Ирина Афанасьева: Миры и фантасмагории Иеронима Босха, или БОСХ. Растленный любострастиями мир

 352 total views (from 2022/01/01),  6 views today

В 2016 году отмечалось 500-летию со дня смерти великого голландского художника. Из личных впечатлений с художественной выставки в Гамбурге… Растленный любострастиями мир (название юбилейной выставки) продолжает накручивать фантасмогорические спирали в современной реальности года 2021-го…

Миры и фантасмагории Иеронима Босха, или
БОСХ. Растленный любострастиями мир

Ирина Афанасьева

«Главная цель художника — показать тлетворные последствия чувственных удовольствий и их эфемерный характер: алоэ впивается в обнаженную плоть, коралл прочно захватывает тела, раковина захлопывается, превращая любовную пару в своих пленников. В башне Прелюбодеяния, чьи оранжево-желтые стены сверкают подобно кристаллу, обманутые мужья спят среди рогов. Стеклянная сфера, в которой предаются ласкам любовники, и стеклянный колокол, укрывающий трех грешников, иллюстрируют голландскую пословицу: «Счастье и стекло — как они недолговечны»
Шарль де Тольнай

„VERKEHRTE WELT, das Jahrhundert von Hieronymys Bosch“— это название художественной выставки, посвященной 500-летию со дня смерти гениального голландского художника, проходившей в Bugerius KUNST Forum c 4 июня по 11 сентября 2016 года. Целью гамбургской выставки было — показать как последователи-современники нидерландского живописца, используя его сюжеты и наброски, творчески развили наследие мастера.

Иероним Босх (нидерл. Jeroen(Hieronymus или Jheronimus); наст. имя — Йерун ван Акен, Jeroen van Aeken; родился около 1450, Хертогенбос, Брабант (Нидерланды) — умер 9 августа 1516, там же) — нидерландский художник, один из крупнейших мастеров Северного Возрождения. В родном городе Босха —Хертонгебосе открыт центр творчества Босха, в котором представлены копии его произведений.

Удивительно то, что в местном музее родного города художника практически не осталось работ мастера. На юбилейную экспозицию в «ПРАДО» (Мадрид) оригинальные шедевры Босха были предоставлены всемирно известными музеями — «Искушение Святого Антония» из национального музея Лиссабона, «Увенчание терновым венцом» из национальной галереи Лондона, рисунок «Человек-дерево» из Музея Альбертины в Вене ПРАДО, а так же работы Босха из собраний ЛУВРа (Париж) и Роттердама, Венеции, Вашигнтона.

22 августа 2016 год, перед входом в Музей

ТВОРЧЕСТВО

Босх — художник уникальный. Его стиль не имеет никаких аналогий в нидерландской живописной традиции, его творчество совсем не похоже на творчество других художников того времени, таких как Ян ван Эйк или Рогир ван дер Вейден.

Из сравнительно небольшого числа сохранившихся произведений Босха лишь 7 подписаны и ни одно не датировано художником. Стилистически его творчество принято разделять на ранний (1475-80), средний (1480-1510) и поздний (с 1510) периоды. Чаще всего это небольшие картинки нравоучительно-дидактического содержания («Извлечение камня глупости», Прадо, Мадрид; «Корабль дураков», Лувр, Париж) ; в те же годы была создана и расписная столешница с аллегориями Семи смертных грехов (Прадо) .

Жанрово-аллегорические сценки, полные грубоватого юмора, написаны в детализованной, «эмалевой» живописной манере старых нидерландцев. Доминирует чувство мучительной тревоги за абсурдное состояние человечества, погрязшего во всяческой скверне. Правда быта, едкая сатира сочетаются с замысловатой, темной символикой, и лишь в пейзажных далях (как это бывает у Босха почти всегда) сохраняется присущий Яну ван Эйку восторг перед божественной гармонией мироздания. Главные шедевры Босха, обеспечившие ему посмертную славу — большие алтарные триптихи, самым ранним из которых считается «Воз сена» (Прадо, Мадрид) . Многолюдное действо центральной части алтаря разыгрывается между Раем на левой и Адом на правой створках, — наглядными началом и концом земного пути беспутной человеческой массы. Сюжет главной сцены обыгрывает голландскую пословицу «мир — воз сена, каждый тащит с него, сколько может». Греховной сутолоке явно противостоят таинственные поэтические детали (например, изящная чета любовников, музицирующих на самом верху пресловутого воза) и прежде всего чувственная красота колорита, обретающего все большую легкость. Характерное для Босха обилие алхимико-астрологической символики достигает здесь апогея (исследователи не раз высказывали гипотезы о принадлежности мастера к какой-то тайной еретической секте). Напротив, в позднейшем из больших триптихов, с Эпифанией (Богоявлением) или Поклонением волхвов (там же) , царит почти безмятежный покой; земная суета, представленная мелкими сценками, зримо растворяется в полях картины за сакральным событием переднего плана.

Философская насыщенность образов, созданных Босхом, ставят их на один уровень с произведениями Леонардо да Винчи и А. Дюрера. Подготовив своими бытовыми и пейзажными наблюдениями реализм голландской живописи 17 века, он в то же время оказался дальним предтечей модернистско-авангардной абсурдисткой поэтики.

Копиисты, подражатели, последователи и наследники

Параллельно с чисто ремесленными подражателями, не претендовавшими на оригинальность, работали и другие мастера, создававшие под впечатлением картин Босха собственные интересные композиции. К таким художникам следует отнести, прежде всего, Квентина Массейса и Иоахима Патинира. Массейс перенял жанровый характер и моралистическую направленность босховских триптихов, и в его творческом преломлении это стало характерным достоянием голландской живописной школы. Патинира, напротив, привлекал космический масштаб происходящего — в своих панорамных картинах, вслед за Босхом, он воплощал фантастические и грандиозные пейзажи. В многоплановом творчестве Питера Брейгеля Старшего обе тенденции, развиваясь параллельно, представлены в равной степени, являя синтез нового философского обобщения. То, что Питер Брейгель Старший (ок. 1525/30-1569) в первую очередь унаследует от Босха, будет именно причастность народной крестьянской культуре, а также морализаторский дух, выраженный через аллюзии и подтексты двусмысленной и тонкой трактовки сюжета.

Когда сюрреализм заявил о главенстве подсознания в искусстве, фантазии Босха были заново оценены. Изъятые из позднеготического контекста, в котором они возникли, его чудовищные фигуры получили новую жизнь. Макс Эрнст и Сальвадор Дали объявили себя его наследниками.

Главным для Босха было содержание его произведений, экспрессия, эмоциональная выразительность.

Босх создал свой, особый мир, населенный демонами, отвратительными монстрами, грешниками, мир, где царит зло и страдание. В его «Царстве Антихриста» и «Новом Вавилоне» этот мир заслуживает разрушения и гибели…

Пройдя все залы, с представленными работами, нашему взору предстал фантастический и жутковатый мир из почти 90 графических работ и 10 картин. Каждый желающий посетитель столь уникальной экспозиции, покупая входной билет, мог бесплатно получить увеличительное стекло, для рассматривания мельчайших деталей на миниатюрных, по размеру, работах, сюжеты которых наполненны парадоксальными, разнообразными и причудливыми образами и формами, соединившими в себе черты средневековой фантастики, фольклора, философской притчи и сатиры. Символы, ассоциации, подтексты — это требует определенного внутреннего сосредоточения для зрителя. Одну графическую работу можно было рассматривать и разгадывать приличное количество времени, т.к. это зашифрованный космос смысла, это загадка, отгадав которую, можно прочитать аллегорию художника до конца..

Для восприятия эта выставка стала одной из самых напряженных еще и потому, что освещение большей частью во всех демонстрационных залах было максимально приглушено, и лишь отдельными окошечками высвечивались уникальные по исполнению, и времени написания, художественные шедевры старых мастеров.

Собственно говоря, аутеничных работ самого мастера Северного Возрождения мы увидели всего две, но ощутимые отголоски последователей живописца «бессознательного» 500-летнего прошлого до нашего сознания дошли. Возможно, что в этом и кроется секрет притягательности творчества Иеронима Босха — одного из великих голландцев 16 века. За пять веков человек по существу не изменился. Ведь «коллективное бессознательное» — «тайная комната» каждого из нас, полна страхов и кошмаров, но куда обычно «посторонним вход запрещен», разве что, он остался у современников Босха, его последователей, и наследников…

Мы покидали выставочный зал с легкой грустью, размышляющие и одновременно отчетливо осознающие, что человек не стал морально совершеннее, да и мир сегодня не стал лучше…

Гамбург, по дороге в Музей

Послесловие

К 17 веку имя Босха было забыто, и только в 20-м веке его открыли, по сути, заново, и в 21-м вновь продолжают открывать…

Растленный любострастиями мир («Развращенный мир» — название юбилейной выставки) продолжает накручивать фантасмогорические спирали в современной реальности года 2021-го… Босх и «босховщина» актуальны всегда.. За пять веков человек по существу не изменился… Увы и ах!

Ганновер-Гамбург, 2016, 2021…
Фото автора

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Ирина Афанасьева: Миры и фантасмагории Иеронима Босха, или БОСХ. Растленный любострастиями мир

  1. Пройдя все залы, с представленными работами, нашему взору предстал фантастический и жутковатый мир
    Бессмертное Чеховское «Подъезжая к станции…с меня слетела шляпа..»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *