Александр Тарадай: Как я чуть не стал шадкуном

 344 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Поменять профессию радиоинженера на шадкуна тогда не входило в мои планы, поэтому я быстро попрощался и также быстро смылся. И возможно — зря!? Я не знал, что распадется Советский Союз, наше НИИ начнет чахнуть и также исчезнет, отличные программисты и электронщики разъедутся по всему миру…

Как я чуть не стал шадкуном

Александр Тарадай

 Александр Тарадай В уже далекие 80-е годы в стране все было в дефиците, все надо было «доставать».

Книги приходилось покупать на книжной «балке», где они стоили дорого («Попробуйте купить Ахматову. Вам букинисты объяснят, что чёрный том её агатовый куда дороже, чем агат»).

При этом в некоторых городах можно было купить что-то интересное совершенно свободно. В Краматорске я зашел в магазин и был удивлен свободно лежащим отличным изданием Арсения Тарковского, в Ереване купил два ящика третьего тома «Десять лет спустя» Дюма, отправил их почтой в Харьков, и затем менял на другие книги.

Поэтому мы договорились с троюродным братом, что при попадании на интересные книги или грампластинки, мы покупаем их друг другу.

Покупал больше я. В те годы я часто ездил в командировки, что расширяло возможности, да и в Харькове иногда появлялся какой-то книжный дефицит.

В известном магазине «Поэзия», около которого в разное время выступали известные поэты, в том числе, Евгений Евтушенко, дефицитные книги «выбрасывали» под контролем ОБХСС, а особо дефицитные — и КГБ, поэтому если я проходил мимо магазина и видел в нем посторонних людей, явно не завсегдатаев, надо было зайти, копаться в книгах и ждать, что иногда срабатывало.

И вдруг троюродный брат похвастал мне Торой на иврите и русском. Издание было отпечатано за рубежом, по-моему, это было репринтное издание 19 века.

Я тут же возмутился: — А где мой экземпляр? — но оказалось, что папа брата, живший в Москве, подарил ему книгу.

Где он ее взял, было неизвестно, но вроде бы он ее купил в Московской синагоге. В Харькове синагоги тогда не было, в здании большой хоральной синагоги размещалось спортивное общество «Спартак», так что найти такое издание в Харькове не представлялось возможным.

Я тут же разработал план поездки в Москву. После окончания Харьковского авиационного института я работал в НИИ, должность была невысокой — младший научный сотрудник, но работал я, видимо, неплохо, был на хорошем счету у руководства, руководил несколькими научными темами, что обычно эмэнэсам не поручалось, поэтому мне не сложно было обосновать необходимость поездки в Москву в командировку.

Наш НИИ сотрудничал с некоторыми московскими НИИ — ИНЭУМом, ЭНИМСом, мы часто делали друг другу отзывы, рецензии, проводили совместные мероприятия, многие из них требовали непосредственных переговоров, для чего я и убыл в Москву.

Ночевать в Москве я отправился к своей тете Лене, родной сестре папы, в Мытищи. Я всегда останавливался в Москве у родственников, это давало возможность пообщаться, выбирая только, у кого остановлюсь в этот приезд.

К тете Лене в этот раз я поехал специально, ее муж дядя Илюша — коренной москвич — мог мне рассказать, где находится синагога. Ведь в те годы я не мог спросить об этом на улице или в справочном бюро.

Дядя Илюша подробно рассказал мне, где находится Московская синагога, и закончил свой рассказ словами:

— Обрати внимание, что два главных идеологических центра Советского Союза — ЦК КПСС и синагога — находятся рядом.

Квартира тети Лены и дяди Илюши имела символическое значение для всех наших родственников и знакомых — в ней проводили последние ночи те, кто уезжал в Израиль или США.

Прошло много лет, а мы и теперь вспоминаем, приезжая к родственникам в другие страны, как они проводили в ней последние дни в Советском Союзе.

Короче, в субботу я отправился в Московскую синагогу. В холле сидел какой-то уже немолодой мужчина в кипе. Я рассказал ему, что я хочу приобрести Тору на иврите и русском. Он ничего об этом не знал, сказал, что мне надо найти раввина, и выдал мне какую-то соломенную шляпу. Я помнил, что в синагогу надо заходить с покрытой головой, но головной убор с собой не взял.

В зале несколько пожилых людей молились за «партами». Я впервые был в синагоге, никогда раньше не видел, как молятся верующие евреи.

Раввина в зале не было, мне удалось распросить кого-то из молящихся, и он сказал, что служба закончена, раввин уехал домой.

На мой вопрос, не знает ли он, где можно приобрести Тору на иврите и русском, он сказал мне, что ничего об этом не знает.

Растроенный, я вернулся в холл к мужчине в кипе, чтобы вернуть шляпу. Вдруг этот мужчина оживился и спросил у меня:

— Ты из какого города?

— Из Харькова, — ответил я.

— Синагоги у вас в Харькове нет? — спросил он, хотя должен был вроде знать, что в Харькове синагоги в то время не было. И неожиданно добавил:

— А ты не хочешь жениться в Москве? Есть очень хорошие невесты.

Он стал доставать какие-то альбомы, чтобы показать их мне, говоря при этом:

— Хорошие семьи, у одной папа начальник Главка, у другой дед — заведующий базой, у третьей — отец профессор.

Я вспомнил, что бабушка рассказывала мне, что в «старые времена» евреев женили очень рано — девушек в 12 лет, мальчиков — в 13, браки организовывали родители через профессиональных сватов, которых бабушка называла шадкунами, и жених и невеста иногда видели друг друга впервые на свадьбе.

Такие обычаи показались мне достаточно странными, я даже уточнил у бабушки, была ли она знакома с дедом до свадьбы, но оказалось, что из-за того, что они были дальними родственниками, были знакомы и симпатизировали друг другу с детства, а поженились, когда им было уже больше 20 лет.

Я понял, что мужчина в кипе и есть шадкун.

— Но я женат в Харькове, у меня есть сын, — ответил я.

— Во-первых, то в Харькове, а это — в Москве, — ответил мне шадкун, — во вторых, вы же не женились по еврейским обычаям. Подумай, невесты — отличные, с квартирами, будешь хорошо устроен в Москве.

В мои планы не входила замена жены, поэтому я попытался распрощаться и двинуться к выходу.

В это время в холле появилось несколько человек, которых я даже не успел рассмотреть, краем глаза я увидел, что среди них есть и женщины, и мужчины, они направились к шадкуну и тепло с ним поздоровались, как со старым знакомым.

— А вот молодой человек из Харькова, — сказал он.

— Синагоги в Харькове нет? — спросила женщина-шадкун. — А мы из Одессы. Есть отличные невесты из хороших семей. А женихи в Харькове есть?

Я ответил, что женихи в Харькове, наверное, есть, но мне об этом ничего не известно.

Шадкуны из Одессы, думавшие, что я их коллега, поняли, что я случайный человек, но отпускать меня из своих «стройных» рядов им не хотелось, поэтому та же женщина-шадкун задала мне вопрос:

— Может, вы займетесь поиском женихов в Харькове? Хорошие ведь невесты пропадают.

Поменять профессию радиоинженера на шадкуна тогда тоже не входило в мои планы, поэтому я быстро попрощался и также быстро смылся.

И возможно — зря!?

Я не знал, что распадется Советский Союз, исчезнет один из «двух главных идеологических центров Советского Союза», наше НИИ начнет чахнуть и также исчезнет, отличные программисты и электронщики разъедутся по всему миру, а мне придется заняться так называемым «бизнесом», затем стать юристом.

Может быть, шадкуном я бы принес больше пользы?

Короче, в Харьков я вернулся без Торы, только через много лет я купил ее в книжном магазине в аэропорту Бен-Гурион, весь перелет в Украину читал вслух жене и нашим друзьям Лене и Арику.

Жене, кстати, той же, с которой мы так и не женаты по еврейским обычаям, а женаты по законам страны, которой нет уже тридцать лет!

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Александр Тарадай: Как я чуть не стал шадкуном»

  1. Опасная профессия! Примера из нашей жизни не отыскал.
    Может кто-то знает или читал. Они были, но не припоминаю.
    А вот у Островкого сваха рассказывает:
    » …спроси, чем я не бита! Кочергой бита, поленом бита, о печку бита, печкой… вот, печкой не бита»

  2. Вообще-то еврейский сват на иврите — шадхан, а на идиш наверно можно и шадкун. Интересно, что степлер для бумаг тоже шадхан.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *