Элла Грайфер. Глядя с Востока. 60. Но некоторые все же равнее…

 756 total views (from 2022/01/01),  8 views today


Элла Грайфер

Глядя с Востока

60. Но некоторые все же равнее…

В нашем мире все не в меру,

Все – смотря по глазомеру.

Что одним идет отлично,

То других карает строго,

Что немногих славит много,

То для многих – неприлично.

Из стихотворения, написанного моим

дедушкой в альбом моей бабушке.

Процесс по делу московской выставки «Осторожно – религия!» набирает обороты. В первом приближении организаторы осуждены, теперь подают апелляцию… Нет, нет, не собираюсь я рассуждать на тему, кто прав, кто виноват, меня в этом деле интересует некоторый аспект, который, собственно, к делу-то не относится.

А именно – еще до процесса высказанная без обиняков позиция правозащитных организаций – как в России, так и за ее рубежом. Понятно, что они – на стороне организаторов выставки, поскольку свобода творчества художника неприкосновенна, а кому не нравится, что он вытворил – пусть смотрит в другую сторону. Это позиция принципиальная. Не сомневаюсь, что точно также отреагировала бы «Эмнести Интернейшенел» на аналогичное событие где-нибудь, скажем, в Париже, где вместо православных выступили бы католики, в Нью-Йорке, где отличились бы, скажем, протестантские фундаменталисты, и уж кольми паче в Тель-Авиве, поскольку среди множества модных обвинений в адрес Израиля, религиозное засилье как раз фигурирует на одном из первых мест.

Но вот, как вы думаете, отозвалась бы та же «Эмнести» на нечто подобное в любой точке земного шара, если бы действующими лицами оказались… мусульмане? Что бы они тогда сказали, а? …Вот то-то и оно! Спокойно прошло по экранам кощунственное с точки зрения христиан «Последнее искушение», с триумфом прокатились антисемитские «Страсти» по Гиббсону, а как вышла короткометражка Тео ван Гога… И где тот фильм, и где ван Гог?.. Нет, нет, правозащитники, конечно, робко повякали, что нехорошо, дескать – с ходу враз перо под ребро… Но не слышно чего-то их голосов против запрета демонстрации фильма.

Ну конечно, ну разумеется, это же не цензурный запрет, это же из соображений безопасности… Хотя… а что такое, собственно, цензура, если не устроение, при котором опасности (как правило, даже куда менее серьезной!) подвергается человек, публикующий нечто, неугодное власти? А что в данном случае осуществляет ее не законное правительство, а инстанции совсем другие, так что ж… Отсюда видно, какая власть на месте – взаправду власть.

Причем, самое интересное, что покоряются ей без всякой попытки сопротивления, без малейшего протеста. За ней самые отчаянные анархисты и «подрыватели основ» с полной готовностью признают права, о каких своя исконная и мечтать не смеет. Не зря, видно, Берт Брехт уже больше полувека назад шуточки отпускал про «храбрецов», что рубаху на себе рвут, как будто жерла пушек на них направлены, тогда как на самом деле на них направлены всего лишь театральные бинокли… Между собой игра еще идет по старым правилам: демократия, свобода творчества, права человека, но… лишь в пределах, строго очерчиваемых властью новой. Все попытки ввести демократические замашки в отношения с новыми господами безжалостно пресекаются. Они подчинения требуют безоговорочного – и умеют его добиться.

Чем именно провинился перед человечеством Слободан Милошевич, мне отсюда не видно, но полагаю, что суданские художества в Дарфуре вряд ли удалось ему перещеголять… Только тех-то что-то в Гаагу-то и не зовут. Не зовут в Брюссель и всем известного, спокойно в Париже проживающего организатора резни в Сабре и Шатиле. На Шарона – возможно, знавшего, но не предотвратившего – дозволено бочку катить, а про настоящего-то убийцу пикнуть не смеет принципипиальное бельгийское правосудие. И уж конечно, голые бабы, что арестантов в Абу-Грейбе водят на поводке – явление куда более возмутительное, чем палестинский народный обычай коллаборационистов вверх ногами на фонарных столбах развешивать.

…Приезжее меньшинство, решительно навязывающее свою власть и свой образ жизни многочисленному, но беззащитному местному населению… А не напоминает ли это вам, граждане, времена проклятого колониализма? В «западном»-то варианте его давно и громогласно предали анафеме, а вот в направлении обратном… Цель у новых колонизаторов примерно та же, что у прежних: повысить свой жизненный уровень в сравнении с тем, что доступно на родине. Труды и опасности их тоже не пугают, и точно также стремятся они «окультурить» недоразвитых аборигенов, причем права «неокультуренных» будут, соответственно, ограничены.

До сознания аборигенов не дошло еще, что их колонизируют, но инстинктивно применяясь к обстановке они потихоньку примирились уже с тем, что колонизаторы – высшая раса, европейский закон для них не писан, зато их закон в Европе под страхом смерти критиковать не дозволяется.

Решительно и в открытую переходят в ислам пока что немногие – в основном коммунисты и прочие левозамороченные, но и респектабельная публика начала уже инвентаризацию собственного исторического и культурного багажа на предмет отыскания точек соприкосновения с мировоззрением новых господ. Ведь общность взглядов, единство мнений по каким ни на есть вопросам ассимиляцию облегчит и даже «дхимма» покажется не такой уж обидной. Главное – вовремя сделать хорошую мину при плохой игре.

Как великую победу при всенародном ликовании празднуют в Европе каждое освобождение заложников по случаю исполнения всех требований очередного Бен-Ладена уездного масштаба. А требования эти, кстати сказать, все больше смахивают на банальную уплату дани, а попросту – грабеж… вроде как в Средние Века была в Европе мода евреев в заложники брать с последующим освобождением за приличное вознаграждение… Да, кстати, о евреях…

Если свободной Европе антисемитизм виделся обузой и пережитком прошлого, то Европе колонизируемой он открывает путь в большое будущее: ведь все эти «Протоколы», «Майн Кампф» и расовые теории, что арабы нынче расхватывают как горячие пирожки, – порождение ее культуры. Так может ли она себе позволить столь драгоценное наследие сбросить с корабля современности?

Можно ли ожидать, что демократическая публика права евреев защищать кинется, если неспособна она уже отстаивать свои собственные права? Да как вообще смеют эти жиды пархатые сопротивляться завоевателям, которым собственною персоною покорилась уже великая, могучая, великокультурная и высокоцивилизованная Европа! Существование Израиля есть святотатство, поскольку противоречит воле владык. Любая самозащита с его стороны – уголовное преступление, ибо не вписывается в закон единственно легитимный. Куда более легитимный для них сегодня, чем все законы, когда-либо принятые ими самими в их собственной стране.

Понятно, что в данном случае все разговоры насчет равноправия, политкорректности и ценности человеческой жизни – не более чем лицемерная болтовня, но… а бывают ли у них случаи какие-нибудь другие? Чего же на самом деле стоят все эти правозащитники, сторонники ненасильственных действий, объединенные нации и международные трибуналы, если с первого выстрела готовы они не только что сдаться на милость распоследнего террориста, но и признать за ним полное моральное право сапогом пинать их во все места?

Оно конечно – против лома нет приема, насилие аргументов не слушает, при желании задавит любой протест, но наблюдаем-то мы не испуганное молчание, а агрессивно-восторженное воспевание насильника, притом, что сам-то он всенародного энтузиазма под страхом смерти (по советскому образцу) потребовать еще не догадался. Иными словами, правозащитники наши расписываются публично в том, что главным источником права для них является увесистый кулак. В ПРИНЦИПЕ, а не только в тот момент, когда он поднесен к собственному носу. Прочие же все рассуждения – фестончики и елочная мишура.

Мы-то думали – человечество действительно выползает потихоньку на новый этап своего развития, где человек человеку не обязательно волк, есть и другие варианты… а на самом-то деле это было не более чем одним (недолгим!) этапом развития одной отдельно взятой цивилизации, которая к тому же, свое уже отыграла.

Мы-то думали – это всерьез, насчет разнообразия и равноценности, верили, что иерархия культур на самом деле из моды вышла, а оказалось – она как тот пиджачок из «Свадьбы в Малиновке»: Поносил – дай другим поносить.

Мы-то думали — они и вправду нашли альтернативу праву сильного и закону джунглей, а они и до толстовства-то, оказывается, не доросли. Толстой хоть и отстаивал непротивление злу насилием, но зло-то злом называть не боялся.

Неужели взаправду так?..

Ох, как не хочется…

2005

  

Print Friendly, PDF & Email