Сергей Баймухаметов: А если расстреляют невиновного?

 195 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Председатель партии «Родина», депутат Госдумы Алексей Журавлев предложил ввести отдельный Уголовный кодекс для иностранных граждан, в котором будет предусмотрена статья о смертной казни.

А если расстреляют невиновного?

Сергей Баймухаметов

Сергей Баймухаметов

«По действующему законодательству, при совершении преступления в России иностранцы подлежат ответственности наравне с россиянами. Но это несправедливо. Права хозяина и гостя не должны быть равными! — написал он в Telegram-канале партии. — Преступления против личности… в государствах Средней Азии за это можно получить пожизненный срок, а кое-где и смертную казнь. Логично таким же образом наказывать преступных «гастролеров» и в России».

Парламентарии и Госдума в целом так или иначе возвращаются к теме отмены моратория на смертную казнь. Полтора года назад, после убийства девятилетней девочки в Саратове, депутаты от Саратовской области обратились к стране с публичными призывами.

Депутат Евгений Примаков заявил:

«Я хочу, чтобы в нашей стране была восстановлена смертная казнь за насильственные преступления против детей и беспомощных, терроризм, предательство Родины и коррупцию в угрожающих стране размерах, что равнозначно предательству».

Его поддержала депутат Ольга Алимова:

«Если бы смертная казнь карала педофилов, убийц, насильников, террористов, то горе не приходило бы в наши дома. Заигрались в демократию и толерантность. Вернуть смертную казнь в Россию!»

В Госдуме со вниманием отнеслись к их выступлениям. Был организован опрос подписчиков на странице Госдумы «ВКонтакте»: нужно ли вернуть смертную казнь для убийц детей и педофилов. Почти 80% проголосовавших ответили: «Да!»

Депутаты от КПРФ внесли на рассмотрение парламента проект обращения к президенту России:

«Государственная Дума просит Вас, уважаемый Владимир Владимирович, принять меры по возобновлению практики назначения и применения наказания в виде смертной казни в России в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации».

Но до слушаний дело не дошло. Комитет по госстроительству и законодательству рекомендовал отклонить документ, так как он не имеет правового предмета для обсуждения. Мораторий на смертную казнь введен у нас с 1996 года, с момента вступления страны в Совет Европы, и отмена его автоматически исключает Россию из Совета Европы.

Председатель комитета Павел Крашенинников отметил:

«Многочисленные исследования доказывают, что наличие смертной казни никак не влияет на криминогенную обстановку. Да и возможность судебных ошибок никто не отменял».

Так же решительно против выступила уполномоченная по правам человека в РФ генерал полиции Татьяна Москалькова:

«Лишив человека жизни, органы власти уже не могут исправить судебную ошибку. А от ошибок в этом мире никто не застрахован».

В ночь, когда по городу Саратову мгновенно разнесся слух, что обнаружен труп пропавшей девятилетней девочки и задержан подозреваемый в ее убийстве (подчеркну: тогда он был только подозреваемым!), сотни жителей обступили здание УВД, чуть не опрокинули машину полиции, в которой, как они полагали, сидел подозреваемый, требовали выдать его, пытались устроить самосуд.

Будучи еще юнцом причастным к угрозыску (такие романтические были времена), я попал под опеку следователей прокуратуры Марии Ивановны Котляровой и Марии Павловны Сергунькиной. Они терпеливо втолковывали мне, почему уже после того, как мы, оперы, разыскали, схватили, получили «объяснительную» с признанием, прокуратура еще месяцы (!) «возится с ними». Задержанный на всех этапах называется «подозреваемым», а «обвиняемым» становится только по окончании следствия и предъявлении обвинения.

Следственные эксперименты на местах преступлений проводятся (и протокольно фиксируются с обязательным присутствием понятых) для того, чтобы не оставалось никаких сомнений. Если смотреть со стороны, то складывается впечатление (и оно верное!), что подозреваемый сам (!) должен доказать (!), что именно он совершил это преступление — с изложением деталей, подробностей, подтверждаемых и уликами следствия. Потому что человек мог признаться по разным причинам: вынудили пытками, кого-то прикрывает, а то и вовсе — больной, псих ненормальный… (Да, как раз тогда, в 1966 году, опер областного угрозыска Саша Ч. рассказал нам, как в управление КГБ пришел старик и признался, что он — шпион австро-венгерской разведки…)

Немало уже сказано о том, что нет никакой связи между жестокостью наказания и уровнем преступности, о том, что жизнь не нами дарована и не нам отнимать ее. Но надо сказать и о персональной ответственности. Если толпа забивала камнями человека, а он потом оказывался невиновным, что чувствовали линчеватели? Страдали, мучились, считали себя убийцами? Или каждый себя оправдывал: это не я, это не мой камень был последним…

А вот депутатам, предлагающим ввести смертную казнь, не спрятаться за коллективной безответственностью. Только представим, что мораторий отменят, кого-то осудят, приговорят, расстреляют, а затем выяснится, что произошла судебная ошибка, — на чьей совести будет убийство невиновного?

Напомним: за убийства, совершенные «витебским маньяком» Михасевичем, в разные годы приговорили к различным срокам заключения 14 человек, а Николай Тереня — расстреляли.

Александра Кравченко из города Шахты расстреляли за изнасилование и убийство, совершенное «ростовским маньяком» Чикатило.

За изнасилование и убийство, совершенное «свердловским маньяком» Фефиловым, расстреляли Георгия Хабарова, с диагнозом олигофрения.

Подозреваемый по тому же делу Михаил Титов умер в тюремной больнице от переломов костей, разрывов и кровоизлияний внутренних органов.

Это было в СССР. Считается, что советская система дознания работала лучше, чем нынешняя.

16 марта, на «круглом столе» Общественной палаты, член Совета по правам человека при президенте РФ Евгений Мысловский говорил:

«Я сталкивался со многими случаями несправедливого привлечения к ответственности… На сегодняшний день, по нашим экспертным оценкам, примерно 30% лиц, содержащихся под стражей, сидят ни за что».

30% от общего количества заключенных и содержащихся в СИЗО — это 160 тысяч человек. Которые «сидят ни за что». Если дошло до таких чудовищных масштабов, значит, это далеко и не только «судебные ошибки».

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *