Михаил Ривкин: Недельный раздел Насо

 236 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Двенадцать раз автор Р повторяет, почти дословно, одно и тоже описание обряда и перечисление даров, меняя только имена «начальников» колен. Такое пространное описание — верный признак позднейшего происхождения текста.

Недельный раздел Насо

Михаил Ривкин

Источник Р

Последние дни у горы Синай. Освящение Стана и Жертвенника. законы об осквернившихся и о нарушивших законы святости и чистоты (Бемидбар 4:21-7:89)

Законы о назире (Бемидбар 6:1-21) Законы о назире следуют сразу вслед за законами об отсылании осквернённых, о «согрешившем против Г-спода» и о совратившейся женщине.

Обряды, исполняемые назиром, бытовали в Израиле с самых древних времён. Главное отличие назиров от других людей состояло в том, что они воздерживались от питья вина и любых опьяняющих напитков, а также от любой оскверняющей пищи. Этот старый обычай глубоко коренился в народных верованиях, в архаичных моделях мышления. Он благополучно пережил все радикальные перемены, которые претерпела религия Израиля на протяжении эпохи Первого Храма. Одно из первых письменных упоминаний о Назирах мы встречаем у Пророка Амоса:

И из ваших сынов возводил Я в пророки, из ваших юношей — в назиры. Не так ли это, сыны Йисраэйлевы? — сказал Г-сподь. Но вы поили назиров вином, а пророкам приказывали, говоря: «Не пророчествуйте!» )Амос 2:11-12)

Мы видим, что для Амоса назиры и пророки — это сходные категории служителей Всевышнего, и тех, и других Он сам выбирает и возводит в особый, отличный от всех людей, сан. И та, и другая категория избранников была хорошо знакома аудитории Амоса и не нуждалась ни в каких пояснениях, негативное отношение этой аудитории также распространяется на обе категории.

Важно понимать, что ни в Торе, ни в других книгах ТАНАХа нет ни малейшего указания на то, что усмирение плоти — это религиозная заповедь. Тора разрешает есть мясо и наслаждаться всеми плодами земными, а вино веселит сердце человеческое. Во всех благословениях, которыми патриархи благословляют своих потомков, обязательно присутствует мотив плодородия почвы, мотив изобилия полей и виноградников. Когда Ицхак благословляет Яакова, он говорит, что «даст тебе Б-г от росы небесной и от туков земли, и множество хлеба и вина». В молитве Шема, которую мы читаем два раза в день, сказано, что если Израиль будет послушен воле Всевышнего, то:

… дам Я дождь земле вашей своевременно, ранний и поздний; и соберешь ты хлеб твой и вино твое, и елей твой (Деварим 11:14)

Пророки не раз предупреждают нас об опасности чрезмерного опьянения, но нигде не запрещают пить вино. Пьянство безнравственно и опасно, но отнюдь не вино, как таковое.

На этих общих предпосылках основано отношение к обрядам назира и в нашем недельном разделе. Для автора Р назир — это древний народный обычай, к которому следует относиться терпимо, не более того. Автор Р нигде не запрещает питьё вина, он лишь стремится, по возможности, упорядочить те случаи, когда человек наложил на себя такой запрет по собственной инициативе. Если уж человек решил себя ограничить, он должен это делать в соответствии с общепринятой регламентацией. Из общего контекста очевидно, что статус назира можно принять только на время, но не навсегда. Во все дни своего обета назиру нельзя пить вина и опьяняющих напитков, бритва не коснётся головы его, а также нельзя ему оскверняться мёртвым телом, будь то даже тело матери и отца. Столь же строгий запрет налагает автор Р и на Великого коэна.

Мы встречаем несколько упоминаний о том, что родители могли посвятить ребёнка в назиры с самого рождения. В особенности это было принято в тех случаях, когда женщина длительное время находилась в браке, но не могла забеременеть. Чтобы умиротворить Всевышнего, женщина обещала посвятить ему первого из родившихся сыновей, иными словами, отдать его в святилище, чтобы служил он там все дни его жизни, и чтобы «бритва не коснулась головы его» (IШмуэль 1:11).

В рассказе о Шмуэле мы знакомимся с законами о назире в самом их раннем варианте, и убеждаемся, что изначально они были не такие уж строгие. Так, о запрете пить вино не сказано ни слова. Скорее всего, коэны локальных святилищ (высоких мест) воздерживались от питья вина, по крайней мере — в момент совершения священных ритуалов. Об этом сказано в Торе (Ваикра 10:8-15). В книге Пророка Йехезкеля мы видим, что коэнам запрещалось употребление вина всё то время, пока они находились во внутреннем приделе (Йехезкель 44:21). В таком запрете неи ничего общего с аскезой и с усмирением плоти. Это — разумная мера предосторожности, подобная всем нам знакомому запрету не садиться за руль в состоянии опьянения. Возможно, такой запрет был установлен на основе печального опыта служения нетрезвых коэнов.

Самым известным назиром был, конечно же, Шимшон. В рассказе о нём встречается интересная деталь. Мать Шимшона должна была воздерживаться от вина и «не есть ничего скверного» с того дня, как ангел объявил о рождении сына. Ангел провозглашает, что её сын будет «назиром Г-споду», и что «бритва не коснётся головы его». Однако о запрете пить вино ничего не сказано.

В основе законов о назире, которые для автора Р были не более чем широко распространённым народным обычаем, лежит идея усмирения плоти, в целом чуждая религии Израиля, но получившая известную легитимацию в некоторых крайних, особых случаях К этим особым случаям относятся и обычаи поста. Было принято поститься в час скорби и горя, в первую очередь — с момента смерти близкого человека и до погребения, когда тело мёртвого простёрто пред ним

Освящение жертвенника (Бемидбар 7:1-29). В книге Шемот сказано, что Мишкан был воздвигнут первого Нисана, а в книге Ваикра сказано, что последовавшее затем принесение даров коэнами и левитами продолжалось в течение семи дней. Ритуал освящения продолжался семь дней, и достигал своего апофеоза на восьмой день, когда в этой церемонии принимал участие весь народ. В нашем недельном разделе к этому описанию добавлена важная подробность, нигде ранее не упомянутая: «начальники» (старейшины) колен Израиля также принимали участие в этой церемонии, и каждый принёс свой дар. Двенадцать раз автор Р повторяет, почти дословно, одно и тоже описание обряда и перечисление даров, меняя только имена «начальников» колен. Такое пространное описание — верный признак позднейшего происхождения текста. Перед нами редакционная вставка, которая понадобилась автору Р, чтобы показать ту особую роль, которую играли при освящении Мишкана не только коэны и левиты, но и «светские» руководители двенадцати колен, чьи дары символизируют единство всего народа Израиля.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *