Эдуард Малинский: «Нам нужно повременить и осмотреться!»

 345 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Не следует забывать о том, что новое правительство уже самим фактом своего возникновения прервало злополучную цепь перманентных выборов, и находясь в очень непростых условиях, всё–таки ухитряется выполнять свою работу вполне профессионально и достойно, и заслуживает более позитивного отношения.

«Нам нужно повременить и осмотреться!»

Эдуард Малинский

Эдуард МалинскийСо времени принятия присяги новым правительством прошло уже больше двух месяцев. Это, конечно же, не традиционные 100 дней, после которых принято подводить итоги какому-либо событию, но, учитывая некую щекотливость ситуации, 60 дней, тоже знаковый рубеж.

Почему? Начнем с того, что мало кто верил, что возможно само создание правительства из такого количества и таких разных по своей идеологии пар — тий и при наличии такой монолитной оппозиции во главе с так агрессивно настроенным вожаком, как бывший, бессменный на протяжении 12 лет премь ер Нетаниягу.

Можно вспомнить похожую ситуацию из новейшей истории Израиля:

… Досрочные выборы в Кнессет в июле 1984 года. При электоральном барьере в 1% в Кнессет проходит 15 фракций, причём, если две фракции: Маарах и Ликуд имеют соответственно по 44 и 41 мандату, то на остальные 13фракций приходится всего 35 мандатов… При идеальном равенстве голосов правого и левого лагерей создается правительство национального единства из очень разных по идеологии партий, но в кнессете оно опирается на поддержку 97 мандатов, т.е. практически при отсутствии оппозиции, а правительство Беннета создано коалицией, которую поддерживает минимальное, всего-то в 1 (один!) голос, большинство.

И это при условии, что время от времени в почти каждой партии коалиции находится депутат, который объявляет о своём «суверенитете» от коалиционной дисциплины и своей решимости, по крайней мере, не голосовать за внесенную правительством на рассмотрение кнессета резолюцию, если не будет удовлетворено конкретное его, депутата, пожелание.

Не поленимся привести их поименный список: «страна должна знать своих героев!»

Вот они, «самостийные и незалежные»:

  • Саид Альзаруни, из партии Раам, уже успел отличиться, не проголосовав за создание правительства;
  • Эли Авидар, из партии НДИ;
  • Нир Орбах и Амихай Шикли из партии Ямина;
  • Шарон Хаскем, из партии Тиква Хадаша;
  • Ибтисам Мараана, из партии Авода;
  • Габи Ласки и Джида Ринауи-Зуаби из партии Мерец.

Как видим, в списке этом отсутствуют только члены фракций из Еш Атид и Кахоль-Лаван. Так что «семья уродов» не очень маленькой получилась, и это при условии, что каждый голос на счету, в прямом смысле.

Этих народных избранников — из списка — перед каждым судьбоносным голосованием (к сожалению, в нынешних реалиях почти каждое голосование — судьбоносное) приходилось уговаривать, обещая, и не только обещая, но и выполняя эти обещания: кому–пост замминистра, кому — председателя или зампреда комиссии кнессета, но в любом случае — это меркантильные требования господ депутатов.

Особенно одиозным и возмутительным по своему цинизму представляется мне поведение депутата Зуаби из Мерец. По сообщению сайта <www.9TV.co.il> от 08.08.21. этот депутат в интервью корпорации «Кан» заявила:

«Присутствие Мерец и Раам в коалиции пресекает остроту любых военных решений».

(речь шла о заявлении Беннета «разобраться» с Хезбаллой в случае ракетных обстрелов территории Израиля — Э. М.) и далее:

«Это правительство договаривалось работать только в социально — экономической сфере».

Очень оригинальный взгляд на роль правительства в условиях постоянных войн, которые вынужден вести Израиль, находясь в сплошном враждебном окружении. Не думаю, что Зуаби когда-нибудь слышала о том, что премьер царского правительства ( 1914-1916 гг. ) Горемыкин заявлял о том, что его правительство не вмешивается в военные вопросы, потому что этим занимаются царь и Ставка, но, тем не менее, она призывает к этому же. Но в Израиле нет других структур исполнительной власти, кроме правительства, для руководства военными действиями. .

Или она рассчитывает на то, что Израиль для своей защиты от врага может подобно «вольным» городам в средневековой Европе, использовать отряды наёмников?

Но сейчас другие времена и отсидеться за чьей-то спиной не удастся. Вот мнение профессионала: генерала запаса Гершон Хакоэн в своём интервью радиостанции 104,5FM об этой проблеме:

«Обстрелы с территории Ливана вызывают серьёзную озабоченность, на месте руководства Израиля я бы начал подготовку к полномасштабной войне. Мы должны прекратить прятать голову в песок, эта война будет трудной и продлится она больше недели.. Надо проснуться — мы не в раю живём…»

Конечно, депутат Зуаби — это не руководство партии Мерец (в партийных списках она проходит под №4 ), возможно, это только её личное мнение, но настораживает то, что никто из партийного руководства не дезавуировал её заявление до сих пор, может быть, потому, что и в предвыборной программе партии записано, что Мерец предпочитает путь дипломатии и сдержанную реакцию на провокации, рассматривая военные меры как крайние и т.д.

Да, о таких союзниках по коалиции впору сказать:

«Избави меня, боже, от таких друзей, а от врагов я избавлюсь сам!»

Я так подробно остановился на этом эпизоде, чтобы ещё раз подчеркнуть сложность формирования коалиции в таких условиях.

А что остаётся делать? Как жить дальше с таким грузом на ногах? Ведь в кнессете из-за «лоскутного» состава мелких фракцпй, составляющих коалицию, сложилась ситуация, подобная существовавшей в польском сейме в 16–18 веках, которая вошла в историю под названием «свободное вето» (лат. Libereem veto ).

Поясню: любой депутат сейма мог прекратить обсуждение вопроса и пара — лизовать работу сейма вообще, пользуясь законом о т. н. Единогласии, приня — том в 1589 году и отменённом только в 1791 году (с 1764 года этот закон практически не применялся).

Согласно этому закону, большинство членов парламента при обсуждении какого-либо вопроса ничего не могло противопоставить меньшинству, даже если это был всего один человек, заявивший; «Я — против!» (польск. Jestem przeciw!), что создавало неограниченные возможности для купли–продажи депутатских мандатов, этим широко пользовались богатые магнаты-олигархи.

Не следует забывать нашим парламентариям, что вышеупомянутый закон настолько ослабил польскую государственность, что уже в конце 18 века Речь Посполитая перестала существовать как самостоятельное государство, после трёх разделов её между Австрией, Россией и Пруссией, вплоть до 1918 года.

… В такой очень не простой обстановке пришлось начинать работу новому правительству, а объективных возможностей для выживания у него гораздо меньше, чем у правительства Переса — Шамира в прошлом.

И потому возникает вполне резонный вопрос: «Как вообще стало возможным создание такого разношерстного правительства?»

Ведь руководителю блока Лапиду пришлось проявить незаурядное дипло — матическое мастерство в переговорах с семью очень разными, но одинаково амбициозными партнёрами (ещё бы: каждый из них отлично осознавал свою незаменимость и уникальность в составе коалиции!), в то время как в 1984 году все проблемы решались в переговорах руководителей двух крупных фракций, и не будем забывать, что у Переса и Шамира не было проблем с присутствием в коалиции арабских депутатов. .

А Лапиду это удалось! Право, не знаю, что чувствуют после этого много — численные лже-пророки, предсказывавшие на своих постах неудачу «неучу» Лапиду!

Что помогло Лапиду в этом многотрудном занятии? Кроме благоприятного стечения некоторых обстоятельств, о которых мы поговорим ниже, наверное, сказалась практика его жизни, которая сформировала его как политика. … Вспоминается, как накануне своего прихода в большую политику во главе созданной им партии (небольшое отступление: вспоминается, что и тогда его недоброжелатели «острили» на своих постах, пародируя широко известную всем русскоязычным читателям песню:

«Должен и сын министром стать, если отец был министр!»,

намекая тем самым на его отца Томи Лапида, основателя Партии пенсионеров, завоевавшей в первую же свою каденцию в кнессете 15 мандатов, но каденция эта оказалась единственной. Несмотря на такой мрачный прогноз, Яир Лапид стал очень неплохим министром финансов, и «остряки» прикусили языки. Похоже, что и сейчас им придётся сделать то же самое!)

он говорил в интервью русскоязычной газете, разумеется, в фигуральном смысле:

«Я вырос на боксерском ринге, с Достоевским в руках…»

Конечно, некоторое лукавство здесь есть, как, например, желание понравиться русскоязычному, в том числе, и молодому, избирателю, но доля истины просматривается четко: бокс привил ему умение держать удар и стремление бороться за победу до конца так же, как и знакомство с Достоевским, с его умением писателя раскрыть тайну психологии души человека; всё это помогло Лапиду стойко перенести последствия ухода Бени Ганца в право — религиозный лагерь Нетаниягу после выборов в марте 2020 года, а затем, после последующих выборов всё-таки позвать «отступника» в свою коалицию.

Несомненно, эти же приобретенные качества помогли ему сформировать нынешнюю очень пеструю, по составу, и «многоукладную», по идеологии, коалицию.

Вот об этой идеологической «многоукладности» мировоззрения различных партий, которые Лапид смог объединить в единую коалицию, опровергнув (будем надеяться, на продолжительное время) утверждение пушкинского героя из поэмы «Полтава»:

В одну телегу впрячь не можно. . Коня и трепетную лань.

Но… учитывая, что сайт «Мастерской» посещают не только жители Израиля, но и многие представители русскоязычной диаспоры, им, должно быть, интересно будет узнать подробнее, из каких различных ингредиентов Лапиду удалось сварить эту солянку.

Итак, анализируем сводную таблицу (на сайте < objectivevote.org.il > от марта 2021 года) предвыборных программ всех партий, вошедших в правящую коалицию.

Раздел 1. Безопасность.

Это, разумеется, основной вопрос для государства: безопасность, в условиях Израиля, является продуктом синтеза внутренней и внешней политики, и здесь самую радикальную позицию занимает партия премьер–министра, партия «Ямина».

В вопросах палестинского конфликта, в т. ч. и в секторе Газа, и строительства в поселениях никто в коалиции не солидаризуется с «Яминой», лишь партия Тиква Хадаша (далее Т-Х ) подыгрывает ей в определении статуса Палестинской автономии, зато в вопросе «единого и неделимого» Иерусалима в качестве столицы Израиля коалиция выступает единым фронтом, кроме Мерец.

В концепции доктрины безопасности государства партии НДИ и Т — Х отдают приоритет военным действиям в качестве ответной меры на любую провокацию со стороны Сирии, Ливана, Ирана, не говоря уже о террористах; Голаны — Израилю; нет — ядерной угрозе от Ирана. А вот партии Еш Атид (в дальнейшем Е-А), Мерец, Авода (немного странный «тройственный союз», не правда ли) предпочитают путь дипломатии, сдержанную реакцию на провокации, рассматривая военные меры как крайние; продолжение обсуждения ядерной сделки с Ираном. К сожалению, в этом важном вопросе партии Ямина. Кахоль-Лаван (К-Л) и Авода свою позицию не обозначили.

Позиция арабской Раам стоит особняком, это понятно: полный антипод партиям еврейского сектора. Разве что по сектору Газа ей подыгрывает Мерец: снятие блокады и ограничений; полное, с участием Израиля, восстановление разрушенного. Авода и Мерец также солидарны с арабами в стремлении аннулировать Закон о еврейском характере Государства Израиль.

Да, очень широкий разброс мнений и требований по этому разделу. Но… что имеем, то имеем!

Раздел 2. Социальная экономика.

И здесь Ямина также выступает инициатором самых радикальных мер по созданию т. н. свободного рынка с минимальным вмешательством государства и приватизацией государственных компаний; борьбу с бедностью она считает делом благотворительных фондов, и выступает за одинаковый (в процентах, разумеется) налог для всех слоёв населения; партия также про — тив участия государства в строительстве социального жилья. Её главный лозунг: «Не мешайте рыночной экономике–она сама всё расставит по местам!»

На другом полюсе — Мерец и Е-А. Позиции этих двух партий в этой области почти полностью совпадают, кроме понимания концепции экономики: если Е — А позиционирует её как «справедливый» рынок с государственным регулированием для защиты потребителя и государственной поддержки социально слабых слоёв населения (этой же концепции придерживаются остальные партии коалиции), то Мерец идёт ещё дальше: она выступает за создание социального государства со всеми положенными субсидиями и льготами для этого контингента населения, за национализацию частных и сохранение государственных компаний и введение прогрессивного дифференцированного налога.

Остальные партии выступают за более или менее либеральную экономику. В вопросах же просвещения и здравоохранения коалиция проявляет почти полное единодушие: бесплатное образование, внедрение в школьные программы всех видов учебных заведений прогрессивных технологий, увеличение инвестиций в учреждения минздрава с целью снижения нагрузки на медперсонал и расширения корзины лекарств.

Раздел 3. Государство и религия.

Мерец и тут выступает особняком: за отделение религии от государства, за равенство всех религиозных течений, за идентификацию еврейства по самоопределению, в некоторых вопросах с ней солидарна и Авода.

Остальные партии имеют общее мнение по целому ряду вопросов: взаимоотношения религии и государства — по принципу: «Живите сами, как хотите, но не вмешивайтесь в жизнь других общин!»; забота о светском секторе, но не в ущерб религиозному; соблюдение святости субботы: отдых — по самоопределению, работа общественного транспорта и торговых заведений в конкретных населенных пунктах — по решению органов местного самоуправления, но и здесь у Мерец своя позиция: работа общественного транспорта в масштабе всей страны.

Полное единодушие проявляют партии в вопросе о призыве ультраортодоксов на армейскую и альтернативную службу, привлечении их к общественно — полезному труду, правда, у Ямины здесь особое мнение: видно, отдавая дань своему религизному прошлому, она настаивает на призыве добровольном, а не обязательном.

Такое же единодушие царит в вопросе прав общины ЛБГТ: равенство прав, запрет дискриминации, возможность усыновления в семьях представителей общины, в школах — режим терпимости. И это не только декларация: как сообщает сайт < detaly.co.il > от 21.06.21. Лапид, уже будучи в ранге главы МИД, распорядился, в рамках мероприятий, посвящённых и Месяцу Гордости, поднять флаг ЛБГТ над зданием своего министерства.

Но не обошлось и без разногласий в вопросе идентификации еврейства. Если в партиях К-Л и Т-Х решают этот вопрос по Галахе, т.е. по матери — еврейке или с помощью ортодоксального гиюра, то в НДИ , Е-А и Аводе — руководствуются положениями Закона о возвращении, в т. ч. и для третьего поколения; эти партии согласны и с проведением гиюра, даже ортодоксального, но на уровне городских раввинов.

Раздел 4. Экология.

Если бы по другим разделам предвыборных программ разных партий был бы хоть на четверть такой консенсус! Если НДИ и Авода в общем поддерживают борьбу с загрязнением окружающей среды и за использование вторсырья, то Е-А, Мерец и Т-Х идут дальше: организация разделения мусора, сокращение применения пестицидов, реконструкция НПЗ и как венец мероприятий — увеличение штрафов нарушителям. Ну что ж, флаг — в руки и… счастливого плавания!

Раздел 5. Закон и власть.

Мерец, как всегда стоит особняком: по всем пунктам этого раздела она выступает с самыми радикальными требованиями.

Если по пункту «Судебная власть» у этой партии в коалиции нет единомышленников — а она требует разделения ветвей власти, т.е., чтобы министры, которые являются носителями исполнительной власти, не были одновременно и депутатами кнессета, которые олицетворяют собой законодательную власть; также в ее требования входит сохранение полномочий Верховного Суда и гарантии независимого положения и аполитичности юридического советника правительства,-то по пунктам «Борьба с коррупцией» и «Повышение эффективности работы правительства» позицию Мерец полностью разделяет и партия Е-А.

По вышеназванным пунктам эти партии выступают за отделение власти от капитала с целью недопущения возникновения олигархата, за ограничение числа каденций премьер — министра до двух, за ограничение деятельности института лоббизма, а также за уменьшение числа министров и их замов, и, конечно же, за искоренение бюрократии.

А каковы позиции остальных партий коалиции? Партии НДИ и Т-Х по пункту «Судебная власть», наоборот, более радикальны: они — за ограничение полномочий Верховного Суда, за запрет его вмешательства в законотворческую работу кнессета и в политику вообще; позиции Е-А, К-Л и Аводы более либеральны и расплывчаты: полномочия Суда сохранить, но кнессет и правительство следует оградить от его вмешательства. Воистину, Соломоново решение!

И, наконец, пункты «Борьба с коррупцией» и «Повышение эффективности работы правительства». Среди партий коалиции, кроме уже упомянутых Мерец и Е-А, по этим пунктам царит полное единодушие, эамешанное, к сожалению, на полном равнодушии к этим важным проблемам. . Партийные лидеры, конечно же, считают, что цели эти прекрасны и благородны, что за их претворение в жизнь надо бороться, но чистосердечно признаются, что их это мало волнует. Вот такие пироги!

Завершив анализ предвыборных программ партий, входящих в правящую коалицию (за рамками обсуждения осталась партия Раам, которую интересуют только проблемы арабского сектора, а именно: безопасность — об этом мы, кстати, упомянули в соответствующем разделе нашего анализа — и инвестиции в этот сектор), нам предстоит выяснить два важных вопроса: . Во-первых, настолько ли велики взаимные уступки партий для достижения консенсуса при составлении коалиционных соглашений, что они могут повлечь за собой отрицательную реакцию их электората как месть за отход от предвыборных обещаний; . И, во — вторых, что послужило скрепами для образования коалиции из таких, казалось бы, несовместимых её частей.

Конечно же, взаимные уступки партий велики, но… иначе бы не было коалиции. В израильском обществе существуют разные точки зрения на этот счёт. Например, либералы считают, что, если часть партий, входящих в коалицию, вынуждена отказываться от реализации тех идей и предложений, на основе которых избиратель доверил им места в кнессете, то тем самым эти партии, как уже было отмечено выше, теряют свою легитимность в глазах собственного электората. А государство, по мнению либералов, не может функционировать без власти, опирающейся на законы, традиции, общепринятые и предсказуемые нормы поведения и правила игры.

Но это чисто формальное решение вопроса, не учитывающее всех реалий нашего времени. Гораздо более гибким и прагматичным представляется мне способ решения проблемы, примененный Беннетом и Лапидом. . Они предложили партиям, имеющим взаимные разногласия в определенных вопросах, расставить свои приоритеты таким образом, чтобы было ясно видно, чем жертвует партия и во имя чего, т.е. что она теряет и что она сохраняет. И это в условиях гласности, при полной прозрачности, чтобы не только участникам переговоров, но и рядовому избирателю была понятна эта бухгалтерия.

Очень демократичная и корректная постановка вопроса, если поставлена цель чего-то добиться, а не ради соблюдения ложно понимаемых приоритетов и обычного чистоплюйства обрекать страну на перманентные выборы!

Правда, некоторые красные линии, составляющие хребет идеологии, партии все-таки не решились переступить, а потому мины замедленного действия могут в будущем сработать. И нужно заметить, что оппозиция весьма искусно этим пользуется: время от времени она вносит на обсуждение законопроекты, имеющие цель вызвать раскол среди членов коалиции, имея в виду эти самые красные линии. Так было, в частности, с законом о гражданстве.

Вот о чём ещё есть настоятельная необходимость поговорить. Все еще не смолкают голоса о легитимности «правительства перемен», причём, начиная с самого верхнего эшелона власти, как, например, вопрос Нетаниягу Беннету на заседании кнессета: «У меня только один вопрос к мошенническому правительству Беннета –Лапида…» (озвучено на сайте < detaly.co.il> от 17.07.21.) до мнения рядовых фанатов БП, которые на своих постах, поддакивая своему боссу, судачат о том, что политический маневр Беннета, совершившего крутой поворот по вопросу, с кем он собирается входить в коалицию, не имеет прецедента в израильской политической истории. А потому, считают они, если политик до выборов обещает одно, а после выборов делает прямо противоположное, у избирателя нет никакой возможности опреде — литься, за кого ему голосовать. И опять подрываются демократические устои общества.

Читатель видит, что, по мнению апологетов БП, во всём виноват Лапид, «посмевший» создать такую разношерстную коалицию из теоретически не способных к консенсусу партий, и Беннет, наконец-то, проявивший силу духа не отдать себя в очередной раз на заклание в качестве жертвенного агнца.

Почему я не согласен с такой юридической оценкой законности создания нового правительства?

О вздорности обвинений в адрес Лапида сказано парою абзацев выше, а об «алиби» Беннета я довольно подробно писал в одной из прошлых статей, поэтому сейчас — только пунктиром.

Сейчас мы являемся свидетелями завершения того процесса, который начавшись в 2008 году с вынужденного ухода Беннета из штаба Нетаниягу вследствие негативного отношения Сары к нему, и, продолжившись после выборов 2013 года, когда премьер предпочел коалицию с Тиквой вместо Ямины, а также после выборов в. марте 2020 года, когда Нетаниягу, заключив сделку с Кахоль — Лаван, и, убедившись в том, что мандаты Ямины уже ему ни к чему, предложил ей настолько унизительные условия вхождения в правительство, что она ожидаемо отвергла их, и совсем недавние события, предшествующие вхождению Беннета в коалицию с Лапидом — все это привело к окончательной потере доверия Беннета к бывшему премьеру.

Реакция правого лагеря была ожидаемой: в каких только грехах не обвиняли Беннета — тут и «обман века» правой коалиции, по выражению Нетаниягу; тут и обман правого избирателя (обещал примкнуть к правым, а примкнул к левым) и т.д. и т.п.

Нежели деятели из Ликуда не поняли, что против них сработало их же собственное оружие: ложь, обман и коварство. Бумеранг всегда возвращается!

Поэтому — я уже обращаюсь к фанатам БП — навряд ли будет корректно обвинять Беннета в нарушении его обещания не вступать в коалицию с блоком Лапида: его к этому шагу подтолкнула предательская политика Нетаниягу — русскоязычный читатель хорошо знает пословицу о нравах в волчьей стае.

Ну, а теперь самое время перейти к вопросу о скрепах, держащих коалицию как одно целое.

Об одной из них мы уже упоминали в прошлой статье — это горючая смесь самодурства БП и неприятия другого мнения, которая превратила бывших соратников Нетаниягу в его врагов, и что эта ненависть, по меткому выражению Смотрича, скрепила подобно клею коалицию против Нетаниягу.

Но, оказывается, тут замешаны и недобрые чувства к другим членам семьи БП, которые, используя своё влияние, унижали его политических противников. Так, один из бывших соратников БП рассказывал, что не редко после очередного заседания Кабинета Нетаниягу, уехав домой с уже принятым кадровым решением, на следующее утро возвращался с совершенно другим решением: сказывалось влияние «домашнего» отдела кадров в лице Сары и «пресс-секретаря» Яира. Впору вспомнить, что и Беннет в своё время вынужден был уйти с поста начальника предвыборного штаба Нетаниягу, как уже было упомянуто выше, именно из-за Сары.

А вот что на сайте < www.vesty.co.il> от 7.06.21 озвучил Надав Эяль, политический обозреватель газеты «Едиот Ахранот»:

«20 лет назад Сара в беседе с активистом Ликуда Шимшоном Дэри сказала: Биби — лидер, который слишком хорош для этой страны… Он — лидер мирового масштаба».

Мнение, что страна должна быть благодарна ему за согласие руководить ею, внушаемое БП в домашних условиях, упало, как видно, на благодатную почву: отсюда и гипертрофированное самомнение и неприкрытое презрение к окружающим, что довольно часто проявлялось в его интервью и выступлениях.

Правда, члены нового правительства, «скованные одной цепью» ненависти к БП, не очень-то надеясь на равнопрочность всех звеньев этой цепи, подстраховали себя совместным решением (оно озвучено на сайте < detaly.co.il > от 10.06.21.), согласно которому

«… в случае распада правительства ни один из лидеров партий, входящих в коалицию, не сможет быть министром или его замом в любом другом правительстве, которое может быть создано в нынешнем кнессете».

Что и говорить, своеобразный «пояс верности»!

Но как показывает практика, эти меры продиктованы насущной необходимостью, потому что соблазн уже показал свои когти: Мики Зоар, глава фракции Ликуда в оппозиции, пригласил всю фракцию Кахоль-Лаван с Бени Ганцем во главе войти в состав блока оппозиции и организовать своё правительство, в котором Бени Ганц и Нетаниягу разделили бы по ротации пост премьера, причем первый срок отводился приглашенному. Об этом событии сообщил сайт < news.israulinfo.co.il> от 19.07.21.

И уже всё было сосчитано: право-религиозный лагерь — 52 мандата плюс 8 мандатов от Кахоль-Лаван будет 60. Но где же ещё один необходимый голос? А вот и он, притаился и ждёт своего часа: это уже известный нам из списка «самостийных» Амихай Шикли (Ямина). Это он, избранный по списку своей партии, объявил о своей «незалежности» и о своём союзе с Ликудом.

Но… не дождался: его час ещё не пробил (впрочем, не надо ему отчаиваться, нужно просто набраться терпения, и он ещё будет востребован: такой товар нынче в цене), т.к. Ганц ответил отказом, который Лапид философски прокомментировал:

«Бени Ганц слишком умен, чтобы снова поверить Нетаниягу после того, как он его так подло обманул».

Какие еще скрепы удерживают коалицию на плаву?

Находясь несменяемо на посту премьера, Нетаниягу установил режим личной власти и отодвинул на задний план все другие государственные органы: кнессет, спецслужбы, правительство. Министры были вынуждены соблюдать неписаные правила для ПМ: работая под его постоянным давлением, они в любой момент могли ожидать бесцеремонное вмешательство премьера в их компетенцию. Об этом пишет в газете «Ха-Арец» Аншел Пфеффер — озвучено на сайте < detaly.co.il > от 15.06.21.

Сейчас у министров появилась возможность заняться своими. обязанностями, не опасаясь вмешательства свыше в свою служебную деятельность, что намного повышает чувство ответственности. Учитывая, что министры от Мерец почти 20 лет не входили в правительство, а партия Авода постоянно находилась в оппозиции, министры же Лапид, Ганц, Либерман, Саар были отправлены в отставку или были вынуждены подать в отставку под нажимом ПМ; в силу всех этих обстоятельств министры нового правительства полны решимости доказать свою профессиональную пригодность назло БП и горят желанием не ударить в грязь лицом. Пожелаем же им удачи!

И, продолжая связь с изящной словесностью, очень не хочется, чтобы после всего правительство перемен уподобилось героям крыловской басни, которые «с поклажей воз везти взялись»:

Поклажа бы для них, казалось, и легка,
Да лебедь рвётся в облака,
Рак пятится назад, а щука тянет в воду.

Мы — оптимисты, а потому надеемся, что члены коалиции будут руковод-ствоваться моралью, вытекающей из басни: у каждого человека своё видение проблемы, но решить её можно только путем компромисса, или выработки единой точки зрения.

И в завершение статьи — традиционное толкование заголовка.

Эта фраза взята из выступления британского премьер-министра Герберта Асквита в палате общин в 1910 году по поводу принятия бюджета.

В наше время, иносказательно, применение этой фразы служит предостережением против неоправданно поспешных суждений о чем-либо серьёзном, потому что всегда есть опасность, критикуя что-либо, забыть за деталями о главном.

В этом и состоит мой призыв к критикам нового правительства за его, якобы, нелегитимность: не следует забывать о том, что оно уже самим фактом своего возникновения прервало злополучную цепь перманентных выборов, и, кроме того, находясь в очень непростых условиях, фигурально выражаясь, в позиции цуцванга, когда любой ход ведет к ухудшению положения, всё-таки ухитряется выполнять свою работу вполне профессионально и достойно, и поэтому заслуживает более позитивного отношения к себе.

Ну а более подробно о работе правительства будем говорить осенью, когда придёт пора «считать цыплят», по истечению сроков графика неотложных работ, которые правительство само наметило в начале каденции.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Эдуард Малинский: «Нам нужно повременить и осмотреться!»»

  1. Наш ответ на комментарий г-на Амусья от 31.08..21. к статье «Нам нужно повременить и
    осмот-
    . реться»

    Прежде всего – упрек профессору за мелкотемье, за его стремление прищучить оппонента за употребление личных местоимений во множественном числе вместо единственного: мол, это не скромно. Как начинались царские указы: «Мы, божьей милостью, государь…» и т.д. и т.п.
    До чего же это мелко и пошло! Придется заняться ликбезом, как в школе второй ступени.
    Есть такой стилистический приём, называемый синекдоха, когда для большей выразительности название общего переносится на частное:
    например, пушкинское «Мы почитаем всех нулями, а единицами – себя. Мы все глядим в Наполеоны…» Впрочем, я уже цитировал это профессору не так давно.
    Так что обвинение в «великодержавности» оказалось несостоятельным – это выстрел комментатора в собственное колено.
    А теперь наш ответ по существу.
    Комментарий профессора сводится к двум позициям:
    1. Сочувствие и чуть ли не соболезнование автору статьи в том, что сторонники нового правительства дали себя обмануть, поддавшись на уловки Либермана и Ко.
    Наша точка зрения ясно выражена в рецензируемой статье, опровергать очередные голословные обвинения профессора в адрес инициаторов новой коалиции считаю абсолютно бесполезным занятием, а потому в сочувствии и соболезновании не нуждаюсь.
    Кстати, небольшая ремарка. Сообщение «В последний час»: по данным сайта от 02.09.21., 47% израильтян оптимистично смотрят на будущее израильской демократии, причем проценты начали расти с момента прихода к власти нового правительства. Так что « наше дело правое!»
    А вот то, что, по данным этого же сайта, 44% опрошенных пессимистичны в своих взглядах на будущее безопасности Израиля, тут уже видна рука оппозиции в лице Ликуда и его вождя Нетаниягу. Почему?
    На-днях Израиль оставил без должного ответа выпущенные из сектора Газа две ракеты по своей территории: несмотря на неоднократно декларируемые заявления о неотвратимости наказания за подобное, Беннет был вынужден ограничиться дежурным замечанием о том, что ответ последует «в нужное время и в нужном месте» не от хорошей жизни.
    . Дело в том, что партия Раам –всего-то 4 мандата- пригрозила выходом из коалиции в случае военного варианта ответа (что-то в подобном духе заявила и депутат Зуаби из Мерец ).
    А оппозиция, которая, по идее, когда речь идет о долгосрочных государственных интересах, должна, если она претендует на роль конструктивной оппозиции, предоставить страховочную сеть, с ухмылкой обвиняет правительство в забвении своих обязанностей. И только ждёт случая ,чтобы объявить вотум недоверия! .
    Та же история с законом о гражданстве. А если такая практика продолжится?
    . Иногда просто не перестаёшь диву даваться: двести с лишним лет назад написал Крылов свою басню «Зеркало и обезьяна»,
    « Чем кумушек считать трудиться,
    Не лучше ль на себя, кума, оборотиться»
    а звучит актуально даже сегодня, не правда ли, профессор?

    2. Профессор не устаёт « проводить свою генеральную линию» о непогрешимости действий бывшего ПМ в своей деятельности вообще, и во время эпидемии, в частности.
    Теперь настал наш черед выразить ему свое сочувствие и даже соболезнование по поводу того, как он оказался обманутым в своих лучших чувствах насчет роли своего кумира в эпидемии коронавируса. Впрочем, профессор не совсем жертва. Он сам «приложил руку» к созданию этого мифа.
    Я имею в виду появившийся на — днях отчёт госконтролера Матаниягу Энгельмана о коронавирусе в Израиле во время первого и второго года эпидемии, т.е. в период каденции 34го и 35го правительств, где Нетаниягу был ПМ. Пусть профессор сам посмотрит сайты u от 31.08.21.
    . Из других источников добавлю лишь один фрагмент: в начале эпидемии в правительстве была такая отмосфера истерии, что были закуплены с привлечением спецслужб 15 тыс аппаратов ИВЛ, максимальное использование которых не превысило 400ед. Остальные бесполезно пылятся на складах, омертвляя огромные средства. Причем обученного персонала не хватало и на 200 ед.
    Остается констатировать с горечью шекспировские строки: «Нет повести печальнее на свете…»
    Да, а вступать в дискуссию с профессором на теме, какой « белый и пушистый бывший ПМ, мы уже давно зареклись..

  2. Теперь о «нужно повременить и осмотреться»…
    Не нужно!
    Нужно «наезжать» на это правительство даже жёстче, чем на предыдущее — иначе оно станет таким, как предыдущее.
    Беннет, Лапид, Ганц и Саар должны всё время чувствовать опасность падения и новых выборов — только тогда они будут работать, а не иммитировать деятельность, как прошлое правительство.
    Мы, прыгая «через пропасть в два прыжка» и сбросив вниз прошлого премьера, получили реактивную силу тяги, но до второго карая пропасти пока не долетели.
    Если будем «временить и осматриваться» — можем и не долететь, догнав сброшенного премьера. 🙂

  3. Искренне сочувствую «им», т.е. автору статьи – невозможно доказать недоказуемое и себе непонятное. 23.03.21 избиратель отдал голоса, полагая, что голосует за правых, им 72 мандата – абсолютное большинство в Кнессете с самым сильным за последнее время доминированием право-религиозных депутатов. Все усилия – Бенета, Саара, и исходного инициатора развала Либермана, для этого развернувшего антирелигиозную=антисемитскую кампанию невиданной наглости и напора ещё в марте 2019, были направлены на то, как обмануть своего избирателя. Сами обманывающие и перебегающие, а Либерман ещё и просто натравливающий секулярных на религиозных, они, и их клевреты и апологеты, должны удивляться, что «самостийных и незалежных» (много эта форма говорит об «их», т.е. авторе статьи), что оказалось всего «семь уродов», как пишут «они» — автор статьи, т.е. людей, которым за соучастия в мерзости порочного зачатия пришлось платить. Но – не нашлось. А что удивляться – и премьер Лапидом куплен в этом смысле. Можно было надеяться, что найдутся порядочные люди даже к партийке НДИ. Не оправдалось пока. Так что не в этих семерых проблема – она в Либермане, развальщике, а не талантливом политике (был когда-то, да сплыл), правее которого была стена, а сейчас в помойке, в которую он, увлекая своих подельников, провалился, в перебежчиках, изменивших правому делу Бенете и Сааре.
    И нечего без толку и непрестанно лгать про авторитаризм бывшего ПМ, чего никогда не было, а вот решительные действия были, когда надо, и результаты налицо. Будь он у власти, без навязанного ему Ганца, политика среди военных и военного среди политиков, и всяких Шаш рядом, год мешавших в меру сил деятельности бывшего ПМ и его команды – не был бы сегодня Израиль на 8-ом месте в мире по числу инфицированных ковидом за один день на миллион жителей, не был бы Израиль на 18 месте по числу умерших в день на миллион, не закрылись бы двери ЕС перед туристами из Израиля, как это произошло сегодня. Лгать себе, автор, не надо – дали себя обмануть – значит соучастники. За это ведь боролись, не правда ли?

      1. //—-невозможно доказать недоказуемое и себе непонятное—//
        Не в бровь а прямо в глаз

    1. Дело даже не в левизне
      И не в проданной правизне —
      Тут причина вовсе не вне,
      А в «родном и близком» г…не…

  4. Многие и многажды полагали, что я в своих очень давних предсказаниях (https://berkovich-zametki.com/Forum2/viewtopic.php?f=6&t=411) «перегнул палку» — и «Насралла никогда уже не выползет из своего бункера»… «Вот мнение профессионала: генерала запаса Гершон Хакоэн в своём интервью радиостанции 104,5FM об этой проблеме: «Обстрелы с территории Ливана вызывают серьёзную озабоченность, на месте руководства Израиля я бы начал подготовку к полномасштабной войне. Мы должны прекратить прятать голову в песок, эта война будет трудной и продлится она больше недели.. Надо проснуться — мы не в раю живём…»

  5. Не могу судить о делах израильских.
    Пользуюсь только ответами верных и давних друзей-израильтян.
    Просто желаю новому правительству идти вперёд по всем важнейшим направлениям.
    А с мелочами и дрязгами разберутся по дороге, как-нибудь.

  6. “Томи Лапида, основателя Партии пенсионеров, завоевавшей в первую же свою каденцию в кнессете 15 мандатов”.

    В первую свою каденцию в 1999-ом году Томи Лапид и партия “Шинуй” получили 6 мандатов. В 2003 году они вошли в Кнессет уже с 15 мандатами. Притом “Шинуй” не была партией пенсионеров. Таковой в израильском Кнессете была партия “Гиль” под руководством Рафи Эйтана.
    ***
    “Право, не знаю, что чувствуют после этого много — численные лже-пророки, предсказывавшие на своих постах неудачу «неучу» Лапиду!”

    Тоже самое можно сказать и по поводу многолетних “пророчеств” о “скорой кончине” политической карьеры А.Либермана. Что только ему не предсказывали на протяжении последних десятилетии — от элементарного непрохождения электорального барьера его партией (якобы ввиду постепенного и естественного ухода “электората НДИ” в хостелях для русскоязычных пенсионеров!?), до скорой отправки на свалку истории, исчезновения из израильской политики, … и тд. и тп., в похожем духе. Про специфику особых выражении и эпитетов в статьях и комментариях по отношению к успешному русскоязычному политику даже и упоминать тут не стоит. Они нередко встрачаются и на этом портале.
    Но как показывает жизненный опыт, реальность и пророчества — два совершенно отдельных мира. Гордый и независимый нрав первой, превращает попытки глубокомудрых “пророчеств” вторых в жалкий фарс и неуютный конфуз.

  7. » Томи Лапида, основателя Партии пенсионеров, завоевавшей в первую же свою каденцию в кнессете 15 мандатов»

    Неужели Томи действительно основал эту партию? 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *