Михаил Ривкин: 5782 — год Шмиты

 235 total views (from 2022/01/01),  2 views today

5782 — год Шмиты

Михаил Ривкин

Мы уже не раз касались в наших заметках законов Шмиты. Поскольку наступающий 5782 год — год Шмиты, попробуем ещё раз резюмировать самое главное.

С тех пор как земледелие стало для человека главным источником продуктов питания, у всех народов Древнего Востока вошло в обычай оставлять пахотные земли под паром раз в несколько лет. Разумеется, каждый патриархальный род сам выбирал, какие именно участки и с какой периодичностью следовало оставлять незасеянными. В древние времена под паром ежегодно оставляли от трети до четверти пахотных земель а остальные земли засевались и обрабатывались, как обычно, так что нехватки продуктов не возникало. Народ Израиля переосмыслил, облагородил и возвысил этот древнейший обычай, превратил его из прикладного хозяйственного приёма в священную религиозную заповедь, заповедь Шмиты. Смыслом и главной целью этой заповеди было уже не плодородие пахотных земель, а социальная справедливость, гарантированный прожиточный минимум для самых бедных. А такая цель могла быть достигнута только новыми средствами — вместо того, чтобы выборочно оставлять под паром отдельные участки с разной периодичностью, было заповедано считать каждый седьмой год священным.

Важно понимать, что в самой ранней редакции этого закона, в Книге Завета, акцент сделан не на том, что на седьмой год нельзя пахать и сеять, а на том, что весь урожай предназначен бедным:

Шесть лет засевай землю твою и собирай плоды ее. А в седьмой оставляй ее в покое, не трогай ее, чтобы питались неимущие из народа твоего, а остатком после них питались звери полевые. Так же поступай с виноградником твоим и с маслиною твоею. (Шемот 23:10-11)

Запрет сеять и пахать не прописан в явной форме, он сам собою разумелся, таков был древний патриархальный обычай. Но зато чётко оговорено требование оставлять на полях урожай «чтобы питались неимущие из народа твоего». В этом главная новация Книги Завета, кардинально менявшая смысл обычая. Ведь в старину хозяин земли, оставив её под паром, в конце годичного цикла точно также собирал то немногое, что выросло само собой, и точно так же прогонял всех, кто на этот урожай позарился, как он делал и в обычное время. Заповедь Шмиты требует от хозяина полностью отказаться от всех прав на урожай. Такова была возвышенная социальная норма, точнее — возвышенная социально-религиозная декларация. Что же происходило на практике? Вероятно, что в то время, когда Книга Завета была записана, евреи достаточно строго придерживались этой заповеди. Население Страны Израиля было немногочисленным, пахотной земли хватало на всех с избытком, и даже годичный перерыв раз в семь лет не подрывал нормальной хозяйственной активности. В то же время бедняки могли не только досыта есть раз в семь лет, но и делать кое-какие запасы надолго вперёд (зерно умели хранить несколько лет).

Однако к концу эпохи Первого Храма население существенно выросло, и картина изменилась. В книге Деварим закон Шмиты (применительно к земле) не упомянут, зато перечислены более эффективные, и при этом постоянно действовавшие, законы социальной справедливости: «к концу третьего года» (не седьмого!) отделяли десятину урожая и оставляли её свободно лежать за воротами, чтобы могли прокормиться левиты (не имевшие своих родовых наделов), пришельцы, вдовы и сироты (Деварим 24:20-21). Кроме того, был установлен закон забытого снопа:

Когда будешь жать на поле твоем и забудешь сноп на поле, то не возвращайся взять его: для пришельца, сироты и вдовы да будет он, чтобы благословил тебя Г-сподь, Б-г твой, во всяком деле рук твоих. (там 24:19)

Там же заповедано не собирать до конца урожай винограда и маслин:

Когда обивать будешь маслину твою, то не обирай за собою оставшихся плодов: для пришельца, сироты и вдовы да будет это. Когда будешь снимать плоды в винограднике твоем, не добирай остатков за собою: для пришельца, сироты и вдовы да будет это (там 24:20-21)

В эпоху Второго Храма ко всем этим законам добавили повеление оставлять край поля несжатым:

А когда будете жать жатву на земле вашей, не дожинай до края поля твоего и опавшего при жатве твоей не подбирай. И виноградника твоего не обирай дочиста, и оставшихся отдельных ягод в винограднике не подбирай: бедному и пришельцу оставь их. Я Г-сподь, Б-г ваш. (Ваикра 19:9-10)

В этом законе, который относится к позднейшей кодификации источника Р, наряду с запретом дожинать поле до конца, упомянуто ещё два запрета. Один из них, запрет добирать до конца ягоды при сборе винограда, нам уже известен (Деварим 24:21). Другой, запрет подбирать опавшие колоски, упомянут впервые, ни в Книге Завета, ни в Кодексе девтерономиста этого запрета нет. Означает ли это, что перед нами новая, никогда ранее не практиковавшаяся норма? Едва ли. Ведь именно заповедь оставлять опавшие колоски бедным является одним из ключевых моментов в рассказе о Рут Моавитянке. Вероятно, в этом случае речь идёт об одной из древнейших норм обычного права, которую не было надобности упоминать в ранних законодательных сводах, поскольку она и так неукоснительно соблюдалась. Но после возвращения из Вавилонского Галута, когда живая преемственность многих обычаев и традиций была утеряна, автор полного пост-галутного кодекса счёл нужным прописать в явном виде все нормы, и важные, и второстепенные, и те, которые соблюдались на практике, и те, которые оставались на уровне абстрактной нравственной декларации, в том числе — и заповедь Шмиты:

Шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезывай виноградник твой и собирай плоды ее (земли); А в седьмой год суббота покоя да будет для земли, суббота Г-сподня: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай. Что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и винограда с охранявшихся лоз твоих не снимай; год покоя да будет для земли. (Ваикра 25:3-5)

В эпоху Второго Храма, когда значительная часть населения иудеи жила в Иерусалиме, а сельское хозяйство стало, в значительной степени, рыночным, евреи продолжали скрупулёзно соблюдать все нормы Шмиты, как они прописаны в кодексе Р. Заповедь Шмиты обрела особое значение, как идеальное и наиболее яркое выражение принципа социальной справедливости, заботы о бедных.

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Михаил Ривкин: 5782 — год Шмиты»

  1. В комментариях несколько раз возникал вопрос, вырастет ли что-нибудь в год Шмиты на полях, которые не засеваются и никак не обрабатываются. На днях в приложении к «Макор Ришон» была опубликована очень интересная статья о сельскохозяйственных аспектах Шмиты. Тем, кто владеет ивритом, рекомендую статью полностью.
    מקור ראשון דיוקן, הנחלה והמנוחה עמ’ 27-31
    https://www.makorrishon.co.il/magazine/409517/
    Ниже – небольшой отрывок, непосредственно по теме.
    «Естественный севооборот, поддерживающий окружающую среду имеет место на необработанных участках и на окраинах полей. Речь идёт о таких участках, которые неьзя обработать, потому что они слишком каменистые, или недоступны для сельскохозяйственной техники \…\ Многочисленные исследования по всему миру отмечают положительное влияние естественного оборота на окраинах полей и на таких участках, которые не обрабатываются. На таких участках наблюдается прирост разных видов птиц, пресмыкающихся, беспозвоночных, и т.д.» (Дьюкан Макор Ришон 15.10.21 стр 31)

    В самой ранней формулировке законов Шмиты в Книге Завета (Шемот 23:10-11) мне всегда казалось странным добавление «а остатком чтоб питались звери полевые». Такого рода «экологическая сознательность» не имеет аналогий н в ТАНАХе, ни в других памятниках законодательства Древнего Востока. С какой стати законодатель. Усанвливая одну из важнейших социальных норм, вдруг вспомнил про зверей? Теперь это упоминание становится понятным.
    С самых ранних стадий развития земледелия люди стали замечать, что на необработанных участках, таких, как обочины полей, либо участки, оставленные под паром, растёт поголовье мелких животных. Когда впервые зародилась мысль, что нужно как-то обеспечит «прожиточный минимум» беднякам, первая, черновая, несовершенная идея отталкивалась именно от таких наблюдений: если беспозвоночные и пресмыкающиеся находят, чем питаться, и даже плодятся сверх обычного, то и людям, возможно, удастся собрать что-то. Так родился закон Шмиты в самой его ранней формулировке:
    Шесть лет засевай землю твою и собирай плоды ее. А в седьмой оставляй ее в покое, не трогай ее, чтобы питались неимущие из народа твоего, а остатком после них питались звери полевые. Так же поступай с виноградником твоим и с маслиною твоею. (Шемот 23:10-11)
    Понятно, почему законодатель решил упомянуть зверей полевых, как «вторых в очереди»: он видел своими глазами, как они кормятся на незасеянных участках.
    Как я уже писал в своём комментарии, где выделены три стадии эволюции Шмиты, такой закон не решал, и не мог решить проблему бедности. То, что хватало мелким животным, т.е. побеги диких растений, сорняки и т.д., было совершенно непригодно для люей.
    Но первый, самый сложный шаг в сторону установления законов справедливости был сделан! Идея гарантированного пропитания для бедняков была зафиксирована, как Б-жественная заповедь. В дальнейшем девтерономист эту идею усовершенствовал, и обратил общую декларацию в целый ряд конкретных эффективных законов

  2. «… Население Страны Израиля было немногочисленным, пахотной земли хватало на всех с избытком, и даже годичный перерыв раз в семь лет не подрывал нормальной хозяйственной активности. …»
    =====
    Очень НЕ убедительно.
    Земля, истощенная после пяти лет обработки — по обещанию Торы на шестой год должна принести троекратный урожай.
    Ваикра, глава 25:
    «20. А если скажете: Что нам есть в седьмом году, ведь не будем ни сеять, ни убирать наш урожай? 21. Я пошлю Мое благословение вам в шестом году, и он принесет урожай на три года»
    https://toldot.ru/limud/library/humash/vaikra/behar/

    Это очень странное обещание для придуманного людьми религиозного закона сельскохозяйственного общества.
    А если обычай Шмиты сначала как-то исторически сложился, и только потом был оформлен как религиозный закон — то почему историкам ничего НЕ известно о обычаях «Шмита земли» у других народов Ближнего Востока? Они КАЖДЫЙ год оставляли ЧАСТЬ земли под паром — но никогда ВСЮ землю раз в 7 (или несколько) лет.

    1. Законы Шмиты в книге Ваикра существенно устрожают первоначальную, мягкую форму законов в Книге Завета (Шемот гл. 23), об этом см. в заметке «Беар-Бехукотай» https://club.berkovich-zametki.com/?p=55826
      Очевидно, более ранняя форма законов Шмиты в Книге Завета отражает реальность начального периода Первого Храма, когда на душу населения приходилось достаточно земли, и потому каждый хозяин мог сам собрать достаточный запас на седьмой год. Кроме того, согласно буквальному смыслу закона Шмиты в Книге Завета, сами хозяева тоже могут собирать с полей и плодовых деревьев то, что само собой, без участия человека, вырастет.
      Законы Святости (Ваикра) отражают реальность пост-галутного времен, когда на очень маленькой территории автономной Иудеи проживало сравнительно много людей, в том числе – много городских жителей. Именно поэтому возникали обоснованные опасения голода на седьмой год. Чтобы эти опасения развеять, автор добавил пасук, который вы цитируете, и который должен был усилить общее смысловое содержание новой редакции законов Шмиты, а именно – что вся земля Израиля это, по сути, собственность Всевышнего, и только от его воли зависит, когда и что эта земля будет порождать. С одной стороны, земледельца успокаивают, с другой – сразу же вслед за этим напоминают, что только «пришелец и поселенец у меня» (Ваикра 25:20-23)на земле Всевышнего, что институт частной (точнее, родовой) собственности на землю условен, и подлежит многим ограничениям, что землю нельзя продавать навеки и т.п.
      Что касается аналогов Шмиты у других народов, вопрос сложный. Б. Чайлдс (см. мой первый коммент) прямо указывает, что семилетняя периодичность коренится в мифологических представлениях Древнего Востока. «Дрог» (вольность) которую объявляют в юбилейный год (Ваикра 25:10) это, несомненно, производное от аккадского «амдурарум» — термина, встречающегося в вавилонских кодексах XVII в. До н.э. и означающего полное освобождение всех рабов. Эта норма в Древне-Вавилонском царстве означала, что, с определённой периодичностью, аннулируются все невыплаченные долги. Сходные законы встречаются в угаритских кодексах (Encyclopedia Judaica V.14 p. 582)
      Не сллучайно девтерономист, устанавливая закон об отмене долгов, пользуется для этого термином, который регламентирует семилетний отдых земли, т.е. Шмита.

      1. Уважаемый Михаил, по-моему Ваше объяснение требует два довольно длинных (по сравнению с жизнью человека) и стабильных периода: «обильные урожаи + много свободной и годной под вспашку земли» в эпоху Судей и «евреи только горожане» после возвращения из Вавилонского изгнания в начале эпохи Второго Храма.

        Именно это я и назвал «Очень НЕ убедительно»: из известных мне фактов и из моего понимания закономерностей истории следует, что если оба этих периода действительно существовали, то они были довольно короткие (максимум 2 поколения, ~60 лет) и тогда должен был быть очень быстрый рост сельского населения. Я не могу себе представить, как в короткие периоды быстрых изменения смогли возникнуть, сформулироваться и быть окончательно канонизированы законы Шмиты, черезвычайно неудобные и даже смертельно-опасные для всех других эпох.

        Но если честно, то я вообще не могу себе представить очень многое, связанное с выполнением законов Шмиты в древнее время.

        1. Я совершенно ясно написал в своём первом комменте, что первый период (тот, который отражается\ в Книге Завета = Шемот 23:10-11) примерно совпадает со временем разделённого царства, прочитайте, там это прямо написано. Возможно, что он длился ещё дольше, примерно до середины седьмого венка до н.э. Третий постгалутный период (источник Р, Ваикра гл. 25) — это время от «первого возврата из ВАваилона» и примерно до конца персидского господства, около двухсот лет

          1. Michael Rivkin: «Я совершенно ясно написал в своём первом комменте, что первый период (тот, который отражается\ в Книге Завета = Шемот 23:10-11) примерно совпадает со временем разделённого царства …»
            =====
            Верно, но мне показались ОЧЕНЬ НЕ ясными и голословными обе части Ваше утверждения: «… пахотной земли хватало на всех с избытком, и даже годичный перерыв раз в семь лет не подрывал нормальной хозяйственной активности …».

            Настолько не ясными и голословными, что я по ошибке подумал «наверное автор всё же имел в виду другой период».
            Признаю, я был не прав.

            По-сути: в данной ситуации важна только СУПЕР-УДОБНАЯ для обработки и ЕСТЕСТВЕННЫМ ПУТЁМ ОРОШАЕМАЯ пахотная земля. Избыток только такой земли может создать запасы зерна, которыми можно питаться в год Шмиты — или дать достаточное количество злаков, которые смогли сами вырасти в год Шмиты.
            По-моему у нас нет ни малейших оснований утверждать, что во время разделённого царства был избыток такой земли.

            P.S.: мой пожилой родственник много лет работал в Израиле агрономом (доктор наук) по злакам, в основном пшеница. Если у Вас есть конкретный вопрос к такому профессионалу — то я ему передам.

            Shabat Shalom

  3. Отвечаю Михаилу Поляку и Vladimir, которых интересует, может ли что-=то вырасти на незасеянном поле.
    Попробуем проследить, как менялось религиозный, сакральный смысл, прикладное исполнение и социально-экономическая эффективность принципа Шмиты на разных этапах
    (0) Предварительный, доисторический этап
    Примерная хронология: время Объединённого царства
    Социально-экономическая реальность: подавляющее большинство заняты в сельском хозяйстве, расцвет патриархально-родового строя в деревне. Численность населения не велика, пахотных земель хватает на всех. Практически каждый сельский житель поддерживает тесную связь и пользуется покровительством своего рода. Даже утратив способность самостоятельно трудиться (мужчины) или утратив кормильца (женщины), он не становится паупером, нищим. Но, разумеется есть и исключения, иногда – вопиющие.
    Формат законодательства: обычное право
    Религиозный и идейный смысл законодательства: «Изначальные мотивы субботнего года многократно обсуждались. Возможно, в основе лежат мифологические мотивы, возможно, некоторые сельскохозяйственные интересы [оставлять землю под паром — МР]» (Breward Childs The Book of Exodus Critical Theological Commentary Loisville 1976 p. 482)
    Практическое исполнение: трудно судить однозначно, вероятно отдельные участки оставлялись под паром раз в семь лет, а урожай, который сам вырос, по-прежнему собирали хозяева участка, он считался их неотчуждаемой частной собственностью.
    (1) Первый этап
    Примерная хронология: время разделённых царств Израиля и Иудеи
    Социально-экономическая реальность: разложение патриархально-общинного строя, Исключительным правом на урожай, так же как и на все плоды земные, по-прежнему обладал патриархальный род, внутри которого отдельные члены могли рассчитывать на ту или иную родственную поддержку. Однако растёт мобильность населения, появляется значительное число одиночек, мужчин и женщин, либо утративших, либо изначально не имевших связи с патриархальным родом. Эти люди бедствуют, побираются, совершают преступления. При этом общая численность сельского населения всё ещё относительно небольшая, земли хватает.
    Формат законодательства «Книга Завета», Шемот 23:10-11).
    Религиозный и идейный смысл законодательства: Законодатель стремится регламентировать, упорядочить, сделать обязательным помощь беднякам, опираясь на древний обычай седьмого года, но полностью меняя его религиозное содержание. «В Шемот социальная мотивировка выходит на первый план. Всё, что выросло, принадлежит бедным» (Breward Childs The Book of Exodus Critical Theological Commentary Loisville 1976 p. 482)
    Практическое исполнение: вся пахотная земля в стране раз в семь лет остаётся под паром, собирать урожай хозяева не имеют права. При таких жёстких ограничениях, у хозяев не было никаких мотивов обрабатывать участок и как-то заботиться о том, что само собой там выросло.
    Социальная эффективность законодательства (вопрос, который мне задали): Сегодня нам очень трудно судить, что могло вырасти на необработанной земле, в оставленных без присмотра виноградниках и т.п. Отчасти мы можем об этом догадываться, исходя из того, какова продуктивность таких «паровых» участков сегодня. В Израиле некоторая часть сельских хозяев придерживается устрожающих правил соблюдения Шмиты и, действительно, оставляет землю без всякой обработки. Такие участки называются «казённая собственность бейт-дина» (Оцар бейт дина). Точных данных об урожайности таких участков нет, но, судя по множеству галахических постановлений, регулирующих правила сбора такого урожая, кое-что там растёт.
    Решила ли заповедь Шмиты проблему нищеты? Безусловно, не решила. Её главный смысл и высокое религиозное значение сводились к тому, что помощь бедным была декларирована как важнейшая Б-жественная заповедь. Именно в этом качестве, как религиозно-нравственная декларация, заповедь Шмиты приобрела своё особое место в социальных законах Израиля.
    (2) Второй этап
    Примерная хронология: царствие Йошийау, последние годы Первого Храма.
    Социально-экономическая реальность: значительный рост городского населения и продолжающееся разложение патриархального землевладения, рост числа неимущих и пауперов.
    Формат законодательства Кодекс девтерономиста (Деварим гл. 11-26) и др. источники.
    Религиозный и идейный смысл законодательства: Все заповеди помощи бедным ещё раз сведены воедино и провозглашены от имени Всевышнего, сразу вслед за Декалогом.
    Практическое исполнение Законодательство о помощи бедным было разделено на две части.
    Первая часть охватывает те группы населения, которые включены в товарно-денежные отношения и живут, по преимуществу, в городах. Это – закон Шмиты в новой формулировке, он требует прощать на седьмой год все долги (Деварим 15:1-6). Интересно, что девтерономист использует применительно к денежным долгам не какой-то новый, специально изобретённый термин, а именно термин Шмита, а также производный от этого термина глагол: «К концу седьмого года делай Шмита» (там 15:1). Это указывает на то, что к концу эпохи Первого Храма само слово Шмита превратилось в некое собирательное понятие, включающее в себя все виды социальной справедливости, не всегда связанные с землёй.
    Вторая часть законов охватывает сельское население, которое живёт непосредственным сбором урожая с полей и сбором других плодов земли. К числу этих законов относится: закон отделять десятину бедным к концу третьего года (Деварим 24:20-21), запрет возвращаться за забытым снопом, запрет собирать опавшие колоски, собирать до конца маслины и виноград (там 24:20-21).
    Социальная эффективность законодательства: Если исходить из смелого допущения, что все эти законы строго исполнялись, то, безусловно, проблема бедности в Иудее была решена раз и навсегда, было создано первое в человеческой истории государство социальной справедливости. Однако, многочисленные упрёки, которые Йирмейау и другие пророки обращают богатым и знатным, непрестанно эти законы нарушавшим, заставляют на сильно сомневаться в таком успехе.
    (3) Третий этап
    Примерная хронология: постгалутный период.
    Социально-экономическая реальность: значительный рост городского населения, диспропорция в отношении между сельским и городским населением, очевидная нехватка пахотных земель в узких границах автономной Иудеи, импорт сельхозтоваров.
    Формат законодательства: Коэнский кодекс (Ваикра и др источнки)
    Религиозный и идейный смысл законодательства: Кодификатор Р собрал воедино все законы эпохи Первого Храма, как те, которые строго соблюдались в его время, так и те, которые соблюдать было невозможно. Его кодификация преследовала цель обеспечить преемственность исторической памяти, гарантировать максимально полную реставрацию всех институтов и законов Первого Храма, либо, на худой конец, закрепление их навеки в исторической памяти народа, придание им статуса «Б-годанны». Каждый закон, наряду с прикладным, практическим смыслом, получал некий возвышенный, символический смысл, как проявление вечного Завета между Всевышним и народом Израиля. Особенно ярко это проявилось в законах о Шмите (Ваикра 25:2 и далее)
    «Со временем, особенно в коэнских источниках, мотивировкой соблюдения Шмиты становится идея о том, что Г-сподь, является абсолютным собственником всей земли, и что Израилю земля даётся только в ленное пользование» (Breward Childs The Book of Exodus Critical Theological Commentary Loisville 1976 p. 482)
    Эта идея «сакральной аренды» проходит красной нитью через все заповеди источника Р, и особенно ясно проявляется в заповедях Шмиты и Ювеля.
    Практическое исполнение: Очень трудно судить, насколько строго исполнялась заповедь Шмиты в эту эпоху. И. Флавий и др, приводят упоминания о том, как иудеи умоляли и упрашивали чужеземных властителей не заставлять их нарушать заповедь Шмиты. Но надо учесть, что речь идёт об источниках апологетических. Реально, в условиях постоянной нехватки сельских продуктов, исполнять заповедь во всей строгости было трудно. Надо полагать, что она новь обрела свой возвышенный духовный смысл как собирательное понятие для всех законов заботы о бедных и социальной справедливости.

    1. Michael Rivkin
      8 сентября 2021 at 19:03
      «Отвечаю Михаилу Поляку и Vladimir, которых интересует, может ли что-=то вырасти на незасеянном поле»
      Замечательный ответ, прочитав который возникает всего один вопрос: «Уважаемый автор, а вы прочитали и, что самое главное, поняли суть вопроса на который отвечаете???»

  4. Полезная статья. Но для кого? Среди читателей гостевой могут быть деятели сельского хозяйства? Так израильское «сельское» хозяйство давно поставлено на промышленную основу и его результаты, наверное, лучшие в мире. Как и австралийское 🙂
    Севоборот, травопольный севооборот — древнее (спасибо автору) и вернейшее средство поддержания результативности почвы. Сегодня с/о поставлен на научную основу:
    http://mse-online.ru/zemledelie/klassifikaciya-sevooborotov.html

  5. Я конечно сельхоз.академий не кончал и поэтому мне любопытно-что может вырасти на оставленном под паром поле? Не в садах, не в виноградниках, а именно на необработанном поле…

    1. VladimirU
      — 2021-09-08 16:52:

      Я конечно сельхоз.академий не кончал и поэтому мне любопытно-что может вырасти на оставленном под паром поле? Не в садах, не в виноградниках, а именно на необработанном поле…
      ======
      Элементарно, Ватсон!
      Главная цель севооборота — возобновление плодородия почвы, находящейся под паром год, а иногда, два года.
      При непрерывном испоьзовании почвы урожайность резко падает, почти до нуля.
      Об этом догадались давным-давно, когда не знали удобрений кроме навоза и золы.

      Но я подозреваю, что Вы просто шутите, т.к. повторяю содержание кчебника «Природоведение» для 4-го класса. 🙂

      1. Soplemennik
        9 сентября 2021 at 2:27
        Вынужден ответить вам так же как ответил автору статьи-вы, прежде чем написать ответ, мой вопрос прочитали и поняли???
        Сказано:
        «Шесть лет засевай землю твою и собирай плоды ее. А в седьмой оставляй ее в покое, не трогай ее, чтобы питались неимущие из народа твоего, а остатком после них питались звери полевые. Так же поступай с виноградником твоим и с маслиною твоею. (Шемот 23:10-11)»
        Повторю свой вопрос медленно-что может вырасти на оставленном под паром поле? Подчеркиваю, именно в тот год, когда оно не обрабатывается и не засевается в соответствии с требованием (Шемот 23:10-11).

  6. Михаил! Как-то неясна связь между тотальным отдыхом земли и благотворительностью. Ведь если не засевать поля и не собирать плоды владельцами, то и бедным и пришельцам мало что достанется. Допустим хозяева могут за шесть лет накопить запасов или купить продукты у неевреев. А чем же питаться беднякам?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *