Владимир Альбрехт: В защиту Алексея Навального

 375 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я адресую это письмо всем на свете. Ведь человек вернулся в Россию, зная, что его будут судить, он вернулся для того, чтоб доказать в суде, что власть наша абсолютно бессовестна. И он это доказал. Amnesty International не считает его узником совести, Но он узник совести каждого из нас.

В защиту Алексея Навального

Владимир Альбрехт

Казалось бы, с каждым днём всё больше вопросов и одни цепляются за другие. Например, Amnesty International объявила Алексея Навального узником совести, а затем отменила это, поскольку, по её мнению, какие-то его давнишние заявления «содержали пропаганду ненависти». То-есть он виноват не в том, что говорил вчера, а в том, что он говорил 10-15 лет тому назад. Известно, что статус узника совести является до некоторой степени охранной грамотой для осуждённого. Но ещё более важен он для тех, кто добивается его освобождения. Amnesty International именно этого и добивается. Значит, она наносит вред и узнику, и самой себе, своему авторитету. А если вы отбираете то, что дали, то это означает, что вы не понимаете наших условий. А их знаю я — бывший советский узник совести (в 1983-1987 гг.) и бывший секретарь Московской группы.Amnesty International. Когда-то, очень возможно, Навальный делал неподобающие заявления. Но в последние годы в борьбе с коррупцией в высших эшелонах нашей власти он завоевал столь зримую поддержку, что была даже попытка его убить. Кстати, американский президент назвал нашего президента убийцей. А тот в ответ лишь пожелал ему здоровья.

Значит, нужно начать с разъяснения наших особых условий.

Они таковы: всех, вновь прибывших в исправительно-трудовой лагерь, отправляют в «карантин», где их избивают другие заключённые, члены СВП, уговаривая вступить в СВП (Секция внутреннего порядка), то есть попирая человеческое достоинство, вынуждают людей отказываться от своих прав, и, по наущению администрации, издеваться над теми, кто от них не отказывается. Согласным на это обещают некоторые льготы. И всё же, политических узников в лагере прежде не били. Их посылали в лагерь общего режима, где проще с помощью «нужных» зеков придумать им новое преступление, если те не соглашались раскаяться в прежнем. То есть, получалась модификация той же нехитрой схемы по отъёму у человека его прав и его достоинства. По всей вероятности, этот путь уготован Навальному. Эта схема по отношению к Навальному уже использовалась прежде в форме «вполне гуманной»: слуга системы судья даёт ему условную судимость, чтоб не быть никуда избранным, но иметь свободу.

Конфликт Навального и ветерана Артеменко построен по тем же лекалам. Навальный утверждает право Артеменко на более высокую пенсию, а Артеменко согласен с тем малым, что имеет. Не желая добиваться большего, и действуя на стороне властей, он уверен, что в итоге чего-то выиграет. Один считает, что все люди равны в своём достоинстве и правах, а другой знает, что в жизни это вовсе не так. Один в тюрьме, но внутренне свободен, другой на

свободе, но инвалид той войны, где мы не были и в сущности ничего о ней не знаем. Архивы для нас закрыты.

И вот на защиту от Навального власть посылает Артеменко. Он прежде защищал Советскую власть, пусть теперь защищает власть нынешнею… Но Навального судят почему-то в милиции, вроде бы даже с двумя судьями (?): одна в милиции, другая — у постели больного Артеменко в его в квартире. Судят за оскорбление Артеменко. а по сути за то, что он показал, как работает в масштабах страны, всё таже же нехитрая схема отъёма у людей их прав, в результате чего ненасытно богатеют за счёт граждан те, кто права у них отнимает. Не так ли? Но при этом почему-то некоторые станции метро закрыты, а некоторые улицы перекрыты?

Кто-то может считать, что зря Навальный обидел ветерана. Но если б не обидел, мы бы не узрели наше правосудие «во всей его красе». Хотя и ветерана надо понять. Он же остался живым в той войне, которую никто из нас не видел. Обычно о ветеранах власть вспоминает в день Победы. В этот день ей нужны парады, салюты и рассказы о наших подвигах. А эти люди знали войну совсем другой. Поэтому надо сказать, какой они её знали. Когда-то сошлись два человека, настолько разных, что им бы впору воевать друг с другом, а они воевали бок о бок. Эти два человека — бывший президент Америки генерал Эйзенхауэр и наш просдавленный Жуков. И говорили они о войне, о той, где ветеран Артеменко смог уцелеть, а 85 тысяч 942 молодых парней (!) вернулись оттуда «самоварами». Их так называли, потому, что у них совсем не было ни рук, ни ног. И куда они все потом делись, я не знаю.

А вот что пишет Эйзенхауэр: “Маршал Жуков мне как-то заметил, что «… когда мы упираемся в минное поле, наша пехота продолжает наступление так, словно бы его там не было. Мы рассматриваем потери, понесенные от противопехотных мин, как равные тем, которые мы бы понесли, если б немцы решили защищать данный участок плотным сосредоточением сил… Я живо представил себе, что случилось бы с любым американским или английским командиром, если бы он применил подобную тактику, и ещё более ярко вообразил, что сказали бы об этом солдаты любой из наших дивизий, если бы мы сделали такой метод частью нашей тактики”

(Цитируется по книге: Dwight D. Eisenhower, «Crusade in Europe», The John Hopkins University Press. В Российском переводе мемуаров Эйзенхауэра (2000 года издания) подобные отрывки, особенно интересные российскому читателю, изъяты).

А кто-то скажет, что вспоминать этот разговор излишне, ибо война — это отдельная тема. Однако, эта тема незримо пролезает до сих пор во все наши проблемы. А нам надо понять, откуда вернулся живым Артеменко, и почему он всё-таки не хотел участвовать в суде над Навальным, словно там чувствовал для себя какое-то минное поле. Он же знал о войне истинную, не книжную правду.

Понятно, когда мы отступали приходилось бросать раненых, не хоронить убитых. А что было, когда наступали? Тогда, в 1943 году, Нарком здравоохранения Георгий Митерев, описывал в докладе Молотову бедственное положение тыловых госпиталей. Властям эта правда неинтересна. А для меня она очень важна. Я думаю, дело в том, что Сталин очень торопил нашего прославленного маршала Жукова. Ему хотелось освободить побольше стран от фашистов, и ему надо было, чтобы Жуков думал так, как он думал. Однако, чтоб Сталин, (так же как ныне Путин) был не причём. Вот такая у меня отдельная тема.

Я адресую это письмо всем на свете. Ведь человек вернулся в Россию, зная, что его будут судить, он вернулся для того, чтоб доказать в суде, что власть наша абсолютно бессовестна. И он это доказал. А когда он возвращался, власть, даже не знала где ей лучше приземлить его самолёт. Она испугалась его мужества и сразу же объявила не себя, а его склонным к побегу. Впрочем, она и прежде была бессовестной, и всегда стремилась заставить нас стать бессовестными. А ведь Навальный даже в тюрьме более свободен, чем те, кто его туда поместил, и он помогает ощущать эту свободу нам. Я думаю, что в стране и тюрьма и президент должны быть такими, чтоб президента можно было не только взять оттуда, но и отправить туда, если он того заслуживает.

Amnesty International не считает его узником совести, Но он узник совести каждого из нас. Разница лишь в том, что одни не боятся это сказать, а другие — боятся. Его уже однажды судили за преступление, которого не было. Значит, то, что его судили — преступление. И выходит, нам есть за что голосовать. Нам нужен нестираемый список для тех, кто требует его освобождения. И ещё такой же, для тех, кто просит нашего президента о его освобождении.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Владимир Альбрехт: В защиту Алексея Навального»

  1. Я благодарю автора за честную, компетентную статью. У Израиля свой счёт к Эмнести интернатионал. Это она сделала из мерзавца Ванунуи ещё одного арабского бандита узников совести, это она неоднократно осуждала Израиль за то, что его солдаты «издеваются» над палестинцами. Арестованному без какого либо преступления может и должен каждый порядочный сочувствовать, а его потенциального убийцу — безоговорочно осуждать. Как это сделал, назвав вещи своими именами, президент США. Г-да Писаревский и Тартаковский сообщают неправду — первый про А. Навального, второй — про «обиженного» ветерана. Нет никаких фактов антисемитизма Навального, нет фактов его участия в «нацистских» маршах, если не путать национализм с нацизмом. История участия ветерана в боях, отнесение его к тем, кто спас СССР и лично Тартаковского от нацистских головорезов, грешит фактической неправдой, в чём легко можно убедиться, посмотрев его биографию, сайт «Подвиг народа». Их комментарии в целом просто поражают — крайней тенденциозностью у Писаревского, и превышающим привычный его уровень верноподданничества к СССР и РФ — у Тартаковского

  2. По-моему для Amnesty International Навальный виноват как раз в том, что он говорил вчера: Навальный назвал «неприемлимым актом цензуры» решение Твитера заблокировать Трампа:
    https://www.breitbart.com/asia/2021/01/09/top-putin-rival-russian-dissident-alexei-navalny-trump-twitter-ban-unacceptable/

    Навальный поздно заметил сходство между российскими путинистами и американскими демократами (их влияние велико в Amnesty International) — но его трудно винить, поскольку российскому либералу довольно трудно оценивать все это из России.

  3. Дело не в том, как ведет себя Навальный по оношению к ветерану, а в том как ведет себя нынешняя власть по отошению к оппонентам. Софья Власьевна (советская власть) выворачивала законы наизнанку, чтобы убрать с дороги инакомыслящих. Вспомним как убирали Берию, который безусловно заслужил свою участь. Его обвинили в том, что он английский шпион. Т. е. к нему Хрущов применил те же методы, которые сам разоблачал в 1956 г. Масштабы разные, а нравы те же.

  4. Уважаемый автор выдвигает два основных тезиса. Первый — Amnesty International напрасно объявила о лишении Навального статуса узника совести. Второй — дело об оскорблении ветерана Артеменко неправомочно.
    1. Amnesty International не хочет сохранять г-ну Навальному статус узника совести, поскольку в его прошлом имеются многократное участие в парадах нацистов и оскорбительные высказывания в отношении грузин, евреев и азиатов. Заметьте, высказывания, которые он с тех пор не дезавуировал (хоть и не применяет в настоящее время). Разве этого недостаточно?
    2. Навальный имел полное право критиковать кого угодно, но использование терминов «холуи» и «предатели» недопустимо. Понимаю и внука г-на Артеменко и ряд других людей, которые оскорбились.
    А теперь некоторые пояснения.
    1. Навальный — типичный популист. Он хорош как обличитель и по видимому, как разрушитель. Как строитель демократического общества — вряд ли подойдёт. Его программа состоит из лозунгов.
    2. Сильная оппозиция, имеющая конструктивные идеи, необходима любому обществу, заявляющему себя как демократическое. Ее отсутствие — это долговременная беда России. А теперь и беда современной Америки.
    3. Набрался ли я толерантности в Америке? Да, в том смысле, что каждый имеет право на выражение своего мнения, но в достояно приемлемой форме, не задевая при этом права других людей.
    4. О России я думаю, что она вовсе не представляет собой некое «ещё худшее» подобие бывшего Союза. Всё-таки и материальная жизнь получше, и любых товаров и сервисов немеряно, и границы открыты, и цензура в основном в умах редакторов, и давящей идеологии больше нет. Да, хорошо бы народу демократии побольше, судам — независимости, пенсионерам — размера пенсии, а коррупции и бюрократии надо бы поменьше. Как? Вот хорошо бы лидеры реальной оппозиции (не коммунисты, не ЛДПР и не такие «борцы с режимом», как гн Навальный, и подумали над этим.
    5. Известная в Америке Маша Гессен в своей статье в журнале Нью Йоркер хитроумно, хотя и без привлечения логики, оправдывает националистические выходки г-на Навального (https://www.newyorker.com/news/our-columnists/the-evolution-of-alexey-navalnys-nationalism). Для неё, однако, главным является то, что Навальный — противник «мигрантов», зато сторонник однополых браков и «борец с режимом». Я тоже противник всякого рода «режимов», но если люди, подобные г-же Гессен (имею в виду ее социальную ориентацию; ее сексуальные предпочтения мне безразличны»), встанут по одну сторону баррикад, я всегда буду на другой.

    1. Вы прекрасно сказали о том, о чём мне (по некоторым условиям сайта) сказать не удаётся.
      Помилуй бог — если бы ко власти прорвался такой тип. Я не только о России — о мире. Ничтожнейшей Сев.Кореи опасаются (Трамп вконец доунижался) — тут же ядерная держава.
      Я не о том, что так уж грозен Навальный — совсем наоборот. Тут же в стране развязалась бы гражданская война — и в какие руки попали бы арсеналы даже страшно подумать.

  5. „Кто-то может считать, что зря Навальный обидел ветерана. Но если б не обидел, мы бы не узрели наше правосудие «во всей его красе». Хотя и ветерана надо понять. Он ЖЕ остался живым в той войне, которую никто из нас не видел“.
    :::::::::::::::::::::::
    Вы не стыдитесь этой своей фразы. Кстати, я 11-летним видел войну вплотную. Поначалу, до Днепра, уходил от наступавших немцев с отступавшими бойцами. Лежал, вжавшись в землю, под навесной бомбёжкой под Сквирой. И помню, как один из них, встав на колено, стрелял в «Юнкерса» из обычной мосинской винтовки. Это было нелепо, но свидетельствало о духовной мощи. Его, разумеется, тут же скосило очередью. Но я его помню — и в моей жизни это один из важнейших фактов. Знаю, что жив — благодаря вот таким людям. Они — победители, я (и вы тоже) — спасённый.
    Вот вы наблюдали поведение Навального на последнем — вообще-то, незначительном процессе. Проще просто было извиниться перед стариком, если даже не чувствовал себя виноватым. Но ведь оскорбил всё-таки. Это было очевидным — потому что он продолжал насмешничать и издеваться над человеком, годящимся ему в дедушки. К тому же прошедшим фронт.
    Можно ли такому человеку (не употребляю эпитеты, чтобы мнение не было истреблено) доверить власть в стране — в ядерной державе. А ведь он рвётся именно к власти. Вы и я, старики, помним «лихие 90-е», когда именно такие, как мы сегодня, умирали от недоедания, выброшенные «чёрными риелтонами» из жилищ, просто от встречи с хулиганами, владевшими улицами. Вас, живущего сейчас в США, удовлетворяет то, что происходит на вашей новой родине? Надо ли, чтобы Россия вернулась в почти первобытное состояние?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *