Эдуард Малинский: По ком звонит колокол…

 339 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Любая, даже самая мелкая парламентская фракция, чувствуя свою значимость и незаменимость для оформления коалиции, получает неограниченные возможности для шантажа, угрожая развалом коалиции. Это очень нездоровое явление для политической системы страны. Почему? Память подсказывает исторические параллели.

По ком звонит колокол…

Эдуард Малинский

Эдуард Малинский

Катерина — героиня пьесы «Гроза» А.Н. Островского начинает свой
знаменитый, ставший с течением времени хрестоматийным монолог словами:

«Я часто думаю, отчего люди не летают…»

Я же начну свой монолог с менее фантастической мечты, и не дай Б-г этому монологу стать хрестоматийным, словами:

«Я часто думаю, отчего» русскоязычная алия в Израиле, такая многочисленная и такая образованная; алия, которой местные политики при каждом удобном случае поют дифирамбы, подчеркивая её заслуги в развитии страны на словах, в действительности считают этот электорат обществом лохов, которые так наивны и доверчивы, что их легко обмануть лживыми обещаниями, подвергнуть дискриминации в моральном и материальном отношениях, ну, прямо по Пушкину А. С:

Паситесь, мирные народы!
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

Отличной иллюстрацией к этим пушкинским строкам, написанным, кстати, почти два века назад, была прошлая предвыборная кампания.

Даже в разгар сезона «охоты за голосами» многие партии всего политического спектра не посчитали нужным организацию штабов по работе с русскоязычными избирателями и не включили в свои партийные списки ни одного русскоязычного кандидата, что не помешало им регулярно рекламировать на радио «Рэка» свои предвыборные ролики на русском языке, позиционируя себя как единственно достойных защитников интересов нашего электората.

Это же насколько нужно не уважать и даже, скажу больше, презирать своих опекаемых, чтобы опускаться до такого цинизма!

Особенно в этом преуспел тогдашний руководитель «Аводы» г-н Перец, позиционируя себя как «самого последовательного защитника интересов олим» — прямо в духе пословицы: «Сам себя не похвалишь — другие не догадаются!»

Правда, и ему не удалось дотянуться до уровня г-на Беннета, который еще перед выборами-2015, обращаясь к русскоязычному избирателю, сказал в своем ролике:

«Я готов на любые жертвы, готов даже отведать ваш подозрительный салат «Оливье», только проголосуйте за «Еврейский дом», а не за «Наш дом–Израиль».

Нужно отдать должное его готовности «рисковать» собою: на какие только жертвы не пойдешь ради голосов!

Посмотрим, какие перлы изящной словесности продемонстрируют предвыборные ролики нынешней избирательной кампании: трансляция их начнётся 9 марта — насколько они будут достоверны и искренни!

Вот в таком неприглядном виде представляет себе израильский истеблишмент русскоязычный электорат! А в качестве подтверждения его политической инертности израильские СМИ приводят события 2011 года, когда всеизраильское движение за социальные права поддержало только 52% репатриантов, но всячески замалчивается тот факт, что, выход алии на улицы в начале 90х годов под лозунгом «Не дадим обмануть себя дважды!» остался для израильского сообщества вообще не замеченным.

Так что проблема не в инертности масс, а в несовпадении целей публичных выступлений.

А теперь небольшое лирическое отступление в поисках истины.

Общеизвестный факт, что доля людей с высшим образованием, особенно среди среднего и пожилого возраста в алие из СССР-СНГ, очень высока, порядка 60%. И это, несмотря на имевшие место процентные квоты и даже закрытие доступа для евреев в некоторые вузы в стране исхода. И требовалось прилагать максимум усилий для достижения заветной цели.

А образование, как известно, повышает самооценку личности. И чем выше эта самооценка в обществе, тем сильнее внутренняя независимость личности, тем меньше она подвержена групповому давлению.

Здесь нет места для той психологии, которую демонстрирует Али Бабаевич при групповом побеге из тюрьмы в к/ф «Джентльмены удачи»: «Все побежали, и я побежал«.

Или, как израильские ультраортодоксы, беспрекословно подчиняясь указаниям своих раввинов, чуть ли не парадным строем идут на избирательные участки, используя свой электоральный потенциал на все 100%. (В памяти при этом. всплывают кадры кинохроники 30х годов: колонны демонстрантов, несущие лозунги «Мы идём смотреть «Чапаева»! : картинки прошлого и настоящего — наглядная иллюстрация блестящей организации коллективной «самодеятельности» масс … по указке сверху!). Хотя… нынешние демонстранты не чураются и внепарламентских методов борьбы, выходя на уличные демонстрации опять-таки по призыву раввинов.

Ну, а что касается членов эфиопской общины, то они в силу своего родо-племенного уклада, идут за своими вожаками в огонь и в воду, устраивая уличные беспорядки и вступая в столкновения с полицией не важно по какой причине, даже если речь идет о защите уголовника. Но обо всем этом подробнее — ниже.

Образованные же люди лучше других понимают фальшь официальных доктрин, они хорошо понимают что, где и как происходит. И принимают самостоятельное решение, ориентируясь на чётко поставленные цели.

У русскоязычного избирателя своя ментальность, свой интеллект: он подвержен парламентским методам борьбы. Кроме того, находясь в течение нескольких поколений в условиях авторитарного общества наш избиратель четко, на генетическом уровне, усвоил, что это «мы», а это «они», т.е. официоз, и всегда дистанцируется подальше от «них». И этим он отличается от других групп израильского общества.

А общество это крайне политизировано и расколото на множество
политических, этнических и религиозных групп, каждая из которых считает обязательным для себя быть представленной в Кнессете. Способствует же этому явлению и наличие в стране очень амбициозных генералов в отставке. Буквально каждый второй бывший начальник Генштаба и министр обороны считают своим долгом выступить в роли очередного спасителя Отечества. А некоторые — и неоднократно (за примерами далеко ходить нет необходимости, они у всех на виду!) Так что очередной вождь всегда найдётся!

Поэтому стараниями народных избранников в стране установлен очень низкий электоральный барьер, (чтобы не быть голословным: до выборов 1999 года он был равен 1% (одному!), затем увеличился до 1,5%; потом вырос до 2%, и, наконец, в 2015 году стал равным нынешним 3,25%, что теоретически даёт возможность при 70% явке избирателей получить 4 мандата), гарантирующий присутствие в парламенте мелких фракций от 4х до 10ти мандатов, а это способствует, в свою очередь, и наличию секторальных партий.

Здесь сделаем ещё одно небольшое отступление от заданной темы, но оно просто необходимо для понимания дальнейшего развития ситуации.

Итак, для участия в нынешней предвыборной кампании ЦИК Израиля зарегистрировал почти 30 партийных списков, хотя шансы пройти электоральный барьер, по данным опросов, имеют не более трети участников, при этом почти половина этих «счастливчиков» вынуждена будет довольствоваться однозначным числом полученных мандатов, что чрезвычайно затрудняет образование дееспособной коалиции в 61 голос, т.к. любая, даже самая мелкая парламентская фракция, чувствуя свою значимость и незаменимость для оформления коалиции, получает неограниченные возможности для шантажа, угрожая развалом этой самой коалиции.

Это очень нездоровое явление для политической системы страны. Почему? Услужливая память подсказывает исторические параллели.

В качестве примера: польский сейм конца 18-го века с его «сверхдемократическим» статусом единогласия, где для принятия любого (?!) решения необходимо согласие каждого, буквально каждого депутата парламента.

Представляете, какие возможности существовали для торговли голосами у депутатов, а для подкупа парламентариев — у богатых магнатов и олигархов! А в результате? … Что получилось?… Три раздела Речи Посполитой и утрата государственности почти на 130 лет, до 1918 года.

Безусловно, опираться на исторические параллели и, тем более, делать на этом основании прогнозы — эанятие рискованное, но серьёзно задуматься иногда стоит: ведь в действительности, анализ политической системы Израиля говорит о том, что «не всё благополучно в царстве» нашем.

Но… вернемся к основной теме статьи. Немного истории.

Итак, 90-е годы.. Репатрианты из СССР, сталкиваясь с целым рядом проблем и обвиняя правительство Шамира в бездействии, ещё малознакомые с израильскими реалиями, наивно полагали, что свой депутат в кнессете поможет им достойно обустроиться на новом месте.

Это означало, что и репатриантам необходимо иметь в парламенте своё представительство, значит нужна своя политическая партия: иными словами, нужен свой «коллективный организатор» (классик этими словами называл партийную газету, но ведь газета — это производная от политической партии, так сказать, её продукт).

Задумано — сделано! Но первый блин получился комом: партия «Да!» Юлия Кошаровского на выборах 1992 года не преодолела электоральный барьер.

Почему? Да потому, что одна из крупных партий того времени «Авода» преподала новым жителям страны урок израильской демократии: она пустила в ход грандиозный обман, объявив, что США выделили в распоряжение Рабина, тогдашнего лидера этой партии десять миллиардов долларов на нужды репатриантов, и только «Авода», придя к власти, сможет обеспечить благосостояние олим.

Обман сработал — алия отдала «Аводе» 47% своих голосов. Рабин пришел к власти, но судьба этих денег до сих пор неизвестна. А русскоязычный электорат в Израиле получил первый урок двуличия и обмана предвыборных обещаний! Но, к сожалению, не последний!

Судьба другой партии Исраэль бэ-Алия (ИБА) Натана Щаранского хорошо известна: начав за здравие, она кончила за упокой. Добившись 7 мандатов на выборах 1996 года и войдя в правительство и получив при этом в своё ведение два министерства, партия не выполнила своих предвыборных обещаний, за что была наказана избирателями: набрав всего 2 мандата в 2000–м году, она объявила о самороспуске и вошла в состав «Ликуда».

Мораль: С электоратом надо быть честным!

И, наконец, на политическом горизонте Израиля появилась партия «Наш дом Израиль» (НДИ), руководимая своим основателем и бессменным лидером вот уже в течение 20 лет Авигдором Либерманом.

НДИ с самого начала позиционировала себя как партия общеизраильского масштаба, предложив политику национального обновления и реформы государственного устройства, как-то: президентская форма правления, принятие Конституции и создание Конституционного Суда — обо всём этом Либерман объявил на пресс-конференции в январе 1999 года в Тель-Авиве. О борьбе же за социальные права своего электората было сказано без особого нажима.

На выборах 2000 года партия получила 4 мандата в Кнессете и 2 министерских поста в правительстве Шарона. Впрочем, из правительства она вышла уже в 2002 году в знак протеста по проблемам общеизраильского формата. Но кое-что она все-таки для репатриантов сделать успела, и поэтому выборы — 2006 принесли ей уже 11 мандатов, превратив НДИ в серьёзную политическую силу. Апофеозом парламентского успеха стали выборы — 2009, когда в блоке с небольшими правыми партиями»Моледет» и «Ткума» НДИ завоевала уже 15 мандатов.

Партия набирала очки. Хотя формально, с самого начала, она позиционировала себя как партия общеизраильского формата, по существу, НДИ старалась настойчиво бороться за социальные права своего электората. И он оценил это по достоинству: 15 мандатов тому свидетельство!

Но именно тогда руководство партии допустило крупный стратегический просчёт: усиленно подогревая себя мечтою об увеличении своего влияния на политику государства изнутри, оно решило пойти на следующие выборы — 2013 единым списком с Ликудом, и довести до логического конца объявленную ещё в 1999 году свою программу по обновлению страны.

Навряд ли это был хорошо обдуманный шаг не только со стороны НДИ, но и Ликуда. На выборах единый список завоевал всего 31 мандат, или на четверть меньше, чем на предыдущих выборах: Ликуд потерял 7 мандатов, а НДИ — 4. Как видно, сказалась взаимная неприязнь электоратов: у ликудовского — боязнь усиления позиций русскоязычных, у эле — ктората НДИ — опасение, что в блоке с Ликудом партия не сможет так же настойчиво продолжать бороться за социальные права своего избирателя.

Так и получилось на практике. Подчиняясь коалиционной дисциплине, НДИ пришлось отказаться от ряда предвыборных обещаний и голосовать за не популярные у своего электората решения, как-то: против — гражданских браков и упрощения процедуры гиюра; за — увеличение стипендий учащимся — ультраортодоксам, укрепление позиций равванута, недостаточно эффективную пенсионную реформу и т.д. и т.п.

Отметим в скобках, что, кроме одномоментных потерь, партия понесла и долговременный моральный ущерб, дав своим политическим противникам в течение длительного времени основание для критики и упреков НДИ в отходе от своих обязательств перед избирателями. Об этом мы ещё более подробно поговорим ниже. Скобки закрываются.

Как и ожидалось, расплата за отступничество не заставила себя долго ждать: через два года, на досрочных выборах — 2015 партия получила всего 6 мандатов. Это был провал.

Слишком дорогую цену заплатила НДИ за желание руководства партии «порулить страной», за чрезмерные и преждевременные свои амбиции. Это было, выражаясь языком советской партийной элиты времён перестройки, явным «забеганием вперёд».

А сейчас опять немного отвлечемся. Всё время приходится слышать критику в адрес секторальных партий, особенно со стороны сторонников Ликуда и его лидера — Нетаниягу, а также невыгодное для этих партий противопоставление партиям общеизраильского формата. В чем же суть этих противоречий?

Согласно классическому определению, секторальная партия проповедует идею социального государства и выступает за увеличение социальных пособий бедным слоям населения.

Что же тут аморального? Тем более, если учесть, что Израиль — это всё-таки социальное государство.

И при этом ничто не мешает секторальной партии бороться за общеизраильские цели, как-то: борьба с террором, обеспечение безопасности граждан и Государства Израиль, демонстрировать свое отношение к арабо-израильскому конфликту и т.д.

Необходимо только правильно расставить приоритеты!

Но об этом мы ниже подробнее еще поговорим. А теперь… вернемся к основной теме.

Ну, не созрели тогда, в 2013 году, да, пожалуй, и сейчас, условия для превращения НДИ из партии секторального типа в партию общеизраильского формата. Основное количество голосов на выборах она всё-таки получает от русскоязычного сектора: так на выборах-2015 из 6 полученных мандатов именно этот сектор принёс ей 5,5 мандатов.

Вообще, по данным института социальных опросов “Direct Plus” потенциал русскоязычной алии составляет примерно 13,5 мандатов, которые на последних выборах — март 2020 г. — распределились следующим образом: партии Еш Атид, Мерец и Кахоль — Лаван в сумме получили от 2х до 3х мандатов, Ликуд — от 5 до 6 (голоса молодых избирателей), и, наконец, НДИ заработала 4 мандата (от голосов пожилых репатриантов, самой преданной части её электората) из полученных всего 7 депутатских удостоверений.

Как видим, возможности для НДИ в получении «русскоязычных» голосов далеко не исчерпаны, но за них нужно упорно бороться: работы непочатый край!

Так чьи же интересы должна защищать НДИ? Вопрос риторический…

Не надо забывать, что русскоязычная алия — это самая социально неблагополучная категория населения в стране и она очень нуждается в защите своих социально-экономических интересов.

Доказательства?

Пожалуйста! Согласно годового отчета Битуах Леуми от 31.12.18, именно пожилая часть этой алии — единственная социальная группа, которая за предшествующий год увеличила число своих представителей за чертой бедности.

И что самое печальное — процесс этот будет и в будущем постоянно нарастать по мере выхода на пенсию репатриантов, приехавших в Израиль в довольно активном трудоспособном возрасте 40+.

А причиной этого является несовершенство пенсионной реформы 2017-2019 годов, о чем уже писали не раз — поэтому не буду повторяться. Так что не следует ждать, что, когда пенсионеры нынешние просто вымрут, то проблема решится сама собой: без решения на государственном уровне здесь не обойтись!

И вообще, не секрет, что наша алия — самая обездоленная в материальном отношении. Приехали из страны исхода буквально ограбленной: власти не разрешали в начале алии вывозить не только нажитые тяжелым трудом накопления, но и заставляли откупаться от государства, возмещая расходы за получение высшего образования и даже за принудительный отказ от советского гражданства (а боевые награды, оплаченные пролитой кровью на фронтах Великой Отечественной войны? — на их вывоз тоже распространялось вето!) — репатрианты уже в Израиле столкнулись с государственной политикой протекционизма — при приёме на работу и определении уровня зарплаты, и дискриминации — в стремлении сэкономить госбюджет именно на нуждах русскоязычной алии: ипотечные ссуды, отсутствие социального жилья, мизерные суммы на аренду жилья и т.д.

Почему-то политкорректность правительства распространялась только на алию из Африки — не дай Б-г, заокеанская «княгиня Марья Алексеевна» выразит своё неудовлетворение: а почему это афроизраильтянам предоставляют меньше льгот, чем афроамериканцам в США!

А ведь есть ещё один фронт борьбы за права русскоязычного электората — против политики унижения и дискриминации, возведенной государством в ранг закона. Чего стоит требование МВД и равванута о генетической проверке на еврейство выходцев из СССР-СНГ?

В скобках хочу заметить, что деятельность МВД, как правило, руководимого представителями ультраортодоксов, всегда направлена своим острием против этих самых выходцев.

Может быть потому, что подавляющая часть их — это атеисты? Ну тут уж ничего не поделаешь — так мы воспитаны в течение жизни нескольких поколений в стране воинствующего безбожия и нас уже не перевоспитать: это надо воспринимать как данность — мы уже «к ответу не вернемся».

Но почему Государство-то «безмолвствует»? Мы, кажется, живем в демократической стране, где законом защищена свобода вероисповедания. Скобки закрываются.

Так вот, только за 6 лет 17% евреев были лишены права называться евреями в своем еврейском государстве, куда они приехали по Закону о возвращении, пройдя уже процедуру проверки в соответствующих инстанциях. Кстати, некоторые из этих людей уже были в свое время лишены гражданства… советского. Прямо, как в рубрике «нарочно не придумаешь»: Свой среди чужих, чужой среди своих.

А покушение на базовое право человека — право на собственную частную жизнь у гражданина, который исправно платит налоги и исполняет свой гражданский долг — службу в Армии, причем этот долг распространяется и на женщин, чего нет в большинстве демократических стран.

А наше государство вместо защиты этих граждан идет на уступки ультраортодоксам, которые, согласно своей средневековой идеологии, диктуют всему секулярному обществу свои взгляды на жизнь.

Мало того, что законопослушные граждане лишены возможности пользоваться в субботу общественным транспортом и другими плодами цивилизации, но и государству навязываются нелепые требования в виде запрета производить в субботу даже неотложные аварийные работы.

А не так давно рав Лицман, будучи ещё в ранге руководителя Минздрава, угрожал провести закон о запрете производить в субботу работы по добыче углеводородов!

Хорошо ещё, что в Израиле нет металлургической промышленности, иначе длинная рука хранителя святости субботы дотянулась бы и до мартеновских и доменных печей. Специалисты знают, чем это чревато.

И все это происходит под крышей государственных законов! Мало того, государство не спешит выполнять даже требование Верховного Суда представить обоснование этих законов!

Так что поле деятельности для НДИ — непочатый край! Но всё ли в формате своих возможностей делала партия для русскоязычного электората в прошлом?

Входя в состав правящей коалиции в прежние каденции, НДИ никогда не требовала себе социальные министерства: труда и соцобеспечения, образования, здравоохранения, строительства, промышленности. Всегда верх берут амбиции: подавай нам самые престижные, чтобы иметь возможность влиять на политику государства в целом — Минобороны, МИД, инфраструктур, транспорта.

Безусловно, Либерман, возглавляя эти министерства, проявил недюжинные способности и многое сделал для развития страны, но русскоязычный сектор до сих пор, несмотря на 20 лет парламентской деятельности НДИ, не получил ни социального жилья, ни достойных пенсий, ни гражданских браков, ни упрощённой процедуры гиюра, ни увеличения корзины абсорбции. Так что партия в большом долгу перед своим избирателем. Можно считать, что голоса избирателей, отданные за НДИ на прошлых выборах, были авансом, а в приличном обществе долги принято возвращать, а авансы — отрабатывать!

А как же партия была намерена исправлять ситуацию?

Накануне апрельских — 2019 — выборов, положивших начало, как известно, целой череде досрочных безрезультатных выборов, Либер — ман обозначил главные цели своей предвыборной программы, как-то: не допустить капитуляции перед террором, обеспечить защиту жителей Юга страны от Хамаса, укрепление армии, борьба с религиозным диктатом. И лишь в конце этого длинного перечня — требования социального характера: такие как увеличение размера социальных пособий до 70% от минимальной зарплаты и др.

Безусловно, цели, обозначенные в начале программы, были необходимы и благородны, но правильно ли был расставлен порядок приоритетов?

Русскоязычный избиратель очень тонко это чувствует и выносит свой приговор — 5 мандатов в апреле! Почти граница электорального барьера! Но … ещё один шанс на выживание дан партии.

Казалось бы, увидев красный свет в светофоре, Либерман (я думаю, пора называть вещи своими именами: под руководством партии следует понимать её лидера, ибо Либерман и только он один определяет политику партии, потому что НДИ — это театр одного актёра. Прямо как у классика: мы говорим партия, подразумеваем Либерман и на — оборот. Не будет Либермана — не будет и НДИ), должен был скорректировать свою программу к выборам в сентябре. Но и в новой программе — по сути, было то же самое: среди множества пунктов просто затерялся небольшой перечень требований социально — экономического характера.

Как же на это отреагировал избиратель? Он в очередной раз дал аванс — 8 мандатов. Уже после сентябрьских выборов, 18 сентября Либерман представил требования НДИ, при выполнении которых она соглашалась бы на вступление в правящую коалицию. Вот они: о призыве ортодоксов в армию и на альтернативную службу, о предоставлении органам местного самоуправления права разрешать работу супермармаркетов и общественного транспорта в субботу, о гражданских браках, о внесении в качестве обязательных предметов для изучения курсов математики, английского и компьютеров в программы школ ультраортодоксов.

Безусловно, появились требования ещё, но приоритеты-то уже были расставлены. Печально, что прошлые ошибки, на наш взгляд повторились.

А это уже не просто называется наступать на те же грабли, это уже постоянная ходьба по граблям!

И, словно чувствуя не очень высокую привлекательность предвыборной программы НДИ перед сентябрьскими — 2019г. — выборами, депутаты от партии Евгений Сова и Одед Форер выступили с инициативой внести поправку в Закон о выборах в том параграфе, где говорится об оплате объявленного нерабочим дне выборов. По версии депутатов, только 60% избирателей приходят голосовать, остальные 40% предпочитают отдыхать. Поэтому без отметки о голосовании оплату не следует производить.

Поправка, конечно же, логична, но за чей же электорат так беспокоились народные избранники? Разумеется, не за ликудовский: они опасались, что избиратели НДИ не придут на участок и потому хотели мерами административного принуждения заставить свой электорат увеличить явку на выборы! Нельзя сказать, чтобы они преуспели.

И. наконец, ешё раз о целесообразности существования секторальных партий. Уже после апрельских — 2019 г. — выборов, в июле состоялось совещание сторонников Ликуда, в котором приняли участие ряд бывших членов НДИ: Бабицкий, Гуревич, Илатов,Левин, Штрайм и другие — всего 25 человек. Эти господа единодушно заявили, что секторальные партии себя изжили, морально устарели и не отвечают требованиям сегодняшнего дня.

Почему?. .. В формате этих партий, якобы, невозможно обеспечить выполнение требований своего электората и только поэтому упомянутые экс-члены НДИ перешли в Ликуд, чтобы, опираясь на своих единомышленников из Ликуда и, получив таким образом необходимое количество союзников для образования лобби, пытаться влиять изнутри на изменение политики Ликуда для выполнения вышеупомянутых требований.

Точно такое же толкование своему переходу из партии Кулану в Ликуд дала в интервью 9–му каналу ИТВ еще одна защитница интересов репатриантов Тали Плосков. (Заметим, что начинала она свою политическую деятельность в партии НДИ. Так что стаж «охоты к перемене мест» у неё достаточно велик. Впрочем, это явление присуще многим народным избранникам).

Оставляя на совести свежеиспеченных членов Ликуда их предвыборную риторику, — а что это всего-навсего банальная риторика, говорит тот факт, что за прошедшее с тех пор время «борцы за интересы олим», так ничего и не добились, хотелось бы задать им пару вопросов.

Во-первых, почему они думают, что смогут осуществить то, что оказалось не под силу целой партии НДИ, а именно: изменить политику Ликуда, когда она вступила с ним в альянс в 2013 году.

И, во-вторых, почему они в упор не желают замечать очень успешный опыт секторальных партий ультраортодоксов, которые, обладая суммарным потенциалом всего в 15 мандатов, (после сентябрьских выборов –17 ) добиваются выполнения всех своих требований?

Потому-то участникам развернувшейся дискуссии, утверждающим, что время секторальных партий прошло, следует повнимательнее проанализировать причинно-следственную связь всех этих явлений.

Не думаю, что можно получить от них членораздельный ответ. Такова цена этой демагогии.

И ещё один нюанс этой проблемы. В предвыборном выпуске газеты партии НДИ за №3 — ещё перед прошлыми выборами — Алекс Кушнер описывает, как переговорная группа от партии пыталась протолкнуть через Минфин пенсионную реформу, стоимость которой оценивалась в 2 млрд шекелей в год. И премьер, и тогдашний глава Минфина Кахлон клятвенно уверяли, что именно эта сумма станет той хворостиной, которая переломит хребет госбюджету.

Кушнер пишет, что переговорщики к тому времени были осведомлены о том, что:

«… религиозным партиям уже подписано обязательство выделить 8 млрд шек. как минимум (позже в печати появилась цифра в 25 млрд шек. ) и это страну почему-то не разорило».

Весь смысл статьи Кушнера в том, что в вопросах финансирования приоритет отдаётся религиозным партиям. Это, безусловно, так, но меня больше интересует вопрос, а почему?

Широко распространена версия, что в силу продажности ультра — ортодоксов ими легко манипулировать и заставлять их идти на поводу у правительства.

Вот с этим я не согласен. Скорее всего, ультраортодоксы, обладая столь солидным количеством мандатов в Кнессете, — на фоне пёстрой мозаики из малочисленных парламентских фракций — весьма эф — фективно манипулируют правительством, постоянно шантажируя его угрозой выхода из коалиции, что чревато очередными досрочными выборами.

В вопросах же финансирования харедим имеют приоритет не из любви к ним (не надо излишне демонизировать этот момент), а потому — будем прагматиками — что ультраортодоксы тогда имели в Кнессете 15 голосов, а НДИ — всего 5 (сейчас: 17 против 8). Вот когда Либерман сможет использовать весь потенциал своего русскоязычного электората, тогда и отношение к финансированию требований его партии будет другим.

Конечно же, прав Либерман, указывая в своих выступлених на опасность со стороны харедим, угрожающую самому существованию государства Израиль, особенно, если учитывать стремительное, чуть ли не по законам геометрической прогрессии, увеличение их численности.

Но это тема для отдельного большого разговора, который оставим для будущих дискурсов. Пока же… только очень коротко.

Газета «Джерузалем пост«от 11.01.2018., ссылаясь на данные из отчета. Института Израильской демократии за 2017 год, писала, что уже в 2017 г. число ультраортодоксоа впервые в стране превысило 1 млн, человек, что составляет 12% от всего населения, а в своих прогнозах указало, что в 2030 г. оно достигнет 16%, а в 2060г.— 32%, А какие виды угроз несут харедим государству, мы уже знаем хорошо.

Но предотвратить эту угрозу обычной демонизацией соперника, следуя указаниям видного австрийского философа прошлого века Фридриха Августа фон Хайера, что «человеческая природа такова, что люди гораздо легче приходят к согласию на основе негативной программы, будь то ненависть к врагу, или зависть к преуспевающим соседям, чем на основе программы, утверждающей позитивные задачи и ценности», навряд ли возможно.

Потому что наша израильская действительность знает другие примеры.

Вспомним хотя бы выборы — 2000. В предвыборной компании все, буквально все подвергали ультраортодоксов тотальной обструкции: разве только ленивый не принял в ней участие. А харедим, сплотившись вокруг своих раввинов в «один стальной кулак», выдали на-гора фантастический для того времени результат — 17мандатов! Абсолютный максимум до 2000 года!

Здесь просто необходимо взять тайм — аут и остановиться, осветив ещё одну проблему в израильском гражданском обществе, особенно в период избирательных кампаний — это попытки, порой достаточно некорректные, очернить деятельность НДИ (читай — Либермана) в формате борьбы за голоса русскоязычного электората, т. е, по сути, убрать партию из политической борьбы, лишив её поддержки алии, а потенциал последней низвести до состояния, так реалистично описанного великим поэтом в начале нашей статьи.

Для этого пришлось проанализировать содержание ряда статей, разумеется, на русскоязычных сайтах, т.к. сторонники НДИ черпают информацию именно там — ивритоязычные сайты они не читают, по крайней мере, пожилые люди.

Вот самые безобидные замечания Бориса Камянова от 19.01. 21. в его «Предвыборных размышлениях»:

И вот теперь новые выборы: очередные последствия предательства национального лагеря Авигдором Либерманом и голосующих за него последние три (так в тексте! –Э. М.) десятилетия русских иммигрантов. Создаётся стойкое впечатление, что этот человек, которого я когда-то любил и ценил, поставил своей целью инициировать политический коллапс в стране, преследуя при этом свои, загадочные для всех цели.

Похоже на то, что в вину Либерману здесь вменяется инициирование новых, внеочередных выборов, хотя с документальной точностью известно, что «его там даже рядом не стояло»: досрочные выборы — в марте 2021 года — это «заслуга» целиком и полностью нынешнего премьера при посильном ассистировании соратников по Кахоль-Лаван в вопросе утверждения бюджета.

Но ведь цель-то у г-на Камянова совсем не «загадочная для всех», а очевидная — вбить клин между главой НДИ и «голосующими за него русскими иммигрантами» как расплата за его «очередное предательство».

На какое видение данной ситуации у электората НДИ рассчитывает автор вышеприведенной цитаты, предполагая, что можно клюнуть на подобную наживку? Невысокого же он мнения об олим!

А вот что пишет г-жа Елена Бандас в своих комментариях. от 23.09.20. на статью «На войне как на войне»:

Что же касается «железного» Либермана — нечего ему предъявлять ультиматум в качестве предварительного условия для вхождения в коалицию, и нечего разваливать коалицию изнутри и покидать её, хлопнув дверьми, вынуждая страну идти на новые выборы, если коалиция не пляшет под его дудку.

Из целой серии упреков и обвинений в адрес Либермана по поводу того, что он отказался войти в коалицию после досрочных выборов в апреле 2019 года, когда право — религиозный лагерь не принял его поправку к закону о призыве ультраортодоксов на армейскую и альтернативную службу, я выбрал именно этот пост как наиболее обстоятельно инкриминирующий в вину Либерману «трагические» последствия его отказа войти в коалицию.

Мне хочется выразить здесь своё мнение по этому поводу.

Почему-то все критики Либермана привыкли считать партию НДИ пожарной командой, которая должна по призыву обанкротившихся политиков, не способных профессионально сформировать коалицию в 61 мандат, срочно исправлять их непрофессионализм любой ценой, даже ценой забвения своей идеологии!

И если обратиться к истории парламентской деятельности НДИ, то партия всегда занимала принципиальную позицию в вопросах участия в коалиции, отдавая приоритет идеологии перед политической конъюнктурой, иногда даже в ущерб интересам своего электората.

Достаточно вспомнить, что Либерман дважды входил в правительство Шарона, один раз — в правительство Ольмерта и несколько раз в правительство Нетаниягу и… столько же раз выходил из их состава именно по идеологическим разногласиям. Так что Либерман — это не конъюнктурщик, т.е. это не, по определению словаря С.И. Ожегова, беспринципный человек, действующий в зависимости от сложившегося в данный момент стечения обстоятельств, у него есть свои принципы.

При этом отказ Либермана воспринимается как предательство интересов правого лагеря, как просто желанием главы НДИ заставить «коалицию плясать под его дудку». А то, что коалиция во главе с Нетаниягу уже давно пляшет под «игру на свирели», как сказано в Евангелии от Матфея и Луки, в исполнении Дери, Лицмана, Гафни, считается достаточно легитимной деталью израильского политического ландшафта.

Или всё ещё не избавились от двойных стандартов? Опять на вооружение взяты пресловутые: Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку..

Таковы взгляды израильского истеблишмента на роль партии русской общины в политической жизни страны.

Можно привести еще ряд обвинений Либермана в подрыве стабильности Израиля; обвинений, авторы которых соревнуются друг с другом в нелепости последних. Вот только некоторые из них:

«Попытка Либермана законодательно провести закон о смертной казни для террористов — это двойной обман избирателей НДИ, т.к. такой закон уже существует».

Отметим, что автор этого заявления просто не знает, что существующее право у военных судов на территории Иудеи и Самарии выносить смертный приговор террористам настолько опутано юридическим крючкотворством, что делает невозможным его исполнение. Законопроект же Либермана открывал путь к его практическому применению.

«Либерман одним из первых намерен использовать демонстрации против Нетаниягу для завершения путча в свою пользу».

Это инкриминируемое Либерману желание устроить госпереворот я даже не хочу комментировать, потому что автор комментария, наверняка, считает Израиль банановой республикой.

«Как можно уважать Либермана, если он хотел войти в правительство, опираясь на арабские партии».

Здесь всё перевернуто с ног на голову. Речь шла о поддержке Бенни Ганца в его стремлении сколотить блок в 62 мандата, включая ОАС и НДИ, чтобы заставить Нетаниягу пойти на создание ПНЕ, что и принесло желаемый результат. На следующий день блок был распущен.

А то, что прямо сейчас премьер усиленно обхаживает арабов из ОАС и бедуинов в надежде получить пару сверхплановых мандатов на мартовских выборах, это, конечно же, достойно уважения!? Вот образец ущербной логики!

«Либерман вдруг развернулся влево и поставил во главу угла своей программы борьбу с религиозными евреями, т.е. по сути организовал антисемитскую кампанию в Израиле».

Необходимо отметить, что это самое распространенное и в то же время самое нелепое обвинение в адрес Либермана, т.к. он ведёт в Кнессете политическую, а не религиозную войну с партиями ультраортодоксов, которые весьма успешно, как мы уже отмечали выше, манипулируют правительством и кнессетом.

Но ведь есть другой путь, путь завоевания большей поддержки русскоязычного сектора, потенциал которого пока ещё сопоставим с сектором харедим.
. Так что время ещё есть, но нужно действовать более энергично, имея в виду, что такие результаты не достигаются одномоментно.

Правда, придется изменить и тактику, и даже стратегию. Не надо
бравировать тем, что министры от НДИ не держатся мертвой хваткой за свои кресла, а готовы уйти в отставку из-за разногласий с премьером по вопросам общеизраильского формата, чтобы сохранить свой имидж ответственных политиков.

Но эти ответственные политики почему-то забывают, что кресла в правительстве им обеспечили своими голосами их избиратели, в первую очередь, для защиты именно своих интересов.

В этой связи очень красноречива подборка сравнительных итогов
голосования Либермана и Нетаниягу по вопросам общеизраильского формата, приведенная в том же номере предвыборной газеты НДИ, о котором уже упоминалось. Там с гордостью указывалось, что за период 2016–2019 годов Либерман 6 раз выступал против соглашательской политики премьера, политики, наносящей ущерб государственным интересам Израиля.

Всё это прекрасно и благородно, но вспомним, что именно в эти годы произошло падение парламентского потенциала НДИ с 15 мандатов до 5!

Почему же русскоязычный избиратель так оценил ситуацию? Да потому, что не было зафиксировано ни одного случая противостояния по социально-экономическим вопросам, что интересует наш электорат гораздо больше!

На этом моменте необходимо остановиться немного подробнее.

В нашем изложении оценка деятельности партии НДИ получается несколько двусмысленной, и я это осознаю.

С одной стороны, положительно оценивается её идеологическая позиция, верность принципам в осуществлении мероприятий общегосударственного формата, с другой — критика за явную непоследовательность в защите сугубо материальных интересов её естественного и единственно надёжного электората — русскоязычной общины.

Иными словами, как совместить в одном юридическом лице функции секторальной партии и партии общеизраильского формата?

Выше мы уже рассуждали на эту тему и пришли к выводу, что решение этой квадратуры круга состоит в том, чтобы… правильно расставить приоритеты.

Это решение, так сказать, в первом приближении. А более конкретного ответа на этот вопрос у меня, признаюсь, нет.

Но решение, безусловно, существует. И искать его надо в политике, которая, по определению Отто фон Бисмарка, является «искус-ством возможного». А методология этих поисков — в рекомендации английского политика и публициста Джона Морли:

Политика — это неустанный выбор из двух зол.

А конкретное решение — за политиками из НДИ!

И если посмотреть программу партии к предстоящим мартовским выборам, опубликованную в очередном «Предвыборном бюллетене»

НДИ, то раздел «Цели» включает три пункта:

  1. Смена нынешней власти.
  2. Спасение экономики страны, изменение экономических приоритетов.
  3. Сионистское либеральное правительство, без ультраортодоксов, арабов и Нетаниягу.

Указанная в п.2 экономическая программа расшифрована в специальном приложении «От кризиса к подъёму» и состоит из 16 пунктов.

Предстоящие выборы покажут, насколько правильно в программе НДИ расставлены приоритеты.

Хочу особо подчеркнуть ещё одно обстоятельство. Для достижения желаемого результата — оградить страну от религиозного диктата, от перспективы превращения её в государство Галахи, надо привыкнуть к мысли, что русскоязычный электорат и партия НДИ — это «скованные одной цепью» два субъекта, для которых вопросом выживания является симбиоз. Причем, не в современном толковании этого понятия, а именно: при таком виде сотрудничества выгоду получает хотя бы одна сторона, а в старой, классической формуле — взаимовыгодное сотрудничество двух сторон.

Действительно, надежды Либермана превратить свою партию в общеизраильскую терпят неудачу уже без малого 20 лет.

Пора посмотреть правде в глаза: враждебное отношение израильского истеблишмента к НДИ будет только увеличиваться — последние события это подтверждают: ни включение ивритоязычных политиков в предвыборные списки партии, ни декларации о приоритете общенациональных целей над общинными не приблизили её к цели ни на йоту. Поэтому не следует надеяться на голоса ивритоязычных избирателей, как говорится, в промышленных масштабах.

И даже блестящие достижения самого Либермана на министерских постах (об этом уже было упомянуто уже выше) не получили должной оценки у ивритоязычного избирателя: его считают просто талантливым менеджером (так ему за это платят зарплату!), но не признают его в роли руководителя общественного движения общеизраильского формата, потому что он не свой, он чужой. И к этому пора привыкнуть.

И пора признать, что единственная опора НДИ — это русскоязычная община, и только на неё партия должна опираться, чтобы не повторить судьбу своих незадачливых предшественников. А русскоязычный избиратель отдаёт свой голос только за конкретный вклад в дело улучшения социального положения своей общины, за выход её из черты бедности.

И партийные функционеры должны твёрдо стоять на земле, и не витать в облаках высокой политики.

Безусловно, и наш, русскоязычный избиратель должен достаточно чётко уяснить себе, что с исчезновением с политической арены Сионистского Форума, Всеизраильской ассоциации выходцев из СССР — СНГ и других репатриантских организаций партия Либермана является единственным ее парламентским представителем и защитником её интересов.

Но для того, чтобы планы НДИ как в политике, так и в экономике материализовались, чтобы они обрели реальные очертания, необходимы дополнительные мандаты в Кнессете, необходимы дополнительные голоса избирателей, в первую очередь, голоса миллионнойрусскоязычной общины.

Только когда число мандатов НДИ достигнет даузначной цифры, коалиция будет вынуждена принять требования этой партии. И, напоминаю ещё раз, только при единстве их совместных дейст — вий можно добиться желаемого результата.

Просто я пытался понять, почему наша русскоязычная община, при всех ее достоинствах и, будем самокритичны, недостатках, нахо — дится в таком не очень завидном положении, и, в меру своего понимания, предложить пути исправления этой ситуации.

А завершить эту статью мне хотелось бы многоточием, смысл которого, как указывается в русской грамматике, в обозначении незаконченности действия, что в нашем случае означает: будут выборы ещё, жизнь не кончается сегодня, впереди большая и трудная дорога, которую осилит только идущий вперед.

Но всё-таки завершу я статью традиционным толкованием заголовка «По ком звонит колокол».

Так называется один из романов Хемингуэя, в качестве эпиграфа к которому взят отрывок из 17 стиха «Духовных стихотворений» английского поэта 16–17 веков Джона Донна:

«… не спрашивай никогда, по ком звонит колокол. Он звонит и по тебе.»

Это призыв к каждому человеку:

«Задумайся о современности, о духовной общности человеческих судеб, о своем месте в этом мире».

К этому призываю и я своих дважды соотечественников:

Сделай свой правильный выбор!

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Эдуард Малинский: По ком звонит колокол…»

  1. «Pусскоязычная алия в Израиле, такая многочисленная и такая образованная; алия, которой местные политики при каждом удобном случае поют дифирамбы, подчеркивая её заслуги в развитии страны на словах, в действительности»…..
    представляет опасную конкуренцию для Израильских политиков.

  2. Привлекла внимание серьезность поставленных в начале статьи вопросов, но когда дошел до фразы «Не надо забывать, что русскоязычная алия — это самая социально неблагополучная категория населения в стране…» всякое желание продолжать чтение ушло. Автор говорит о всей алие с позиций человека, живущего на пособия. Но наша община намного разнообразнее, чем ему представляется. Ее интересы намного шире, чем социальное жилье и транспорт по субботам. Позиция автора укрепляет секторальную организацию израильского общества. А оно требует политических реформ.
    У нас очень слабо выражено главное условие подлинной демократии: система сдержек и противовесов. Исполнительная власть не отделена от законодательной: депутаты борются не за бюджеты, а за кресла министров, чтобы иметь возможность их «распиливать». Все это прикрывается мнимой партийной идеологией. А фактически происходит подкуп электората несбыточными обещаниями. Депутаты отчуждены от избирателей, которые хорошо если знают партийного лидера. депутаты не несут никакой ответственности перед избирателями за свою деятельность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *