Ядгар Шакиржанов: Короткие рассказы об увиденном во сне и наяву. Продолжение

 119 total views (from 2022/01/01),  4 views today

«Всем оставаться на местах! Финансовая полиция!» — с громкими возгласами они ворвались в офис моей строительной компании, тыча всем в лица своими служебными удостоверениями. Для полного эффекта не хватало только взвода автоматчиков…

Короткие рассказы об увиденном во сне и наяву

Часть 5

Ядгар Шакиржанов

Продолжение. Начало

Ядгар ШакиржановВодная гладь

Гидроцикл с рёвом рассекает небольшие волны на водной глади и несётся в сторону плавающих буёв. Солёная вода попадает в рот и оставляет горький привкус. На мне спасательный жилет, и я ощущаю себя мотогонщиком. По сути, это тот же мотоцикл, только без колес. На нём впервые я чувствую лёгкий восторг от скорости и ветра.

Мы уже два дня на Малазийском острове Пенанг, куда прилетели с острова Ланкави. Через два дня отправляемся в Сингапур, но там будет не до пляжного отдыха, поэтому мы используем оставшееся время на полную катушку. Высотный отель расположился прямо на берегу Малаккского залива. Малайзия поражает невиданными растениями и птицами. А красотой подводного мира и изобилием водных обитателей я уже смог полюбоваться во время погружения с аквалангом в лагуне. Особенно удивила мурена с огромной пастью, нашпигованной мелкими зубами. Вообще, здесь всё другое и непривычное.

Первый заезд я совершил вместе с сыном. Пройдя инструктаж и надев спасательные жилеты, мы уселись в кресло. К запястью моей левой руки привязан длинный пластиковый тросик, прикреплённый к ключу в замке зажигания, — на случай падения в воду: тогда ключ выскочит из замка, и гидроцикл заглохнет, дав возможность снова забраться на него. Ощущая лёгкое волнение и сказав сыну, чтобы крепко держался за меня, поворачиваю ручку газа на правой рукоятке руля. Водный мотоцикл вырывается вперёд, обдавая брызгами. Поездка оказывается недолгой, так как очень солёная вода раздражает свежие ранки, которые сын получил на беговой дорожке в местном спортивном зале. Сделав один круг, высаживаю его, наказав идти в наш номер. Теперь я один и предоставлен самому себе и скорости.

Мой маршрут пролегает к буям, которые я решаю обогнуть, сделав большой круг. Стремительное движение, ветер и лёгкое волнение на воде. Меня подбрасывает на мелких волнах. Как здорово! Подлетев к буям, я делаю, как мне кажется, красивый финт с поворотом направо, чтобы развернуть гидроцикл в сторону берега, и вмиг оказываюсь в воде. Не успеваю ничего сообразить — а гидроцикл уже далеко, он медленно движется в сторону отеля, с включенным двигателем. Подняв руки над водой, вижу, что пластиковый тросик оборвался, и ключ остался в замке зажигания. Чёрт возьми! До берега метров триста или больше. Я не боюсь воды и отлично плаваю, тем более что на мне спасательный жилет, но всё же ситуация неприятная. Загребая воду руками и ногами, пускаюсь вплавь до берега брассом, так как я без плавательных очков, а вода морская и мутная. Приходится держать голову над поверхностью, чтобы не терять ориентир.

«Интересно, кто-нибудь там заметил моё падение, или мне плыть так до самого берега?!» — приходит в голову мысль. Я старательно и усиленно работаю руками и ногами, но волны не очень позволяют развить скорость, ведь это не бассейн. И вдруг я начинаю думать о том, какие морские рыбы и существа могут обитать в здешних водах. Неприятное чувство заставляет двигать руками сильнее и сильнее. Но долго так продолжаться не может, я уже начинаю уставать. Не знаю, сколько минут я в воде. Внезапно что-то касается правой ноги выше ступни.

«Что это?» — опустив голову под воду, пытаюсь разглядеть что-либо вокруг. Без плавательных очков ничего не видно.

«Надо плыть быстрее. Не знаю, что там может быть!» — решаю я и продолжаю движение. Но в голове уже мысли: «Кто его знает, что здесь под водой?!» Вдруг опять что-то касается моей ноги.

«А если это акула, мурена или барракуда? Тогда почему так легонько? Не помню, есть ли в этих водах такие рыбы?» — страх потихонечку проникает в меня. «Движение ног и вибрация привлекают хищных рыб. Но и не плыть тоже нельзя!» Касание ноги снова повторяется, только теперь это похоже, как будто кто-то лизнул меня.

«Если это дельфин, то почему его не видно на поверхности? Они же выпрыгивают из воды!» — мне уже по-настоящему страшно. Что-то опять настойчиво лижет мою ногу.

«Плыви, быстрее плыви! Берег совсем недалеко!» — это моя последняя мысль перед тем как открыть глаза.

Наша чёрная лайка старательно и нежно лижет мою правую щиколотку. Она просится на утреннюю прогулку. Пора вставать.

Блеф

«Всем оставаться на местах! Финансовая полиция!» — с громкими возгласами они ворвались в офис моей строительной компании, тыча всем в лица своими служебными удостоверениями. Для полного эффекта не хватало только взвода автоматчиков. В начале и середине 2000-х годов так «кошмарить» бизнесменов было в порядке вещей. Женщины из бухгалтерии были очень напуганы, а значит, неожиданный визит удался. Их было трое, и все как на подбор с сытыми лицами, холёные, в узких брючках, низко сидящих на бёдрах, над которыми свисают пивные животы. Такие типичные представители служителей фемиды.

«Вы — руководитель компании?» — человек с полным лицом обратился ко мне. По его уверенному тону и вежливой улыбке я понял, что общаться придётся именно с ним. Сделав кому-то звонок и перебросившись двумя короткими фразами, он вперил неприятный взгляд раскосых глаз прямо на меня. Потом ухмылка исчезла с его лица.

«Все финансовые документы немедленно сложите в этот шкаф. Мы его сейчас опечатаем!» — продолжил он уверенным тоном.

«А на основании чего вы явились к нам? Есть ли у вас соответствующее постановление?» — осмелев, спросил я. В это время два сотрудника старательно заклеивали липкой лентой с печатями дверки шкафа. Наглая улыбка опять появилась на лице главного.

«Давайте пообщаемся наедине?!»-то ли предложил, то ли приказал он, обратившись ко мне уже по имени-отчеству. Выбора у меня не было, поэтому я остался с ним вдвоём для конфиденциального разговора.

«Выключите, пожалуйста, свой мобильный телефон!» — после этой просьбы я понял, что дальше начнётся что-то совсем таинственное, а может и неприятное.

«Вы же понимаете, что мы здесь не просто так, а по заявлению одного вашего бывшего заказчика! Постановление, конечно же, мы вам представим, но хотелось бы решить все вопросы по-хорошему!» — вкрадчивым и ласковым голосом продолжил он беседу. Судя по дорогим часам на руке, он порядком поднаторел в этих вопросах.

«Интересно было бы увидеть это заявление и понять, в чём вопрос. И как вы предлагаете решить всё по-хорошему?» — изобразил я удивление и заинтересованность. Если честно, то для меня такой поворот событий не стал неожиданным, так как я уже давно занимался предпринимательством. После этих слов лицо главного приняло любезное выражение. Со стороны могло показаться, что общаются два хороших приятеля.

«Нас — вместе с шефом и другими сотрудниками — семь человек!» — начал он.

«Счастливое число», — успел подумать я и замер в ожидании.

«Предлагаю решить все проблемы за семь тысяч долларов США!» — на одном дыхании выдал блюститель закона главную цель их визита. Так вот ради чего было устроено это шоу! Мне необходимо было подумать. Но одно я знал точно: никаких денег этим вымогателям я давать не собираюсь.

«Давайте сделаем так! Мне нужно время. Встретимся в этом офисе через три дня и решим все по-хорошему!» — медленно проговорил я. Лицо главного осветилось улыбкой. Видимо, он уже представил, на что потратит эти деньги.

«До свидания! До встречи!» — попрощался он, пожав мне руку как своему старому другу. И оживлённо переговариваясь, троица удалилась восвояси.

Теперь настала моя очередь действовать. Финансовые полицейские опечатали только наружную часть шкафа, а вот про заднюю стенку они не подумали. Отодвинув шкаф от стены, я выкрутил позаимствованной у водителя отверткой шурупы, крепящие его заднюю стенку, сделанную из ДСП. Путем этой несложной манипуляции я получил доступ к содержимому шкафа. Оставив там лишь несколько папок с чистой бумагой для принтера, я вынес всё остальное и погрузил в свою машину. Подальше от греха.

Три дня прошли в ожидании и осмыслении происходящего. Понятно, никакого преступления я не совершал. С тем хамом-заказчиком я расторгнул контракт, поняв, что он собирается недоплатить за строительно-монтажные работы. А он, спустя почти два года, решил наказать меня с помощью правоохранительных органов.

И вот наступил назначенный день. Главный пришёл со своей свитой. Пригласив его одного в свой кабинет, я указал ему на папку, лежащую на моём столе. Его лицо выражало непонимание.

«Вот здесь находятся обращения на имя Президента нашей страны, на имя Премьер-министра, а также заявление в Генеральную прокуратуру. Кроме того, здесь ещё письма в редакции республиканских газет. В них описаны факт вымогательства и факт незаконной проверки деятельности моей компании!» — уверенным тоном проговорил я эту длинную тираду. Конечно же, я блефовал. Ничего такого в этой папке не было, но эффект оказался оглушительным. Полное лицо мгновенно как будто похудело и вытянулось. Глазки расширились и уставились на меня ненавидящим взглядом. Выскочив из кабинета, он вернулся с двумя другими сотрудниками.

«В таком случае получите судебное постановление и распишитесь. Послезавтра в 9 утра жду вас в своем кабинете!» — прорычал главный, и они начали открывать шкаф, который опечатали. Надо было видеть их физиономии, когда они обнаружили там лишь папки с чистой бумагой.

«А я так и не понял, зачем вы опечатали этот шкаф», — с искренним непониманием прокомментировал я происходящее.

Два дня прошли в тщательном изучении Уголовно-процессуального и Уголовного кодексов. Ночью перед встречей я очень плохо спал. Никогда не знаешь, что там у них на уме. На допрос я явился во всеоружии. Потомив ожиданием на проходной, с опозданием на час меня вызвали в кабинет к следователю.

«Заявитель обвиняет вас в присвоении денежных средств его компании в особо крупном размере! Почитайте его заявление. Мы обязаны реагировать на такие сигналы от граждан!» — главный с удовольствием произнес вступительную речь. Когда я прочёл эту бумагу, меня стал разбирать смех от нелепости и надуманности обвинений, но я сдержался. Кабинет, его сотрудники и само это здание не располагали к веселью.

«Каким образом я похитил их денежные средства? Ночью прокрался к сейфу? Нет. Они сами добровольно перечислили деньги на расчётный счёт моей компании за выполненные работы! Повторяю: за выполненные работы. Если бы я их присвоил, я уже давно жил бы за границей!» — начал я.

«Здесь написано, что ответственный представитель Заказчика (технадзор) якобы подписал акты приёмки выполненных работ под моим давлением. Я что, приковал его к батарее и пытал утюгом? Согласитесь, это полный бред!» — продолжал я. По нерадостному лицу следователя я понял, что он сам понимает надуманность предъявленных обвинений, но ему необходимо отработать заказ.

«Тогда посмотрите на эти акты проведенных экспертиз качества и объёмов выполненных работ. Там совсем другие цифры, они сильно разнятся с вашими. Кроме того, там большие претензии к качеству», — с последней надеждой произнес он.

И тут я выступил с финальной речью:

«Контракт я расторгнул два года назад. После меня там были другие подрядчики. Что они там делали, мне неизвестно. Здание давно введено в эксплуатацию. Эти липовые экспертизы сделаны почему-то всего месяц назад. На них нет моей печати и подписи, так как меня даже не известили об этом. Значит, все эти акты незаконные, и суд не примет их во внимание! Создаётся впечатление, что проверка моей компании заказная. Кроме того, напоминаю вам, что в Уголовном кодексе есть статья о превышении служебных полномочий!»

«У нас к вам больше нет претензий! Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела получите через два дня», — поникшим голосом произнёс он.

Какова мораль этой истории? Изучайте Уголовный кодекс! Особо пытливый читатель может спросить, что за документы были в шкафу и почему я их перепрятывал. Что скрывал от полиции? Я забыл объяснить: эти документы вообще не имеют к данной истории никакого отношения. То была отчетность по текущим проектам, а все материалы по старому клиенту я давно уничтожил.

Суеверие

Больной медленно угасал, устав от бесконечных капельниц и процедур. Он вспоминал свою долгую жизнь. Исхудавшие руки в мелких кровоподтёках от бесчисленных уколов с трудом слушались. На столике возле больничной кровати лежало несколько альбомов с фотографиями. Время от времени он подносил их поближе к близоруким глазам, и улыбка появлялась на его морщинистом лице, покрытом седой растительностью. Знакомые до боли лица глядели на него с многочисленных снимков, где все были молодыми и здоровыми. Его отвлекла от воспоминаний строгая медсестра, которая принесла лекарства.

«Спасибо. Положите здесь. Я позже их приму», — слабым хрипловатым голосом сказал больной. Она молча удалилась, оставив его наедине со своими мыслями. Он был совершенно одинок. Жена уже давно умерла, а дети жили на другом конце Земли. «Чёртова болезнь. Я так устал жить и хочу умереть!» — обречённо произнес больной, и слеза медленно скатилась по его щеке.

«Стоп! Снято!» — громко скомандовал режиссёр. Ассистенты отключили осветительное оборудование рядом с кроватью, а оператор опустил свою камеру.

«Ты молодец! Отличный вышел дубль. Можешь вставать!» — обратился он к актёру. Тот резким движением соскочил с кровати, и накинув на себя халат, пошел переодеваться в гримёрку.

«Завтра у нас съёмка следующей сцены. Встречаемся в 9 утра, без опозданий. Всем до свидания!» — сообщил режиссёр и удалился вместе с ассистенткой.

Актёр тщательно умылся, удалив с лица бутафорские морщины и грим, стерев с рук нарисованные кровоподтёки. Из зеркала на него глядел симпатичный мужчина среднего возраста. Съёмочный день удался, но уж больно неприятно изображать этого старика. Он не был суеверным, но всегда старался избегать участия в сценах, где приходилось играть мертвого или умирающего. На этот раз гонорар оказался весьма заманчивым, а он уже продолжительное время не имел контрактов. А тут ему предложили главную роль. Не спеша одевшись, он вышел из комнаты и отправился к выходу из киностудии. На улице его ослепило яркое солнце. В воздухе пахло весной. Снег ещё не сошёл, но радостные птицы дружно подавали голоса, заглушая мартовскую капель. Он медленно зашагал в сторону метро, по пути решая, что приготовит себе на ужин в своей холостяцкой кухне.

«Надо зайти купить продукты», — решает актёр, увидев перед собой небольшой продуктовый супермаркет.

«Не забыть ещё купить бутылочку красного сухого вина. Отметить удачно сыгранную сцену!» — вспоминает он, подойдя к углу дома, в котором он собрался сделать покупки. И тут оглушительный удар по голове сбивает его с ног, оставляя лежать на холодном асфальте. Огромная ледяная глыба накрыла его, слетев с крыши.

«Зачем я сыграл эту роль?» — была последняя его мысль перед тем, как навсегда уйти в небытие…

Актёр резко открыл глаза и потряс головой, пытаясь отогнать кошмар. «Чертовщина всякая снится!» — подумал он и неохотно поднялся со своей холостяцкой постели. На столе лежал сценарий фильма, где он должен играть роль умирающего. Быстро помывшись, он на бегу запихнул в рот бутерброд с сыром и запил холодным вчерашним кофе. У него осталось очень мало времени до начала съёмок в киностудии. Мартовское утро радовало ярким солнцем, поющими птицами и весенней капелью. Быстрым шагом он направился к метро, опасливо поглядывая на свисающие с крыш домов огромные сосульки.

«Приснится же такое!» — вспомнил он сновидение. В студийном павильоне все уже были в сборе. Актёры второго плана нервно расхаживали по площадке, вновь и вновь повторяя заученные наизусть слова предстоящей сцены.

«Какого чёрта ты опаздываешь? Срочно беги в гримёрку! Мы пока будем снимать другую сцену!» — набросился режиссёр на актёра. В отдельной комнате ему наложили грим на лицо и руки. Теперь он стал похож на больного морщинистого старика с исколотыми от бесконечных капельниц венами. Сегодня предстояло снять только одну сцену, где умирающий на больничной кровати смотрит свои старые фотографии и тоскует по прошлому. А в конце произносит слабым голосом: «Чёртова болезнь. Я так устал жить и хочу умереть!»

«Стоп! Снято! — довольно крикнул режиссер. — Ты молодец! Великолепно получилось!»

«Завтра у нас съёмка следующей сцены. Встречаемся в 9 утра, без опозданий. Всем до свидания!» — сообщил режиссёр и удалился вместе с ассистенткой. Актёр посмотрел им вслед и подумал, что это он уже видел во сне. В больничном халате он отправился умываться и снимать грим. Скинув парик, он посмотрел на себя в зеркало. На него глядел симпатичный мужчина средних лет.

«Надо перестать сниматься в роли умирающих», — мелькнула у него мысль. На этот эксперимент он согласился, соблазнившись хорошим гонораром.

«Довольно думать о всякой чепухе, ведь сегодня вечером у меня свидание!» Актёр уже три года был в разводе, а с той симпатичной молоденькой актрисой он познакомился три недели назад на съёмках.

«По дороге загляну в магазин, куплю продукты и вино. Приготовлю ужин на двоих!» — с улыбкой подумал он, выходя лёгкой походкой из здания киностудии. Подойдя к продуктовому супермаркету, расположенному на первом этаже жилого дома, он внимательно посмотрел на огромные ледяные глыбы, нависшие над тротуаром и готовые в любую минуту рухнуть.

«Почему они не огородили опасное место и не очищают крышу?» — возмутился он, войдя в помещение магазина. Купив всё необходимое, он быстренько покинул опасную зону возле супермаркета и направился в сторону метро. До станции оставалось совсем немного, и он ускорил шаг, переходя через небольшую проезжую часть. Внезапно в боковом кармане брюк зазвенел мобильный телефон. Запустив туда руку, актёр с большим трудом достал вибрирующий аппарат, но тут же выронил его. Телефон прокатился по скользкому асфальту метра два в сторону. Выругавшись, он подскочил к нему, пытаясь поднять. И это было последнее, что он сделал в своей жизни. На большой скорости, пытаясь затормозить на весеннем гололёде, его сшиб с ног маршрутный автобус.

«Зачем я сыграл эту роль?» — успела промелькнуть у него мысль перед тем, как он навсегда ушел в небытие.

Проснувшись от собственного крика, он оторвал голову от потной подушки. Сев на кровати, он с силой протёр глаза, пытаясь прогнать дурной сон.

«Что такое? Никогда я не кричал во сне!» — громко произнёс он сам себе. Его голос слабым эхом пронёсся по холостяцкой квартире.

«Надо вставать, скоро у меня съёмка!» — подумал он и поплёлся в ванную комнату. За окном было прекрасное весеннее утро, но у актёра было окончательно испорчено настроение. Наспех позавтракав, он вышел на улицу и быстрым шагом направился в сторону метро. Мартовская весна, тающий снег и поющие пернатые совсем не радовали. Внимательно поглядывая на свисающие ледяные наросты на крышах зданий, он зашёл внутрь станции метрополитена.

«Какого чёрта ты опаздываешь? Срочно беги в гримёрку! Мы пока будем снимать другую сцену!» — громко прокричал режиссер знакомые слова. В гримерке, пока ему накладывали грим, он прокручивал в памяти ночные кошмары. Выражение лица его становилось всё более хмурым. В таком настроении он начал сниматься в эпизоде с больничной кроватью. Наступил момент, когда строгая медсестра принесла таблетки.

«Спасибо. Положите здесь. Я позже их приму», — слабым хрипловатым голосом сказал актёр, изображая умирающего. И вот подошла пора для его финальной реплики. Надо было произнести очень короткое предложение: «Чёртова болезнь. Я так устал жить и хочу умереть!» И тут актёр запнулся и не смог произнести свой монолог.

«Что с тобой сегодня происходит? Ты сам не свой!» — взревел в ярости режиссер.

«Будем переснимать сцену!» — скомандовал он.

«Я сегодня не могу сниматься! Очень плохо себя чувствую. Давай отложим на завтра?» — внезапно произнёс актёр.

«Все свободны! Завтра встречаемся в 9 утра!» — переглянувшись с оператором, раздраженно выдохнул режиссер и нервно удалился вместе с ассистенткой, даже не попрощавшись.

Умывшись и сняв остатки грима, актёр стремительно засобирался домой, посмотрев на себя в зеркало. На него глядел симпатичный мужчина средних лет. Актёр уже три года был в разводе, а с той симпатичной молоденькой актрисой, с которой он познакомился три недели назад на съёмках, у него быстро закончились отношения. Она начала активно оказывать знаки внимания режиссёру. Видимо, решив, что это поможет ей получать хорошие роли.

«Ну и чёрт с ней! Надо купить пиццу и бутылку виски. Хочу выпить!» — мелькнула у него мысль, когда он направился в сторону продуктового супермаркета, осторожно переходя улицу и внимательно поглядывая на большие сосульки, свисающие с крыш. Придя домой, он подогрел в микроволновой печи пиццу, переоделся в домашнее и сел в кресло перед телевизором, уютно вытянув ноги. На журнальном столике стояла бутылка виски. Он налил стакан до краёв.

«Завтра позвоню режиссёру и откажусь от съёмок. Скажу, что серьёзно заболел!» — подумал он и большими глотками осушил стакан. Приятное тепло разлилось по телу. В голове наступила ясность: сниматься в этом фильме он не будет.

«Как хорошо жить!» — улыбнулся актёр и стал переключать каналы на телевизоре.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *