Григорий Оклендский: Из Новой Зеландии — с любовью

 437 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Из Новой Зеландии — с любовью

Григорий Оклендский

Григорий ОклендскийВновь лето шепчет — Новый год,
А я ему не верю!
В природе всё наоборот
У субтропических широт —
Ни снега, ни метелей.

Меня качает на волне,
Прибой толкает в спину.
Ищу я истину в вине,
Куда податься при Луне —
В терновник, иль малину?

Но как всегда, за годом год,
Сажусь верхом на горизонт —
Ведь сверху мир виднее!
Ждёт в нетерпении народ,
Что манна с неба упадёт…
Вкушайте, ротозеи!

* * *

В нашу гавань заходили корабли,
Швартовались, грелись у причала.
Вдалеке от неулыбчивой земли
Им хотелось жизнь начать сначала.
Чтоб высоким был морской прибой,
И океанические волны
Борт не накрывали с головой,
А касались с легкостью проворной.
Чтоб покой и мир венчал пейзаж.
В праздник — фонари похутукавы,
Украшая местный антураж,
Радовали лакомой приправой.
Чтобы устремлённое вперёд
Время нас щадило и прощало.
И с годами каждый новый год
Означал, действительно, начало.

Память — полноводная река,
Возвращает к дальнему истоку,
Где осталась детская страна,
Разочарований вкус жестокий.
Где по лужам мелким — корабли,
Будто настоящие фрегаты,
Уплывали с крошечной мели
В мир огромный, взрослый, необъятный!
И вернувшись на круги своя,
Обретая мудрость и терпенье,
Поклонились вечным островам
И судьбе, что вынесла теченьем.

Зимнее лето

== 1 ==

Декабрь. Зима не наступила —
Просторам северным верна!
Струится шёлковою гривой
Морская пенная волна.
Она, как лев на задних лапах,
Трясёт косматой головой.
И я ныряю в эту на-пасть —
Бесстрашный клоун цирковой!

== 2 ==

Январь. Опять я еду в горы!
Снегов седая борода!
Какое дивное раздолье
Купаться в ледниковых спа,
Вбирать энергию от солнца,
Искриться, как искрится снег!
Раздевшись догола, до донца —
Орать, как Снежный Человек!

== 3 ==

Февраль. И пальмы зеленеют!
Сегодня я играю в гольф.
Толпой весёлых ротозеев
Я утвержден на эту роль.
Статистом быть — не много чести,
И с философией в ладах,
Я шар земной, обняв как в детстве,
К твоим ногам несу в руках.

На яхте

Мы вышли в море
под парусами.
Два бородатых,
один — с усами.
Один — безусый,
совсем салага,
Не отличает
флагшток от флага!
Мы вышли в море!
Нет, море вышло
Навстречу нашим
отважным лицам.
Мы не прогнулись,
не ждали манны,
Мы пили воздух,
солёный, пьяный!
Скрипела мачта…
Она стонала.
А море пело —
девятым валом!
А яхту гнало
навстречу скалам!
Семь фут под килем!
Держись, Бывалый!
Дельфины — дети,
пловцы лихие,
Резвились стаей
в родной стихии.
Я был дельфином!
Их младшим братом!
Я в море сине
хочу обратно!
Хочу свободы,
стихии, ветра!
Быть вольным дельфам
надёжным мэйтом*.
Не спать ночами,
молиться Богу,
И торить в море
свою дорогу!
Подставить спину
в беду попавшим,
Беречь святыни,
плыть дальше, дальше!
А на закате
русалку встретить
И подарить ей
любовь и ветер,
Стихи, стихию!
Увы, приплыли…

С волной солёной
испили чарку!
Влетели в бухту —
под солнцем жарко.
Сошли на берег.
Команда — кремень!
И нам в отставку
ещё не время!
Устав от счастья,
мы сдали вахту.
Салаги тащат
из моря яхту.

___
*) mate (англ.) — друг, приятель…

Осенняя элегия

Снова осень мне стучится в двери.
В южном небе юная Луна.
Звёзды расписали акварелью
неба полусвод. Не зная сна,
Стерегут покой подлунных пастбищ,
сон людской у океанских шор.
Вверх смотрю и беспричинно счастлив,
и веду с Луною разговор.
Ни о чём, а впрочем, и не важно.
Дотянуться до неё рукой!
И погладить, и напиться — жажду
разом утолив за день-деньской.
А она — тонка и непорочна,
и наивна, и слегка дрожит.
Дива, вознесённая над ночью,
из окошка в облаке глядит…

Я живу предчувствием — не чувством.
Я хочу, чтоб осенью ко мне
Возвратился кочаном капусты
шар земной, замотанный в кашне.
Мне другая осень часто снится.
В северной далекой стороне
Над безлюдным полем кружат птицы,
собирая крохи по земле.
Жёлто-красный сарафан опушки.
Ярких красок поздний хоровод.
Песня запоздалая кукушки.
Здесь никто подолгу не живёт.

Лишь художник… Может быть, напрасно?
Осень. Озимь. Заморозков медь…
Резкие мазки наносит маслом,
чтоб пейзаж навек запечатлеть.

* * *

Я люблю молодую Луну,
что висит за окном полумесяцем!
На свидание робко приду
по непрочной веревочной лестнице.
Притягательна и нага,
недоступна, желанна, бесстыжа!
Не могу устоять на ногах,
трезвый голос рассудка не слышу.
Убежать с молодою Луной!
И прожить по-другому остаток,
и оставить долги за спиной,
и нарушить вселенский порядок!
Окунуться в искрящийся снег,
взявшись за руки, громко смеяться,
пополам разделить свежий хлеб,
восхитительный утренний свет —
и уже никогда не расстаться
ни с мечтою, ни с прошлым, ни с чем —
Всё носить в той котомке заплечной.
Ты ни разу не спросишь: «Зачем?»,
Ангел мой в этом мире беспечном.

… Этот сон не нарушил никто —
он иссяк, прохудился, растаял.
Лунный свет в параллельном кино,
где когда-то тебя я оставил.
Ну, а завтра, опять как вчера —
просыпаться с будильником в восемь,
рядом спит дорогая жена,
на дворе — не последняя осень.
А на небе — неясный овал
той Луны, что была полумесяцем.
Та, кого я так долго искал,
растворилась… и шторки завесила.

Письмо другу

Закат был холоден и сир…
А не отправиться ль на море —
Из кабинетов и квартир?!
Не думать о деньгах, о ссоре,
Бежать от мелких передряг,
Что выпадают нам на долю…
Какая радость жить на воле
И волноваться за пятак?

Скажи по совести, дружище,
Когда бы выпала судьба
Вернуться в молодость, к истокам —
Какой бы ты пошёл дорогой?
И та ли женщина от Бога
Что нам потомство родила?

Жизнь — это бал Кривых Зеркал!
Что потеряли — не отыщем.
Да, воздух за границей чище…
Щемящая звенит струна,
Я отрываюсь ото сна
И не смотрю на пепелище.

Курсивом…

Притихший город дышит осенью
И ненавязчиво красив.
Прощальный лист в прожилках проседи
Рисует в воздухе курсив.

И оплетает паутина
Воспоминаний кружева.
И не стыдится слёз мужчина,
Забыв нежнейшие слова.

А голова — давно седая,
К земле склонилась голова
И слушает, не умирая —
Пока жива.

Дерево седое

В этом мире нет твоей любимой —
обрастают небылью слова.
И куда ни глянь, необозримо —
горькая, былинная трава.
Уродилась та трава высокой —
закрывает горы облаков.
Может там, на облачке далеком,
спряталась в перину нежных слов
млечная невеста неземная —
хрупкой бестелесностью светла?
А душа, как веточка родная,
к дереву седому приросла.

Откровенное

Почему-то с годами труднее услышать друг друга.
Как глухие упрямцы, мы внутрь обращаем свой взор.
И неясной тоской одиночество ходит по кругу,
Вызывая к барьеру — на долгий мужской разговор.

Посреди обеспеченной, сытой, осмысленной жизни
Не хватает порою пристрастных оценок друзей.
И каких-то нелепых, прикольных, отрадных коллизий,
Молодого задора, хороших живых новостей.

Привыкаешь к такому раскладу непросто, неловко.
Поредевший от времени список читаешь, скорбя.
Продолжаешь идти впереди, обходя остановки,
Где забытых желаний трамвай поджидает тебя.

Старый Новый год

А Старый Новый год, как старый конь.
Он борозды не портит, смотрит хмуро.
Ему протянешь тёплую ладонь —
Уткнётся молча, засопит, каурый.
Он помнит Юлианский календарь,
Веков ушедших грозные знаменья.
Во лбу его горит седой фонарь
Неровным светом веры и терпенья.

Тревожное

Застывший город. Берег моря.
Ни дна, ни кораблей.
Собаки чуют запах горя,
Чураются людей.

Прохожих мало. Все по парам.
Как в связке. Связь прочна?
И омывает берег старый
Усталая волна.

Она касается лодыжек.
Вздохнув, уходит в ночь.
И глядя вслед, тревожно дышишь,
Стараясь превозмочь…

Часы идут, а время встало.
Безумье снов.
Нас будет много или мало
В конце концов?

Из Южного полушария

Как грустно сознавать — весны не будет.
К нам осень возвращается весной.
И сердце будоражит, но не будит
Её приход, отмеченный строкой.
Ложится слово, смешанное с кровью,
На скатерть пожелтевшего листа.
Рифмуя вопреки всему, с любовью —
Письмо пишу из Южного Креста.
Заветный Крест, висящий над землёю —
Таинственный, мерцающий огонь…
Смогу ли я вечернею звездою
Упасть в твою раскрытую ладонь?
Что душу греет? Что её тревожит?
К себе вопросы эти обращу.
Всё преходяще. День встаёт погожий.
Осенним утром по весне грущу.

Звездопад

Ночью звёзды ложатся узором
На печальный седой небосвод,
Разливаются светом над морем,
Утешают усталый народ.
Расставляют себя по ранжиру —
Кто постарше, поближе к Луне!
Пусть порядок условен, но живы
Предрассудки в ночной вышине!

Молодым же, неярким подругам,
Неуютно в межзвёздной пыли,
И они, выпадая из круга,
Звездопадом летят до земли.
И сгорают так ярко, так рано,
Устремляясь в последний полёт,
Чтоб исчезнуть на дне океана…
Только память в ладонь упадёт.

* * *

Что такое ностальгия?
Разговоры без конца,
где ранимые, нагие
бродят души, а сердца
учащённо бьются, гулко…
Чтоб себя не потерять,
выхожу я на прогулку —
Память. Жизнь. За пядью пядь.

Ностальгия как спасенье —
от побед и поражений,
от мучительных сомнений,
беспросветных дней осенних,
где за сумерками неба
быль убита — правит небыль…

Бессонное небо

Беспредельная звёздная россыпь
Отпечаталась в небе ночном.
«Кто не спит на Земле», — тихо спросит —
«Под моим неусыпным крылом?»

А бессонница мучает сильных,
Растревожив тщеславной струной…
Их недаром, упрямых, косили,
Чтобы вровень стояли с толпой.

А бессонница шепчет несчастным,
Успокаивает мольбой…
И в глубокой расщелине красной
Померещится луч золотой.

Закон природы

Любовь — прелюдия разлуки.
Разлука — исповедь любви.
Её гони, её зови.
Уходят в прошлое подруги.
Дорогу освещают внуки —
Иди за ними. Се ля ви.

Чудесны юные побеги
Прозрачной, хрупкой новизной,
Умывшись утренней росой!
И ручейки, речушки, реки
Раскрыли руки, чтоб навеки
Наполниться живой водой.

Соцветий трепетные всходы
В обнимку учатся летать.
Не обратить мне время вспять
И не раздвинуть неба своды,
А исполнять закон природы —
Детей от бурь оберегать.

Вечный круг

Лошадь нынче на арене
Неуклюже, но гарцует.
Ей приятен дух манежный,
Ностальгия на дворе…
Ранним утром снится поле,
Ранним утром снится юность.
По ночам — совсем не спится,
И лошадки на траве.

Вот душа, а в ней заноза,
Острая, с шипами роза…
Может — вырвать и с повинной
Принести к твоим ногам?
На часах уже Двенадцать,
Самый час — определяться!
Сколько можно быть паяцем
Под усмешки милых дам?!

Вот уж много лет подряд
Этот вечный круг вопросов
Завораживает душу —
Как каток, её утюжит…
Снится Гефсиманский Сад,
Где магическая сила
Поднимает нас над миром —
Там вчера траву косили,
Вечером — боготворили,
А сегодня — маскарад.

* * *

Я не знаю, сколько мне лет —
Заглянуть бы однажды в детство!
Каждый день я ищу ответ
И спасаюсь нехитрым средством.
Нет, не водку глушу… Тверёз.
Вспоминаю свою голубу.
Вижу грудь молодых берёз,
Непокорную гриву дуба.
Вижу двор, где играл в футбол.
На воротах был Львом, как Яшин.
Не забили мне верный гол
Центровые ребята наши!
Да, в воротах стоял, как лев!
Под удары ложился смело.
Повзрослевши, и страх презрев,
Знал я точно, что бьют за дело!
Бьют, твоих не признав корней.
Бьют, когда ты картавишь, споря.
Бьют, раз ты не жуёшь соплей,
Не сдаёшься и хочешь воли…

Не припомню, сколько мне лет —
Покупаю обратный билет
В город детства, за Русью белой,
Где все живы, где отчий берег…

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Григорий Оклендский: Из Новой Зеландии — с любовью»

  1. Нет, не так. В данном случае (!) киви — хорошая безобидная птичка, живущая только в Новой Зеландии, не умеющая летать.
    Кроме того, «киви» — добродушное прозвище наших новозеландских соседей.
    К слову сказать, они практически едины с Австралией во всех делах, в экономике и политике.
    И, последнее, там недавно «прилично» трясло. Пока обошлось.

    1. Остается лишь добавить, что киви, или киви-фрукт (kiwifruit) — это и есть общепринятое название того самого китайского крыжовника.
      Из него, как из коротких штанишек, наш киви-фрукт и вырос. -)
      А вы, стало быть, австралийский «абориген»?! Сиднейского разлива?! Приятно знать. Да, между нами — только Тасманово море, и оно нас не разделяет, а связывает! -))

      1. А вы, стало быть, австралийский «абориген»?! Сиднейского разлива?! Приятно знать. Да, между нами — только Тасманово море, и оно нас не разделяет, а связывает! -))
        ====
        Немного не так. Мы — мельбурнские.

        1. Мой любимый город AUS, много отличных друзей.
          Знаю, что не всё в нем «розово», но отличаю туризм от эмиграции.
          Проблемы, которые есть, решать тем, кто там живет (читай, решать тем, кто их создает). -)
          Всех благ!

  2. https://zen.yandex.ru/media/agropk/13-faktov-o-kivi-kotoryh-vy-ne-znali-5cd6b04e901a5900b23c7e4c
    Киви — это ягода. Правильное название ‑ актинидия китайская. Сами растения ‑ крупные древовидные лианы. Родина ‑ лесные массивы в долинах рек Янцзы и Киант в Китае. В некоторых странах называют китайским крыжовником, а в самом Китае ‑ обезьяньим персиком.

    1. А.В. — должен вам сказать, что Soplemennik — ближе к истине, хотя и ваша цитата — верная. Глубже изучайте новозеландские мифы и обычаи! -))

  3. Григорий Ок.
    * * *
    В нашу гавань заходили корабли,
    Швартовались, грелись у причала.
    Вдалеке от неулыбчивой земли
    Им хотелось жизнь начать сначала.
    Чтоб высоким был морской прибой,
    И океанические волны
    Борт не накрывали с головой,
    А касались с легкостью проворной.
    Чтоб покой и мир венчал пейзаж.
    В праздник — фонари похутукавы,
    Украшая местный антураж,
    Радовали лакомой приправой.
    Чтобы устремлённое вперёд
    Время нас щадило и прощало.
    И с годами каждый новый год
    Означал, действительно, начало.
    Память — полноводная река,
    Возвращает к дальнему истоку,
    Где осталась детская страна,
    Разочарований вкус жестокий.
    Где по лужам мелким — корабли,
    Будто настоящие фрегаты,
    Уплывали с крошечной мели
    В мир огромный, взрослый, необъятный!
    И вернувшись на круги своя,
    Обретая мудрость и терпенье,
    Поклонились вечным островам
    И судьбе, что вынесла теченьем….
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    как прекрасны фонари похутукавы,
    как красивы и как не лукавы…
    “и вернувшись на круги своя,
    Обретая мудрость и терпенье,
    Поклонились вечным островам
    И судьбе, что вынесла теченьем…”
    Спасибо, Григорий, замечательно и грустно.

    1. Рад, что стих вам понравился, Алекс. Настолько, что текст стиха «переписали» старательно! -))
      Сами-то где обитаете, если это не самый большой секрет… -)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *