Кинорецепт от Бориса Бермана. Три израильских сериала

 252 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Противостояние спецслужб, агенты под прикрытием, их ничего не ведающие родственники… Набор обычный. Но как же здорово это снято, как лихо придумано. Сценаристы плетут кружева, железные кружева. Вырваться из их истории — невозможно.

Кинорецепт от Бориса Бермана

Три израильских сериала

Борис Берман

Продолжение. Начало

Сериал «Наши парни» (“הנערים”; “Our Boys” точнее было бы перевести, вероятно, как «Наши мальчики») создан кинематографистами Израиля и США (выпущен совместно с HBO). Сериал основан на реальных трагических событиях. Летом 2014 года были похищены три израильских подростка (они путешествовали автостопом), а спустя две недели были обнаружены их тела. Как выяснилось, подростки были похищены боевиками ХАМАС.

Волна гнева захлестнула Израиль, люди требовали найти виновных и «покарать арабов».

А спустя пару дней в Восточном Иерусалиме был похищен, а затем заживо сожжен 16-летний арабский подросток Мухаммад Абу Хдейр.

За раскрытие преступления берётся Симон, сотрудник Службы безопасности (Шабак). Он и его коллеги приходят к выводу, что за жестоким убийством стоят члены семьи ультраортодоксальных евреев…

И тут начинается самое главное. Противоборство закона и понятий. Согласно закону, преступники должны понести заслуженное наказание (им грозит пожизненный срок). «Понятия» же (или, если угодно, общественное мнение) требуют снисхождения, более того, экстремистски настроенные трактуют зверское преступление как «благородную месть»…

«Юридическая драма» (так определяют жанр «Наших мальчиков») становится психологической драмой, и авторы дают возможность каждому из ее участников проявить себя, свою, скажем так, правду.

И уж дело зрителя — кому сопереживать, кого ненавидеть.

Актеры работают с тщательной выразительностью, нигде не «плюсуя», не давя ни на жалость, ни на осуждение. Любой «пережим» был бы тут непростительной ошибкой, ибо в сериале немало документальных кадров, и в целом он создаёт ощущение подлинного документа (камера оператора Ярона Шарфа «дышит», переходя от репортажного регистра к монологическому; и нигде не фальшивит).

Это очень сильное кино, изобретательное, технически совершенное. Недаром за плечами его авторов (Джозеф Седар, Тауфик Абу Ваэль и Хагай Леви) немало серьезных работ и престижных премий (в том числе Каннского фестиваля). Сериал «Наши мальчики» получил 14 премий Израильской Академии кино и телевидения, а на церемонии вручения премий шоураннер Хагай Леви поблагодарил премьер-министра Нетаньяху «за выдающуюся рекламу». Реклама действительно была «выдающейся»: Нетаньяху назвал сериал «антисемитским» и призвал бойкотировать его…

Я не премьер-министр и не вижу в «Наших мальчиках» ничего антисемитского. Напротив, это произведение о силе духа народа Израиля, который — действиями полицейских, приговором суда — покарал преступников.

Месть — вечный двигатель не только сюжетов. Она, к несчастью, бикфордов шнур и в реальной жизни. Сериал «Наши мальчики» не даёт ответа на вопрос: а как дальше-то жить? Искусству не дано ответить на такой вопрос, и тут впору вспомнить слова Герцена: «мы вовсе не врачи, мы — боль».

Если вы хотите узнать о той боли, что живет на земле Израиля, посмотрите этот сериал.

* * *

Каких только «Заложников» нет в сериальном меню. Кто-то порекомендовал американских (“Hostages”, 15 серий с Тони Коллет в главной роли), но я порылся в интернете и понял, что это отнюдь не первоисточник: могущественный продюсер Джерри Брукхаймер обратил внимание на израильский сериал «Заложники» (“בני ערובה”, “Bnei Aruba”, 2013 год, 10 серий) и сделал свою версию, с участием израильских авторов — Омри Гивона и Ротема Шамира. Совершенно не уверен, что когда-нибудь стану смотреть американский вариант, потому что израильские «Заложники» — затянули меня, как в омут, и я просто не могу представить себе других артистов, другую режиссуру в реализации увлекательнейшего сюжета о семье врача, ставшей заложниками по таинственной (на первых порах) причине.

Это не триллер, а настоящая психологическая драма. Отношения между заложниками и теми, кто их пленил; отношения внутри семьи, «скелеты» тайн прошлого и настоящего — всё это сплетается в тугой клубок, распутать который нет, кажется, никакой возможности.

Доктора Яэль Данон, от чьего решения многое зависит в сюжете «Заложников», играет Айлет Зурер — израильская актриса, живущая в США и снимающаяся, как в Израиле, так и в Америке (так, в частности, она снималась у Спилберга в «Мюнхене»). У Зурер здесь выдающаяся роль, актриса тонко чувствует жанр, в ее актерской природе есть некая тайна, которую хочется разгадать…

А потом Гивон и Шамир решили снять второй сезон «Заложников», в Израиле денег они не нашли, зато обрели поддержку французов, и те не прогадали: 12 серий второго сезона были приобретены для показа во многих странах.

Сюжетная петелька, брошенная как бы на полпути, вырастает в новый драматический сюжет, в центре которого вновь заложники. Но доктора Данон тут уже нет — здесь солирует бывший полицейский Адам Рубин. Его играет неизвестный мне Йохан Лотан. И как, признаюсь, приятно видеть в неизвестном актере недюжинный талант. Нет шлейфа сыгранных ролей — есть мощная харизма. И, конечно, внешние данные: Лотан красив, конечно, но это, я бы сказал, застенчивая красота. За ней скрывается и энергия, и рефлексия; вот такое парадоксальное сочетание.

Чтобы не лишать вас удовольствия от погружения в мир «Заложников», специально не раскрываю сюжетных перипетий сериала. Скажу только, что в сюжете есть и мелодрама, и жажда наживы, и политическая игра, но главное — это выявление сути человеческих характеров, оказавшихся в трагической ситуации, когда, казалось бы, от твоей воли ничто не зависит.

Но, как выясняется, кое-что зависит.

Я не считал, разумеется, но создалось ощущение, что едва ли не каждые десять минут — это новый сюжетный поворот.

А что ещё нужно, чтобы не пожалеть о часах, проведённых с «Заложниками»?

Если решите последовать моей рекомендации, не забудьте, что я говорил не об американских, а об израильских «Заложниках» (“בני ערובה”, “Bnei Aruba”, 2013–2016 гг.; 10 + 12 серий, заявлен третий сезон).

* * *

Когда нет сил вдумываться в расписание прогулок согласно нумерации домов, лучшее средство — забыться. Мне позволил забыться израильский сериал «Под чужим флагом» (“כפולים”, “False Flag”; два сезона: 8 + 10 серий, каждая по 40 минут).

Противостояние спецслужб, агенты под прикрытием, их ничего не ведающие родственники… Набор обычный. Но как же здорово это снято, как лихо придумано. Сценаристы плетут кружева, железные кружева. Вырваться из их истории — невозможно.

Да, это не авторское кино, тут нет претензий на сверх-смыслы. Зато профессия — на высшем уровне.

Некоторым впору поучиться.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *