Сергей Баймухаметов: КПРФ не слышит «левый марш»

 297 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В кругах демократической оппозиции, уже лишенной участия в парламентской борьбе за власть, установилось мнение, что выборы в России закончились — наступила эпоха открытого административного назначения. Не исключено, однако, что КПРФ, заранее заклейменная демократами как «соглашательская», может и спутать все карты.

КПРФ не слышит «левый марш»

Сергей Баймухаметов

Сергей БаймухаметовДавно уже, с 1995 года, не возникало для коммунистов такой благоприятной ситуации перед выборами в парламент страны. Тогда, 25 лет назад, КПРФ получила 157 мест в Госдуме. Партия власти «Наш дом — Россия» — 55, ЛДПР — 51 и «Яблоко» — 45 мест.

В кризисные три года после распада СССР инфляция достигла 3 563%, все сбережения населения обесценились, народ стал нищим. «Падение реальных доходов зимой 1995 года рекордно с начала 1992 года», — признавал глава «правительства реформаторов» Егор Гайдар.

Сейчас положение в стране, разумеется, несравнимо с тогдашним. Но расклад политических сил и обстоятельств — за полтора месяца до выборов в Госдуму — для коммунистов более чем удачен.

Во-первых, падает рейтинг партии власти — «Единой России». Как общий результат 20 лет невыполненных обещаний.

Во-вторых, несистемная оппозиция практически отстранена от предстоящих выборов: ее структуры объявлены «иностранными агентами», «экстремистскими организациями», отдельные лица обвинены в «причастности к экстремистским организациям», арестованы, осуждены или вытеснены из страны. Таким образом, широчайшее поле протестного электората совершенно открыто, пусто. Партия «Яблоко», увы, непопулярна в массах. И освободившееся место может занять только КПРФ. Мало кто поверит в искренность оппозиционных выступлений ЛДПР или СРЗП. А КПРФ в народе по инерции ассоциируется с прошлым — с Советским Союзом.

По данным соцопросов, три четверти (75%) современных россиян считают советскую эпоху лучшей в истории России. А 75% — это далеко и не только люди пенсионного и предпенсионного возраста. Значит, выросло уже почти два поколения, которые не знают или не помнят, в силу малолетства, ничего из той жизни, однако уверены, что она была хорошей, правильной, не то, что нынче… Суть не только в историческом мифе, который (стоит отметить) посильнее правды.

В 2018 году 65%% опрошенных заявили, что «современное российское общество в целом устроено несправедливо». Сейчас 80% выдвигают на первый план требование справедливости. Несправедливость воспринимается болезненней, чем экономическое неравенство. Советская власть видится сейчас как время справедливости.

Это слово, на мой взгляд — исторически ключевое для русского сознания, некая этическая доминанта в характере. Не случаен же вековечный крик души русского простолюдина: «Суди нас не по закону, а по справедливости!»

В последнее время сами же россияне отмечают среди окружающих рост агрессии (57%), недовольство действиями власти (53%), а на акции протеста, по их мнению, могут выйти до 21% граждан.

В кругах демократической оппозиции, потенциально уже лишенной участия в парламентской борьбе за власть, установилось мнение, что выборы в России закончились — наступила эпоха открытого административного назначения. Не исключено, однако, что КПРФ, заранее заклейменная демократами как «соглашательская», может и спутать все карты политологов: предчувствие победы, запах власти, инстинкт власти способны разрушить любые «соглашения», если таковые были. Но вероятность этого чрезвычайно мала. В рядах партии давно уже говорят о кризисе, гласно и негласно критикуя руководство.

Дарья Митина в 1996-2000 годах была депутатом Госдумы от КПРФ, самым молодым членом парламента. Сейчас она — секретарь ЦК незарегистрированной Объединенной коммунистической партии.

«Партия — это не электоральный механизм, чтобы угнездить чью-то задницу в парламентское кресло, — говорит Митина. — Она нужна для того, чтобы прийти к власти. Вот об этом в КПРФ не думает, по-моему, вообще никто. КПРФ хотелось бы, чтобы кроме нее никакого левого движения больше не было. Но на самом деле левое движение у нас очень широкое — другое дело, что находится оно в системном кризисе. И довольно давно. Стратегия руководства КПРФ дискредитирует левое движение».

Ветеран Иван Никитчук, стоявший у истоков КПРФ, заявил с трибуны XVIII съезда КПРФ (апрель 2021 года): «Я вступал в партию в 1974 году, почти 50 лет назад, но это была другая партия, в которой белогвардейцев, проходимцев и негодяев не тащили за уши в руководящие органы партии. Я вижу, что оказался не в той партии, поэтому заявляю о выходе из КПРФ и покидаю съезд».

Недавно в городе Тольятти Самарской области заявления о выходе из партии подали более 20 человек. Одним из поводов стало требование руководства коммунистической фракции в гордуме поддержать на пост мэра кандидата из «Единой России». Притом, что КПРФ имеет большинство в местной думе и может диктовать свои условия.

«Мы были и остаемся коммунистами. Однако своими действиями тольяттинское руководство КПРФ полностью дискредитировало себя в глазах коммунистов и жителей города» —

— заявил бывший секретарь Центрального райкома и член обкома КПРФ Максим Гусейнов.

Особое недовольство рядовых членов вызвал недавно утвержденный список кандидатов в депутаты, в котором оказалось немало «классово чуждых лиц», проще говоря — олигархов. Зато из общефедерального списка исключили самого популярного молодого политика в КПРФ, саратовского депутата Николая Бондаренко. Его блог «Дневник депутата» в YouTube насчитывает 1,5 миллиона подписчиков. В Саратове он — герой, защитник трудового народа, который «режет правду-матку», невзирая на лица и обстоятельства.

Коллективные письма о выходе из КПРФ подали в Ленинградской области, в Марий Эл, в Хакасии.

Накануне нынешнего, XVIII съезда партии, большая группа коммунистов, объединяющая членов региональных организаций от Хабаровска до Калининграда, выпустила Обращение, в котором говорится:

«КПРФ подвержена тем же болезням, которые привели к гибели КПСС. Это, прежде всего, огромный отрыв партийных верхов от низов. Верхи живут в своем очень комфортном мире с зарплатами в полмиллиона рублей в месяц, не интересуясь острейшими проблемами внизу… Борьба против антинародного режима выродилась в борьбу за депутатские мандаты… Причем мандаты зачастую уходят к людям с сомнительной репутацией…

Верхушка партии решает свои вопросы с верхушкой власти. С теми же олигархами. КПРФ утрачивает классовый характер. Вместо авангардной партии трудящихся она превращается в парламентскую партию, где трудящихся представляют бизнесмены… Но ни одного рабочего в руководстве нашей «партии трудящихся» или в числе депутатов нет. Ни одного!..

Комсомола практически нет. Молодежь в партию не идет. А если и приходит, то скоро или уходит в разочаровании, или ее выталкивают, как только она попробует предложить что-то свое…

Мы призываем руководство КПРФ восстановить ленинские принципы партийной жизни, повернуться лицом не к власти, а к рядовым коммунистам. Тогда еще есть шанс сохранить партию».

Конец цитаты.

Подтверждением этих и многих других обвинений в адрес руководства партии стала… «Резолюция XVIII съезда КПРФ». Она совершенно, абсолютно гладкая. Да, говорится о бедности населения, об упадке сельской экономики, о вывозе капитала за границу, об эмиграции, о закрытии промышленных предприятий, импортозамещении… Но кто ж этого не знает. И — ни слова о борьбе за власть. Хотя политические партии, по определению, для того и создаются. В принципе.

Как достижение в борьбе преподносится:

«Под давлением КПРФ Госдума приняла закон о сбалансированном питании школьников. Однако на решение этой задачи выделены позорно малые деньги: по 50-70 рублей на ребенка в день».

И это — в политической Резолюции?! Маркс с его Манифестом Коммунистической партии («Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма») и Ленин с его «Апрельскими тезисами» в гробах переворачиваются.

Доктор экономических наук, бывший член ЦК КПРФ (1997-2000гг.) Юрий Воронин открыто обвиняет руководство КПРФ в том, что оно встроилось в государственно-олигархический режим:

«Оппозиция, если она действительно оппозиция, реальная, а не нишевая, должна принципиально ставить вопрос о смене политического курса, ставить и решать вопрос о коренном преобразовании политической системы… У КПРФ складывается неблагоприятный образ «мнимой оппозиции», который способствует ее закреплению в роли нишевой партии, партии парламентского типа, встроенной во власть и сверяющей свои политические шаги с Кремлем».

Так или иначе, «левый марш» в России звучит все громче. И к выборам усилится. Но, похоже, сотрясет лишь небеса. Руководство КПРФ, судя по Резолюции съезда, слышать его не желает.

В Обращении рядовых коммунистов, кстати, есть любопытная деталь:

«Нас губят «дотации» власти, подкармливающей парламентские партии. Получая более миллиарда рублей в год, верхи КПРФ могут уже не заморочиваться сбором членских взносов. Их можно вообще не собирать, ибо они дают малую часть бюджета КПРФ. То есть рядовые члены партии не так уж и нужны. Можно обойтись без них. Или просто не обращать на них внимания».

Государство ежегодно платит партиям, набравшим на выборах больше 3% голосов, по 152 рубля за каждый голос. В общем и в целом их бюджеты состоят из наших налогов, наших денег. Они составляют 75% у «Единой России», 89% у КПРФ, 96% у ЛДПР и 98% у «Справедливой России».

По данным Центризбиркома на 2020 год, «Единая Россия» получила 4,3 миллиарда рублей, КПРФ — 1,067 миллиарда, ЛДПР — 1,051 миллиарда и «Справедливая Россия» — 497, 8 миллиона рублей.

Государственное финансирование политических партий — общемировая модель и практика. Это мы, народ, платим им, чтобы они защищали наши интересы, контролировали исполнительную власть.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Сергей Баймухаметов: КПРФ не слышит «левый марш»»

  1. Государственное финансирование политических партий — общемировая модель и практика. Это мы, народ, платим им, чтобы они защищали наши интересы, контролировали исполнительную власть.
    ======
    Щас!

  2. Даже перестал внимательно следить за раскладом сил. Условно демократическая (или либеральная, или право-лево/центристская) оппозиция не просто отстранена от участия в выборах, но была умело разрушена как извне, так и изнутри. Говорить, что Яблоко кого-то предало, я бы не стал. Партия осталась тем же Яблоком, что и была всегда, следуя своей почти вечной программе (менявшейся в связи с новыми обстоятельствами), вечно занятой размежеванием с теми, кто этой программе не соответствовал. Огорчительным было размежевание с СПС, завершившееся полным крушением СПС. Понятным было размежевание с Навальным. В итоге Яблоко превратилось в партию, лежащую в электоральном роддоме на вечном сохранении. Грустно. Там были и есть достойные люди. А КПРФ… Её опасаются. И по её кандидатам (которые чего-то стоят и при этом имеют шанс) бьют сверху. Ну, да, это вполне буржуазная структура, хоть и носит красную маску, хоть и размахивает декоративными то серпом, то молотом. Власть хотела бы убрать эту партию с игрового поля. А партия борется за сохранение себя в парламенте. И не более.. Этот красный веник давно разбирают на веточки, каждую из которых проще ломать. Никаких иллюзий. Приди КПРФ к власти (даже случайно, по немыслимому чуду), общество почувствовало бы на ногах, руках, языках и сердцах не только привычные гири, но и новые, которые это общество распластали бы вконец. Власть научилась играть в популистские шахматы, но всё равно предпочтёт шашки и игру в Чапаева.

    1. По-мне так обсуждать судьбы партий в РФ бессмысленно. Ведь они же ничего сделать в стране не могут.

      1. Для Михаил Поляк: Пожалуй. Даже без «пожалуй». Вы правы. Беда в том, что имитационные партии принимают вполне конкретные законы под дирижёрские палочки правительства и АП. И каждый закон всё туже затягивает петлю. Сначала кажется, что труднее стало дышать. Потом реально трудно. Совсем придушить общество нельзя, оно необходимо в общей имитационной схеме. Это воплощаются «уроки» партийной системы ГДР. Воплощатели не хотят вспоминать, чем ГДР закончилась.

  3. Россия по-прежнему демонстрирует иммитацию демократического гос-ва. Пр-во формирует президент, Дума — пародия на парламент, страной правят коррумпиованные чиновники. В 1991-м, 2001-м и 2014- м происходили смены одних чиновничьих кланов другими. Того же хотят и «молодые коммунисты». Ведь Ленин учил, что «главный вопрос — о власти».

  4. Уважаемый Сергей! К сожалению, сейчас всех официально-левых в России сплачивает не социальная справедливость, которую в современном мире надо еще понимать, а вера в сильную руку Сталина и его возможных последователей, недаром Прилепин уже носится с идеей объединения на этой почве б.эсеров и зюгановцев. Левые типа Грудинина и Митиной, возможно, и Бондаренко, видимо для сохранения репутации должны от этой замшелой команды открестится. Та же беда — с Яблоком (левые либералы), которых регулярно предает Явлинский. Вообще, размежевание по марксистской методе вряд ли актуально, скорее, следует судить не по формулам, а по конкретной пользе. В 90-е, пока Ельцин не сдал Гайдара и Немцова, «правые» принесли народу гораздо больше пользы, чем «левые», которые, к тому же, сами испугались своей победы на выборах. Конечно, это мой субъективный взгляд, но аппарату социологов в России я не слишком верю — еще с диетических 90-х.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *