Сергей Баймухаметов: В какой валюте хранят свои сбережения чиновники?

 198 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Хорошо бы спросить этих депутатов и чиновников, считающих доллар «токсичным»: а вы храните сбережения исключительно в рублях? И в нашей стране? Ведь некоторые граждане переводят свою инвалюту в зарубежные банки, где ей ничто не угрожает. И это отнюдь не рядовые россияне…

В какой валюте хранят свои сбережения чиновники?

Сергей Баймухаметов

Сергей БаймухаметовНе очень громким, но встревожившим миллионы россиян событием ушедшего февраля стало интервью заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова всемирно известному информационному агентству «Блумберг».

При этом высокопоставленный чиновник предупредил, что МИД РФ не отвечает за экономическую политику государства. То есть это его личное мнение, вроде как: «Я, конечно, не экономист, но считаю…»

Он заявил, что в связи с возможными новыми санкциями США против России следует принять ответные меры:

«Необходимо отгородиться от финансовой и экономической системы США, чтобы избавиться от зависимости от этого токсичного источника постоянных враждебных действий… Нужно сократить роль доллара в любых операциях».

Отметим, это не первое подобное высказывание Рябкова. Процитирую его интервью о развитии сотрудничества между РФ и Ираном от ноября 2017 года:

«Я думаю, что, как и раньше, нам надо двигаться по пути ослабления зависимости от американского доллара, американской банковской системы, не только РФ и Ирану. Очень многие страны мира начинают это понимать»,

Газеты давали изложение интервью под заголовками «Рябков считает важным для России и Ирана ослаблять зависимость от доллара», «России и Ирану необходимо избавляться от долларовой уязвимости».

Конечно, россиян слегка задевало, что воедино увязаны интересы России и Ирана: хотелось бы в борьбе с США иметь в союзниках, например, Англию, Францию, Германию… а Иран и Венесуэла — это как-то царапает самолюбие, представление о нашем государственном величии… Однако здесь важно, что Рябков как представитель российского внешнеполитического ведомства последователен в постановке экономических задач — избавиться от «токсичного» доллара.

Но как это сделать, если доллар — универсальная обменная валюта? В любой точке мира. Что создает удобства для ведения бизнеса всем, в том числе и российским компаниям.

Как это сделать, если за весь импорт мы рассчитываемся долларами? Можно, конечно, поставить условие: «Берите наши рубли, а то не будем покупать ваши продовольственные и промышленные товары». Но что будет, если продавцы откажутся брать рубли? В продовольственных магазинах появятся пустые полки, в промышленности возникнут большие проблемы из-за прекращения поставок современного оборудования, комплектующих деталей. Например, многострадальный российский самолет «суперджет» состоит в основном из привозных деталей. Его до сих модифицируют по программе «импортозамещения». Мы зависим не столько от доллара, сколько от мировой экономики в целом.

Можно выдвинуть другой ультиматум: расплачивайтесь с нами за нашу нефть только рублями. То есть вначале скупайте на биржах рубли, а потом уже переводите их на счета российских нефтяных компаний. (Просьба не иронизировать.)

Но иностранные покупатели могут сказать: зачем нам эта морока? И перестанут брать российскую нефть. К великой радости конкурентов из арабских стран (а также дружественных нам Ирана и Венесуэлы), которые тут же увеличат объемы добычи. И вытеснят Россию с мирового рынка. Вернее, мы сами себя вытесним. И на что будем жить? Доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете 2019 года составляла 40,8%.

Все это крупный государственный деятель, заместитель министра иностранных дел Рябков знает лучше нас. Так в чем же смысл его заявления? Повторим: оно встревожило миллионы рядовых россиян.

Вспомним, как три года назад глава Внешторгбанка Андрей Костин устроил панику своим интервью агентству РБК. Он известил страну о разработанном им плане дедолларизации российской экономики и жизни, но при этом пообещал:

«Все обязательства перед вкладчиками, перед клиентами мы будем выполнять. И это не только мое мнение, это программа, согласованная с Центральным банком, с правительством… Если народ побежит деньги снимать, мы всем отдадим… Клиенты всех банков смогут получить назад свои деньги… по текущему курсу. Как это будет сделано, в какой валюте (выделено мною — С. Б.) — это уже другой вопрос».

Его заявление моментально расценили как «возможную принудительную конвертацию вкладов». Более того, пресса цитировала эти три слова уже как прямую речь Костина, в кавычках. (Возможно, в английском оригинале так и было.) То есть люди держат в банках доллары, а их заставят взять взамен рубли? Понятно, народ, всегда ожидающий от наших властей всего, что только может быть, привыкший дуть на холодную воду, бросился снимать валютные вклады.

Сразу же, слова богу, с опровержением выступила председатель Центробанка Эльвира Набиуллина:

«Никаких мер по принудительной конвертации мы не рассматривали, у нас даже мыслей нет на эту тему».

А затем уже и глава кремлевской пресс-службы Дмитрий Песков:

«Российские власти не рассматривают возможность принудительной конвертации долларовых вкладов в рублевые в случае санкций США против российских банков. Такого нет ни со стороны администрации, такого нет, насколько я знаю, вообще».

Кто-то поверил им, а кто-то и нет, памятуя с давних времен: если власть что-то опровергает, значит, так оно есть или будет. Однако три года назад все успокоилось, никто на валютные вклады граждан не покушается.

Тем не менее, отметим: и в комментарии Центробанка, и в комментарии Кремля в обоих случаях употреблялось слово «принудительная». Как нечто естественное, обычное. Без определения и оценки: «Незаконная…» То есть с нашими деньгами могут сделать что угодно, как это было не раз на протяжении советской и новой российской истории, и все будет «законно».

В этот раз наши граждане не запаниковали, но насторожились. Что означают слова заместителя министра Рябкова: «Сократить роль доллара в любых операциях». (Выделено мною. — С. Б.) Поскольку ясно, что во внешнеторговых операциях государства и сырьевых корпораций «сократить роль доллара» нет никакой возможности, то остаемся мы, рядовые граждане? Будут наши «операции сокращать»? Проще говоря — запретят хождение инвалюты?

На сегодняшний день россияне хранят на валютных счетах в российских банках около 90 миллиардов в долларовом эквиваленте. То, что лежит «под матрасами», учету не поддается. Следовательно, для них доллар вовсе не «токсичен». («Токсичный» значит «ядовитый».)

Россиян «попросят» сдавать валюту в обмен на рубли? Очень сильно «попросят»? «Вежливо» попросят?

Да, мы знаем, что, с одной стороны, начальство нынче живет в свободной стране и любой чиновник может ляпнуть, что ему в голову взбредет. Например, как министр занятости и труда Саратовской области Наталья Соколова, которая уверяла, что можно прожить, тратя на питание 3 500 рублей в месяц: «Макарошки везде стоят одинаково».

С другой стороны, на уровне федерального министерства, тем более, такого особого ведомства, как МИД, вроде бы никто и слова не может молвить без согласования с начальством. Особенно — в интервью зарубежному СМИ.

Тогда как же понимать заявление столь высокого государственного служащего? Как сигнал? К чему готовиться? Тратить сейчас «зеленые заначки» напропалую, чтобы что-то материальное осталось? Или надеяться на «авось пронесет». Трудно, конечно, так жить, никаких нервов не хватит, но мы не то чтобы привычные, а просто иного давно уже не знаем.

Кстати, по последним опросам фонда «Общественно мнение», 65 процентов россиян хотят стабильности. То есть быть уверенными и спокойными, чтобы не дергали каждый день за нервы. А у нас каждый час обрушиваются на головы новые законы с новыми запретами, новые тарифы, новые налоги, новые цены, прежде всего на продукты питания…

Не бизнесмены, не олигархи, а практически все рядовые граждане, у которых появляется лишний рубль, переводят его в иностранную валюту. Она давала и дает людям хотя бы минимальную уверенность, подстраховку на крайний случай и хотя бы на некоторое время. Но государство только и делает, что подрывает ее. По старому армейскому принципу: «Чтоб служба (жизнь) медом не казалась»?

Тут власть преуспела — 60 процентов россиян считает, что стабильности в стране нет. Это средний показатель соцопросов за минувшие 18 лет.

Здесь власть добилась «стабильности».

В течение двух десятилетий из самых разных кабинетов то и дело раздаются призывы прекратить хождение иностранной валюты. Как сообщал в марте 2018 года член комитета по бюджету и налогам Госдумы Евгений Федоров:

«В Госдуме даже есть определенный план действий по реализации данной идеи».

Хорошо бы спросить этих депутатов и чиновников, считающих доллар «токсичным»: а вы храните сбережения исключительно в рублях? И в нашей стране? Ведь некоторые граждане переводят свою инвалюту в зарубежные банки, где ей ничто не угрожает. И это отнюдь не рядовые россияне…

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Сергей Баймухаметов: В какой валюте хранят свои сбережения чиновники?»

  1. Конечно, не один этот дипломат такой умный, сам Академик Глазьев давно настаивал на дедолларизации, прямо как Заратустра (Отказаться от доллара, заморозить рубль и напечатать 7 триллионов: что советовал Глазьев), в 2014 в интервью «Рубль вместо доллара». За минувшие годы эти идеи особого понимания у больших людей явно не встретили:
    Можно прочесть в «спецпроектах» «Новой Газеты» ОФФШОРЫ — ВСКРЫТИЕ
    множество статей: «Золото партитуры», «Одним кабелем», «Биг БАМ» и др.
    как некую пародию на продолжение серии ЖЗЛ.
    Как охарактеризовать ментальность акторов приватизации и деятельность их наследников?
    ПО многим историческим обстоятельствам в России законсервировался «Особый тип жизненной стратегии – варварский. Варвар – не ругательство, а термин, обозначающий особый тип культурного сознания. Отношение варвара к государству, большому обществу, в котором он дисперсно растворён, и вообще к цивилизации глубоко двойственно. С одной стороны, его привлекают и искушают блага цивилизации: вещи, комфорт, образ жизни, стандарты потребления, статусы и т.п., но, с другой стороны, варвар глубоко ненавидит и презирает цивилизацию за её стремление к порядку, ограничениям, законам и правилам, необходимости дисциплинированно трудиться и, в конечном счёте, за её репрессивность. Отношение варвара к ресурсам цивилизации подобно отношению первобытного охотника к природе. Природа для него – это такая среда, где все растёт само собой и воспроизводится каким-то непостижимым волшебным образом. Сколько у природы ни бери – не убудет. Только репрессия может удержать варвара от безграничного потребления благ цивилизации. При этом в отличие от человека гражданского общества варвар никогда ничего не делает для воспроизводства и расширения ресурса цивилизации. Он – люмпен, всякий труд для него презираем. Он не солдат цивилизации, он – паразит на её теле.» с
    («Контрэволюция»)

  2. «Граждане, сдавайте валюту!» проходит темой у Булгакова, и автор мягко замечает, что все эти вещи (там сколько-то долларов, и что-то, сделанное из золота, вроде золотых монет царской чеканки) для обычного человека совершенно бесполезны. А кто сдавать не хочет, того в тюрьму и к следователю — сильный и убедительный аргумент.

  3. Баймухаметов осторожно, тактично, дипломатично написал:
    «Ведь некоторые граждане переводят свою инвалюту в зарубежные банки, где ей ничто не угрожает. И это отнюдь не рядовые россияне…»
    Угу, тут самое лучшее слово — «некоторые» (граждане). «Кто-то кое-где у нас порой переводит свою инвалюту в зарубежные банки, где ей ничто не угрожает. И это отнюдь не рядовые россияне…»
    Да, вот ещё «некоторые граждане» повадились летать на отдых из России аж на Мальдивские острова (это в Индийском океане)…
    Недешевое удовольствие.
    Не рядовые граждане.

  4. Иго Штатов сбросят страны,
    И тогда случится, мля,
    На руинах Пиндостана
    Камбэк «блудного» Рубля

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *