Сергей Баймухаметов: «Фальсификация истории» начинается с вмешательства государства

 332 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Из фольклора конца 1980-х годов: «До перестройки и гласности советские люди были самыми счастливыми в мире, потому что они даже не подозревали, в каком кризисе находится их страна СССР».

«Фальсификация истории» начинается с вмешательства государства

Сергей Баймухаметов

Сергей БаймухаметовУшедший 2020 год календарно завершил десятилетнюю кампанию «по борьбе с фальсификацией истории». Всего лишь календарно — потому что она продолжается и, судя по всему, будет продолжаться. Русская пресса зарубежья, созданная бывшими нашими советскими гражданами, полна риторических вопросов: «Что происходит? Одна депутатша требует законодательно запретить сравнение сталинского и гитлеровского режимов, другая — ввести уголовную ответственностью за распространение в интернете и социальных сетях «заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны», Следственный комитет создал особое подразделение для «предотвращения искажения исторических фактов», в Конституцию внесен запрет на «умаление подвига защитников Отечества». Кому придет в голову умалять подвиги наших отцов в великой войне? Правда ли, что готовится уголовная статья «за фальсификацию истории»? Процесс идет? Все это никак не затрагивает мир, окружающий Россию, но вызывает в этом мире изумление и недоумение».

Похоже, бывшие наши соотечественники, прожив 40 с лишним лет в эмиграции, острее реагируют на происходящее.

А у нас нет изумления. Мы привычные. Да, «запреты на историю» не волнуют широкие слои населения абсолютно. Есть заботы поважнее. Но суть — одна. Вводится Железный занавес на информацию.

Из краев и областей России несутся крики о помощи, ковид захлестывает. Сотни тысяч россиян читали в соцсетях горестный рассказ фельдшера «скорой помощи» Василисы Коноваловой из Владимира:

«Нам стыдно говорить в домофон: «Скорая», когда люди ждут врачей полсуток… Как смотреть в глаза пациенту, который лежит дома с пневмонией, вызванной COVID-19?.. А тебе по телефону на громкой связи отвечает старший врач смены: «Оставляйте дома, мест нигде нет»? Как я могу оставить дома пациента, зная, что в скором времени его организм перестанет компенсировать 70% поражения легких, упадет сатурация и без кислорода он не проживет?.. Мы каждую смену боремся за каждого. И, читая ответы ДЗАВО (департамент здравоохранения Владимирской области — Ред.) по поводу кучи мест для больных с ковидом, нам смешно. И в то же время плакать хочется».

Жизнь внесла в сюжет Василисы Коноваловой свою коррективу: губернатор Владимирской области Владимир Сипягин заболел ковидом и… уехал лечиться в Москву. Он не доверяют своему департаменту здравоохранения? За него ответил пресс-секретарь Кремля: «Я не вижу связи между его прохождением лечения в Москве и обеспечением лечения от коронавируса граждан в его области».

В стране нет лекарств. Руководитель Общероссийского народного фронта Михаил Кузнецов доложил президенту Путину результаты проверки: лекарство от коронавируса «Фавипиравир» отсутствует в 85% проверенных российских аптек, в 30% отсутствуют вообще все противовирусные препараты, самый востребованный антибиотик — «Левофлоксацин» — отсутствует в 73% аптек.

В регионах не хватает врачей, больницы и морги переполнены, в Омске несколько бригад скорой помощи привезли умирающих к зданию местного департамента здравоохранения, поскольку в больницах для них нет мест. Полный кризис. В этой обстановке во все края и подчиненные структуры рассылали циркуляр:

«Министерство здравоохранения Российской Федерации доводит до сведения руководителей учреждений, подведомственных Минздраву, и главных внештатных специалистов Минздрава, что любые комментарии и публичные сведения по теме новой коронавирусной инфекции должны согласовываться в письменной или устной форме с пресс-службой Минздрава по электронной почте или по телефону».

Смысл простой и ясный: молчите, чтобы никто ничего не знал. И тогда можно подавать начальству рапорты об «успешной работе».

Помнится, в конце 80-х острили: «До перестройки и гласности советские люди были самыми счастливыми в мире, потому что даже не подозревали, в каком кризисе находится их страна СССР». Сейчас мы видим возвращение к подобию «железного занавеса» на информацию. С «принятием мер» против строптивых.

Например, к врачам и жителям Кургана, написавшим в Кремль отчаянное письмо о катастрофическом положении с лечением «новой коронавирусной инфекции», стали приходить полицейские… Нет-нет, не с обыском и арестом, а с вежливым вопросом: вы действительно подписали это письмо, это не фейк? Все по закону, по недавнему закону о борьбе с фейками. Надо ведь защищать страну и каждого отдельного гражданина от ложной информации? Только после такой заботы у отдельного гражданина надолго пропадет охота что-то куда-то писать о какой-то ему известной правде…

То же самое — с борьбой против «фальсификации истории». За немудрящей агрессивно-пропагандистской и псевдо-патриотической риторикой прячется элементарный фактический запрет на информацию.

Конечно, можно ввести в УК статью «Фальсификация истории». Можно каждому рядовому полицейскому вместе с бляхой и дубинкой выдать диплом о присвоении ему ученой степени кандидата исторических наук, а сержантам — доктора исторических наук. И пусть заводят «дела», путая Разина с Пугачевым, Гегеля с Гоголем, Бебеля с Бабелем. Кстати, на писателя Исаака Бабеля, автора знаменитой «Конармии», в свое время обрушился с критикой командарм 1-й Конной Буденный, обвиняя в том, что он оклеветал героических бойцов Красной Армии. («Фальсификация истории»?) Но вступился сам Максим Горький: «Товарищ Буденный охаял «Конармию» Бабеля, — мне кажется, что это сделано напрасно: сам товарищ Буденный любит извне украшать не только своих бойцов, но и лошадей. Бабель украсил бойцов его изнутри и, на мой взгляд, лучше, правдивее, чем Гоголь запорожцев».

Горький умер, успев воспеть ГУЛАГ, Бабеля бросили в застенки НКВД и расстреляли. Как миллионы других.

Еще одна острота из времен перестройки и гласности, когда открылись многие ранее неизвестные факты минувших десятилетий: «СССР — страна с непредсказуемым прошлым». Теперь взят недвусмысленный государственный, как нынче говорят, дискурс: никто никого никогда не сажал и не расстреливал, все жили долго и счастливо, наше прошлое во все времена было прекрасно и только прекрасно. Понятно?

Правда, история — пренеприятная штука, неподвластная даже полицейским с дубинкой. Потому что им же в борьбе с ее «фальсификацией» придется иметь дело с государством, ненароком выступать против государства. А тут любой служивый встанет по стойке «смирно» и будет хлопать глазами в недоумении. Например, в словаре Брокгауза и Ефрона написано, что восстание под предводительством Емельяна Пугачева — «народное движение в юго-восточной России, в 1773—1775 гг.»

Однако именем государства Российского, именем Российской империи Пугачев и его соратники были приговорены к смертной казни как «воры» (убийцы) и «бунтовщики», «государственные преступники». Им отрубили головы.

А вот именем государства СССР это восстание квалифицировалось как «Крестьянская война против феодально-крепостнического гнета в России».

Современное государство Российское позиционирует себя одновременно как наследника Российской империи, и как наследника СССР. Как тут быть гражданину? Что ни напишешь — будет «фальсификация». Как тут быть полицейскому? Какое «дело» ни заведи, оно выходит против государства?

Не говоря уже о том, как называть персонажей октябрьского переворота 1917 года и последующих лет — «герои революции» или «комиссары-христопродавцы», включая Сталина? Вспомним, сколько было «Историй КПСС» за 75 лет только коммунистической власти. В рамках одной идеологии — и то кромсали факты, как диктовал «текущий момент», внося «поправки» в общие учебники, книги, фильмы и даже живописные полотна. На хрестоматийной, повсеместной в советской жизни картине К.Ф. Юона «Первое выступление Ленина на заседании Петросовета в Смольном 25 октября 1917» за спиной Ленина стоят Сталин, Дзержинский, Урицкий, Молотов. Это «правда» в варианте 1935 года. А в первом варианте, 1927 года — Антонов-Овсеенко, Дзержинский, Каменев, Милютин, Подвойский, Троцкий, Ломов, Урицкий, Рыков, Карахан…

Из этой же «серии» — пример буквально сегодняшнего дня. «В новой экспозиции павильона атомной энергии на ВДНХ планируется среди прочих экспонатов установить скульптурные изображения Л.П. Берии», — сообщают выпуски новостей. Того самого — шефа «зловещего НКВД», «главпалача», «предателя», «английского шпиона»?!

В Росатоме объясняют: «Лаврентий Павлович Берия — создатель атомной бомбы». И действительно, выдающийся физик Игорь Курчатов, научный руководитель «Атомного проекта», говорил в свое время: «Если бы не он, Берия, атомной бомбы не было бы». И не только атомной бомбы. Берия — глава Специального комитета, создатель энергетической системы СССР, ядерного щита СССР, атомной и водородной бомбы, атомного подводного флота, ракетостроения, освоения космоса. Красноярск-26, газодиффузионный завод в Новоуральске, производство гексафторида урана в Кирово-Чепецке, Челябинск-40, Арзамас-16… — это все стройки ГУЛАГа.

Так кто он — Берия?

И вот здесь мы подходим к главному. Безусловно, некоторые или даже многие из нас, независимо от должностей и уровня образования, хотят видеть в истории то, что им нравится. 93 года назад французский поэт и мыслитель Поль Валери писал:

«История — самый опасный продукт, вырабатываемый химией интеллекта. Она заставляет мечтать, она опьяняет народы, порождает у них ложные воспоминания, вызывает у них манию величия и манию преследования и делает нации желчными, нетерпимыми и тщеславными. История оправдывает все что угодно. Она не учит абсолютно ничему, ибо содержит в себе все и дает примеры всего».

Хлестко сказано. Но Поль Валери совершил, вольно или невольно, логическую ошибку. Он приписал Истории — грехи людей. Люди пишут историю. И чаще всего то, что сейчас называют «фальсификацией истории», начиналось, как показывают примеры, с вмешательства государства, когда государственные органы трактовали и трактуют исторические события в угоду своим идеологическим и прочим целям и задачам. И не просто трактуют, а навязывают эти трактовки как единственно верные — применяя карательные меры. Марк Блок, расстрелянный фашистами герой французского Сопротивления, в «Апологии истории» писал: «Истории как науки нет, она служит лишь для оправдания ныне существующей системы».

Но есть еще такая непонятная и не всегда приятная субстанция, как Время. Оно непрерывно движется, и все время вперед. Что будет, когда «сменится курс»? Вспомним, что ныне действующие руководители нашего государства 11 лет назад признавали расстрел в Катыни, осуждали пакт Молотова-Риббентропа:

«Нужно признать эти ошибки, наша страна сделала это. Госдума Российской Федерации осудила пакт Молотова — Риббентропа. Мы вправе ожидать того, чтобы и в других странах, которые пошли на сделку с нацистами, было это тоже сделано, и не на уровне заявления политических лидеров, а на уровне политических решений».

С большой долей вероятности можно предполагать, что при «смене курса» те же депутаты, которые сегодня требуют уголовного наказания за «фальсификацию истории», завтра начнут обличать «режим» за вмешательство в дела науки и вообще — за посягательства на свободу мысли и слова. То есть — обличать самих себя нынешних.

Другое дело, что народ это не помнит, и завтра будет точно так же слушать их и кивать, как кивал вчера и позавчера.

И все это вместе тоже называется история. То есть то, что произошло и происходит.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Сергей Баймухаметов: «Фальсификация истории» начинается с вмешательства государства»

  1. Спасибо! «Другое дело, что народ это не помнит, и завтра будет точно так же слушать их и кивать, как кивал вчера и позавчера». Это – с одной стороны. А, с другой, всегда существуют те, кто помнит, кто знает цену этому промыванию мозгов.
    По Б. Брехту (https://stihi.ru/2012/01/23/10889 написано между 33-им и 38-ым годами, так что это не часть той «борьбы за мир», которая страшнее любой войны» 🙂 ):
    Генерал, твой танк – мощная машина.
    Он крушит лес и перемалывает сотни
    людей.
    Но у него есть один недостаток:
    Ему нужен шофёр.

    Генерал, твой бомбардировщик силён.
    Он летает быстрей бури, берёт груз
    крупней, чем слон.
    Но у него есть один недостаток:
    Ему нужен монтёр.

    Генерал, человек очень важен.
    Он может летать и убивать.
    Но у него есть один недостаток:
    Он может думать.
    (Перевод – не совсем по Равиковичу).

  2. Мне больше нравится следующее определение истории:

    «История — это политика, опрокинутая в прошлое»

    М. Н. Покровский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *