Елена Пацкина: Беседы с мудрецами: Аристотель

 433 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Каждый может разозлиться — это легко; но разозлиться на того, на кого нужно, и настолько, насколько нужно, и по той причине, по которой нужно, и так, как нужно — это дано не каждому».

Беседы с мудрецами: Аристотель

Опыт «синтетического интервью»

Елена Пацкина

«Из двух зол выбирай меньшее»
Аристотель

На днях независимый журналист М. Михайлов, удрученный и подавленный пандемией короновируса и непростой международной обстановкой, решил погрузиться в глубокую древность и пообщаться там с кем-нибудь из великих умов, а потому дерзнул вступить в воображаемую беседу с самим Аристотелем.

Аристотель родился в 384 до н.э., древнегреческий философ и учёный. Ученик Платона. С 343 до н.э. — воспитатель Александра Македонского. В 335 до н.э. основал Ликей. Основоположник формальной логики и силлогистики. Умер в 322 до н.э.

М. — Уважаемый Учитель, я долго не решался вступить с Вами в беседу: не знал, с чего начать. Ведь от первого вопроса зависит дальнейший ход наших мыслей. Как говорил китайский мудрец, «путь в тысячу ли начинается с первого шага».

А. — Начало есть более чем половина всего.

М. — Значит, будем считать, что с половиной трудностей мы справились. Первый вопрос традиционный: что такое счастье?

А. — Для одних счастье — это нечто наглядное и очевидное, скажем, удовольствие, богатство или почет; а часто для одного человека счастье-то одно, то другое: ведь, заболев, люди видят счастье в здоровье, впав в нужду — в богатстве, а, зная за собой невежество, восхищаются теми, кто рассуждает о чем-нибудь великом и превышающем их понимание.

М. — Действительно, человеку для счастья всегда чего-то не хватает. Иногда — просто не везет.

А. — Везение — это удачи, к которым непричастен испытующий разум.

М. — Конечно, разум тут не при чем. Но без некоторого везения и весьма разумный человек не сможет наслаждаться жизнью.

А. — Рассудительный стремится к отсутствию страданий, а не к наслаждению.

М. — Вы считаете, что благодаря уму и знаниям человек сможет избежать многих жизненных неурядиц?

А. — Ум заключается не только в знании, но и в умении прилагать знание на деле.

М. — Тогда что бы Вы посоветовали нам для более спокойной и гармоничной жизни?

А. — Снижайте ваши желания до уровня ваших текущих возможностей. Увеличивайте их только тогда, когда увеличены ваши возможности.

М. — Это понятно. У некоторых людей желания настолько превосходят их реальные возможности, а невозможность их осуществить приводит их в такую ярость, что недалеко до греха.

А. — Величайшие преступления совершаются из-за стремления к избытку, а не к предметам первой необходимости.

М. — Вы правы. Но, не говоря о преступниках, ведь и мы, люди законопослушные, нередко впадаем в гнев по разным поводам. А это дурно.

А. — Каждый может разозлиться — это легко; но разозлиться на того, на кого нужно, и настолько, насколько нужно, и по той причине, по которой нужно, и так, как нужно — это дано не каждому.

М. — Вероятно, так управлять своими эмоциями может только человек совершенно бесстрастный.

А. — Властвует над страстями не тот, кто совсем воздерживается от них, но тот, кто пользуется ими так, как управляют кораблем или конем, то есть направляют их туда, куда нужно и полезно.

М. — Хорошее образование и воспитание поможет научиться этому непростому искусству?

А. — Образование — украшение успеху и помощь в превратностях судьбы.

М. — Можно ли сказать, что образованный человек отличается от всех прочих?

А. — Между человеком образованным и необразованным такая же разница, как между живым и мертвым.

М. — Сильно сказано! А что необходимо для получения хорошего образования и воспитания?

А. — Воспитание нуждается в трех вещах: в даровании, науке, упражнении.

М. — Допустим, что у юноши есть дарование и желание учиться. Как ему добиться успеха?

А. — Как преуспеть ученикам? — Догонять тех, кто впереди, и не ждать тех, кто позади.

М. — Поможет ли все это человеку правильно понять свое место в жизни и назначение?

А. — Назначение человека — в разумной деятельности.

М. — Разумной деятельностью можно считать совершенно разные занятия.

Как сделать свой выбор?

А. — Каждый человек должен преимущественно браться за то, что для него возможно и что для него пристойно.

М. — Очень трудно найти свой путь без долгих поисков и ошибок, особенно в юности,

когда у нас нет ни жизненного опыта, ни понимания своих возможностей.

А. — Ошибаться можно различно, верно поступать можно лишь одним путем, поэтому-то первое легко, а второе трудно; легко промахнуться, трудно попасть в цель.

М. — Важно, наверное, уметь признать свои ошибки.

А. — Каждому человеку свойственно ошибаться, но никому, кроме глупца, несвойственно упорствовать в ошибке.

М. — А человек разумный будет учиться на своих и особенно на чужих ошибках всю жизнь. Он будет стремиться развивать свой ум чтением мудрых книг.

А. — Кто проявляет себя в деятельности ума и почитает ум, видимо, устроен наилучшим образом и более всех любезен богам.

М. — Но для такой жизни необходим досуг и относительный покой. А этого нелегко достичь.

А. — Мы лишаемся досуга, чтобы иметь досуг, и войну ведем, чтобы жить в мире.

М. — Да, в жизни много парадоксального. Впрочем, это понятно: чтобы жить мирно, приходится отражать вражеские набеги. Многие люди вынуждены сначала зарабатывать деньги, занимаясь нелюбимой работой и общаясь при этом с довольно неприятными людьми, чтобы впоследствии наслаждаться досугом. Надо заметить, что такая работа ради заработка очень тяготит.

А. — Вся оплачиваемая работа поглощает и разрушает душу.

М. — С этим трудно не согласиться. Но допустим, что человек имеет возможность предаваться досугу: он проводит все время в уединении, занимаясь чтением, творчеством и размышлениями, при этом избегая всякого общения. Что Вы думаете о таком образе жизни?

А. — Тот, кто не способен жить в обществе или не имеет нужды, поскольку ему достаточно самого себя, является либо зверем, либо богом.

М. — Ну, это крайности. Далеко не все философы и отшельники достигали божественных высот, но и ничего зверского в них не было. А мы, люди обыкновенные, всегда стремимся к общению.

А. — Человек по природе своей есть существо общественное.

М. — Конечно. И потому мы особенно ценим дружеские связи.

А. — Дружба — самое необходимое для жизни, так как никто не пожелает себе жизни без друзей, даже если б имел все остальные блага.

М. — Значит, следует иметь как можно больше друзей?

А. — Тот, кто имеет много друзей, не имеет ни одного.

М. — То есть много бывает знакомых. А кого Вы называете настоящим другом?

А. — Верный друг — одна душа в двух телах.

М. — Скажите, такое единство людей Вы часто встречали в жизни? Один из умнейших философов, Артур Шопенгауэр заметил: «Истинная дружба — одна из тех вещей, о которых, как о гигантских морских змеях, неизвестно, являются ли они вымышленными или где-то существуют». Допустим, все-таки она существует — как узнать, она ли это?

А. — Наслаждаться общением — главный признак дружбы.

М. — Разве не бывает так, что с кем-то нам приятно общаться, и мы считаем этого человека другом, во всем стараемся помочь, а он платит нам неблагодарностью?

А. — Благодарность быстро стареет.

М. — Это верно. Как, все-таки понять, кто нам истинный друг?

А. — Беда показывает тех, кто не являются настоящими друзьями.

М. — Что Вы думали, оказавшись в трудной ситуации, о таких лжедрузьях?

А. — О, друзья мои! Нет на свете друзей!

М. — Да, это горькое признание. Зато, вероятно, в любви мы можем найти счастье.

Что значит, с Вашей точки зрения, любить?

А. — Любить — значит желать другому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и стараться по возможности доставить ему это благо.

М. — Говорят, что в любви один целует, а другой подставляет щеку. Кому из них лучше?

А. — Любить лучше, чем быть любимым; тем не менее, люди из честолюбия предпочитают быть любимцами, а не сами любить, поскольку быть любимцем связано с каким-то превосходством.

М. — Возможно, тут дело в эгоизме, не позволяющем любить кого-то, кроме себя.

А. — Эгоизм заключается не в любви к самому себе, а в большей, чем должно, степени этой любви.

М. — Да, но эту меру нелегко соблюдать. А мы живем и не теряем надежды на счастье в будущем.

А. — Надежда — это сон наяву.

М. — Тогда, видимо, остается уповать на божескую милость.

А. — Боги слишком любят шутки.

М. — Увы, бывает. Тут уж ничего не поделаешь. Время утекает и приближает нас к старости. Как лучше подготовиться?

А. — Воспитание — лучший припас к старости.

М. — Это, конечно, хорошо, но следует подумать и о материальной стороне жизни.

А. — Есть люди столь скупые, как если бы они собирались жить вечно, и столь расточительные, как если бы собирались умереть завтра.

М. — Что же лучше?

А. — И бедность, и богатство — это нарушение меры должного.

М. — Конечно, мера нужна во всем. Как сохранить здоровье в старости?

А. — Ничто не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие.

М. — Значит, надо как можно больше двигаться?

А. — Жизнь требует движения.

М. — К несчастью, все мы движемся в одном направлении: к выходу.

А. — Лучше всего покинуть жизнь как пир, не испытывая жажду и не пьяным.

М. — Как быть, если у нас грандиозные планы, а мы не успели сделать и половины?

А. — Лучше в совершенстве выполнить небольшую часть дела, чем сделать плохо в десять раз более.

М. — Намек понял. Насчет совершенства не уверен, но спешу завершить нашу беседу. Остается Вас поблагодарить за мудрые высказывания. Дайте, дорогой Учитель, на прощание нам, Вашим далеким потомкам, совет: как достойно пройти свой путь в этом несовершенном, а порой и враждебном, мире?

А. — Из двух зол выбирай меньшее.

На этой четко чеканной формуле закончилась беседа с великим мыслителем…

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Елена Пацкина: Беседы с мудрецами: Аристотель»

  1. М. —…Дайте, дорогой Учитель, на прощание нам, Вашим далеким потомкам, совет: как достойно пройти свой путь в этом несовершенном, а порой и враждебном, мире?
    А. — Из двух зол выбирай меньшее.
    На этой четко чеканной формуле закончилась беседа с великим мыслителем…
    :::::::::::::::::::::::::::::
    Когда февраль склерозом дышит
    Народ философов не слышит
    Стократ Сократ иль Аристотель
    Глухой Гомер на ладан дышит
    Дорогой Елене П. — поклон

    1. Благодарю за стихотворный экспромт, Alex.
      «Народ философов не слышит» в любую погоду, но надеюсь на иных слышащих…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *