Михаил Ривкин: Второй Таргум Свитка Эстер

 155 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Тот, у кого в руках лук, крепче держи его, а тот, кто обнажает меч, без страха обнажайте, в тринадцатый и четырнадцатый дни месяца, который называется на нашем языке Адар, выступите и нападите на евреев, и не жалейте ни глав их, ни староейших их, ни сильных их, ни малых их. Убивайте всех, а имущество грабьте…»

Второй Таргум Свитка Эстер

Михаил Ривкин

Как мы уже имели случай отметить, ни один из Таргумов (переводов на арамит) двадцати четырёх книг ТАНАХа не является переводом буквальным. Однако в большинстве таких переводов отступление от буквальности исчерпывается неизбежными различиями в лексике и синтаксисе между двумя разными языками, несовпадением понятийного аппарата, стилистическими предпочтениями разных языков. Примеров существенного различия в содержании не так уж много. И самым, пожалуй, ярком примером такого кардинального различия является Второй Таргум (перевод) Свитка Эстер.

В канонических комментариях и толкованиях этот Таргум фигурирует под разными названиями. Рабби Натан, автор книги «Арух» несколько раз цитирует этот Таргум в своём труде, и называет его просто Таргум. РАШИ в своём комментарии к ТАНАХу называет его «Иерусалимский Таргум» Масехет Софрим приводит обширный отрывок из этого текста, и называет его «Таргум Рабби Йосефа». Рабби Шломо Алькавец в своей книге «Манот а-Леви» также многократно цитирует этот текст. Интересно, что каждый раз цитированный источник назван по-разному: Второй Таргум, другой Таргум, иерусалимский Таргум, большой Таргум. Тосафисты называют его просто «мидраш» (не уточняя), что вполне оправдано, ибо это не столько перевод, сколько мидраш на Свиток Эстер. Надо полагать, что автор изначально не стремился переводить с оригинала на арамит, поскольку Первый Таргум (близкий к тексту) уже имелся в его распоряжении. Автор ставил перед собой достаточно амбициозную задачу включить в свой труд все известные ему мидраши и легенды, связанные, прямо или косвенно со Свитком Эстер и передать их на единообразном литературном арамите.

Несмотря на часто встречающееся название Иерусалимский Таргум, нельзя с уверенностью утверждать, что он создан в Стране Израиля. Боле того, имеется немало указаний на то, что это не так. В одной из инвектив, вложенных в уста Амана, тот говорит, что у евреев «восемь дней праздника в Нисане и два дня праздника в Сиване». Однако в Стране Израиля мы отмечаем только семь праздничных дней в Нисане и один — в Сиване. Во всём сборнике нет ни одного мидраша из Иерусалимского Талмуда, зато имеется множество мидрашей из Талмуда Вавилонского. Почти весь аггадический материал Вавилонского Талмуда, относящийся к Свитку Эстер включён во Второй Таргум.

Наряду с Вавилонским Талмудом, автор часто использует Мидраш Абба Гурион и Мидраш «Паним Ахерим» (Другие Лики). Вслед за «Паним Ахерим», автор счёл нужным, после пасука «В то время, когда царь Ахашверош воссел на царский престол свой» (Эстер 1:2) привести всю обширную аггаду о престоле Шломо. Однако в распоряжении автора имелась некая особая версия этой аггады, сильно отличающаяся и от версии Абба Гуриона, и от версии «Паним Ахерот», и от самой полной версии в мидраше «Образ Престола царя Шломо». Во всех этих версиях сказано, что престол царей иудейских перешёл к фараону Нехо, от него — Невухаднецеру, от него — к Дарию, и после того — к Ахашверошу. Однако согласно Второму Таргум этот престол был доставлен Невухаднецеру прямо из Иерусалима.

«А после Невухаднецера, царя вавилонского, пришёл Александр Македонский, и захватил престол Шломо, и привёз его в Египет. И пришёл царь египетский Шишак, и возжелал весьма воссесть на этом престоле. И воссел на этом престоле, и стал прозываться Великий Паро. И пришёл Энифонус (?), сын Антиоха, царя, и напал на страну Египетскую, и разрушил её, и воссел на престоле Шломо. И Восстал Корэш, царь персидский, и в заслугу свою перед Храмом Всевышнего удостоился он воссесть на престоле Шломо».

Обо всех этих персонажах, большей частью — исторических (за исключением Энифонуса) нет ни малейшего упоминания в других мидрашах. Только в позднейшем мидраше, составленном в Йемене и изданном под названием «Аггадат Эстер» приводится следующая версия истории престола Шомо, сына Давидова:

«И пришёл Шишак, царь египетский, и взял его из Иерусалима, и привёз в Египет. И пришёл царь Куша, и взял его из Египта, и привёз его в Иерусалим. И пришёл Невухаднецер, и взял его из Иерусалима, и привёз его в Вавилон, и восседал на нём семьдесят лет. И пришло царство Мидийское, и восседало на нём пятьдесят два года. И пришёл царь греческий, и забрал его у них».

Второй Таргум сильно отличается не только от других таргумов, но и от мидрашей. Обычный мидраш открывает своё повествование точным, дословным цитированием того или иного пасука из ТАНАХа, на языке оригинала (на иврите) и только потом переходит на арамит и даёт толкование исходному пасуку. Второй Таргум, зачастую, начинает рассказ на арамите, и после достаточно длинного периода вставляет пасук на иврите, и продолжает повествование на арамите. Более того, иногда сам оригинал на иврите вообще отсутствует, и читателю приходится довольствоваться переводом на арамит, далеко не буквальным!

Отрывки из Второго Таргума

И все служители царские, что (были) у царских ворот, становились на колени и падали ниц пред Аманом, ибо так повелел о нем царь; а Мордехай не становился на колени и не падал ниц. (Эстер 3:2)

И сказали служители царские, что у царских ворот Мордехаю:

— В чём ты превосходишь нас, ведь мы становимся на колени и падаем ниц, перед Аманом, а ты не становишься на колени и не падаешь ниц? Почему ты преступаешь царский приказ?

Ответил им Мордехай и сказал так:

— О, глупцы бессердечные! Услышьте слова мои и скажите, есть ли на Земле человек, который мог бы годиться и превозноситься?! Ведь любой человек рождён женщиной, и дни его сочтены и кратки. В час рождения он плачет и завывает, а когда подрастет, вздыхает и причитает на каждом шагу, Во всякий день он сердится и страдает, а конец его — во прахе земном, и пред ним должен я становиться на колени и постираться ниц? Пред Владыкой Небесным стану я на колени и прострусь ниц! Ибо Он — один единственный на Небесах и на Земле, Он — огонь всепожирающий, и служители Его — огонь пылающий, Он сотворил Землю могуществом Своим, и поместил Землю среди небытия, и простёр над нею небеса мощью Своею. Затенят свет Солнца по воле Своей, и озаряет мрак, когда пожелает. Мудростью своею сотворил море, и поместил песок на берегу его, как сказано: доселе ты дойдёшь, но не далее! Окриком Своим сделал воды морские солёными, и ветры, которые поднимают волны, оковами сковал, и заключил его в пределы, дабы не возмущал он бытие Земли. По слову Его простёрты Небеса, как облака над Землёю и как сумрак, окутывающий Вселенную. Воинство Его раскинуто горе и долу, Солнце и Луна, звёзды и знамения небесные мчатся пред Ним быстрее молнии, и ни на миг не знают они покоя. Одесную и ошую спешат они, приказы Его исполняют и воле Его послушны. /…./

Услыхали министры царские слова Мордехая, и изумились весьма, и сказали Мордехаю:

— Ведь праотцы твои простирались ниц перед праотцами Амана?!

И спросил Мордехай:

— А кто они, праотцы мои, которые простирались ниц перед Аманом?

И ответили министры царские:

— Праотец твой Яаков простёрся перед праотцем Амана, Эсавом!

И ответил им Мордехай и сказал:

— Я человек Ямини (из рода Биньямина, но можно перевести и как Правый), из сыновей сынов Яакова, а когда простёрся Яаков перед Эсавом, Биньямин ещё не родился на свет, он был ещё во чреве матери, и он отроду не простирался ни перед кем. Из чрева материнского хранил его Зиждитель Мироздания, и до того, как вступили сыны его в страну, обетованную им Всевышним, построили Храм в уделе его, и Провидение Г-сподне на границах земли его пребывало, и как же я преклоню колена и прострусь перед злодеем Аманом, врагом и гонителем нашим?!

И царь Ахашверош, злодей, послал и собрал сто двадцать семь писцов из ста двадцати семи стран (парафраз Эстер 3:12-13)

И каждый писец принёс свой свиток, и расселись они у ворот Шушана, града столичного, и написали письма и послания, и в посланиях — напасти тяжкие против евреев и их религии. А первое послание написали от имени царя, и запечатали царским перстнем, и отправили его со скороходом, и написали там такие тяжкие и горькие слова:

«От меня, царя Ахашвероша, всем народам, нациям и языкам, обитающим во всех странах моего правления — да пребудете вы с миром! Объявляю я вам, что прибыл к нам один человек, не из наших мест и не из наших стран, и прибыл он чтобы осесть в наших странах, и укрыться под нашей сенью, и бороться против наших ненавистников и одолеть их. И дознались мы о нём, и стало нам известно, что имя его — Аман сын Аммадаты, из потомков великого царя Аггага, сына Амалека, сына Рэуэля, сына Элифаза, первенца Эсава. Сын великих он, сын обладателей большого достояния в своей стране. И этот Аман задал нам простой и лёгонький вопрос. Он рассказал нам про иудеев и их религиозные законы, и доказал нам, что они скверны и испорчены. И сказал нам: при исходе из Египта было их шестьсот тысяч мужчина, а теперь дам я осподину моему царю шестьсот тысяч шекелей серебром, по шекелю за голову. И продал я ему весь этот народ, дабы истребить и уничтожить его, и стереть память о них с лица Земли. И вот я царь Ахашверош, возрадовался, и стало мне хорошо на сердце. И деньги взял я у него, и народ этот, евреев, продал я ему, дабы истребить и уничтожить их. А вы, рабы и подданные мои, ешьте в радости хлеб свой и пейте в веселии вино своё, так же, как я наслаждаюсь едой и упиваюсь вином. Тот, у кого в руках лук, крепче держи его, а тот, кто обнажает меч, без страха обнажайте, в тринадцатый и четырнадцатый дни месяца, который называется на нашем языке Адар, выступите и нападите на евреев, и не жалейте ни глав их, ни староейших их, ни сильных их, ни малых их. Убивайте всех, а имущество грабьте.

От меня царя Ахашвероша, всем нациям, народам и языкам, во все места обитания вашего, во всех странах, всем племенам, всем семьям и всем городам. Во всяком месте, где будет найден раб еврейский или служанка еврейская, истреблены будут старейшины этого места и их присные у врат того города, за то, что не послушались указа царского. А я, царь Ахашверош, желаю, чтобы не нашлось ни одного еврея во всех пределах моего царства».

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *