Леонид Тростянецкий: Мудродурики

 263 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Проживал в небольшом провинциальном городке нос. В небольшом, не в Петербурге, где жил совершенно другой нос, о котором классик писал. Так вот, этот нос был противоположностью тому, классическому. Простой, отзывчивый, можно сказать, наивный. Но несмотря на то, что нос всегда держал себя по ветру, из проблем он не вылезал.

Мудродурики

Леонид Тростянецкий

КРИВАЯ

В молодости кривая нарасхват была. И надеялись: кривая, мол, вывезет. И просили, умоляли: вывози, кривая!.. Прямо проходу не давали. Были, конечно, и такие, что шушукались, клеветали, очерняли. Дескать, «по кривой дорожке ходит» и всё «вкривь и вкось» у неё получается. Так ведь у кого врагов нет?!

И кем только она не служила! И параболой бесконечно удалялась, и экспонентой бесконечно приближалась, да и в качестве гиперболы, чего греха таить, гиперболизировала. Ну, к старости, конечно, поистрепалась, поистёрлась… Фигура стала уже не та. Выпуклости исчезли. Похудела, почти высохла. Глянула на себя в зеркало — батюшки! Ну, ни дать, ни взять — прямая! А тут и на пенсию выпроводили.

«Ничего, — думает, — я и на пенсии без дела не останусь». Первым делом в газету объявление дала. Так, мол, и так, «соединяю удалённые друг от друга точки прямым кратчайшим путём». Ну, и стала клиентов ждать. Ждёт-пождёт, а клиентов, как не было, так и нет. Забеспокоилась, заволновалась, в редакцию побежала. «Может, — говорит, — шрифт поменять или чего-нибудь ещё?» А ей говорят: «Врать не надо было. Это ж любому известно, что прямой путь кратчайшим не бывает!»

НОС

Проживал в небольшом провинциальном городке нос. Именно в небольшом, а не в Петербурге, где жил совершенно другой нос, о котором классик писал.

Так вот, этот нос был полной противоположностью тому, классическому. Простой, отзывчивый, можно сказать, наивный. Но несмотря на то, что нос всегда держал себя по ветру, из проблем он не вылезал. Бывало, посочувствует соседу насчёт сбежавшей жены, по-простому, по-доброму, без всяких там… А тот в ответ по носу щёлк, да ещё и приговаривает чего-то про сование в чужой вопрос. У начальства поинтересуется по-хорошему: почему, мол, дела плохи? А те в ответ — про любопытную Варвару с базару, да ещё с намёками недобрыми. В чём только не обвиняли нос! И что задирает, и воротит себя, что крутит собой и дальше себя не видит! Что, дескать, фамилию свою, Гулькин, скрывает. А были и такие, что в ответ на душевность да искренность носову, за топор хватались — и чего-то там на нём зарубить пытались.

Надоела носу такая жизнь несносная. Задумался. «Может, чего не так делаю? Я к людям всей душой, а они вон как? Может, чего изменить?» Думал-думал и решил: «Всё-таки главное в жизни — самим собой оставаться». И остался в жизни… с самим собой.

НОГИ

Как сделали ноги в своей жизни первый шаг, так и пошли, так и побежали без остановки.

То в школу ходили, на кружки да на секции. Потом — на работу пошли. Днём — по магазинам, а ночью — по лесу бегали — волка кормили. Летом — в футбол играли, зимой — в хоккей, естественно. Всегда прямо ходили, а если и заплетались иногда, то только в компании с языком. Ну, бывало, ножку кому подставляли, пинка под зад давали, так ведь не по своей воле! По приказу свыше. Чего только не делали! Па в балете закручивали — народ ахал. Рекорды ставили. На конкурсах красоты призы получали, работали «не покладая ног». А уважения и справедливости не видели. Можно сказать, совсем даже наоборот. И, дескать, «всё ногами сделано» и «на уровне колен» и вообще эти двое с утра до вечера сидят, «закинув ногу на ногу». Устали ноги работать. Пошли пороги обивать — пенсию просить. До самой головы дошли. «Отпусти, — говорят, — на покой». А голова из стороны в сторону мотается, не соглашается.

Опечалились ноги — всю жизнь на неё работали, и — вот тебе и на! А чего удивляться?! От дурной головы ногам покоя нет и не будет.

ГУБЫ

Жили-были себе губы. Вроде бы одинаковые.

Ан нет! Одна губа, можно сказать, не дура, а вторая… вовсе даже и наоборот. Поведение у неё какое-то странное было. То надует себя и молчит, а то от умной требует, давай, дескать, хвали меня, моя губонька, а не то… Ну, одним словом, угрожает. Или врёт без удержу. Про богатства свои рассказывает. И про гармошку личную, и про помады разноцветные, и про усы, ей принадлежащие. Умная губа всё терпела, крепилась, а тут не выдержала — ну, и раскатала губу глупую. А, та уж совсем стыд потеряла и давай всем про родство своё кровное с Невской, Двинской и даже Чешской губой рассказывать. Видит губа умная, что увещеваниями ничего не добьёшься — и давай шлёпать глупую. А та, хоть и дура, а в долгу не осталась. Вот так и шлёпают они губами, а жизнь мимо проходит.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Леонид Тростянецкий: Мудродурики»

  1. Вспомнились слова нехитрой песенки Эдуарда Успенского: Палка, палка, огуречик, вот и вышел человечек…
    Здесь из нескольких миниатюр возникает облик не обладателя нехитрых описанных составляющих, а автора, видящего в самом простом свою суть. С мастерством, теплом, глубиной… Спасибо за удовольствие прочесть Ваши миниатюры.

  2. Мне миниатюры понравились в том числе и «с методологической точки зрения» — использование набора пословиц, поговорок и устойчивых выражений, связанных с «объектом» чтобы написать о нём сказку-миниатюру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *