Существует также мнение о том, что связь души и человека не прекращается сразу после смерти, а продолжается несколько дней или даже несколько месяцев.

Новые краски вносит в нашу тему учение Каббалы. В этом мало кому сегодня доступном учении душа мыслится как духовная сущность. Она берёт начало в высшем разуме или в мировой душе. Функции души определяются её природой: она соединяется с телом, а после смерти, выполнив своё назначение в земной жизни, снова возвращается, используя терминологию Каббалы, к миру чистого света. Другими словами, — к Б-гу.

Надо сказать, что иудаистская концепция о бессмертии души не была безоговорочно принята еврейскими мыслителями. Евреи, вообще, никогда ничего не принимают безоговорочно. Некоторые учёные, например, М. Лацарус и Г. Коген (19 век) считали, что Иудаизму чужды представления о бессмертии человека. По их мнению, речь идёт не о бессмертии личности, а о бессмертии народа. Индивидуальная душа увековечивается и приобретает реальное существование, по их мнению, лишь в процессе непрерывной жизни всего человечества.

Любопытна на этот счёт и концепция раввина, выходца из Литвы А.И. Кука (1865-1935 гг. ), утверждавшего, что смерть — дефект творения. По мнению Кука, еврейский народ должен устранить этот дефект и избавить человечество от страха смерти. Для это нужна «самая малость» — избавиться от представления о смерти, как о небытии. «Раз после смерти мы продолжаем существовать,— считал раввин,— значит смерти попросту нет». Но все эти разночтения касаются, как бы, «мелочей». Главная мысль Талмуда не вызывает сомнений: душа не погибает вместе с телом и несёт ответственность за содеянное в земной жизни.

Послесловие

Если поверить в написанное в Талмуде, становится легче жить. В этом смысле верящим без сомнений можно позавидовать. Намного легче встречаться со смертью, если ты не уходишь в небытие, а она открывает тебе двери к вечной жизни. Вариант раввина Кука — «Смерти нет» оказывается оптимистичней варианта Эпикура — «Мы со смертью не встречаемся».

Закончить хочу легендой о смерти великого русского учёного, лауреата Нобелевской премии Ивана Петровича Павлова. Умирая, Павлов пригласил близких коллег (по другой версии любимого ученика) и рассказывал о своих ощущениях перед уходом. Посетителям в эти часы говорили удивительные по эмоциональному наполнению слова: «Академик Павлов занят. Он умирает».

Print Friendly, PDF & Email

24 комментария к «Лев Мадорский: Поговорим о смерти»

  1. Смерть составляет часть жизни. Важную часть.
    ————————————————————
    Здесь хорошо бы еще добавить — лучшую часть.
    Однако, есди рассуждать здраво, имея в виду жизнь отдельного человека и полагая, что смерть — есть небытие, то логичнее было бы считать, что жизнь — часть (в данному случае — лучшая) смерти. Поскольку, как говорят знатоки, жизнь начинается от небытия и заканчивается небытием. А само небытие никак не включается в жизнь. Здесь был прав Эпикур.
    А вот разговоры о смерти — конечно, часть жизни и, прямо скажем, не лучшая, — они враждебны жизни. Потому что они укорачивают ее, отнимая драгоценное время. В частности, сокращают возможности для общения с близкими людьми, для помощи нуждающимся и, конечном счете, для зачатия новой жизни.

    1. жизнь — часть (в данному случае — лучшая) смерти
      ——————
      Ход Вашей мысли , Анатолий,- из небытия в небытие ( будем рассуждать с позиции атеиста) понятен. Но не совсем понятна жизнь, как лучшая часть смерти, в отличие от моего- смерть часть жизни. Понятней была вечность небытия неожиданно разорванная мигом жизни.

  2. А по-моему бессмертие души это то, что человек оставляет на Земле после своего ухода. Конечно, это относится ко всякому творчеству: строения, научные достижения, произведения литературы и искусства и т. п. Но таких людей единицы. Если большинство может оставить после себя детей, потомство и/или учеников, значит жило оно не зря. Если это понимать, то и к смерти можно относиться спокойно. Так по крайней мере я ощущаю себя, правда осознал это лишь в свои 88 лет.

    1. Если большинство может оставить после себя детей, потомство и/или учеников, значит жило оно не зря.
      ———————————
      Это, наверно, так, Михаил. И желаю Вам до 120-ти. Но уж больно эфемерно и иллюзорно это
      «жило не зря». Проходит какие-то 50-100 лет после нашего ухода и, если душа это выдумка, всё, что было связано с человеком ( если он не Пушкин и не Шекспир) растворяется в воздухе, не оставляя ничего ощутимого, кроме, может быть, пожелтевших фоток.

      1. Фотки, Лев, преходящи а вот что непреходяще, так это то, что человек продолжает жить в своих потомках и потомки, это единственное существенное в этом мире что человек оставляет по себе. Всё остальное оставленное им имеет свой срок по истечении которого уходит в небытие, род же человеческий не уходит никуда, лишь постоянно обновляется. Это как дерево. Оно стоит вгрызшись корнями в землю и каждый год с него опадают листья а вместо них вырастают новые (метафора не моя и она про иудейский народ)

        1. Это как дерево. Оно стоит вгрызшись корнями в землю и каждый год с него опадают листья а вместо них вырастают новые (метафора не моя и она про иудейский народ) #
          ———————
          Ваши комменты, Давид, поднимают настроение, расправляют плечи, вызывают желание смотреть вперёд с надеждой. И вспоминается Пушкин: «Нет, весь я не умру…» Спасибо…

  3. С.М.Маршак:

    Все умирает на земле и в море,
    Но человек суровей осужден,
    Он должен знать о смертном приговоре,
    Подписанным, когда он был рожден.
    Но, сознавая жизни быстротечность,
    От так живет, наперекор всему,
    Как будто жить рассчитывает вечность.
    И этот мир принадлежит ему.

    1. С.М.Маршак:

      Все умирает на земле и в море,
      Но человек суровей осужден,
      Он должен знать о смертном приговоре,
      Подписанным, когда он был рожден.
      Но, сознавая жизни быстротечность,
      От так живет, наперекор всему,
      Как будто жить рассчитывает вечность.
      И этот мир принадлежит ему.
      —————
      Cпасибо, Борис! Прекрасно сказано.

  4. Уважаемый Лев! Проблема серьёзная, достойная обсуждения.
    Проблемами жизни и смерти много занимался по-научному Нобелевский лауреат И.И. Мечников. В ВИКИ есть много ссылок на эту тему, связанных с его именем. Например: https://www.litres.ru/ilya-mechnikov/priroda-cheloveka-2/chitat-onlayn/ Вспомнил об этом, потому что когда-то давно-давно читал о нём популярную книжку. Учёный, в частности, много лет искал людей, которые не боятся, а то и желают смерти. Ему давали имена таких людей, но, как правило, выяснялось, что человек очень болен, и эта болезнь приносит ему невыносимые муки. Когда человеку обещали вылечить, то он готов был отказаться от желания умереть. Но однажды ему рассказали про некую группу, возможно ещё первобытных людей, где смерти действительно не боялись. Рассказчик сам присутствовал при событии, когда эта группа во главе с ещё не старой женщиной с песнями-плясками направлялась на кладбище. Пришли, умертвили эту женщину, похоронили и также с песнями пошли по хижинам. Это не было казнью, это было завершением жизни человека, выполнившего свою земную программу. Если заинтересуетесь Мечниковым, то эта история в какой-нибудь книге всплывёт. (Прочитал, что Толстой писал «Смерть Ивана Ильича», зная историю смерти брата Мечникова с тем же именем. Брат умирал в свои 45 лет в полном сознании и без страха.)
    P.s.
    Ну а по поводу взвешивание души у меня есть своё предложение. Для этого не обязательно нужен человек. Всевышней и всех животных создал с душой (см. Тору). Животных каждый день забивают столько для нужд человека, что материала по взвешиванию души можно набрать не на одну диссертацию.

    1. Ему давали имена таких людей, но, как правило, выяснялось, что человек очень болен, и эта болезнь приносит ему невыносимые муки.
      ———————
      Спасибо, Виктор, за ссылку. В отношении тяжело больных, а также, сидящих на пожизненном в российских тюрьмах, находящихсято касается в глубокой депрессии и т.п.- тут более или менее понятно. Для них уход- спасение. Интересны случаи ( такие тоже есть, хотя и редко), когда человеку просто скучно жить. Когда он терет цель жизни. Когда разрушается инстинкт самосохранения.

      Что касается взвешивания души у умерших животных, то , мне кажется, что только человек создан «по образу и подобию» и только у человека ( сомнения, впрочем, у меня присутствуют) душа попадает на небеса. Так это или не так мы узнаем только когда придёт время…

      1. Слова Коhэлета, сына Давида, царя в Йерушалаиме.
        (18) Сказал я в сердце своем по поводу сынов человеческих, что отличил их Б-г (от других существ), но увидел, что сами по себе они скоты.
        (19) Ибо участь сынов человеческих и участь скотины – одна и та же участь: как тем умирать, так умирать и этим; и дыханье одно у всех, и нет превосходства человека над скотом, ибо все – суета.
        (20) Все идет в одно место; все произошло из праха, и все возвратится в прах.
        (21) Кто знает, возносится ли ввысь дух сынов человеческих, а дух животных – нисходит ли вниз, в землю?

    2. Когда-то пришлось прочитать «Тихоокеанский дневник» Лапина и Хазревина. Среди прочего запомнилось обращение чукчей к ревкомовскому уполномоченному о том, что вот есть в стойбище старуха, которая свое уже отжила. И по национальному обычаю ее надо-бы удавить, о чем она сама просит. Так не возражает Власть Трудящихся против исполнения национального обычая.
      И резолюция в верхнем левом углу «Старуху удавить».

      1. Так не возражает Власть Трудящихся против исполнения национального обычая.
        И резолюция в верхнем левом углу «Старуху удавить».
        ——————
        По моему, Сергей, эта резолюция в одном ряду с известными ленинскими, касающимися священников, кулаков, и других врагов революции: «Расстрелять»

  5. О смерти нужно не только думать, но и время от времени говорить.
    ———————————————————————
    Это указание следует расширить: не только говорить, но и петь, плясать, чоздвывть поэмы, симфонии, живописные полотна и художественные (а также мультипликационные) фильмы.
    Известно, что человек боится смерти. Но, если вглядеться пристальнее, станет ясно, что боится он не смерти, не прекращения жизни (подобно тому, как человек не боится сна), а он страшится болезней и связанных с этим страданий. Не зря бытует мнение, особенно среди людей бравых и энергичных, что лучший вариант смерти — внезапность, например, бою, когда полностью поглощен делом, решением какой-то задачи. Как точно заметил поэт: \»…Если смерти, то — мгновенной…\».
    Если же не удастся организовать внезапность и придется задержаться, то лучший вариант — понять (и значит, принять) закон: всё, что имеет начало, должно закончиться. В этом случае уместны заботы о благополучии близких и о памятнике на могиле, а Павлов еще и работал (и, тем самым, организовал себе внезапность ухода).
    Таким образом, следуя примеру Павлова нужно говорить не о смерти, а о жизни, о том, как сделать ее интересной и насыщенной, беспокойной и продуктивной, веселой и озорной, — как у Жванецкого и Зельдина.

    1. если вглядеться пристальнее, станет ясно, что боится он не смерти, не прекращения жизни (подобно тому, как человек не боится сна), а он страшится болезней и связанных с этим страданий.
      ———————
      В целом, Анатолий, Вы всё напеисали верно, но с тезисом вынесенном сверху, можно поспорить. Всё-таки, больштинство смертных не хотят уходить в небытие. На них не действует оптимистическое рассуждение: «Ничего с нашим уходом не меняется. Нас так и так не было до рождения». Большинству ( мне, например), хочется каждое утро просыпаться и начинать ежедневный круговорот сначала. Снова и снова. Не все же такие мудрецы как Сократ, спокойно ушедший из жизни окружённый учениками, тот же Эпикур, или Павлов

      1. Большинству ( мне, например), хочется каждое утро просыпаться и начинать ежедневный круговорот сначала. Снова и снова.
        ——————————————————————————
        Я как раз это и имел в виду. Нужно жить активно, азартно, так, чтобы времени постоянно не хватало, в частности, — и это главное, — на размышления об уходе. Лучше, чтобы смерть нас ждала, чем мы — её. А для этого нужно быть постоянно занятым жизнью, — в этом смысл позиции Эпикура и Павлова.

        1. нужно быть постоянно занятым жизнью, — в этом смысл позиции Эпикура и Павлова.
          ——————
          С такой позицией, Анатолий, в целом, согласен. Но и разговоры об уходе не попадают в зону табу.

          1. Но и разговоры об уходе не попадают в зону табу.
            ————————————————————————-
            Это действительно так Но они отнимают время от ж и з н и, что непродуктино.
            Интересно, как идеи Эпикура проникли в сознание народных масс. Это можно видеть на следующем примере. В лихой и удалой песне «АЗОВСКИЕ ДОНСКИЕ КАЗАКИ — А КТО Б НАМ НАЛИЛ» справедливо указывается: «…А кто б нам налил, а мы выпили. За здоровье того, а кто любит кого. … И пить будем, и гулять будем. А смерть придёт, помирать будем.
            А смерть пришла меня дома не нашла, Покрутилась, повертелась, да и прочь пошла…».
            Как говорил древний римлянин Марк Аврелий, не знакомый, к сожалению, с азовскими казаками, но, тем не менее, их единомышленник: «Делай, что должно, и будь, что будет».

          2. И пить будем, и гулять будем. А смерть придёт, помирать будем.
            А смерть пришла меня дома не нашла, Покрутилась, повертелась, да и прочь пошла…».
            ————————
            Песни о смерти это те же разговоры о ней. Не надо их ( разговоров) так уж полностью избегать. Смерть составляет часть жизни. Важную часть.

  6. Никто из людей, Лев, вернее практически никто, в течении своей жизни не бывал в потустороннем мире и потому не имеет практического, основанного на личном опыте, понятия о процессах там происходящих, те же кто там побывал, что-то там воспринял, увидел (разумеется глазами духа, восприятием энергетического тела а не обычным зрением, в метафизическом обычное зрение не работает так же, как не работают вообще все физические функции тела, ведь мир метафизического это мир энергий а не материальный мир), сумел вернуться и осознать то, что воспринял в мире метафизическом, те столкнулись с большой проблемой классификации увиденного и изложения пережитого опыта.
    В человеческом лексиконе нет соответствующих миру метафизики слов и понятий, поэтому невозможно словами человеческого лексикона прямо и недвусмысленно описать то, что человек побывавший в запредельном там увидел.

    Из-за этого абсолютно все те, кто побывал там и описывает вещи относящиеся к миру метафизики, вынуждены прибегать в своём описании к метафорам, аллегориям, приблизительным сравнениям и ассоциациям, ну а поскольку в разных цивилизационных пластах, у разных народов етс., словарный запас, традиции изложения, культура общения етс., имеют различия, то, вполне естественно, одно и то же описывается в разных выражениях, применяются разные аллегории и ассоциации етс., что порой создаёт видимость того, что взгляды разных верований на одни и те же вещи разнятся, тогда, когда они вполне идентичны в их сущностном понимании.
    В пример могу привести расцвеченную восточными изысками и колоритом Бхагавад Гиту, которая, при всём своём восточном и сложно воспринимаемом западным менталитетом цветистом многословии, говорит абсолютно о том же, о чём говорит и Тора и Евангелия и Коран и любые другие учения и эзотерические течения мира если они, разумеется, не шарлатанские.
    То же относится и к изложениям вещей внутри одной веры разделённых временем. Эти изложения могут говорить про одно но в разных выражениях, и тогда можно воспринять это так, что взгляд на какие-то вещи изменился.
    Уточнить не у кого, ведь авторов прежних изложений в живых давно нет, а ведь вполне возможно, что спроси у них и они ответили бы, что и они имели в виду то же самое, только излагали это так, как было принято излагать в их эпохи, тогда их и понимали соответственно смыслу вкладываемому ими в их изложение, тогда как последующие поколения не могут уловить оттенков понятных поколениям мудрецов прошедших эпох и потому воспринимают изложенное по своему и немного не так, как этого хотелось бы авторам этих изложений.
    То есть мудрец современности скорее всего поймёт мудреца предшественника но вот об обычных людях такого наверняка сказать нельзя.

    Некоторые эзотерические учения сравнивают жизнь с ареной на которой происходит поединок двух бойцов, один из которых это человек а второй, это Смерть бросившая ему вызов.
    Человек всегда обречён на проигрыш, таковы реалии этого мира, однако же следует заметить то, что, во-первых, из всех противников человека его Смерть является самым честным и самым милосердным противником, и, во-вторых, если б не было этого поединка то не было бы и самой жизни – Смерть является второй стороной медали Жизни и никак иначе.
    Смерть всегда предупреждает человека о любом своём ударе и всегда даёт советы о том, как этого удара избежать.
    Человеку, для того, чтобы услышать этот совет, необходимо всего лишь спросит его у неё.
    Человек делает это редко либо не делает этого никогда но Смерть в этом не виновата – не она заставляет человека быть беспечным и самонадеянным, это делает его непомерно раздутое им же самим его личное Эго.
    Впрочем это не имеет значения в том смысле, что так или иначе но умереть является судьбой любого живого существа и человека в том числе. Умереть сегодня или завтра, какая разница, — для умершего индивида это значения уже не имеет.
    Это имеет значение лишь для того, что мы называем душой, для дальнейшего прохождения ею путей предначертанных ей в просторах Вселенной, но ведь атеист, скажем, в такие вещи не верит и потому ему это, при его жизни, по барабану, что же касается человека придерживающегося норм учений в которые он верит, то исполнение им этих норм является гарантией того, что он не наделает грубых ошибок на своём жизненном пути и «глупой смертью» (в социальном понятии этого выражения) не умрёт, дальнейший же путь его души по Вселенной не будет тернистым и в следующей реинкарнации он «не родится баобабом» – осознание этого вполне может примирить его с мыслью о неизбежной смерти.

    Я хочу извиниться, Лев, за то, что где-то в предыдущих ваших темах ввёл вас в заблуждение насчёт того, что Давид hамэлех был лишён права на строительство Храма за историю с Бат Шэвой. Это не так – за историю с Бат Шэвой он да был наказан очень крепко но права на строительство Храма он был лишён за то, что имел слишком много крови на руках, крови которая была пролита в войнах ведшихся в период его правления.

    1. Человек всегда обречён на проигрыш, таковы реалии этого мира, однако же следует заметить то, что, во-первых, из всех противников человека его Смерть является самым честным и самым милосердным противником, и, во-вторых, если б не было этого поединка то не было бы и самой жизни – Смерть является второй стороной медали Жизни и никак иначе.
      ————————
      Прекроасно сказано. Именно так. Большое спасибо, Давид. Всегда с интересом жду Ваших комментов. О вынесенном сверху , примерно, в том же ключе говорит мой любимый поэт мистик из прошлого века Максимиллиан Волошин:
      Теперь я мёртв. Я стал строками книги
      В твоих руках…
      И сняты с плеч твоих любви вериги,
      Но жгуч мой прах.
      Меня отныне можно в час тревоги
      Перелистать,
      Но сохранят всегда твои дороги
      Мою печать.
      Похоронил я сам себя в гробницы
      Стихов моих,
      Но вслушайся — ты слышишь пенье птицы?
      Он жив — мой стих!
      Не отходи смущённой Магдалиной —
      Мой гроб не пуст…
      Коснись единый раз на миг единый
      Устами уст.

      1. Хорошо Волошин сказал. Поэты чувствуют вечность.
        А вот как написал о своей смерти Хуан Рамон Хименес — испанский поэт, один из лучших лириков своего языка. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1956 года «За лирическую поэзию, образец высокого духа и художественной чистоты в испанской поэзии».

        Конечный путь.
        …И я уйду. А птица будет петь, как пела, и будет сад, и дерево в саду, и мой колодец белый.
        На склоне дня, прозрачен и спокоен, замрёт закат, и вспомнят про меня колокола окрестных колоколен.
        С годами будет улица иной; кого любил я, тех уже не станет, и в сад мой за белёною стеной, тоскуя, только тень моя заглянет…
        И я уйду; один — без никого, без вечеров, без утренней капели и белого колодца моего…
        А птицы будут петь и петь, как пели.

  7. Вот парочка старых стишков в тему 🙂

    …Ночью в дверь трезвонить неприлично!
    Смерть (смутившись): — Я на всех одна…
    Ну и что? — Спросил я безразлично
    Ну и… всё! — Ответила она…

    Стучат, дверь открываю я —
    Там женщина жуёт, икая.
    — Кто нужен Вам? — Я Смерть твоя!
    — Мой Бог! Нелепая какая…

    1. …Ночью в дверь трезвонить неприлично!
      Смерть (смутившись): — Я на всех одна…
      Ну и что? — Спросил я безразлично
      Ну и… всё! — Ответила она
      ——————
      Мне, Цви бен-Дов, оба четверостишия понравились. Наверно, так спокойно, иронично, даже весело и следует встречать неизбежную гостью. Сможем ли мы-вот в чём вопрос.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *