[Дебют] Владимир Проскуров: «Я повторюсь…»

 389 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я повторюсь. Как глина для вина. В кувшине, / На разных берегах, я выйду из земли, / И оглянусь на тень, свою я на жасмине… /
Молиться на луну, не стану я в пыли.

«Я повторюсь…»

Стихи

Владимир Проскуров

Владимир ПроскуровЖивых голоса

Живых голоса не разбудят меня,
Им счастье готовит чужой по рецепту,
За обруч надежды… за голос… по центу…
А рядом замрет меж цветами змея.
Храни меня Бог от живых и святых…
Правы лишь большие всегда батальоны,
Храни и негодных людей… миллионы,
Меня не будите… я дрянь… из штрафных.
Безбровые лица не троньте мой сон,
Душевный комфорт, штрафника в одиночке,
Меня не разбудит ударом по почке…
С глазами бульдожьими ваш батальон.
Не нужен мне воздух живых пустырей,
Живые без прошлого темные руки,
Мурлыканье пылкое ряженой… скуки…
И в зарослях пошлости, правильный гей.
Не спать мне, лишь в старой, хрустальной земле,
Там души убийц подвергаются пыткам,
Руками я щупаю воздух с избытком…
Верхом на мятежной и нежной звезде.
Со спущенной совестью я не усну…
И пусть с небесами беседуют башни,
Меня не отнять у дороги… у пашни,
Живым голосам и чужому огню…
Я душу всю выражу в слове одном,
Окутанный липкой, живой паутиной,
На свежей могиле с рассыпчатой глиной…
Живым голосам и с оскаленным ртом.
Пусть думают тверже глухой и слепой,
И скулами пусть все играют нахально…
Не любит Бог мыслей высоких… печально…
Живых голоса, что поют вразнобой.
Все бедно, убого и глухо кругом,
Я на образок покрестился привычно,
Затылки откинув назад… фанатично…
Живых голоса все кричат за окном.

В этом городе

Эта накипь столичного города,
Никогда не нуждалась во мне,
Прыгнул в пропасть я смело… от голода…
Жаль, не ведая, что в глубине.
А там водятся души примелкие,
Там пустые надежды… и страх…
Зрячих бьют и слепые… и меткие,
Там ломают мир каждого в прах.
В окнах щерятся лица испитые,
Побледнели в экстазе зрачки,
Спицы ног в кеды, пряча… небритые,
Багровеют от злобы бычки.
Расплескались слова в строках темные,
На тяжелом подносе… душа…
Наземь падают птицы бездомные,
Подчиняясь толпе… грабежа…
Не богат я цветами! Не громок я!
В этом городе обнял огонь,
Косят косы, не глядя, всего меня,
Воевать им охота за звон…
Хлеб проснулся весь в накипи города,
По окопам смерть шарит косой,
Имена опустели… от холода…
В этом городе… где я чужой.

* * *

Апостолы тихого пьянства,
На общей постели сектантства,
Где плещется рыба, там ваша тоска по воде…
Ночей устоявшихся в тяжесть,
Бесполая истина в тягость…
Хребта вам лишенным, есть каменный панцирь везде.
Зеленое скачет потомство…
В бессильных потугах расстройства,
Что может быть больше, вместительных ваших голов,
Пустых и в невежестве честных,
А в глупости искренне — лестных…
С забавным цинизмом, в ногах у чужих пастухов.
Печенье с казенной начинкой…
Как счеты земные под финкой,
Истрепаны вожжи, опавших и серых ночей…
Да… трудная думать работа…
И щедрым быть роскошь… для сброда,
Вы спите нагие… на кучах… хламья … и ножей.
Закапал я розами глади,
И лики иные… и пряди…
На жирные веки, на маленький, мелкий позор,
Адамы животного царства,
С громадным запасом коварства…
На раненный камень, несут свой безграмотный вздор.

Махнул рукой

Грозил я Богу кулаком,
Впадая в роль шута тайком,
И в кудреватые слова,
Шипы таил от шутовства,
Чтоб зверем стать среди зверей,
Или рабом среди рабов,
Уснуть блажено поскорей…
В зверином тявканье волков.
Крик тонкий, лай уполз в траву,
Во тьме как крыса я во рву…
Мертвец распухший и немой,
Машу всевышнему рукой…
В ременном бешенстве бичей,
В толпе безруких и косых…
Хочу подняться с кирпичей,
С бетона в шрамах пулевых.
Затерян я в толпе людей,
До дыр заношен… и тусклей…
Ладью уставшую мою,
Всю растрепало на ветру…
Аршином я измерив высь…
В сукно зарылся с головой,
Не подпуская Бога в близь…
Опять машу ему рукой.
На подневольный героизм…
В набат ликующий из… клизм,
Как мягкощекий человек,
Махнул… улегшись на ночлег,
Лениво истребляя вшей,
Зевнул визгливо старый Бог…
Я погрозил… а он… взашей…
Меня… вот Бог… а вот… порог.

В расовом холоде

В этом расовом холоде, что то есть от покойника,
Нерв тоски и печаль, семи смертных грехов,
Злые в факелах улицы, в слепых пятнах… без дворника…
Море целое в ряд, обнаженных голов.
В масках кожи безумия, выйдя в поле железное,
С неподвижным умом и всего лишь, как тень,
Раса голыми пальцами, как оно… бессловесное…
Мнет, хватает войну, превращаясь в мишень.
В этом расовом холоде, я томлюсь от убожества,
Как расплавленный воск, догоревшей свечи,
Не равны мы… мы пестрые… второсортных нас множество…
Сохраняя себя… но утратив ключи…
На три четверти мертвые, жить и жизнью напуганы,
Арестанты домов… в тишине похорон,
В погибающей крепости, студнем глаз… убаюканы…
В пыльном зале суда, под партийный крюшон.
В толстой коже бумажников, эта раса холодная,
Наглой прет хромотой… кровенея в белках…
Чтоб твердело молчание, память дней… неугодная,
В скорлупе ледяной и изящной в речах.
Я в своем темном панцире, в этом расовом холоде,
Я замкнул и лицо, от гориловых глаз…
Обращаясь к заемному… Богу в краденном городе,
Полон грубых, злых сил… в ожидании рас…

Я повторюсь

Я повторюсь. Как глина для вина. В кувшине,
На разных берегах, я выйду из земли,
И оглянусь на тень, свою я на жасмине…
Молиться на луну, не стану я в пыли.
Бездомный Бог вернет, расстрелянное небо,
И зазвучат мои, шаги по облакам…
Многоголосый рев, заткнется в стенах склепа,
Без денег, без часов и без иллюзий… сам…
Услышу снова я, застольный звон стаканов,
Над страхом высоко, пусть золотая кровь,
На темной стороне, как свечками каштанов…
Зажжет в глазах чужих, мир в доме… и любовь.
Я наконец найду, свой дом на дне вершины,
Там снова запоют, духовные стихи,
В непроходимый день… там зацветут… жасмины…
В удушливой среде, по берегам реки.
Огонь живой вернет, звон меди православной,
Соборный загудит, гул, звон с колоколов…
Бог в силе… в высоте… непостижимой, явной…
Безумье жалкое, смахнет как пыль с крестов.
Наступит время мне, испить медовой браги,
Под музыкальный гул, колоколов весны…
Я повторюсь другим… в лохмотьях пусть… бродяги,
И душу всю отдам, я Богу без цены…

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «[Дебют] Владимир Проскуров: «Я повторюсь…»»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *