[Дебют] Гад Лиор: Опыт прошлого. Перевод Сёмы Давидовича

 178 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Грандиозный план поразил граждан страны. Фактически в тот день произошел перелом. Социалистическая политика наконец уступила место политике капиталистической. Сокращались субсидии, уменьшалась поддержка граждан. На долгие годы здесь, в стране, была создана новая ситуация: бедным — плохо, богатым — хорошо.

Опыт прошлого

«Выезд за границу — только с разрешения Налогового управления»:
о плане, спасшем экономику Израиля

Гад Лиор
Перевод с иврита Сёмы Давидовича

Предисловие переводчика

В пятницу, 29 января на сайте YNet — Интернет-издание газеты «Едиот Ахронот», была опубликована статья про экономический кризис в Израиле середины 80-х годов ХХ столетия и его успешное разрешение Правительством национального единства во главе с Щимоном Пересом ז»ל. Я, приехавший в начале 90-х, хорошо помню рассказы ватиков[1] о том времени галопирующей инфляции, которая, между прочим, нет худа без добра, «съела» их машканту[2]. Мне показалось, что эта статья может быть интересна посетителям сайта, интересующимся совсем недавней историей страны. Особенно бросается в глаза сравнение между действием того Правительства Единства, действительно соответствовавшего своему названию, и сегодняшним днём, когда жизненно важные вопросы борьбы с пандемией определяются не интересами страны, а политиканством.

* * *

Это были дни самого серьезного экономического кризиса, который испытал Израиль вплоть до вспышки короны. Инфляция достигла 500%, а покупка продуктов могла составить тысячи шекелей. Но тогда, в отличие от сегодняшнего дня, руководители страны совместно разработали экономический план вывода из кризиса. Так родилась «программа стабилизации» экономики, которую преподают во всемирно известных университетах. Опыт прошлого.

— Сколько это стоит? — спросил покупатель у продавца в мебельном магазине, указывая на небольшой кухонный столик.

— 400,000 шекелей, — ответил продавец, сразу добавив: — И вы должны покупать быстро.

Когда покупатель поразился, продавец равнодушно добавил:

— Через две недели это будет стоить вам 500,000.

В те дни в газетах писали, что в июне компьютер Atari стоил 299,000 шекелей. Всего тремя месяцами раньше он стоил в два раза меньше — 150,000 шекелей.

Период большой инфляции 1980-х годов, достигавший пика в 500% в год, запомнился Израилю как один из самых серьезных, если не худших, экономических кризисов за всю историю, по крайней мере, до вспышки кризиса Короны.

Но тогда, не так, как в наши дни, лидеры страны собрались и сидели днями напролёт, разрабатывая всеобъемлющий экономический план. Этот план, получивший название «Программа стабилизации», главной задачей которого было как можно быстрее сократить инфляцию, достигнувшею опасных размеров, потом многие годы преподавался во всемирно известных университетах. И действительно, в течение нескольких месяцев инфляция в Израиле очень быстро упала до 10-20% годовых.

Увы, сегодня во время кризиса, связанного с «Короной», к сожалению, в течение многих месяцев и по сей день не было сформулировано ни одного всеобъемлющего и обширного плана выхода из кризиса, в котором оказался Израиль, плана подобного тому, который стал успешным более 35 лет назад. Некоторые говорят, что кризис «Короны» даже хуже, чем тот кризис инфляции, потому что это смертельный вирус, который не известно когда окончится.

Праздник потребления взвинтил цены

Программа экономической стабилизации была крупнейшей экономической программой в истории страны. В течение полутора суток все высокопоставленные должностные лица Министерства финансов во главе с министром Ицхаком Модаи (Ликуд), работали вместе с премьер-министром правительства национального единства Шимоном Пересом (Маарах).

Правительство единства, которому сегодня можно только позавидовать.
Ицхак Модаи и Шимон Перес

Такому правительству сегодня можно только позавидовать, смотря на нынешнее хромое «правительство единства». Третьей стороной, которая тогда формулировала план, был тот, кто вскоре был назначен управляющим Банка Израиля — профессор Михаэль Бруно.

Вернемся к основным пунктам программы. Для начала немного истории. В то время как после Шестидневной войны в 1967 году инфляция в Израиле находилась на низком уровне около 2% в год, с 1971 года цены начали расти. Граждане пребывали в эйфории после победы, их жизненный уровень вырос и стали потреблять гораздо больше, чем в 1960-е годы. Таким образом, в период с 1971 по 1974 год инфляция выросла до уровня примерно 14,5% и около 37% в период до 1977 года. Темп инфляции рос из года в год и с уровня примерно в 70% в 1980 году инфляция достигла опасного уровня. около 135% к 1983 году.

Спрос на товары увеличился, торговцы и импортеры подняли цены, заработная плата росла, но медленнее, и в 1984 году инфляция взлетела до угрожающего уровня 440%. А с июля 1984 года по июль 1985 года инфляция достигла рекордного уровня почти в 500%.

Значение такого повышения цен легко понять. Товар стоимостью 1,000 шекелей подскочил до цены в 6,000 шекелей. Товар стоимостью 50,000 шекелей стал продаваться по астрономической цене в 300,000 шекелей. В воскресенье горожане бежали в ближайший продуктовый магазин и покупали продукты на 5,000 шекелей, которые к концу недели уже стоили 5,300 шекелей.

Больше всего пострадали, конечно, люди из слабых слоёв населения. Рост заработной платы даже близко не приблизился к 500%, не говоря уже о различных пособиях. Уровень бедности резко возрос, и у многих простых людей стало не хватать денег даже на продукты питания. Повышение цен вызвало волну протестов и демонстраций. Обострились трудовые споры.

«Тысячи будут уволены из-за значительного сокращения бюджета»

Это был заголовок в «Едиот Ахронот» 20 июня 1985 года, за 10 дней до того, как был сформулирован экономический план:

«Битва за бензин усиливается. Владельцы станций: мы не будем продавать до воскресенья».

Подзаголовки отражали тогдашний хаос в стране:

«Учителя в начальных школах: бастуем со вторника. Импортеры автомобилей: мы прекратим маркетинг… Ариэль Шарон, министр промышленности: немедленно одобрить повышение цен на предметы не первой необходимости».

Произошли утечки в прессу. Заголовок 27 июня:

«Перес настаивает, чтобы сохранить “пакет” и предотвратить односторонние меры».

Подзаголовок уже намекает на то, что вот-вот должно произойти:

«Никаких решений еще не принято, — заявляет Минфин в ответ на слухи о подорожании товаров и «кастрирующей девальвации».

Газетные страсти накаляются. 28 июня 1985 г. заголовок в «Едиот Ахронот» гласит:

«Тысячи будут уволены после значительного сокращения бюджета».

Утечки с совещаний в Министерстве финансов рисуют тенденцию. Попытки подготовить общественность к суровым мерам. Подзаголовок гласит:

«В ходе экономических дискуссий пытаются найти решение, которое позволит увольнения в государственном секторе. Министр финансов Модаи: “Больше нет места для постепенных шагов. Сегодня определены и согласованы все необходимые шаги, которые приведут к изменению ситуации”».

Было ясно, что если правительство не спохватится и не выработает комплексный экономический план, инфляция может подскочить так, как в Южной Америке — до 1000%, израильская экономика рухнет, и сотни тысяч граждан будут голодать или недоедать, в том числе много детей.

Накануне публикации экономического плана, 30 июня, заголовок «Едиот Ахронот» гласит:

«Правительство будет обсуждать девальвацию, повышение цен, увольнения, сокращение заработной платы и замораживание заработной платы и цен».

Утечка была призвана смягчить общественный резонанс перед объявлением на следующий день грандиозного плана.

План и буря

Утром в понедельник, 1 июля 1985 года, правительство объявило о разработке экономического плана, который включал десятки радикальных мер в основных сферах экономики. У него было две основные цели: упорная борьба с высокой инфляцией, которая включала отмену различных привязок в экономике к росту цен, и резкое сокращение дефицита государственного бюджета.

1 июля 1985 года, в день публикации программы, первая страница «Едиот Ахронот» была оформлена очень необычно: всю первую страницу занимала публикация основных принципов особой экономической программы. Заголовок жирными белыми буквами на черном фоне гласит: «Девальвация — около 20 процентов, беспрецедентный рост цен, новое уменьшение заработной платы«.

План, который вызвал беспрецедентную бурю в экономике, с угрозами Гистадрута объявить всеобщую забастовку, был радикальным: сокращение и замораживание заработной платы, цен, кредитов и обменного курса валют. Было объявлено трехмесячное чрезвычайное положение, и благодаря этому особому чрезвычайному режиму правительство могло принимать односторонние меры почти во всех сферах, в первую очередь — в соглашениях с Гистадрутом о заработной плате и полное замораживание цен на основные продукты и услуги в народном хозяйстве.

Таким образом, было решено сократить дефицит государственного бюджета при резком сокращении государственных расходов, включая увольнение госслужащих. Закон вводился для налогообложения в условиях инфляции, и новые налоги были введены для компаний и индивидуальных предпринимателей. Серьезным ударом стало огромное сокращение государственных субсидий, которое до этого дня приводило к относительно низким ценам на основные товары и услуги, что в основном было на пользу слабым слоям населения, по которых этот экономический план в последующие месяцы нанёс сильнейший удар.

Другая часть плана заключалась в замораживании цен посредством чрезвычайных мер, но только после первоначального их повышения. Вводился тщательный контроль за ценами на продукты и услуги, входящие в базовую корзину каждой семьи в Израиле. Но в то же время сокращение субсидий сразу вызвало скачок цен на основные продукты, цены на которые были заморожены только после роста на десятки процентов. Одновременно была заморожена вся заработная плата в народном хозяйстве, что явилось тяжёлым ударом — цены до их замораживания продолжали расти.

Обменный курс шекеля снижался примерно на 19% по отношению к доллару и был установлен в 1,500 шекелей (старых) за доллар. Банку Израиля запретили печатать деньги для покрытия государственного дефицита. Полгода спустя, 1 января 1986 года, был введен в оборот новый шекель, со стиранием трех нулей старого шекеля и возврату масштаба цен от миллионов к тысячам. Это имело в основном психологическое значение.

И еще один очень важный момент: в этот день, 1 июля 1985 года, министр финансов Модаи объявил об оригинальном израильском изобретении — «Законе о регулировании народного хозяйства». Это был комплексный закон, включающий десятки законов во всех сферах, который с тех пор сопровождает государственный бюджет каждый год при утверждении нового государственного бюджета. В этом контексте следует отметить, что в настоящее время уже более двух лет этого закона нет. Причина ясна и беспрецедентна: нет утвержденного бюджета на 2020 и 2021 годы.

Грандиозный план поразил граждан страны. Фактически в тот день произошел перелом в экономической политике Государства Израиль. Социалистическая политика наконец уступила место политике капиталистической. Сокращались субсидии, уменьшалась поддержка граждан, но капиталисты меньше других страдали от новой экономической политики. Можно сказать, что на долгие годы здесь, в стране, была создана новая ситуация: бедным — плохо, богатым — хорошо.

Управляющий уволен

Интересно то, что план был создан в обстановке большой секретности, когда, среди прочего, в его составлении не участвовал тогдашний Управляющий банком Моше Мандельбаум, который позже был уволен. В секретных обсуждениях его заменил профессор Михаэль Бруно, известный экономист, который позже был назначен преемником Мандельбаума.

В его секретной разработке участвовали только четверо: премьер-министр Перес, министр финансов Модаи, генеральный директор министерства финансов Эмануэль Шарон и, как уже упоминалось, профессор Бруно.

Однако и политики, и профессора очень быстро поняли, что такой обширный план, который в один прекрасный день обрушится на головы граждан, может вызвать беспорядки. И, как обычно, некоторые его положения стали просачиваться в СМИ в последние несколько дней перед публикацией.

Именно потому, что программа оказалась настолько обширна и охватывала все области, по сравнению с отдельными мерами по латанию дыр, как пытались раньше бороться с инфляцией и бюджетным дефицитом, она имела необычайный успех. Спустя годы положения программы в большей или меньшей степени применялись по крайней мере в десяти других странах, которые оказались в тяжелом кризисе высокой инфляции.

Из-за резкого разового роста цен, предусмотренного планом, в первом месяце произошёл резкий скачок инфляции — индекс за июль 1985 года был самым высоким за историю страны и составил 27,5%. Однако индексы за август, сентябрь, октябрь и далее составляли уже 3%-4%, и с тех пор имели место еще более низкие индексы. Таким образом, инфляция в Израиле упала до менее 20%, а в 1990-х годах в Израиле измерялась однозначной цифрой.

В результате плана: «Волна угроз и волнений в народном хозяйстве».

Сразу после публикации плана страна взволновалась. Гистадрут пригрозил закрыть экономику, если заработная плата в экономике не будет немедленно повышена, граждане протестовали против роста цен на основные товары и был введён жесткий государственный контроль над ценами, чтобы не допустить нарушения правительственных директив.

3-го июля заголовки на первой полосе «Едиот Ахронот» гласили:

«Министерство финансов собирается предложить увеличение единовременной компенсации наёмным труженикам», «Все цены в экономике резко выросли. Министерство промышленности: будет осуществлён контроль».

А также:

«Цены на общественный транспорт выросли вдвое», «Тысячи не смогут погасить машканту» и «Пособие для малообеспеченных граждан увеличится на 30 процентов».

4-го июля другой заголовок гласит:

«Волна угроз и волнений в экономике. Гистадрут: договоренность или забастовка».

На следующий день, 5 октября [очевидно опечатка] один из ведущих экономистов страны профессор Ассаф Разин отмечает в интервью:

«1 октября может стать рекордом всех времён».

Но самый высокий показатель в истории страны еще впереди.

Заголовки на первой полосе газеты от 5 июля: «Перес: я собираюсь вести переговоры с Гистадрутом«, а Министр финансов обещает: «После 1 октября новых мер принято не будет«.

Угрозы Гистадрута усиливаются. 7 июля: «Гистадрут: в течение 48 часов начнётся частичная забастовка в народном хозяйстве«. Теперь правительство пытается быть гибким. 8 июля, через неделю после публикации грандиозного плана:

«Перес и Модаи предложат Исраэлю Кейсару (Председателю Гистадрута) компенсацию и скидки с подоходного налога».

9 июля:

«С сегодняшнего дня серия забастовок в экономике, осторожный оптимизм в переговорах о компенсации».

11 июля правительство начинает немного отходить от плана:

«Чрезвычайные распоряжения об увольнениях заморожены — отменена забастовка государственных служащих».

И наконец 16 июля в дневном выпуске, подписанном к печати утром, заголовок жирным шрифтом:

«Около 6 часов утра было принято решение: сегодня забастовки не будет».

Однако волнения в народном хозяйстве продолжаются. 24 июля заголовок в «Едиот Ахронот» предвещает взрыв:

«Переговоры с Гистадрутом прекращены в полночь, правительство собирается на совещание. Перес: удвоим количество увольнений и доведём до 6%».

30 июля возникает революционная для тех дней идея:

«5-дневная рабочая неделя — в обмен на отмену увольнений»

1 августа правительство решает облегчить жизнь гражданам. Заголовок гласит: «Правительство продлит замораживание цен до марта 1986 года«. Изначально планировалось заморозить цены только до октября 1985 года.

2 августа министр финансов разъясняет общественности, что будет с их зарплатой:

«Знайте: зарплата — это инструмент борьбы с инфляцией, и поэтому она останется низкой».

А какой тогда был курс доллара? 4 августа экономисты подсчитали, что «курс доллара должен в течение 6 недель вырасти более чем до 1,500 шекелей». Между прочим, 1,500 тогда — это полтора шекеля сегодня, без нулей, но, конечно, из-за инфляции это всего лишь сравнение номинальной, а не реальной стоимости.

Проблема заработной платы беспокоит как граждан, так и высокопоставленных чиновников Минфина. Заголовок 9 августа гласит:

«Министерство финансов готовит реформу заработной платы, которая увеличит чистую заработную плату на 10 процентов».

А 11-го числа месяца заголовок объясняет, какое сильное давление оказывает общественность:

«Министерство энергетики хочет снизить цены на топливо на этой неделе — Минфин возражает».

Вот еще один указ, который сегодня может быть издан только в Северной Корее:

«Модаи: с 15 сентября выезд за границу — только с разрешения Налогового Управления».

Министр финансов объяснил, что это был «сюрприз», который обещан к дате снижения налога на поездку.

«Треть налогоплательщиков не платит и не имеет файлов подоходного налога. Путешественникам сначала нужно будет доказать, что у них есть файл, а не то, что их налоги уплачены. Поступая таким образом, Минфин попытается вычислить уклонистов».

15 августа премьер-министр Перес объявляет, что «в этом году в Израиле будет введен в обращение новый шекель».

Индекс инфляции достиг пика — затем начал снижаться

Тогда июльский индекс, в результате реализации грандиозного экономического плана поднялся до исторического максимума 27,5%. Этот раскат грома фактически возвестил приход весны. После этого последнего повышения индекс начал снижаться, пока в последние годы не достиг уровня менее 20%, однозначной инфляции, и отрицательных индексов.

О первом нормальном индексе возвестил заголовок в Едиот Ахронот 24 сентября. Измерение того, что тогда называлось «промежуточным индексом», показало, что в сентябре он составлял всего 2,2%. Менее одной десятой индекса всего двумя месяцами ранее, что явилось рекордным максимумом индекса в июле 1985 года.

Из тех дней жесткого контроля над ценами я помню историю, которая подтвердила, что государство после утверждения экономического плана осуществляет контроль цен. В то время ответственным за контроль цени в Министерстве промышленности был Давид Бродет. Его люди круглосуточно проверяли, подняли ли компании и фабрики цены вопреки приказу о замораживании.

Одна из компаний попросила повысить цену на туалетную бумагу. Бродет отказался, и цена не увеличилась. Через несколько дней у инспектора Министерства промышленности возникли подозрения. Он решил измерить длину туалетной бумаги в тот день по сравнению с длиной бумаги на рулоне в прошлом месяце. Разница была ровно на метр меньше. Вместо того чтобы поднять цену, компания решила сократить количество бумаги.

___

[1] Старожилов

[2] Ипотечная ссуда

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «[Дебют] Гад Лиор: Опыт прошлого. Перевод Сёмы Давидовича»

  1. Статья позволяет немного погрузиться в этот эпизод нашей истории, но все-таки явно игнорирует самые существенные факты. Статья в вики «Экономический кризис в Израиле 1983 года», лучше на английском https://en.wikipedia.org/wiki/1983_Israel_bank_stock_crisis
    так и названа — «банковский кризис». Есть еще ряд подобных материалов с недурным анализом. Сравнивать провалы в регуляции банковской системы и пандемию, по-моему, неправомочно. Пандемия возникла не из-за лакун в законодательстве, и законами ее не одолеть. Пока в Израиле далеко не худшая ситуация и была бы еще лучше, если бы два сектора (харедим и арабы) населения, а это 40% населения, последовали требованиям самоограничений (маски, соц. дистанция, отказ от сборищ) и вакцинации.
    В случае банковского кризиса были образцы стабильной организации банковской системы. Сегодня меры против пандемии, увы, такие же, как 100 лет назад при испанке.
    При чем тут оценка правительства? (И нет, я не одобряю того хаоса, в который премьер погружает страну, чтобы избежать суда.)

  2. Неплохая статья «для чайников» об одном ОЧЕНЬ важном для Израиля конкретном примере ОЧЕНЬ важной темы: вмешательства государства в экономику.

    На более высоком уровне в статье уже должно быть мнение автора о причинах кризиса и хоть чуть-чуть анализа разных опций его преодоления.
    А тут есть слишком много эмоций: «На долгие годы здесь, в стране, была создана новая ситуация: бедным — плохо, богатым — хорошо.»

    Но ещё раз: для начального уровня — это неплохая и даже хорошая статья.

    P.S.: когда есть согласие о целях и о путях их достижения, то Правительство Национального Единства — это очень хорошо для страны.
    Но также очень трудно для граждан сейчас, в краткосрочной перспективе.

    1. Бени, я не знаю как в Канаде, но у нас по сегодняшему опыту стало ясно, чего стоят все разговоры типа «Чем меньше государства, тем лучше».
      Ничего не стоят

        1. ОЧЕНЬ важной темы: вмешательства государства в экономику.
          Benny B 9 февраля 2021 at 19:18

          1. О теме «вмешательства государства в экономику» я мельком говорил, назвав её «ОЧЕНЬ важной».
            Но вы выдумали, что я говорил какую-то мухо-котлетную смесь «чем меньше государства, тем лучше».

            Давайте мы с вами заключим соглашение о «взаимном не выдумывании», а?
            Прецедент уже есть: на израильских подлодках не едят рыбу. По-слухам, у них есть соглашение о «взаимном не поедании».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *