Катя Компанеец: «Нет, не мигрень»

 301 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Стихи Мандельштама это не политическая сатира и не сведение счетов. Оно надличностно… Рефрен придаёт стихотворению фольклорный характер. Внутри этой рамки смутное младенчество с безыскусной болтовней, а затем картины мира уже всеобщего, эсхатологические картины библейского масштаба.

«Нет, не мигрень»

Катя Компанеец

— Нет, не мигрень, — но подай карандашик ментоловый,
Ни поволоки искусства, ни красок пространства веселого!

Жизнь начиналась в корыте картавою мокрою шопотью,
И продолжалась она керосиновой мягкою копотью.

Где-то на даче потом в лесном переплете шагреневом
Вдруг разгорелась она почему-то пожаром сиреневым…

— Нет, не мигрень, — но подай карандашик ментоловый, —
Ни поволоки искусства, ни красок пространства веселого!

Дальше сквозь стекла цветные, сощурясь, мучительно вижу я!
Небо, как палица грозное, земля, словно плешина рыжая.

Дальше — ещё не припомню — дальше как будто оборвано:
Пахнет немного смолою, да, кажется, тухлой ворванью…

— Нет, не мигрень, но холод пространства бесполого,
Свист разрываемой марли, да рокот гитары карболовой.

* * *

Это стихотворение в Интернете помечено 31-м год, а в книжном издании 35-м. По мрачности картины оно больше соответствует позднему периоду, и книге можно больше доверять, все-таки ее проверили редактор и корректор. Тридцать первый год был сравнительно благополучным, а в тридцать пятом Мандельштам был уже в ссылке, в Воронеже.

Уже было написано стихотворение о Сталине, то есть, приговор был подписан. Поэт в ссылке отождествляет себя с другими сосланными поэтами, в частности с Данте. Самая знаменитая книга, написанная Данте в ссылке «Ад». Обилие неприятных запахов в стихотворении «Нет, не мигрень», конечно, напоминает многочисленные описания вони в «Аду», но по сути и форме это совсем другое.

Пока Данте был государственным мужем во Флоренции, он сослал массу своих политических врагов, но, когда сослали его самого, это было крайне трагично. «Ад», это окончательное решение вопроса, сослать всех своих недругов и врагов в преисподнюю, и пусть их там черти мучают.

Стихи Мандельштама это не политическая сатира и не сведение счетов. Оно надличностно, несмотря на повторяющийся рефрен с просьбой подать карандашик, где он три раза говорит, что находится в странном состоянии, которое трудно определить. Рефрен придаёт стихотворению фольклорный характер, особенно в сочетании с «палицей». Внутри этой рамки смутное, ещё не вербальное младенчество с безыскусной болтовней, а затем картины мира уже всеобщего, эсхатологические картины библейского масштаба.

Нет не мигрень, но состояние транса с чертами окулярной мигрени, когда с трудом видишь через цветную решетку, ауру, «сквозь стёкла цветные мучительно». Ослепляющий камуфляж, близкий к мигренозной ауре использовался в годы Первой Мировой войны, когда корабли раскрашивали геометрической сеткой, чтобы в них труднее было целиться.

В Библии есть целая книга «Пророки», где приведены свидетельства, полученные в состоянии транса, «и сознание мое восстало на меня и силы покинули меня» (Пророк Даниил). В пророчествах в виде притч и аллегорий описаны ужасы и бедствия, война и гибель, которые страны переживут, потому что люди отвернулись от Бога и поклоняются идолам. Ссылка на чужбину была одним из наказаний за грехи, а за ней следовали и другие бедствия глобального масштаба.

Начало жизни у Мандельштама описано, как еле слышное и картавое, кстати, последнее возникает часто у детей в двуязычных семьях. Ребёнок не владеет речью, что не мешает ему стать поэтом, как косноязычие не помешало Моисею стать великим пророком. Дальнейшее видится сквозь копоть, сопровождаемую запахом керосина. Копоть предлагает выражение «коптить небо», то есть, жить бесцельно, впустую. У Некрасова: «Коптил я небо Божие».

Но вот момент божественного вдохновения — «вдруг разгорелась она почему-то пожаром сиреневым». Происходит этот пожар в «лесном переплете шагреневом». Переплёт возник тут потому, что дорогие книги переплетали в шагреневую кожу, то есть, тисненую под шагрень, телячью. Кроме книжной ассоциации шагреневая — кожа акулы несёт в себе и другие смыслы. Во-первых, хищная акула, у которой каждая острая чешуйка топорщится и может порезать. Такое сравнение превращает лес, который топорщится острыми листьями в опасный, дремучий. Может быть интерпретация огня сжигающего книги, после чего не остаётся «ни поволоки искусства». через французское chagrin, вносится разочарование и унижение.

Шагреневая кожа, после романа Бальзака имеет значение дьявольская, она была получена героем в знак контракта с дьяволом. Поэтому лес ещё и дьявольский, сумрачный, адский, в котором можно заблудиться и погибнуть. Но, что же за «сиреневый пожар»? Сиреневый огонь в еврейской символике это знак Божественного. Сиреневый — цвет очищения, сиреневыми были лучи, которые исходили из головы Моисея в знак его святости.

Дальше, сквозь цветные стёкла возникает мучительная, страшная картина наказания пустынной земли небом, частая в пророческих видениях. Палица грозная, (и грозовая) ударяет — выжигает опустошенную землю. У Исаи: «и будет она (столица) сидеть на земле опустошенной», «доколе земля эта совсем не опустеет». У Иеремии: «И вся земля эта будет пустыней и ужасом». У Михи: «Вот, приходит день Господа лютый, С гневом и пылающей яростью, чтобы сделать землю пустыней», ещё: «воды Нимрила иссякли, луга засохли, трава выгорела».

Божественный огонь, выжигающий землю это одна из самых частых библейских метафор, вспомним Содом и Гоморру, выжженные небесным огнём. Огонь выражает волю Бога и возникает от Божественного гнева.

Все эти шопоти, копоти, не припомню, оборвано, кажется, делают стихотворение более сакральным, свидетельства более загадочными и туманными, разжигая желание в них разобраться и доискаться до смысла. Оно похоже на древние тексты, где смысл многих слов потерян и забыт, и, тем острее, они на нас действуют. А достоверность от загадочности только повышается.

Далее смола, может быть даже горящая, адская, и тухлая ворвань или ворвонь в древнем произношение. Думаю, что запах был ужасен. Бесполое пространство становится миром до разделения добра и зла, то есть хаосом.

В этом холодном пространстве слышен свист разрываемой марли. Очень емкий образ, с одной стороны свист, звук примитивный и злой, если вспомнить Соловья-разбойника, с другой стороны марля, чтобы бинтовать раны. А затем и рокот гитары карболовой. Рокот — это тоже не музыка, а шум злой природы. Гитару карболовую хочется сравнить с арфой эоловой, на которой играет не человек, а ветер. В одноименной поэме Жуковского она своим рокотом сообщает героине о смерти поэта. Карболкой, с ее неприятным запахом, поливали трупы. Эти строки напоминают о войне, земля наполнена ранеными и убитыми.

Можно сравнить судьбу Мандельштама — пророка с судьбой пророка Иеремии, который был призван к пророчеству ещё в детстве. Он жаловался Богу, что он ребёнок и не может убедительно и внятно говорить. Он был постоянно наказан за свои страшные предсказания и в конце концов был вынужден бежать в Египет.

Стихотворение Пушкина «Пророк» тоже основано на библейских текстах. Пророк находится «в пустыне мрачной». Уши его «наполнил шум и звон», он «внял неба содроганье», его «грешный язык и празднословный и лукавый», и лежит он «как труп в пустыне».

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Катя Компанеец: «Нет, не мигрень»»

  1. К.К.- «Стихи Мандельштама это не политическая сатира и не сведение счетов. Оно надличностно, несмотря на повторяющийся рефрен с просьбой подать карандашик, где он три раза говорит, что находится в странном состоянии…»
    :::::::::::::::::::::::::
    Eсли нечто подобное можно сказать о Борисе Леонидовиче, то об Осипе М. — сомнительно… «Гитара м.б. и карболовая» (см. точные комментарии И.Г. , Инженера), арфа, извините, всё же — эолова…
    Поэмы Жуковского и ПОЭЗЫ Мандельштама не соединимы вообще. Можно попытаться соединить Державина с Самойловым, но не Суворова А.В. с
    Жуковым Г.К. Imho.
    * * *
    Я пью за военные астры, за все, чем корили меня:
    За барскую шубу, за астму, за желчь петербургского дня.

    За музыку сосен савойских, полей елисейских бензин,
    За розы в кабине рольс-ройса, за масло парижских картин.

    Я пью за бискайские волны, за сливок альпийских кувшин,
    За рыжую спесь англичанок и дальних колоний хинин,

    Я пью, но еще не придумал, из двух выбирая одно:
    Душистое асти-спуманте иль папского замка вино..
    11 апреля 1931
    «Мелодия стихотворения захватывает вас раньше, чем вы опомнитесь и начнете ставить вопросы: о чем это, о ком? И почему…» — Эмилия Обухова, журнал Н.Б.
    P.S.
    «..15 ЯНВАРЯ 1891 ГОДА РОДИЛСЯ ОСИП ЭМИЛЬЕВИЧ МАНДЕЛЬШТАМ.
    ПОЭТ СЛАВНОГО СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА РУССКОЙ ПОЭЗИИ. КАК И МНОГИЕ ДРУГИЕ ЛЮДИ ИСКУССТВА… ЗАКОНЧИЛ СВОЮ ЖИЗНЬ В ИЗГНАНИИ…» — Известно, дамы и господа, — НЕ в изгнании Осип М. закончил свою жизнь
    (и не надо про Данте и про Париж )).
    Не известно точно, где он похоронен, но никакие фривольно-плясовые песенки, кот. пели и поют соловьи, никакие МИФЫ, не изменят ни на йоту звук трагической ноты, звучащий до сих пор. И нота эта будет звучать вечно.
    ***
    ..Пускай там итальяночка
    Покуда снег хрустит
    На узеньких на саночках
    За Шубертом летит…

    Всё, Александр Герцевич,
    Заверчено давно
    Брось, Александр Скерцевич,
    Чего там, всё равно
    . . . 27 марта 1931
    ***
    Нет, не спрятаться мне от великой муры
    За извозчичью спину – Москву,
    Я трамвайная вишенка страшной поры
    И не знаю, зачем я живу…
    Апрель 1931
    ***
    Неправда
    ***
    Я с дымящей лучиной вхожу
    К шестипалой неправде в избу:
    – Дай-ка я на тебя погляжу…
    А она из ребячьих пупков
    Подает мне горячий отвар.
    – Захочу,– говорит,– дам еще…
    Вошь да глушь у нее, тишь да мша,-
    Полуспаленка, полутюрьма…
    4 апреля 1931
    https://booksonline.com.ua/view.php?book=102965&page=21

  2. Гитара карболовая и арфа эоловая
    ————————————————
    Нет, арфа не «эоловая», а эолова, см. хотя бы Википедию:

    «Эо́лова арфа (итал. arpa eolica, arpa d’Eolo; нем. Äolsharfe; англ. aeolian harp), также возду́шная а́рфа (нем. Windharfe, Geisterharfe, букв. «арфа ду́хов»; англ. windharp) — струнный эолофон, инструмент типа цитры, звучащий благодаря колеблющему струны ветру. Названа в честь Эола, мифического повелителя ветров.»

    Инженеры-сетевики, специалисты воздушных ЛЭП, знают ещё эолову вибрацию, это высокочастотная вибрация высоковольтных проводов, вызываемая поперечным ветром.

    1. Здесь не та точность, не «википедеевская», а смысловая, поэтическая. Эолова — эоловая — грамматически одно и то же определение, и поэт вообще вправе изменять слова в стихотворении. А вот смысловая — у Жуковского арфа, поющая о приближающейся смерти, — абсолютное попадание!

  3. Почему-то толкователи Мандельштама не замечают, что главные в его творчестве — это тема искусства и жизни и тема поэта. И личное, и социальное — лишь материал для них.
    Гитара карболовая и арфа эоловая — хорошо подмечено. А вот пожар сиреневый — это куст сирени (см. «Импрессионизм»).

  4. Марля, гитара карболовая — для меня ассоциации с первой мировой, с бытом санитаров на ней, в санитары шли многие интеллигенты, Блок и другие невоенные патриоты.

  5. Сиреневый огонь в еврейской символике это знак Божественного. Сиреневый — цвет очищения, сиреневыми были лучи, которые исходили из головы Моисея в знак его святости.
    ________________________
    Уважаемый автор, а где в Торе об этом, т.е. о «сиреневых лучах» говорится? Я что-то не нашла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *