Михаил Ривкин: Недельный раздел Деварим

 118 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На сей раз мы отступим от привычного формата наших заметок, и предложим вниманию наших читателей пространное интервью Арнона Сегаля с Иданоном Дершовичем, опубликованное в газете Макор Ришон 2.04.2021. В связи с большим объёмом текста, первая часть дана в изложении.

Недельный раздел Деварим

Михаил Ривкин

Летом 1883 года Мозес Вильгельм Шапиро, известный иерусалимский торговец иудейскими древностями и археологическими находками, сделал сенсационное заявление: ему удалось приобрести древний манускрипт, датируемый временем Первого Храма, написанный палеоеврейским шрифтом, и содержащий самую древнюю, не редактированную версию книги Деврим. Впервые В. Шапиро представил свой манускрипт в Германии, а затем в Лондоне, где он передал его для тщательного исследования в Фонд Исследований Палестина (PEF) — самый авторитетный, по тем временам, научно-исследовательский институт палестинских и иудейских древностей. Манускрипт был выставлен в Британском Музее, где произвёл настоящую сенсацию и привлёк внимание огромного числа посетителей. Но скоро наступило разочарование. Заключения крупнейших учёных того времени — Шарль Клермон-Гано, французского папиролога, и Кристинана Гинзбурга, специалиста по древним рукописям Торы, были вполне однозначны и категоричны: манускрипт Шапиро — подделка. Это заключение базировалось на тщательном исследовании физического носителя текста — полосок кожи, из которых составлен свиток. Исследователи уверенно пришли к двум выводам. Во-первых, кожаные полоски не могли сохраниться со времён Первого Храма, они давно бы истлели. Во-вторых, эти полоски были вырезаны из старых свитков Торы, и обработаны специальными химикалиями, чтобы придать им древний вид.

Немалую роль в столь категоричном суждении учёных сыграло и то, что В. Шапиро имел весьма сомнительную репутацию. Он, действительно, удачно продал много редких образчиков древней иудаики, но и не раз попадался на попытках продавать подделки. Источники его приобретений (даже подлинных) зачастую терялись в криминальной сфере, он не брезговал скупкой краденного.

Верил ли сам В. Шапиро в подлинность манускрипта Деварим? Трудно сказать, так или иначе, 9 марта 1884 он покончил с собой, завещав манускрипт Британскому музею для дополнительной поверки. Музей вскоре продал его, как явную подделку, за бесценок. Манускрипт Шапиро несколько раз переходил из рук в руки, и в 20-ые годы его следы потерялись. Сохранились тщательные графические эскизы, исполненные К. Гинзбургом и точно копирующие Манускрипт.

Сто сорок лет спустя после обнародования Манускрипта Шапиро нашёлся учёный, который, твёрдо уверен в подлинности этой находки, и уже опубликовал пространную монографию, где излагает свои аргументы. Идан Дершович (38) родился в Старом Городе, учился в Средней Йешиве Хорев, затем — в Йешиват-Эсдер Ар э-Цион. Академическое образование приобрёл в Еврейском Университете, в настоящее время заканчивает пост-докторат в Университете Бостона.

Вся аргументация И. Дерщовича построена исключительно на текстуально-критическом анализе, т.е. на сравнении текста Манускрипта Шапиро с теми выводами и заключениями, к которым пришла теория источников, вне всякой связи с находкой иерусалимского антиквара. Манускрипт Шапиро воспроизводит только повествовательную часть Деварим, и пропускает законодательную.

«Согласно этому Манускрипту, — добавляет И. Дершович — «Я — Г-сподь Б-г твой», «Да не будет у тебя богов других» «не делай себе кумира» — это всё части одного речения, Существуют различия в содержании и в порядке речений. В конце каждого речения следует «Я — Г-содь Б-г твой», и таким образом мы можем уверенно провести границу между речениями. В конце концов, Манускрипт Шапиро приходит именно к десяти речениям, не более».

Некоторые особенности текста в Манускрипте Шапиро точно подтверждают те выводы, к которым библеистика пришла только в начале ХХ в., и о которых В. Шапиро знать не мог. И это, по мнению И. Дершовича, — самый главный аргумент в пользу подлинности Манускрипта.

Заключительную часть интервью мы приводим полностью, поскольку именно она представляет, как нам представляется, наибольший интерес для наших читателей.

«Каким образом вы, еврей, строго соблюдающий заповеди, относитесь к исходному допущению ваших исследований, что Тора была написана на основе более ранних текстуальных источников? Ведь такая позиция соответствует библейской критике, и её выбросят на свалку из Бейт-Мидраша.

«Выводы из этого открытия не совместимы с принятой традицией, — признаёт Дершович — но они сами по себе напрашиваются. Тора — это текст, который прошёл доработку, переписывания и добавления».

Одно из основополагающих допущений библейской критики состоит в том, что книга Деварим составлена во времена Йошияу, в конце периода Первого Храма. Именно так понимали исследователи слова Хилкияу коэна, который сообщает Шафану, царскому писцу: «книгу Книгук Торы нашёл я» (Мелахим, гл. 22). Дершович не убеждён, что это именно тот срок, когда была написана книга Деварим, однако не видит в этом утверждении такой уж большой ереси.

«Если мы откроем комментарий РАШИ к Диврей а-Ямим (Хроники), то увидим, что он объясняет так: найденная книга была «Мишне Тора» (второзаконие), т.е. книга Деварим. Эту идею развил в начале XIX в. Учёный Вильхельм де Ветте. Он предположил, что то, что было написано во времена Йошияу — это законодательная часть книги Деварим, гл. 12-26.

В Деварим гл. 11 написано: «Смотри, я предлагаю вам ныне благословение и проклятие». И сынам Израиля заповедано произнести их вслух на горе Гризим и на горе Эйваль. Мы ожидаем, что сразу вслед за этим последуют формулировки благословений и проклятий, но вместо этого мы получаем длинный сод законов, половину всей книги Деварим. И только в гл. 27 мы возвращаемся к стоянию у горы Гризим, и там появляются формулировки благословений и проклятий. И вот что удивительно, в Манускрипте Шапиро законы вообще отсутствуют, такое впечатление, как будто их вставили на середине изложения. В этом свитке отсутствует неестественный интервал между повелением произнести благословения и проклятия, и между самими словами благословений и проклятий. Иными словами, можно допустить, что текст Манускрипта Шаппиро предшествует общепринятому сроку написания книги Деварим.

Общепринятая теория, на сегодняшний день, гласит, что первичное ядро книги Деварим это свод законов, к которому были добавлены повествования, с тем, чтобы приписать авторство Моше [именно эту точку зрения мы отстаивали год назад — М. Р.]. Но Манускрипт Шапиро требует, чтобы мы признали противоположное — что первичным ядром являются не законы, а именно повествовательная часть. Возможно, что были древние законы, которые вставили в книгу Деварим

Когда же был написан Манускрипт Шапиро и кем именно?

Я не знаю, когда это случилось, но текст, который там фигурирует, я отношу ко времени Первого Храма, до Йошияу. Моя датировка основана на языке Манускрипта. Я его проанализировал вместе с американо-израильской лингвисткой Наамой Пат-Эль, и мы пришли к выводу, что этот язык соответствует стилю, известному по надписям Первого Храма. Мне представляется возможным, что как законы, так и повествование были написаны до царя Йошияу, а в его царствие они были обнародованы. Вообще, называть точную дату написания библейского текста проблематично, потому что эти тексту переписывались и передавались на протяжении столетий.

И всё же, каким образом верующий человек может принять точку зрения, что Тора написана не во времена Моше?

Сама идея, что каждая буква и каждый значок в Торе получены из уст Моше и не менялись на протяжении времени, была далеко не общепринятой даже в еврейской традиции — отвечает Дершович, — Мудрецы, Благословенной памяти говорили по «правку писцов», про пасук «Авраам еще стоит пред Господом» (Брейшит 18:22) в Мидра Танхума и в Брейшит Раба сказано, что по ошибке было написано «Г-сподь ещё стоит перед Авраамом», и эту ошибку исправили Мужи Великого Собрания, во времена Второго Храма. В Торе есть повторяющиеся выражения «до сего дня», которые указывают, что текст был написан не тогда, когда происходят излагаемые события, а позднее. Мудрецы, Благословенной памяти обсуждают вопрос, кто именно написал последние строки в Торе, описывающие смерть Моше. Ибн Эзра намекает на то, то он называет «тайна двенадцати», иными словами двенадцать последних пасуков в книге Деварим, которрые не были написаны Моше.

Существуют даже тонкие различия между ашкеназийскими, сефардскими и Йеменскими Свитками Торы, и чем дальше мы углубляемся в прошлое, тем эти различия заметнее. Существуют также различные варианты Канонической текстуальной нормы (Масоры). Если мы сравним свитки Торы, написанные до изобретения книгопечатания, то увидим, что почти не встречаются два полностью идентичных. Тем более, если мы вернёмся ещё раньше в времени, к Свиткам иудейской пустыни. Ясно, что текст не оставался неизменным, на протяжении веков и тысячелетий в нём имели место изменения.

Я не утверждаю, что моя аргументация — это традиционная каноническая аргументация, и что Мудрецы, Благословенной памяти, её бы одобрили. С другой стороны, даже не углубляясь в теории библеистики, следует видеть, чем именно Тора сама хочет быть — и нигде она не претендует на то, что создана во времена Моше. Нигде, ни разу. Всё изложено в третьем лице, кроме цитат. Ясно, что тот, кто написал «Это благословение, которым благословил Моше перед смертью», написал это спустя какое-то время после случившегося. Или пасук в Брейшит: «И вот цари, царствовавшие в земле Эдома прежде царствования царя у сынов Исраэйлевых» (36:31). Ясно, что это написано тем, кто знал, что в Израиле есть цари. Это не ошибка и не небрежность. Итак, я полагаю, что и Манускрипт Шапиро, и многие части Торы — времён Первого Храма.

Похоже, религиозный мир уходит от вопроса о редактировании Торы. Почему, собственно?

Многие люди из этого мира, в особенности интеллектуалы и учёные, которые знакомы с исследованиями библеистики, соглашаются с общими выводами исследователей. Но говорят об этом, обычно, шепотом, потихоньку. /…/ Я чувствую, что в этом вопросе у меня нет никакого выбора, я не могу отрицать очевидное, то, что вижу своими глазами.

Я всегда любил читать ТАНАХ, но чувствовал, что не получаю в религиозном мире ответов на вопросы, которые у меня возникают. Когда я учился в Йешиве Ар э-Цион, я впервые столкнулся с критическими исследованиями ТАНАХа. В библиотеке Института Герцога я столкнулся с академическими исследованиями ТАНАХа, и они меня очаровали. Там я нашёл ответы на свои вопросы — не на все, и потому я стал думать самостоятельно, — но как метод это меня устраивало.

Вы думаете, что религиозный мир сможет когда-нибудь принять библейскую критику или её части? Или она действительно ведёт к ереси, как принято думать?

Если мы утверждаем, что это — не легитимная позиция, и что запрещено говорить такие вещи, то тот, кто позднее столкнётся с убедительными доказательствами редактирования и изменений в тексте Торы, и сам придёт к таким выводам, почувствует себя вне религиозного мира.

Я надеюсь, что в этом мире будет большая открытость к такого рода мнениям. Существую такие высказывания Ибн Эзры и Йеуды а-Хасида, что если кто-нибудь сказал такое сегодня, на него закричали бы, что он еретик. Я надеюсь, что такого рода мнения когда-то станут легитимными, и тогда не придётся бежать из религиозного мира, чтобы их понимать и обсуждать.

Страницы из дневника В. Шапиро, где он пытается расшифровать текст, написанный палеоеврейским шрифтом
Графическая копия Манускрипта Шапиро, исполненная К. Гинзбургом в 1883 г., с его рукописными заметками
Графическая комия Манускрипта Шапиро, исполненная Клермоном-Гано в 1883 г
Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ривкин: Недельный раздел Деварим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *