Ганц сказал Ynet: «Сануар глубоко сожалеет, теперь его не слышно». Перевод Сёмы Давидовича

 560 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В специальном интервью министр обороны подводит итоги 11 дней боев и заявляет о полном успехе. Он посылает угрожающий сигнал лидерам ХАМАС и призывает к политическим действиям: «Хватит, чтобы экстремисты определяли повестку дня». О Нетаньяху: «Он предложил мне быть первым, но уже обманывал меня».

Ганц сказал Ynet: «Сануар глубоко сожалеет, теперь его не слышно»

Перевод с иврита Сёмы Давидовича

Примечание переводчика. Мне кажется, что читателям, особенно не живущим в Израиле, но живо интересующимся происходящем у нас, будет интересно прочесть это пятничное, от 21-го мая, интервью Министра обороны Бени Ганца ведущему израильскому сайту.

В принципе в нём Ганц повторяет то, что он сказал, выступая после Нетанияху в тот же день в Кирие. Главное отличие его выступления от выступления ПМ — он неоднократно упомянул о задаче вернуть тела двух военных, погибших во время операции «Нерушимая скала» и двух гражданских, удерживаемых в Газе. Кроме того, Ганц считает, что успех военной операции надо попытаться дополнить политическим процессом с участием умеренных арабских стран. И в интервью он ещё раз подчёркивает, что больше не пойдёт ни на какую политическую договоренность с Нетанияху по формированию правительства.

Йав Зитон и Атилла Шомфальви

Министр обороны Бени Ганц связывает восстановление сектора Газа с решением проблемы пленных и пропавших без вести, утверждает, что Израиль пометил знаком «V» все цели операции «Страж стен», призывает прекратить лишь реагировать на экстремистов, но создать «умеренный альянс», и посылает явную угрозу лидерам ХАМАСа: «вы на мушке».

В специальном интервью, которое Ганц дал Ynet через несколько часов после вступления в силу режима прекращения огня между Израилем и ХАМАС, после 11 самых тяжелых, (после операции «Нерушимая скала» в 2014 году), дней боевых действий, Ганц признает, что боевые действия закончились без возврата тел Орона Шауля и Адара Голдина[1] и пленных Авраама Менгисту и Хишама а-Сайеда[2], однако утверждает, что долгосрочное спокойствие и восстановление обширных разрушений, нанесенных инфраструктуре в Газе во время операции, обусловлено решением вопроса о пленных и пропавших без вести.

«Мы не можем заключать соглашения о восстановлении сектора Газа или о других подобных вещах без решения вопроса о пленных и пропавших без вести» — сказал Министр обороны. Его спросили, является ли это условием для восстановления, на что он ответил: «Конечно»

Ганц дополнил заявление премьер-министра Биньямина Нетаньяху, обещавшего «новую реальность», в которой Израиль больше не будет терпеть происходящие время от времени обстрелы с малой интенсивностью, «моросящий дождь ракет», заявив, что ЦАХАЛ в будущем не будет проявлять сдержанность при обстрелах населённых пунктов, прилегающих к границе с Газой и, конечно же, городов в глубине страны.

— Завтра утром обстрелы возобновятся, что ты тогда будешь делать?

— Мы не вернём жителей пограничных с Газой и более удалённых поселений в прежнею реальность.

Что касается целей операции, Ганц утверждает, что все они были достигнуты, и что именно по этой причине было решено прекратить ее сейчас.

«Все задачи, которые мы, как эффективное демократическое правительство, поставили перед армией: выполнить задачи «А, Б, В» — «нанести сильный удар по ХАМАС» ,»усилить фактор сдерживания», «действовать против его командиров», «против его инфраструктуры», и т. д. — против всех этих пунктов поставлен знак V. Армия выполнила все поставленные задачи. И как только ты достигаешь такого результата, ты понимаешь, что пришло время кончать и поэтому мы закончили операцию».

За 11 дней боев по Израилю было выпущено более 4300 ракет и мин — это рекорд за такой короткий период, и Ганц признал в интервью, что обнаружение ракетных установок ХАМАСа было непростой оперативной и разведывательной задачей.

Однако он добавил:

«Наши атаки как на инфраструктуру, так и на отдельных хамасников и группы, которые действовали из подземных сооружений, на мой взгляд в конечном итоге повлияли на их способность вести обстрелы. Когда инфраструктура создавалась скрытно на протяжении многих лет и тщательно маскировалось, её раскрытие это, безусловно, непростая задача, и я даю очень высокую оценку нашей разведке, а также нашим системам защиты, которые в конечном итоге перехватили более 90% ракет, а также даю очень высокую оценку нашему командованию тыла и нашей оборонной политике. Я ставлю очень высокую оценку нашим гражданам, которые выполняли все указания.»

— Когда ты стал Министром обороны, ты обещал, что теперь все будет иначе. Ты сказал: «Это закончится совсем иначе». Но это снова закончилось без договоренности, без их обязательства не открывать огонь. Что изменилось?

— Это не так, за последний год мы прежде всего продемонстрировали очень высокую военную мощь в сфере безопасности, мы продемонстрировали очень высокую военную и стратегическую мощь во время последней операции.

Ганц также заявил, что Израиль «насколько это возможно» пытался снизить напряженность, которая предшествовала эскалации напряжённости и ракетному обстрелу, который ХАМАС произвел в день Иерусалима по столице, — обстрелу, который привел к началу операции. По словам Ганца, ХАМАС совершил серьезную ошибку: «Он отброшен на десятилетия назад, и мы будем продолжать это дело«.

Он добавил:

«Они начали стрелять первыми, и они виноваты в этой операции, и я думаю, что Яхья Сануар (лидер ХАМАС в Газе) очень раскаивается в этом. Мы слышим от него, как обычно, победные речи к которым все привыкли, но когда он передвигается по Газе он видит, что там произошло и в каком положении она находится, куда она попала, благодаря его стратегическому гению. Он осознаёт реальность, и я убежден, что в разговорах между руководителями ХАМАСа звучат совсем другие мелодии».

Ганц направил Сануару и другим лидерам ХАМАС сообщение с угрозой, что несмотря на неудачные попытки ЦАХАЛа уничтожить их в ходе операции:

«Ни в какой момент времени во время операции мы не прекращали преследовать их, и никогда мы не перестанем охотиться на них. Я говорю лидерам ХАМАСа, которые действуют против Государства Израиль и готовят новые нападения: вы на мушке.»

— Даже после прекращения огня?

— Даже после прекращения огня они на прицеле. Для меня стало неожиданностью, что происходило здесь за несколько недель до этой операции и, конечно же, то, что произошло накануне начала операции — к обстрелу Иерусалима, и я не допущу, чтобы это повторилось. Ущерб был очень серьезным. Они теперь выходят из туннелей, теперь они выходят из своих бункеров, из своих укрытий, и они так или иначе начали передвигаться по Газе, и, кстати, не так уверено, но они будут передвигаться.

— Возможно, они до сих пор на прицеле, несмотря на перемирие?

— Я никогда не даю свидетельств о неприкосновенности никому из наших врагов.

В интервью Ганц повторил то, что он сказал о проблемах безопасности на выступлении вместе с Нетаньяху в полдень в Кирье[3], а затем призвал не упускать политическую возможность, появившуюся после прекращения огня:

«Мы, к сожалению, только реагируем на действия экстремистов. Вот появляется Сануар, экстремист, стреляет в сторону Иерусалима, мы отвечаем, мы хорошо провели операцию «Страж стен». Пришло время взглянуть шире и попытаться создать союз умеренных, в регионе, с властями Палестины, и мы попытаемся совершить политические шаги, которые позволят, я надеюсь, при условии возврата пленных и пропавших без вести, также восстановить сектор Газа. и создать реальность добрососедства».

По словам Ганца, который в своем заявлении в полдень утверждал, что разговаривал с официальными лицами в арабских странах, в «умеренный альянс» входят такие страны, как Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Иордания, а также ПА.

«Эти усилия нужно делать по-другому, мы все время находимся в плену у экстремистов».

— Так ты утверждаешь, что без политического завершения это окажется плохой работой?

— Без политического завершения ясно, что мы придём к следующей кампании в секторе Газа, в которой мы также победим.

— Это критика премьер-министра.

— Это не критика.

— Кстати, Катар выкидывается из уравнения?

— Я никого не исключаю, я исключаю доктрину. Я не хочу работать на экстремистов, я хочу работать с умеренными.

— Что произойдёт с чемоданами с долларами? Доставят ли их завтра утром или нет?

— Нам нужно будет посмотреть, как мы будем переводить необходимые ресурсы в сектор Газа. Но я повторяю, мы будем различать «гуманитарную ракету» для удовлетворения элементарных потребностей, таких как лекарства — давайте не будем забывать, что там живут два миллиона человек, — и все, что выходит за рамки этого. Я возвращаюсь к проблеме пленных и пропавших без вести. Основные гуманитарные задачи мы выполним, потому что мы люди. Это то, что мы будем делать, и найдем способ как.

— Вы поддерживаете, что стоит им дать немного пряников после того, как они получили много кнутов, может быть это сработает, так или иначе, чтобы показать им размер убытка?

— Послушайте, мы намного шире этого. Мы готовы к строительству индустриального парка в районе Эрез, мы готовы к строительству индустриального парка в районе Карни, мы готовы осуществлять экспортно-импортные операции, мы готовы ко многому — всего этого не произойдет, если из сектора Газа не будут возвращены пленные и пропавшие без вести.

Ганц признал в интервью, что Израилю, возможно, придется снова сражаться в будущем против террористических организаций в секторе Газа.

«Мы должны помнить о трех вещах: очень жесткая политика безопасности в отношении сектора Газа, большой вклад в развитие граничащих с Газой поселений, и политические усилия, насколько это возможно, чтобы не было необходимости периодически проводить военные операции. Но если будет необходимо, мы будем такими же сильными и решительными, как всегда».

— В смысле, новые раунды?

— Это может случиться, желательно как можно с большими перерывами между раундами.

В интервью Ганц также упомянул политические вопросы, которые теперь снова возникают по окончании боевых действий, когда осталось всего несколько дней до окончания срока, полученным Лапидом на формирование правительства. Он еще раз опроверг сообщения о каких-либо недавних контактах с Нетаньяху, сообщения, которые усилились в свете тесной работы Ганца и Нетаньяху во время военной операции. Ганц подчеркнул, что в ходе операции он вообще не занимался политическими вопросами, а также не получал никаких предложений от премьер-министра.

— Сейчас мы вступаем в новую политическую игру. Война окончена, нужно формировать правительство, вы партнер в таком правительстве? Нетаньяху говорит тебе: «Давай, сынок, я уступаю тебе на первые два года. Ты становишься премьер-министром немедленно.»

— Аттила, он уже сказал это, верно?»

— Не знаю.

— Я знаю. Он уже говорил это.

— Он сделал вам такое предложение, что уступит на два года?

— Да, было предложение, что я буду первым в ротации и сформирую правительство вместе с ним, и я не согласился.

— Ты на это не пойдёшь?

— Я не иду на это, потому что Государству Израиль нужен новый путь.

— И ты сейчас это повторяешь?

— Либо это произойдёт через смену правительства, либо через выборы — я не буду сотрудничать с Нетаньяху. Он обманул меня на политическом поприще, и я не собираюсь возобновлять с ним сотрудничество.

— Следовательно, всё решено.

— Верно.

___

[1] Израильские военные, погибшие в Газе в ходе операции «Нерушимая скала» в 2014 году.

[2] Гражданские лица, первый – оле из Эфиопии, второй – бедуин, которые по непонятной причине проникли в Газу и удерживаются там.

[3] Комплекс МО в Тель Авиве.

Print Friendly, PDF & Email

18 комментариев к «Ганц сказал Ynet: «Сануар глубоко сожалеет, теперь его не слышно». Перевод Сёмы Давидовича»

  1. И как это, Сэм, вы умудряетесь все перетянуть на свою личность? Я же сразу роль переводчика подчеркнул. Лично о вас в моем посте ничего нет.

  2. Недавно на одном из израильских русскоязычных сайтов обсуждался вопрос: «Чем отличается эта война от всех предыдущих войн Израиля с ХАМАСом?” (//mnenia.zahav.ru/Articles/3435943/спокойствие_среди_хаоса#cc-100939900).
    Мой ответ был такой: «К написанному автором можно добавить, что отличается она отсутствием ежедневных могочасовых заседаний «военного» кабинета, состоящего бог знает из кого, включая министра образования и других специалистов в области политических комбинаций во главе с премьер-министром, озабоченных прежде всего своим политическим иммиджем и именно для него использующих свое членство в этом кабинете. Армия наконец-то получила возможность действовать без руководящих указаний свыше.»

  3. Надо грохнуть так, чтоб обошлось без войны — как американцы грохнули Бин-Ладана или Касема Сулеймани, или наконец так, как грохнули Фахризаде.

  4. Наконец-то и мне в числе других читателей, «особенно не живущих в Израиле, но живо интересующихся происходящем у нас», выдана индульгенция на выражение своего мнения. Строго говоря, главный смотритель Гостевой по израильским темам рассуждать не разрешал, а только «с интересом прочесть», но тут уж не взыщите.

    У этой статьи три создателя: 1) непосредственно сам главный герой (сокращаю до ГГ); 2) журналисты; 3) переводчик. Кому из них предъявлять претензии – неясно. Все хороши, но я ни в коей мере не ставлю под сомнение качество перевода, хотя мы насмотрелись тут на творчество добровольных помощников ГУГЛ-переводчика. Правда, с английского.

    В первом предложении журналистов я насчитал семь разных тем, поданных через запятую: восстановление (1) Газы связывается с пленными (2), пропавшими без вести (3), знаком «V» (4), непонятным призывом ГГ «прекратить лишь…» (5), создание «умеренного альянса» (6) и явная угроза лидерам (7). Интересно, у кого из создателей статьи такая каша в голове?

    Далее сам ГГ, если верить переводчику, во главу угла восстановления Газы поставил возврат тел и пленных. По телам 7-летней давности промолчу, но с пленными вспомнился старый анекдот: «Ты шо, эфиоп твою мать, живого палестина не бачив?». Конечно, перед началом строительства индустриальных парков совершенно необходимо решить эти самые главные проблемы.

    Насчет высоких оценок ГГ у меня только один вопрос: 4300 ракет ведь надо откуда-то привезти или где-то поблизости изготовить – разведка знала об этом?

    «Я не допущу» — это конечно сильно звучит, но красивыми фразами сегодня никого не удивишь, даже взятых под постоянную мушку лидеров. «Я никогда не даю свидетельств о неприкосновенности никому из наших врагов». Это, видимо, к вопросу об очереди лидеров ХАМАС лично к ГГ за этими свидетельствами.

    После таких заявлений и ряда других, хвастливых и клишированных штампов ГГ перешел к политике. Но в этой части все выглядит вообще неинтересно, предсказуемо и, порою, просто глупо.

    Так кто сегодня главный герой этой статьи, высокоинтеллектуальный военный или неудачный политик? Первая вакансия занята начальником Генштаба Кохави (когда С.Давидовича пригласит редактор сайта 9 канала, он сможет уточнить известное высказывание Янкелевича о Кохави).

    Остается политик эпохи пулеметных очередей бесконечных выборов.

    1. Дорогой Григорий, я ценю вашу иронию, но похоже, что вы меня с кем-то путаете. Или путаете 2 разные вещи: судить (в смысле высказывать мнение) и осуждать.
      Теперь о статье. Вы преувеличили мою скромную роль. Я не создатель, но просто транслятор. Вы вполне можете обойтись и без моего посредничества, ведь действительно есть ГУГУЛ. И я вполне понимаю, что вы привыкли к совсем другой журналистике, но это то, что есть, не даром же говорят «исраильски-примитивски».
      Насчёт призыва (5), то израильтянам он более, чем понятен. Другое дело, что не все с этим призывом согласны.
      Я согласен с вами по поводу «тел», но я не хотел писать » трупов». Наверное правильнее было написать «останков», но понимаете, какая штука, дорогой Григорий. Обычно написав статью, я стараюсь отложить её в сторону хотя бы на пару дней, чтобы потом вернуться к ней не намыленным взглядом. Но тут была дорога ложка к обеду, и я в какой раз должен поблагодарить Редактора за оперативнейшую публикацию.
      Насчёт анекдота я не понял. Возврат своих граждан домой, пусть и оказавшихся в плену по своей вине, в правилах Израиля, достаточно вспомнить Танненбаума. Это не про нас, хотя вам, допускаю, понятнее и ближе: «Я лейтенанта на фельдмаршала не меняю.
      Насчёт ума или глупости нашего МО моё мнение с вашим не совпадает.
      И последнее. Меня не пригласит «редактор сайта 9 канала». Более того, мою статью не опубликуют на этом сайте. И я расцениваю это не как минус, а как плюс. Меня вполне устраивает, что мои статьи публикуются на сайте «Заметки по еврейской истории».

      1. Насчёт анекдота я не понял.
        ++++++++
        Чего тут непонятного? Парень из Эфиопии перебежал посмотреть на палестинцев. Ситуация описана анекдотом еще в 1967

        1. Теперь анекдот понял.
          И снова приведу пример Танненбаума, который попал в руки Хизбалле совсем не из-за любопытства, а из-за стремления заработать.
          Читал, что теперь работает таксистом.
          В Израиле

  5. Но не решен глпаный вопрос: ПрекратяBCWmik3тся ли обстрелы с обоих сторон навсегда?

  6. Публиковалась информация, со ссылкой на источник в ЦАХАЛ, о том, что уничтожны были не все стационарные пусковые установки ХАМАСа из-за недостатка разведданных и что для получения этих данных нужны были еще два дня активных действий. Наверное, это было задачей политиков добиться отсрочки перемирия на два дня. Но… Спасибо США, мы и так получили «десять дней, которые потрясли мир».

    1. На сколько я понял,получили бы больше,если б смогли внятно обьяснить наши цели. Кто-то из коментаторов «проговорился»,что первый вопрос американцев был «А чего вы собственно хотите добиться?». Ну и когда мы начали просить еще N дней что б грохнуть Дефа,нас предсказуемо опустили на землю. Ради того,чтоб грохнуть полуживого ублюдка не стоит перепахивать всю Газу.

      1. Дефа могут грохнуть и в «мирное» время. Как сказал высокопоставленный армейский источник Алону Бен-Давиду — Деф перестал быть просто человеком и его ликвидация «стоит» войны.

  7. Во время этой операции (в отличие от других) министр обороны (прекрасный военный специалист) был гораздо менее зависим от премьера. Возможно, поэтому и более успешен.
    А то, что он не готов к дальнейшему (политическому) сотрудничеству с Нетанияhу даже если тот ему очередь уступит — понятно. Биби и Ликуд столько дерьма на Ганца вылили…
    Такое только Бенет стерпит 🙂

    1. Cогласен с Вами.
      Ганц показал себя иным, чем наш ПМ как с человеческой — всё время возвращается к теме
      возрата тел погибших и пленных, так и с точки зрения политической — предлагает возможный путь решения проблемы, предлагает ответ на мой вопрос № 10.
      И ещё.
      У пропагандистов Ликуда, которые начали подготовку к следующей предвыбороной компании — см. нашего «военного эксперта», будет проблема: говорить об успехах операции и не вспомнить имя МО.
      Но, уверен, что справятся.
      1. Вспоминать не будут
      2. Скажут — всё решал ПМ, а МО действовал по его ЦУ.
      И это будет одновременно.

      1. Как там в концовке старого анекдота о престарелом импотенте»
        «И ты говори…»

  8. Спасибо, Семён, за перевод. Мнение министра обороны интересно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *