Кинорецепт от Бориса Бермана. «Ход королевы»

 149 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Англо-аргентинская актриса и модель Аня Тейлор-Джой не только чертовски красива (про фигуру я уж не говорю), она определенно талантлива, ей удаётся передать работу мысли (а что есть шахматы, как не работа мысли?), не морща лоб и не заламывая рук. Аскеза в пластике — и необыкновенная выразительность во взгляде.

Кинорецепт от Бориса Бермана

«Ход королевы» (“The Queen’s Gambit”)

Борис Берман

Продолжение. Начало

Ну, вот и я посмотрел «Ход королевы» (“The Queen’s Gambit”) — сериал, который собрал массу восторженных откликов.

Восторга нет. Но смотрел с интересом.

Почему с интересом?

1). Шахматы не очень часто становятся декорацией для сюжетов, поэтому есть в этом несомненная свежесть замысла. Тем более что авторы смогли показать на экране не просто передвижение фигур под «волнующую» музыку, — им удалось передать стихию игры. Именно стихию, зачастую опрокидывающую как домашние наработки, так и анализы классических партий. А поскольку я отнюдь не знаток шахмат, мне остаётся верить авторам, которых консультировал Г.К. Каспаров.

2). Управляет шахматной стихией юная леди Бет Хармон. И гендер в данном случае также работает на оригинальность. Играющая главную роль англо-аргентинская актриса и модель Аня Тейлор-Джой не только чертовски красива (про фигуру я уж не говорю), она определенно талантлива, ей удаётся передать работу мысли (а что есть шахматы, как не работа мысли?), не морща лоб и не заламывая рук. Аскеза в пластике — и необыкновенная выразительность во взгляде. В такую героиню трудно не влюбиться.

Но особо хотел бы отметить юную Айлу Джонстон, она играет Бет Хармон в детстве (будущая гениальная шахматистка научилась играть в шахматы в 9-летнем возрасте, когда оказалась в сиротском приюте). Думаю, что Айлу Джонстон ждёт большое будущее: нельзя не обратить внимание на ее органику, на ее умение «жить в рамках кадра», особенно на крупных планах.

3). Мелодраматизм сюжета. Сирота, не взирая ни на что, преодолевая трудности, ломаясь и вновь возрождаясь, — восходит на вершину мировой славы. Если у вас нет идиосинкразии на мелодраму, вы отдадитесь во власть этой истории, и сюжет наградит вас очищающими душу слезами. Но даже если вы черствы, как я, в сериале есть несколько моментов, которые в состоянии пробить броню и таких зрителей.

Почему нет у меня восторга?

1). Сценарий сложен из тех кубиков, из тех стереотипов, которые кочуют из одного сериала в другой.

Травмы тяжелого детства отдаются эхом во взрослой жизни (без сексуального насилия, правда, обошлись). И к этим травмам авторы обращаются не раз и не два; мне уже всё ясно, а на экране вновь и вновь эпизоды «травм», такое ощущение, что тянут метраж…

Зависимость от транквилизаторов и алкоголь разрушают сознание героини, но она с помощью подруги (разумеется, темнокожей) встанет на путь исправления.

2). Хоть я и сказал, что в сериале передана стихия игры, и от своих слов не отказываюсь, но где-то с четвёртой серии эта самая стихия начинает буксовать: фигуры передвигают, красавица Аня Тейлор-Джон крушит всех своих соперников, а в моем зрительском восприятии — штиль; и музыка, звучащая за кадром, не спасает, напротив: возникает желание «промотать на быстрой» (со мной, признаюсь, такое случается крайне редко).

Что-то важное авторы недопридумали.

3). Зато в советской части сериала напридумали столько, что мама не горюй. Я понимаю, что снимать в Москве им не разрешили (или это очень дорого). Снимали в Берлине, я узнаю любимые места в Восточной части города, и они действительно напоминают Москву. Но остальное.. На гостинице, куда приезжает Бет Хармон, неоном светится «Дворец Москва». Почему? У дверей здания, где проходит матч между Хармон и советским гроссмейстером Василием Богровым (в исполнении польского актера Марцина Дороциньского русский чемпион мира похож скорее на следователя КГБ из западных фильмов) толпа фанатов, и это в основном женщины. Почему? Я сам помню толпу болельщиков у Театра Эстрады, где в 1969 году проходил матч на первенство мира Петросян-Спасский, и в этой толпе женщин почти не было (ну, только если с нами пришли наши сокурсницы с журфака).

Дьявол в деталях. Впрочем, на эти детали зарубежным зрителям Netflix начхать.

Но интересно, что они подумают, глядя на эпизод, когда Хармон завтракает в ресторане «Дворца Москва»? Шахматистка делает себе бутерброд (похоже, с russian caviar), а по проходу толкает тележку отрок лет двенадцати, не больше; официантская форма (почему-то типа гимнастерки) ему явно великовата, и вот этот сын полка обращается к американке: «водку?».

Харман отказывается: она в завязке. Крупного плана нет, поэтому остаётся лишь гадать, задалась ли девушка вопросом, почему в СССР эксплуатируют детский труд, да ещё в таких злачных местах?

Вы вправе наплевать на мои злобные инвективы, забыть мои придирки и получить удовольствие от «Хода королевы». Не только война всё спишет, но и мелодрама. Ей многое простительно. «Ход королевы» — доброе кино. И ежели вас не передергивает от этого термина, приятного просмотра.

P.S. Чтобы освежить шахматную тему, пересмотрел фильм 2014 года «Жертвуя пешкой», там в роли Бобби Фишера — Тоби Магуайр, а в роли Бориса Спасского — Лив Шрайбер. Неплохое кино. И шахматы как игра выглядят убедительно. Но история американского гения воплощена невнятно, пазл не складывается… Почему? Жанр не проявлен. То ли байопик, то ли психодрама. Всё невпопад.

В отличие от «Хода королевы». Там, повторяю, есть жанр. Мелодрама — мощная фигура на доске зрительских предпочтений.

Продолжение

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *