Яков Каунатор: Реинкарнация. Часть 1

 885 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Удивительно, что никто из кинокритиков не попытался сложить ПАЗЛ из всех сценариев Шпаликова. Да ведь ВСЕ сценарии об одних и тех же героях… В картине «Я шагаю по Москве» юноши, о которых идёт речь — ведь это же те самые мальчишки из фильма «Я родом из детства»!

Реинкарнация

Яков Каунатор

 Яков Каунатор

Реинкарна́ция (лат. reincarnatio — повторное воплощение»), то есть; также переселе́ние душ, метемпсихо́з др.-греч. μετ-εμψύχωσις[4] — «переселение душ»), — группа религиозно-философских представлений и верований, согласно которым бессмертная сущность существа (в некоторых вариациях — только людей) перевоплощается снова и снова из одного тела в другое. Эту бессмертную сущность в различных традициях называют духом или душой, «божественной искрой», «высшим» или «истинным Я»; в каждой жизни развивается новая личность индивидуума в физическом мире, но одновременно определённая часть «Я» индивидуума остаётся неизменной, переходя из тела в тело в череде перевоплощений. Ряд традиций утверждает, что череда перевоплощений имеет некоторую цельи душа в ней претерпевает эволюцию.
Википедия

Часть 1

Геннадий Фёдорович Шпаликов

Прибыл…6 сентября 1937 года.

Убыл… 1 ноября 1974, Переделкино, Московская область.

На этот свет Геннадий Фёдорович Шпаликов прибыл 6 сентября 1937 года.

По младенчеству своему Геннадий не мог ещё понимать, в какой ужасный год он явился в свет. 1937 год, «ежовы рукавицы», а за ним последовали 1938, 1939 года…

К счастью, ни «ежовые рукавицы», ни бериевские чистки не коснулись его семьи.

Пройдёт время и в памяти не ребёнка, в памяти молодого человека всплывёт 1941 год…

Городок провинциальный,
Летняя жара.
На площадке танцевальной
Музыка с утра.
Рио-рита, рио-рита —
Вертится фокстрот.
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

Ничего, что немцы в Польше, —
Но сильна страна:
Через месяц — и не больше —
Кончится война.
Рио-рита, рио-рита —
Вертится фокстрот.
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

И вслед за 41-м годом вдруг ностальгически прозвучат строки о победном 1945 годе.

* * *

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
И прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу,
Кто меня вернёт?
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там, где — боже мой! —
Будет мама молодая

И отец живой.

Что значит для меня этo стихотворение? Для меня оно — воспоминание. И пусть не 45 год, пусть — 50-й, во всём остальном — до запятой, до каждой буковки — один в один. До слёз…

«Там, где мама молодая и отец живой…»

Вот такие первые визитные карточки поэта, сценариста, режиссёра, кинодраматурга.

Шпаликов оставил очень много своих визитных карточек в стихах, сценариях к кинофильмам, заслуженно получивших огромную популярность.

Судьба Геннадия хранила. Ведь мог бы, мог бы пожизненно военным стать. Так на роду его было написано: отец, Фёдор Григорьевич, закончил военно-инженерную академию, в войну, ту самую — Великую, упросился с инженерной должности в тылу на фронт и сгинул в боях под польским городом Познанью. Мамин брат, Семён Перепёлкин, дослужился до генерал-полковника. И скажите мне: при такой родословной куда путь-дорога ляжет мальчишке восьми лет? Правильно. В Киевское суворовское училище, куда с подачи дяди Сени и отправится ещё не Геннадий Фёдорович (до этого ещё дорасти надо!), а Генка, вихрастый мальчишка.

«А годы летят, наши годы как птицы летят…» Была когда-то такая песня, хорошая, душевная. По прошествии лет замаячило перед Геннадием военное училище. Шаг за шагом! Или, как говорят американцы не выговаривающие «шаг за шагом», — step by step!

Только вышел в училище конфуз. Лениво было курсанту, будущему офицеру сдавать экзамен по физике (помилуйте, какому офицеру в его военной службе нужна эта физика?)

И уговорил курсант Шпаликов своего друга другого курсанта (нет! Имя у меня не спрашивайте, не доносчик я!) нанести ему, Геннадию Фёдоровичу лёгкое членовредительство. А по дружбе чего не сделаешь? По дружбе товарищ врезал от всей души, чем нанёс ущерб численному составу доблестной Советской Армии: комисовали Шпаликова вчистую, как негодного по здоровью. Так благодаря дружескому участию незнакомого нам человека армия потеряла офицера Шпаликова, а литература обрела замечательного поэта и сценариста Геннадия Шпаликова…

Я жил как жил,
Спешил, смешил,
Я даже в армии служил
И тем нисколько не горжусь,
Что в лейтенанты не гожусь.
Не получился лейтенант,
Не вышел. Я — не получился,
Но, говорят, во мне талант
Иного качества открылся:
Я сочиняю — я пишу.

И тот, кто помнит фильм «Я шагаю по Москве!» всегда будет благодарен незнакомому нам товарищу.

А фильм, фильм этот и сегодня по прошествии десятков лет воспринимается как глоток свежего воздуха.

Первые стихи Шпаликовым написаны были им в восемнадцатилетнем возрасте, в 1955 году.

Через год в 1956 году состоялся 20 съезд КПСС. Началась ОТТЕПЕЛЬ…

Наверное это самое главное, что следует понимать в творчестве Геннадия Шпаликова и его многочисленных друзей и соратников. Творчество освободилось от идеологической подкладки. Надолго ли?…

Лишённые идеологической основы стихи Шпаликова зазвучали на простом понятном всем и каждому языке.

Песня
(С паровозами и туманами)

С паровозами и туманами
В набегающие поля
На свидания с дальними странами
Уезжаем и ты и я.
Уезжаем от мокрых улиц,
Безразличия чьих-то глаз,
Парусами странствий надулись
Носовые платки у нас.
Мы вернемся, когда наскучит
Жизнь с медведями, без людей,
В город мокрый и самый лучший,
В город осени и дождей.

На меня надвигается

На меня надвигается
По реке битый лед.
На реке навигация,
На реке пароход.

Пароход белый-беленький,
Дым над красной трубой.
Мы по палубе бегали —
Целовались с тобой.

Пахнет палуба клевером,
Хорошо, как в лесу.
И бумажка наклеена
У тебя на носу.

Ах ты, палуба, палуба,
Ты меня раскачай,
Ты печаль мою, палуба,
Расколи о причал.

Палуба. Олег Анофриев / Коллеги, 1962.

Каждый из нас знает, что легче всего запоминается песня. К тому же ведь не будешь ежедневно читать всем вслух понравившееся тебе стихотворение. Иное дело песня. Её и с друзьями пропоёшь, про себя прошепчешь. Стихотворения Шпаликова легко ложились на музыку даже не профессиональную, а самодеятельную. И то, что многие его стихи становились песнями, свидетельствовало о популярности в народе самого поэта.

И понятно почему стихи-песни так быстро распространялись в народе, что делало имя Геннадия Шпаликова очень известным тысячам и тысячам жителям планеты СССР.

Своей простотой, своей лирической чувственностью стихи Шпаликова, положенные на музыку, напоминали песни очень популярные в народе, звучавшие, казалось, совсем недавно.

На крылечке твоем
Каждый вечер вдвоем
Мы подолгу стоим
И расстаться не можем на миг.

Если надо пройти
Все дороги-пути,
Те, что к счастью ведут,
Я пройду, мне их век не забыть.
Я люблю тебя так,
Что не сможешь никак
Ты меня никогда, никогда,
Никогда разлюбить.

Костры горят далекие,
Луна в реке купается,
А парень с милой девушкой
На лавочке прощается.
Костры дымят потухшие,
Луна за лес скрывается,
А парень с милой девушкой
Никак не распрощается.

И вся-то разница между стихами Шпаликова и этими песнями в том, что от песен веет чем-то провинциальным в самом лучшем смысле этого слова. Песни Шпаликова скорее всего принадлежат городскому жителю. Но и в песнях на стихи Фатьянова и Шамова, и в песнях на стихи Шпаликова есть одно общее. В основе их — человеческое чувство, по-научному — гуманизм.

Я всего лишь попытался объяснить почему песенная поэзия Шпаликова оказалась так популярна и востребована. Мнение читателя может не совпадать с мнением автора.

Перечитывая стихи Шпаликова, вы обязательно найдёте отголоски других поэтов — Окуджавы, Рубцова, многих-многих других, его современников и его соратников.

* * *

Сжигала женщина листву,
Бесцельно, запросто.
Рукой по чистому листу —
Молчком, безрадостно.

По золоту, по сентябрю —
Горели листья.
Я по-аварски говорю —
Остановитесь.

Родной, единственный язык,
Он — непереводимый —
Что мне пожаловаться вкрик,
Ей — нелюдимо.

Мотив, интонация, случайно брошенный взгляд напоминает нам Окуджаву.

Перед снегом

Такой туман, и мост исчез.
Рукой прохожего узнаешь через дождь,
Когда над незнакомою рекой
По незнакомой улице идешь.

Все незнакомо, все переменилось,
А час назад, до первых фонарей,
Все тосковало,
Все непогодой,
Слякотью томилось,-
И тьмы звало, и все же становилось
И на душе и в небесах — смурней.

И вспоминается Николай Рубцов.

Три посвящения Пушкину

1

Люблю Державинские оды,
Сквозь трудный стих блеснет строка,
Как дева юная легка,
Полна отваги и свободы.

Как блеск звезды, как дым костра,
Вошла ты в русский стих беспечно,
Шутя, играя и навечно,
О легкость, мудрости сестра.

2

Влетел на свет осенний жук,
В стекло ударился, как птица,
Да здравствуют дома, где нас сегодня ждут,
Я счастлив собираться, торопиться.

Там на столе грибы и пироги,
Серебряные рюмки и настойки,
Ударит час, и трезвости враги
Придут сюда для дружеской попойки.

Редеет круг друзей, но — позови,
Давай поговорим как лицеисты
О Шиллере, о славе, о любви,
О женщинах — возвышенно и чисто.

Воспоминаний сомкнуты ряды,
Они стоят, готовые к атаке,
И вот уж Патриаршие пруды
Идут ко мне в осеннем полумраке.

О собеседник подневольный мой,
Я, как и ты, сегодня подневолен,
Ты невпопад кивай мне головой,
И я растроган буду и доволен.

3

Вот человеческий удел —
Проснуться в комнате старинной,
Почувствовать себя Ариной,
Печальной няней не у дел.

Которой был барчук доверен
В селе Михайловском пустом,
И прадеда опальный дом
Шагами быстрыми обмерен.

Когда он ходит ввечеру,
Не прадед, Аннибал-правитель,
А первый русский сочинитель
И — не касается к перу.

Ноябрь 1963

Здесь нет подражательства, нет повторения. Здесь — СОЗВУЧИЕ.

Поэзия — творчество сугубо индивидуальное. Поэты существа эмоциональные и легко ранимые. Хотя, хотя есть прецедент. Гимн Советского Союза соображался на двоих: С. Михалков и Эль-Регистан.

Что же касается сценариев, драматургии, известны многие примеры соавторства.

Фильм «Застава Ильича»(«Мне 20 лет») был задуман Марленом Хуциевым. Он и привлёк в соавторы Геннадия Шпаликова.

«Я шагаю по Москве» создавался режиссёром Георгием Данелией по раннему эскизу сценария Шпаликова. В ходе работы над фильмом сценарий дорабатывался совместными усилиями сценариста и режиссёра.

Что же касается сценариев Шпаликова…

Из песни Андрея Макаревича:

«Слишком короток век,
Позади до обидного мало…»

Век Геннадия Фёдоровича Шпаликова был короток. Написано около 200 стихотворений, создано несколько сценариев.

Странная вещь… «Несколько сценариев…» Да ведь каждый из фильмов, поставленных по его сценариям впечатан навечно в историю кино и в историю страны.

Его друзья, свидетели его творческой работы говорили: писал он очень быстро.

Значит, эмоциональность, размышления накапливались постоянно, чтобы в нужное время выплеснуться словом на бумаге

«Я шагаю по Москве»

«Я шагаю по Москве». Я помню. Мне уже лет 15-16, я учусь, кажется, в 9 классе. И разговоры в классе вертелись вокруг этой кинокартины. Я завидовал молодым людям, которые шагают по Москве. Нет, не тому, что «по Москве», завидовал их «взрослости», завидовал их заботам, их отношениям, их разговорам. И даже несуразности, которые то и дело возникали в их жизни, вызывали чувство сопричастности к ним. Что вызывало особое, восхищённое отношение к картине? Искренность и лиричность. И песня, конечно же песня. И актёры, такие молодые, но сразу угадывались за этими ролями счастливые судьбы актёров.

Из разговора, подслушанного на выходе из кинотеатра после очередного сеанса «Я шагаю по москве»:

— Собственно, о чём фильм-то? Зацепиться не за что… Белиберда какая-то… Ну идут, ну, шагают, ну и иди себе…

— «О чём — о чём…» Дурак ты, Вася! Ведь в фильме прямым текстом сказано:

«Бывает всё на свете хорошо
В чём дело сразу не поймёшь
А просто летний дождь прошёл
Нормальный летний дождь»

«Краткость — сестра таланта!» — изрёк Антон Павлович Чехов. Одной этой фразой он сразу причислил себя к толпе мудрецов. С тех пор труженики пера и печатной машинки пытались доказать свою талантливость. Молодому Геннадию Шпаликову удалось это с первого своего сценария. И кажется, что «Я шагаю по Москве» это фильм ни о чём. Один день из жизни Москвы и трёх молодых людей. И кажется, что день этот наполнен лишь суетой и заботами. Кстати, фильм упрекали в бесконфликтности сюжета. Сценаристу Шпаликову и режиссёру Данелии удалось убедить нас, зрителей, что эта повседневность, обыденность, где нет места лозунгам и воплям «Даёшь!» и есть жизнь. Оказалось, что каждый день наполнен содержанием, в том числе и духовным.

Фильм вышел на экраны в 1963 году. Недавно завершился очередной съезд КПСС, который наметил программу «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!»

В школе на выпускном экзамене по иностранному языку мы обязаны были наизусть пересказать по-английски все пункты морального кодекса строителя коммунизма. В сценарии Шпаликова «Я шагаю по Москве» не было упоминания ни о моральном кодексе, ни о строительстве коммунизма. Обошлось. Хотя претензий и со стороны «Ума, Чести и Совести», а также со стороны соратников-кинематографистов было много.

А фильм и сегодня смотрится с удовольствием.

«Я родом из детства»

Режиссёр Виктор Туров. Сценарист Геннадий Шпаликов. Оператор-постановщик Александр Княжинский. Художник-постановщик Евгений Ганкин.

Студия «Беларусьфильм».

Можно было бы перечислять всю съёмочную группу, включая и многих актёров. Я не помню, где, в какой картине фактически вся киногруппа была бы объединена общей биографией…

Шпаликов писал сценарий о себе, наверное, поэтому так легко писалось — ничего не надо было придумывать. Ведь это он — оттуда, из разрушенного войной городка, это он ждал возвращения отца с фронта… Не дождался.

Оказалось, что вся киногруппа с такой же биографией. Высоцкий в одной из песен прозвучавших в картине, произнёс слова, ставшие лейтмотивом к картине: «Все судьбы в единое слиты…»

Я тоже родом из детства…

В годы войны мой город на востоке Латвии был разрушен более чем на 70%. В самом городе погибли 165 тысяч человек, мирных жителей и советских военнопленных. Там, на окраине города, при въезде в него, совсем рядом с Даугавой расстреляна семья отца, родители и сестрёнка.

Пацанами мы бегали по развалинам, там, где позже сделают автостанцию. Мы играли в «войнушку» и счастливчик был тот, кто в развалинах находил стреляные гильзы. Иногда находили и посущественней гильз. По каким-то дням городская площадь была уставлена крестьянскими телегами. Хуторские привозили продукты на базар. По улице Огородной, где через дом-два зияли развалины и что вела от нашего дома к базару, ветер перекатывал клочки сена.

А за городом у озера стоял интернат. Дети-сироты, наследие войны. Дружбы с нами они не водили, хотя зачастую мы с ними гоняли в футбол. Мне бросился тогда в глаза их главный принцип сосуществования: «Один за всех и все за одного». И ещё: они во всём казались взрослее нас, хотя были мы погодками.

Я родом из детства…

К фильму, как и к сценарию, предъявлялись претензии: вызывают депрессивные чувства.

В холода, в холода — Я родом из детства.

«Застава Ильича»

Никак не засыпая, я снова и снова открывал глаза — посмотреть, остались ли отражения в зеркалах похожими на то, что я считал своим лицом, или начали неудержимо и жутко меняться.
Хорхе Луис Борхес

Мудрость на то и мудрость, что это не сиюминутное размышление, а мысль на века. Любимый анекдот Юрия Никулина относится к мудрости.

Из пункта А в пункт Б отправился поезд. В то же время из пункта Б в пункт А отправился другой поезд. Они не встретились. Почему? Не cудьба…

Судьбе было угодно, чтобы работая над картиной «Застава Ильича» режиссёр Марлен Хуциев встретил сценариста Геннадия Шпаликова.

Помилуйте! Да ведь у Хуциева был уже сценарист, с которым и начинал эту картину! Значит, не судьба… А Судьба — с Геннадием Шпалковым. Иногда задаю себе вопрос: почему так легко давались Шпаликову сценарии? Да потому что не надо было ему придумывать драматургию, не надо было придумывать сюжетную линию героев. Он писал о себе, о своём поколении…

Так было в «Я шагаю по Москве», так было «Я родом из детства», так было в «Заставе Ильича», так будет в картине Ларисы Шепитько «Ты и я», для которой Шпаликов напишет сценарий.

„… Из всех искусств для нас важнейшим является кино.“
Владимир Ленин.

Следуя заветам Ильича, товарищ Сталин уделял самое пристальное внимание кинематографу. Ни одна картина не могла оказаться на экране без его замечаний, поправок и дальнейшего утверждения.

Как верный ленинец, товарищ Хрущёв тоже уделял пристальное внимание искусству: литературе, живописи, кино. Он имел привычку отечески поправлять зарвавшихся деятелей искусств. Так случилось и с фильмом «Застава Ильича».

— «Даже наиболее положительные из персонажей фильма — трое рабочих парней — не являются олицетворением нашей замечательной молодёжи. Они показаны так, что не знают, как им жить и к чему стремиться. И это в наше время развёрнутого строительства коммунизма, освещённое идеями Программы Коммунистической партии!» — в 1963 году критиковал творение Хуциева первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв.

Следуя много-многовековым традициям холопства, челядь, получившая направление восприятия кинокартины, развернула трравлю создателей фильма «Застава Ильича». Лишь немногие осмеливались поднять свой голос в защиту.

О хулителях. Давайте с вами определимся и придём к единому мнению: эстетика Хрущёва (а эстетика Хрущёва выразилась в его отношении к живописи, к литературе, к молодым поэтам, перечислять можно долго и впору писать «эстетика» Хрущёва) и всех тех, кто следовал ему, была, как бы это помягче сказать… Впрочем, за нас об этом сказал едва ли не 200 лет назад Виссарион Белинский:

«Относительно же того, что талант Лермонтова в такое короткое время успел нажить себе ожесточенных и непримиримых врагов, это также понятно. Разумеется, эти враги составляют ту часть публики, которая должна называться собственно «толпою»; ненависть этих господ очень понятна: поэзия Лермонтова для них — плод слишком нежный и деликатный, так что не может льстить их грубому вкусу, на который действует только слишком сладкое, как мед, слишком кислое, как огуречный рассол, и слишком соленое, как севрюжина. Эти господа чувствуют непреодолимую антипатию даже и к тем людям, которые восхищаются талантом Лермонтова, и они бранят их, как служители своих господ, которые устриц предпочитают трактирной селянке с перцем5. Из всех страстей человеческих сильнейшая — самолюбие, которое, будучи оскорблено, никогда не прощает. Но чем же скорее всего может быть оскорблено самолюбие ограниченного человека, как не сознанием своего бессилия понять недоступное его разумению? Что может быть досаднее и тяжеле, как не сознание своего невежества или своей ограниченности?»

Фильм «Застава Ильича» — это, если говорить современными кинематографическими мерками, вторая серия фильма «Я шагаю по Москве, где та же Москва, те же трое жителей Москвы. И отличаются герои «Заставы» от героев «Я шагаю» лишь возрастом, они немного повзрослели, а потому и повседневность изменилась, прибавилось больше хлопот и больше вопросов.

В «Заставе» — это те же Коля — метростроевец (играет Никита Михалков), Саша — призывник, молодожён (Евгений Стеблов), Володя — монтажник из Сибири (Алексей Локтев)

И, хотя в «Заставе» Шпаликов наделил их другими именами — Николай (Коля) (Николай Губенко) — такой же неунывающий оптимист и добряк, но в характере чётко определились принципиальность и честность; Слава (Саша) (Станислав Любшин) — из суетливого молодожёна превратился в озабоченного мужа и отца;

Валентин Сергей (Валентин Попов) — находится в поисках своего пути, мы узнаём тех прежних, из «Я шагаю по Москве).

Время изменилось и ребята повзрослели.

Молодость — беспечна и беззаботна, в ней — лишь штрихи к характерам, наброски. В героях «Заставы Ильича» вы не найдёте безмятежности. Это возраст поиска характера, поиска своего пути. Они лишь сделали первый шаг от юности к зрелости и путь этот долгий и непростой…»Эстетика» Хрущёва и его соратников по «Уму, Чести и Совести» не могла да и не хотела этого понять.

Удивительно, что никто из кинокритиков не попытался сложить ПАЗЛ из всех сценариев Шпаликова. Да ведь ВСЕ сценарии об одних и тех же героях… В картине «Я шагаю по Москве» юноши, о которых идёт речь — ведь это же те самые мальчишки из фильма «Я родом из детства»!

В 1963 году начался «обряд обрезания” картины в соответствии с последовавшими идеологическими установками. В обрезаном виде фильм появился на экранах в 1966 году, полная, первозданная версия вышла в 1988 году, во времена горбачёвской перестройки.

Из откликов на фильм «Застава Ильича»:

С осени собираюсь написать пост о фильме и никак. Мысли о фильме, мысли о посте, само написание поста — муторны, как «Застава Ильича», который я посмотрела со второй попытки.

В первый раз много лет назад фильм показался скучным, а главное — надуманным, фальшивым. В той Москве ещё оставалось многое от «России, которую потеряли», шарм и благоухание веков русского барства. Плюс — романтика шестидесятых, всплеск победившего социализма (в душах молодых энтузиастов).

Это было в мемуарах — этого не было в фильме. Совковая унылая безнадёжная картинка. Когда-нибудь, может быть, она была свежей и новаторской (не верю). «Застава Ильича» устарел чуть более чем полностью (для не дай б-г фанатов картины, вдруг набрёдших на пост, напоминаю, — это личное оценочное мнение).

Что до сюжета — хочется рвать на себе волосы, если б не скука до зевоты.

«Застава Ильича» — куча старого пыльного хлама, в котором иногда попадаются предметы вопиющие — огромные, мёртвые и заразные чумой.

Это эпизоды первомайской демонстрации («это мой любимый праздник в году — и мой!») и вечера поэтов.

Демонстрация противоестественна, как анальное сношение — бесконечный хвост радостного народа с пустыми глазами, с плакатами и детьми (чому радуетесь?).

Вечер поэтов — фальшивее фильма в сто раз, потому что если поэт лжёт, это противоестественно, как анальное сношение бросается в глаза. На сцену один за другим всходят не поэты — клоны Сорокина, они уродливо кривляются — а полный зал застыл и ловит каждое слово. Ужастик.

* * *

На исходе хрущевской «оттепели» появление фильма «Мне 20 лет» вызвало широкий общественный резонанс. Великий дуэт сценариста Геннадия Шпаликова и режиссера Марлена Хуциева создал уникальный пластический образ фильма, который оказал существенное влияние на все отечественное кино. Автор diletant.media Мария Молчанова вспоминает историю создания одного из наиболее важных фильмов русского кинематографа.

Сразу после выхода фильм был подвергнут ожесточенной критике в верхних эшелонах власти, после чего авторы вынуждены были изменить название — с «Заставы Ильича» на «Мне 20 лет». Что только не вменялось им в вину — концепция бездуховности советской молодежи, противопоставление разных поколений, отцов и детей, дедраматизация, то есть разрушение сюжета в кино. На самом деле, основная «вина» картины заключалась в том, что она подошла к реальной жизни на опасно близкую дистанцию.

К счастью, к счастью объективных, положительных откликов куда больше, чем ядовитого повизгивания «эстетов».

«Застава Ильича» — знаковый фильм. Ещё не было Пражской весны 1967— начала 1968 года… Шпаликов вместе с Марленом Хуциевым интуитивно попытались поставить вопрос о социализме с человеческим лицом. Странно, в том «критическом» отклике очень уничижительно сказано о первомайской демонстрации, о вечере поэтов в Политехническом музее… Да ведь первомайская демонстрация — это символ верности идеалам отцов и символ НАДЕЖДЫ на СОЦИАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ…

И вечер поэзии… Вспомните песню Окуджавы на том вечере

Нет, нет, власть не назовёшь тупой и глупой. Намёк был сразу правильно понят и потому последовали «оргвыводы» Власть почуяла

опасность для самого существования этой власти.

Хуциев и Шпаликов попытались сказать о том, о чём много-много лет спустя будут петь молодые люди, сверстники героев «Заставы Ильича»: ПЕРЕМЕН ТРЕБУЮТ НАШИ СЕРДЦА…

Геннадий Шпаликов напишет ещё один сценарий для Ларисы Шепитько «Ты и я» . Те же, по сути герои, ставшие ещё взрослее и оказавшиеся в окончательно застойном времени, когда жизнь потеряла всякий смысл и на долю всеx героев Шпаликова выпало СУЩЕСТВОВАНИЕ…

С конца 60-х годов Шпаликов оказался невостребован. Сущеествовать он не смог. 1 ноября 1974 года он ушёл из жизни добровольно.

Все смерти одинаковы. Они означают точку невозврата. все смерти разные, у них разные причины. Разговор о причинах — это своего рода спекуляция. Можем только предполагать. Алкоголизм, превратившийся в болезнь? Да. По воспоминаниям его современников, Шпаликов пристрастился к застольям уже в детстве, семья военных, соответственно и друзья из военных, любители застолий, к которым и Геннадий был приучен с детства…

Семейный быт… «Любовная лодка разбилась о быт…»? Наверное и это… Мне же кажется ещё одна причина — разочарование. Вспомните героев пьес Вампилова. Шпаликов — один из них.

Геннадий Шпаликов.

Убыл 1 ноября 1974 года.

Я к вам травою прорасту.

* * *

Отпоют нас деревья, кусты,
Люди, те, что во сне не заметим,
Отпоют окружные мосты,
Или Киевский, или ветер.

Басом, тенором — все мне одно,
Хорошо пароходом отпетым
Опускаться на светлое дно
В мешковину по форме одетым.

Я затем мешковину одел,
Чтобы после, на расстоянье,
Тихо всплыть по вечерней воде
И услышать свое отпеванье.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Яков Каунатор: Реинкарнация. Часть 1»

  1. Прочитал с удовольствием. Очень хорошо написано, с пониманием. Раньше я стихов Г. Шпаликова не читал. И пришла мне в голову одна мысль: может быть, отличие поэта от просто «рифмовальщика» в том, что поэт — немного сумасшедший? Именно этот «разбаланс» в голове и создает неповторимую эмоциональность стиха?

  2. Спасибо, Яков! Очень прочувcтвованно и верно всё, что касается Шпаликова. Как жаль, что я даже и не подозревал, что автор всех этих песен, какие сам пел бесконечное число раз в юности, — Шпаликов! Только теперь я понимаю, что Геннадий и окружение его были теми честными приверженцами социализма с человеческим лицом, однако инстинктивно чувствовашими, что все это обман. Вот и мечтали, что какая-нибудь «палуба расколет их печаль», хотя вроде бы «все на свете хорошо» и «пахнет палуба клевером…».

    1. Искренне рад, искренне благодарен Вам за понимание и за СОЗВУЧИЕ!
      С уважением, Яков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *