Александр Левковский: Вайден против Трамфа: сага о грандиозном подлоге. Продолжение

 132 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Экран вновь заполнила фотография эффектной брюнетки, смеющейся, казалось, прямо в лицо двум офицерам Федеральной Службы Безопасности. Слева направо, понизу экрана, медленно двинулись строки краткого описания личности Энн Маневич…

Вайден против Трамфа: сага о грандиозном подлоге

Фантастическая повесть

Александр Левковский

Продолжение. Глава 1, 2, 3

ЛевковскийГлава 4 (продолжение главы 3). Загородная Резиденция Федеральной Службы Безопасности. Рублёвское шоссе, Москва. Февраль

…— Витя, — промолвил подполковник Коновалов, — выложи-ка мне на экран всех действующих лиц нашей операции. Чтобы я видел все их хитрые морды и их не совсем чистые биографии.

— Их много, Юрий Андреич. До сотни доходит. А то и больше.

— А ты не возись со всеми. Давай только главных и только в самых уязвимых штатах. И только демократов. Республиканцы нас пока не интересуют.

Майор Мережко пригнулся над компьютером и бешено застучал по клавиатуре, перемежая стук с резкими движениями «мышки». Прихлёбывая остывающий кофе, Коновалов смотрел на него и вспоминал, как полтора десятка лет тому назад он нанимал Мережко для службы в новом отделе ФСБ…

… Коновалов тогда сказал начальнику Пятой Службы генералу Долгову при их первой судьбоносной встрече: — Александр Викторович, первым делом мне необходимо иметь первоклассное многоцелевое компьютерное обеспечение. Я надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что имею в виду не отечественное оборудование, а американское — и, притом, их последние модели.

Генерал усмехнулся и погрозил пальцем новоиспечённому начальнику «совершенно секретного отдела». — Товарищ подполковник, вы проявляете волчий аппетит с первых минут вступления в должность!

— То есть, вы хотите сказать: «ещё до вступления в должность», — поправил генерала Коновалов.

— Будут тебе новенькие американские игрушки, — генерал Долгов внезапно перешёл на «ты», что означало у него, как впоследствие обнаружил Коновалов, высшую степень доверия. — Наши резиденты в США постарались, и мы имеем сейчас самое новейшее oборудование, на котором приклёпана марка «Made in USA». — Генерал опять опорожнил стакан воды и добавил: — Сейчас твоя задача — найти человечка, который будет чувствовать себя в этих модерных компьютерных водах, как в объятьях любимой женщины.

Последние слова начальник Пятой Службы произнёс, ухмыляясь. Видимо, ему, несмотря на солидный возраст, были ещё свойственны кое-какие полуигривые сравнения.

… И такого «человечка» — правда, без «объятий любимой женщины» — Юрий Андреевич Коновалов нашёл буквально через пару дней. Да и искать ему особенно не пришлось. Ещё за год до описываемых событий, когда молодой аспирант МГИМО Коновалов корпел над исследованием способов совращения законных выборов в западных странах, внезапно вышел из строя его компьютер — относительно новая южнокрейская модель Samsung. И понадобилось перевести содержание жёсткого диска — так называемого «hard drive» — со старого компьютера на новый, только что купленный Юрием Андреевичем. Обычно эта процедура не представляет никаких трудностей, но тут что-то случилось — и старый диск оказал сопротивление всем попыткам высококвалифицированных специалистов МГИМО вытащить содержимое из его недр, — тем самым как бы оправдывая своё наименование «жёсткий». И добрые соседи по лестничной клетке посоветовали аспиранту Коновалову обратиться в неприметную мастерскую, приютившуюся на грязноватой улочке возле станции метро «Печатники».

В крохотной комнатушке, забитой снизу доверху компьютерными деталями, сидел перед экраном владелец офиса, двадцатипятилетний Виктор Мережко. Пробурчав ответное приветствие, он принял диск из рук Коновалова и сказал:

— Зайдите через час.

И склонился над диском.

Ровно через час проблема была решена, и содержимое старого диска было успешно извлечено из его таинственных глубин. А вскоре выяснилось, что мелкий бизнесмен Мережко является едва ли не главным специалистом по компьютерам не только в микрорайоне Печатники, но и на обширной площади диаметром километров в тридцать-сорок.

Ходили слухи, что Виктор Мережко с трудом окончил среднюю школу, не поступил — и даже не пытался поступать — в институт или, скажем, в самый задрипанный техникум, не интересуется спортом, книгами, фильмами и искусством вообще, малоразговорчив, чурается женщин, не пьёт, спит в крохотной клетушке позади своего офиса, часто забывает поесть — и всё это потому, что его жизнь целиком и полностью — без остатков! — посвященя КОМПЬЮТЕРУ! Есть в настоящее время такое всемирное необъявленное братство людей, живущих не в реальном — сером и неинтересном — мире, а в его прекрасном, многомерном и жгуче интересном электронном эквиваленте.

И Виктор Кириллович Мережко был одним из этих, избранных Богом, индивидов.

Вот об этом компьютерном кудеснике и вспомнил Юрий Андреевич, когда ему понадобилось найти особу, которая будет командовать кибернетическими операциями в новом отделе ФСБ.

Мережко пригласили к генералу Долгову, и в конце продолжительной беседы генерал спросил:

— Так сколько же ты делаешь за месяц в своём офисе, Виктор?

— Когда как, Александр Викторович. На хлеб хватает.

— А на хлеб с маслом?

— Не всегда.

— А у нас тебе будет хватать и на масло, и на хороший стейк. Начнёшь со звания капитана. У нас в ФСБ это равняется окладу подполковника в армейских частях. Согласен?

Вот так скромный предприниматель Виктор Мережко и превратился в капитана — а впоследствие, в майора — Виктора Кирилловича Мережко, которому генерал Долгов твёрдо обещал присвоение звание подполковника после успешного окончания предстоящей операции «Тайфун». Таким экзотическим названием была окрещена важнейшая операция по совращению президентских выборов в Соединённых Штатах Америки…

Гигантский экран перед майором Мережко быстро заполнился фотографиями двух дюжин мужчин и женщин.

— Как ты их отбирал? — спросил Коновалов, подтягивая своё кресло поближе к экрану.

— Самые крупные рыбы. Губернаторы, Секретари штатов и Главы ассамблей. Все демократы.

— А как насчёт судей?

— Трое судей включены.

— Сколько штатов?

— Шесть. Самые уязвимые, Юрий Андреич. Мичиган… Висконсин… Пенсильвания… Джорджия… Аризона… Нью-Мексико.

— Эта кошёлка, Энн Маневич, работала со всеми этими подонками?

— Со всеми — и неоднократно.

— Они платили ей наличными или переводили на секретные счета?

— По-всякому. У меня есть специальная папка, где занесены данные об этих и других уплатах.

— Ну-ка убери их с экрана и дай мне жизнеописание нашей бывшей соотечественницы.

Экран вновь заполнила фотография эффектной брюнетки, смеющейся, казалось, прямо в лицо двум офицерам Федеральной Службы Безопасности. Слева направо, понизу экрана, медленно двинулись строки краткого описания личности Энн Маневич:

«Энн Маневич, в девичестве и по советскому паспорту — Анна Вениаминовна Фридман, еврейка, уроженка Киева, возраст — 45 лет, гражданка США, образование — высшее (факультет иностранных языков Киевского университета), владеет свободно языками русским, украинским и английским, частично — языками идиш и иврит, род занятий — политическое консультирование, должность — владелец и президент компании Public Relations Solutions, Incorporated (Принстон, Нью-Джерси). Под судом и следствием в США не была. В России была осуждена на шесть лет за незаконную деятельность на чёрном рынке и мелкие валютные операции. Отсидела четыре с половиной года…»

— Стоп, — негромко сказал Коновалов. — Связей с ФБР или ЦРУ не было?

— Нет, Юрий Андреич.

— С Моссадом?

— Не замечено.

— Контакты на высшем уровне?

— Спикер Палаты Представителей Глория Фантелли, лидер демократов в Сенате Дик Мэнсфилд и, самое главное, бывший президент Бадр Омар.

Точнее, Бадр Хуссейн Омар.

— Так точно — Хуссейн. Я всё никак не могу привыкнуть, Юрий Андреич, к тому, что идиоты-янки выбрали своим президентом чёрножопого мудака со средним арабским именем Хуссейн! У меня это просто в голове не укладывается, честное слово!

— У меня тоже… Вот эта троица, плюс наша бывшая соотечественница Энн Маневич, и явятся предметом нашего внимания на ближайшее время. Она замужем?

— Была. Бывший муж — он же бывший губернатор Нью-Джерси Джон Маневич. Один из главных её ассистентов, вместе с бывшим вице-губернатором Фредом Пенн.

— Их последние контакты — телефонные и личные?

— Ко мне сведения ещё не поступили. Для этого надо бы вызвать Лобанову с её ноутбуком, Юрий Андреич.

Полковник снял трубку внутреннего телефона и произнёс: — Полину Георгиевну к майору Мережко.

Ровно через две минуты Полина Георгиевна Лобанова, женщина лет тридцати пяти, облачённая в капитанскую форму, эффектно подчёркивающую её всё ещё тонкую талию, появилась на пороге кабинета. Сдержанно поздоровавшись, она присела к столу, отщёлкнула замок своего кейса, вынула ноутбук и повернулась к Коновалову.

— Слушаю вас, Юрий Андреич.

Но не успел полковник Коновалов произнести ответное слово, как распахнулась дверь и девушка-сержант вкатила в кабинет тележку, на которой возвышалась гора свежеиспечённых булочек, которые полковник называл «утренними».

— Что так поздно, сержант? — недовольно промолвил Мережко. — Мы проголодались.

— Товарищ майор, — извиняющимся тоном произнесла девушка, выкладывая булочки на поднос, — изюм поздно подвезли. А без изюма повара не решились печь.

— Чёрт знает что! — пробурчал Коновалов. — Прямо как при социализме — или нет изюма вообще, а если он есть, то его подвозят поздно… Мы живём сейчас при капитализме, в конце концов!

— Мы живём при социалистическом капитализме, — неожиданно внесла поправку Полина Георгиевна Лобанова и улыбнулась полковнику.

Коновалов хмыкнул и предложил: — Полина Георгиевна, не откажите, пожалуйста, вскипятить кофе для нас троих. Позавтракаем и продолжим нашу беседу.

*****

— Итак, товарищ капитан, — сказал Коновалов, доканчивая пережёвывать булочку, — прошу вас дать нам сведения о последних контактах между четырьмя главными актёрами в нашей драме.

Полина Георгиевна принялась колдовать над своим ноутбуком, одновременно говоря негромким голосом:

— Первый контакт: видеобеседа между Джоном Маневичем и Фредом Пенном на карибском острове. — На экране перед столом Мережко появилась живописная терраса на острове Little St. Arthur, окружённая пальмами. — Визуальные подробности пребывания Маневича в обществе несовершеннолетних проституток, которыми владелец острова снабжает своих гостей, нас не интересуют, верно?

— Увлекательные подробности? — поинтересовался полковник.

— Весьма, Юрий Андреич. Очень стимулирующие, я бы сказала.

— Покажете нам после, во внеслужебное время, хорошо?

— Непременно, товарищ полковник… Вот отрывок их беседы на террасе дома мистера Экстина, известного педофила-миллионера, владельца острова. — Лобанова включила звук:

«…— Джон, президентские выборы на носу. Глория хочет свалить Трамфа.

— Ого! И сколько она даёт за этот подвиг?

— Начальная цена — три миллиона….

— Я думаю, Энн пошлёт нас с тобой подальше с такой мизерной цифрой. Для неё это не деньги.

— Ну и пусть тогда сама договаривается со старухой Глорией.

— Ты же знаешь — они на дух не переносят друг друга. Они разговаривать напрямую не будут. Всё в руках Бадр Омара. Он и назначит окончательную сумму…»

— Второй контакт, — сказала Лобанова, — это беседа между Энн Маневич и её бывшим супругом Джоном в Роллс-Ройсе по дороге из Ньюаркского аэропорта в Принстон. У нас нет видео этой беседы, а только аудиозапись. Опускаю скандальные личные подробности разговора и перехожу к интересующим нас деталям. — Полина Георгиевна включила звук:

«… — Джон, у тебя был разговор с Глорией?

— Нет. Я не стал с ней связываться без тебя.

— Правильно. Она нам пока без надобности. Все нити этого дела ведут к Бадр Омару. Что он решит, то они и будут делать. Он вызывает меня на среду. Это через три дня.

— Куда?

— В его роскошную вашингтонскую усадьбу. Век бы не видела его черномазую морду!

— Кто будет там, кроме тебя?

— Старушенция Глория, выживший из ума болтун Дик Мэнсфилд, сам Омар и, возможно, его идиотка-супруга Клаудиа.

— Хорошая компания, я бы сказал.

— Не говори! Им всем по справедливости место там, откуда ты вышел два года тому назад, — в хорошо оборудованной федеральной тюрьме. И мне вместе с ними…»

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Александр Левковский: Вайден против Трамфа: сага о грандиозном подлоге. Продолжение»

  1. Читается легко и, поэтому, плевать на весьма сомнительную связь с реальностью. Лично я предпочитаю так, а не наоборот, когда реально, но «тяжело». Будем считать, что предыдущей части просто «не повезло» 🙂

  2. «..— Сколько штатов?
    — Шесть. Самые уязвимые, Юрий Андреич. Мичиган… Висконсин… Пенсильвания… Джорджия… Аризона… Нью-Мексико.
    — Эта кошёлка, Энн Маневич, работала со всеми этими подонками?
    — Со всеми — и неоднократно..
    — Ну-ка убери их с экрана и дай мне жизнеописание нашей бывшей соотечественницы…
    — Все нити этого дела ведут к Бадр Омару. Что он решит, то они и будут делать. Он вызывает меня на среду. Это через три дня..
    — Кто будет там, кроме тебя?
    — Старушенция Глория, выживший из ума болтун Дик Мэнсфилд, сам Омар и, возможно, его идиотка-супруга Клаудиа.
    — Хорошая компания, я бы сказал.
    — Не говори! Им всем по справедливости место там, откуда ты вышел два года тому назад, — в хорошо оборудованной федеральной тюрьме…»
    :::::::::::::::::::::
    ну зачем же в федеральной, можно и в матросскую тишину…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *