Шахматные этюды Эмиля Сутовского. Василий Смыслов

 256 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Смыслов полвека играл на очень высоком уровне. Именно играл. Он не был Мыслителем, но очень чувствовал игру. Ритм её. У Смыслова не случайно много важных побед черными. Он ощущал критические моменты, был очень гибким… Великий шахматист.

Шахматные этюды Эмиля Сутовского

Василий Смыслов

Эмиль Сутовский

Эмиль СутовскийИсполнилось 100 лет со дня рождения Василия Васильевича Смыслова. Седьмого чемпиона мира, шахматиста тонкого и универсального. Благодаря сочетанию своего таланта, вневременного ощущения игры и мудрости, Смыслов полвека играл на очень высоком уровне. Именно играл. Он не был Мыслителем, но очень чувствовал игру. Ритм её. У Смыслова не случайно много важных побед черными. Он ощущал критические моменты, был очень гибким, умел перестроиться на ходу. Уже в 25 — один из сильнейших в мире, в середине пятидесятых — несомненно лучший, что и доказывает в противостоянии с Ботвинником.

Впрочем, удержать высший титул Смыслову не удалось — возможно потому, что как боец он не был ровней самым великим. А еще он не был харизматичным, не очень походил на пример для подражания — хотя было в нём нечто божественное, непередаваемое. Но оно было умиротворяющим и дарило свет мягкий, но не яркий. Поэтому кумиром для следующих поколений он не стал. Но не очень в этом и нуждался.

Смыслов верил в высшие силы — как небесные, так и на уровне ЦК, и ему помогали и там, и там. Впрочем, нельзя никак из Смыслова делать скучного советского святошу. Он и пошутить любил, и попеть — не только в камерной обстановке, и даже чуть не стал причиной дипломатического скандала по причине того, что нагрянуло, когда её совсем не ждешь…

Став экс-чемпионом мира, Смыслов слегка утратил остроту. Он продолжал немало играть — всегда прилично, но блистал крайне редко. А потом и личная трагедия — гибель любимого приемного сына (своих детей у В. В не было) повлияла на игру Смыслова — и долгое время он оставался в тени новых звёзд.

А в начале восьмидесятых вдруг прорвало — и он добрался аж до финального матча претендентов, где, увы, не имел никаких шансов против Каспарова. И всё же он оставался в шахматах до последних дней. Очень любил их. Уже в девяностые годы В.В. почти ослеп, записывал ходы на бланке как придется, и помню, что мне даже довелось ему подсказать во время нашей партии, что контроль еще не пройден. Сыграли мы с ним вничью две партии, и осталось ощущение, что и в 1997 году он был очень силён. А этюды составлял до последних дней. И какие!

Последние годы его были совсем тяжелые. Они с Надеждой Андреевной не то, что бедствовали, просто некому было им помочь. Никого рядом, а им обоим было уже за восемьдесят…

Я вспоминаю наши встречи с теплом, а подробней о нашем общении приглашаю прочесть в статье на Чесспро, ставшей первым моим опытом в этом жанре.

Василия Васильевича помним. Хороший был дядька. Со своими недостатками, как все мы, но какой-то особенный. И конечно, великий шахматист. Вечная память.

Первоначальный вариант статьи опубликован на личной странице автора в социальной сети facebook.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *