Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваелех

 191 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В свой смертный час Моше прозревает духовным взором грядущее того народа, который он вывел из Египта который не раз бунтовал против него и который он защищал от гнева Всевышнего: «Ибо я знаю строптивость и выю твою жестокую: вот, пока живу я еще с вами ныне, были вы строптивы пред Г-сподом; тем более после смерти моей».

Недельный раздел Ваелех

Михаил Ривкин

В конце книги Деварим мы видим несколько пророчеств, которые Моше произносит от имени Всевышнего, обращаясь к сынам Израиля. В нашей недельной главе Моше ещё раз повторяет некоторые из высказанных ранее пророчеств, и прощается с народом. Настало время Моше умирать, и как ни трагична эта кончина, девтерономист сумел окрасить заключительные страницы своей книги светлыми, возвышенными тонами. Рассказ о последних днях Моше — один из самых сильных в нравственно-религиозном плане и один из самых удачных в эстетическом аспекте эпизодов повествования. Даже в самые последние дни образ Моше не тронут ни малейшей тенью духовного упадка и телесного увядания. До последнего мгновения продолжает он выполнять великую историческую миссию, которой посвятил всю свою жизнь: миссию освобождения, духовного просветления и воспитания народа Израиля. Его последние слова не имеют ничего общего с естественным страхом смерти, в них нет и следа старческого пессимизма, усталости от жизни, безнадёжной тоски. Моше уже достиг символического рубежа: ему сто двадцать лет. Уже прозвучали вещие слова Всевышнего, «не перейдёшь ты Иордана сего». Герой умирает, но его великая историческая миссия продолжается. Моше призывает Йеошуа, и передаёт ему священную миссию вождя на глазах всего народа (Деварим 31:1-6), утверждает и укрепляет нового народного героя в служении Всевышнему (там 31:7-8). Но на этом месте плавное изложение сменяется странным набором отдельных эпизодов, последовательность которых и взаимна связь читателю не понятна. Именно поэтому и канонические комментаторы, начиная с Ибн Эзры, и современные исследователи-библеисты так полюбили нашу недельную главу.

«Гл. 31 Деварим даёт нам возможность увидеть, как работает библейская критика. Более чем любая другая глава Деварим, она отличается повторениями, несообразностями, перескакиванием с места на место, широкой вариативностью в значениях терминов, а также вариативностью самих понятий, что служит для учёных доказательством наличия разных текстуальных источников /…./

Было бы вполне естественно если бы Моше в своём наставлении Левитам указал поместить Учение в Ковчег Завета одновременно с указанием читать Учение раз в семь лет (там пп. 9-13). Однако это наставление прерывается словам Б-га (пп. 14-23). Более того, Б-г прерывает свои собственные действия. Когда он призывает Моше и Йеошуа в Шатёр Соборания с целью назначить Йеошуа (пп. 14-15), он делает отступление, чтобы поведать о грядущем преступлении и наказании Израиля, а также о песне (16-21). Только после того, как песнь записана, и Моше научил ей народ (п. 22), Б-г окончательно назначил Йеошуа, который, надо полагать, всё это время ожидал в Шатре Собрания. И только после этого Моше указывает Левитам, где именно хранить Учение (п. 24) /…./

Эти несообразности и перескоки свидетельствуют, что глава включает материал из разных текстуальных источников. На это указывает тот факт, что в каждом из повторений одна из версий пользуется языком и терминологией, характерной для девтерономиста, в то время как другая пользуется языком и терминами, характерными для книг Брейшит — Бемидбар, части которых критическая школа относи к источнику JE (в свою очередь, комбинирующему два источника J и E).

/…/ Анализ указывает, что гл. 31 содержит два отдельных рассказа о том, как Моше готовится к своей кончине. Первый, из источника JE, это рассказ о том, как Б-г назначает Йеошуа в Шатре Собрания, сообщает Моше, что Израиль Ему изменит, и что суровая кара постигнет народ, а затем Моше записывает песнь и обучает ей народ (пп. 14-23). Второй, рассказ девтерономиста, повествует как Моше, по слову Б-жию, назначает Йеошуа, а затем говорит народу, что он, Моше, знает, что народ развратится, согрешит и понесёт наказание, а затем зовёт народ слушать песнь (пп. 1-8, 28-30).

/…/ Всё это указывает, что компилятор, который соединил эти два источника, не был автором, или авторами Деварим гл. 1-30. Хотя все эти главы также опираются на более ранние литературные источники, они не включают их дословно, а пересказывают в стиле девтерономиста, добавляя пояснения, и устраняя явные несуразности. Эта качественная разница в методическом подходе может иметь два объяснения: либо девтерономист жил вскоре после авторов ранних источников, и потому его лексика мало от них отличается, либо автор Деварим 1-30 и автор гл. 31 отличались качественно разным отношением к интерпретации «классических» текстов»[i]

Для наших постоянных читателей, надеюсь, понятно, почему именно второй подход представляется нам более убедительным. Самым убедительным доказательством того, что автор гл. 31, в отличие от девтерономиста, был склонен к механической, некритичной компиляции ранних источников, может стать то важнейшее, центральное место, которое занимает в его описании Шатёр Собрания он упоминается три раза и все эти упоминания относятся к источнику JE:

И сказал Господь Моше: Вот приблизились дни твои к смерти; призови Йеhошуа и станьте в шатре собрания, и Я дам ему наказ. И пошел Моше и Йеhошуа, и стали они в шатре собрания. И явил Себя Господь в шатре в столпе облачном, и стал столп облачный при входе в шатер. (Деварим 31:14, 15 пер. Ф. Гурфинкель)

При этом во всех тридцати предыдущих главах Шатёр Собрания не упомянут ни разу! Прежде всего, уточним ещё раз значение этого термина:

«Деварим 31:14-15: Шатёр Собрания — Место, где Б-г говорил с Моше. В Торе есть два разных представления о Шатре Собрания. В большинстве случаев употребления этого термина создаётся впечатление, что он синонимичен понятию Мишкан (Скиния). Мишкан расположен в центре лагеря, часто упоминается в Шемот, Ваикра, Бемидбар. В этих эпизодах Мишкан — это резиденция Б-га. Внутри, в Святая Сятых Б-г встречается с Моше и гворит с ним из облака, висящего между керувами, на крышке Ковчега Завета. В Мишкан могут входить коэны и Левиты. С другой стороны, в Шемот 33:7-11 и в других местах Шатёр Собрания это самостоятельный культовый объект, расположенный за пределами лагеря. Его постоянно посещает Йеошуа. Б-г является там в столбе облачном. Чтобы общаться с народом, Он является в стобе облачном у входа. Судя по смыслу п. 15, девтерономист разделяет именно это представление»[ii]

Внесём небольшое уточнение. Дж. Тигэй только что убедил нас, что Деварим 31:15 относится именно к источнику JE. Понятно, что его автор вполне разделяет представления источника Е, что Шатёр Собрания — это не синоним Мишкана, а его своеобразная антитеза. С другой стороны, сам девтерономист воспринимает Мишкан и Шатёр Соборания именно как синонимы. Мы уже писали, в своё время, что девтерономист ни разу не упоминает Мишкана, во всяком случае — в явной форме. Таков был его сознательный идеологический выбор, обусловленный осторожным, амбивалентным отношением к храмовому культу в тех его формах, которые он мог наблюдать в последние годы Первого Храма. А раз так, то и название Шатёр Собрания, синонимичное для автора Р названию Мишкан, в книге Деварим тоже не встречается. Но позднейший автор-компилятор гл. 31 во все эти тонкости не вдавался. В хорошо знакомом ему первоисточнике JE Шатёр Собрания — это святыня, расположенная вне стана, там Всевышний является в столбе облачном, и там мы постоянно встречаем Йеошуа бин Нуна. В таком качестве он и использует это понятие, отсылая нас этим к наиболее архаичным представлениям о Б-жественном откровении.

Вернёмся, однако, к содержанию нашей недельной главы. После того, как Моше всенародно возложил на Йеошуа священную миссию своего приемника, Всевышний возвестил Моше, что случится с народом Израиля в будущем, и какие наказания постигнут народ за отступничество. Перед нами — «краткое содержание», «промо» песни Аазину, которую мы прочитаем полностью в следующей главе. Поэтому вполне уместны слова Всевышнего:

Итак, напишите себе песнь эту, и научи ей сынов Исраэйля, вложи ее в уста их, чтобы была песнь эта Мне свидетельством о сынах Исраэйля. (Деварим 31:19)

В свой смертный час Моше прозревает духовным взором грядущее того народа, который он вывел из Египта который не раз бунтовал против него и который он защищал от гнева Всевышнего

Ибо я знаю строптивость и выю твою жестокую: вот, пока живу я еще с вами ныне, были вы строптивы пред Г-сподом; тем более после смерти моей. Соберите ко мне всех старейшин колен ваших и надсмотрщиков ваших, и я скажу в слух их слова эти, и призову во свидетельство на них небо и землю. Ибо я знаю, после смерти моей вы наверное развратитесь и уклонитесь от пути, который я указал вам, и постигнут вас бедствия в будущем, за то что вы будете делать зло в глазах зо Г-спода, досаждая Ему делами рук своих (там 31:27-29)

Похоже, что девтерономист многократным повторением и затянувшимся предисловием стремится как-то подготовить читателя/слушателя ко всем тем ужасам, которые в деталях расписаны в Аазину.

___

[i] Jeffry H. Tigay The JPS Torah commentary Deuteronomy NY 1990 pp. 502-507.

[ii] Jeffry H. Tigay The JPS Torah commentary Deuteronomy NY 1990 p. 293.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *