Джонатан Сакс: Зов к ответственности. Перевод Бориса Дынина

 381 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Быть евреем — значит быть определенным Тем, кто нас любит. Самая глубокая тайна — это не наша вера в Бога, а вера Бога в нас. Пусть эта вера поддержит нас, когда мы слышим призыв к ответственности и рискуем лечить исцеляемые раны израненного, но все же чудесного мира.

בס״ד

Зов к ответственности

A Leader’s Call to Responsibility

Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

Когда слова звучат вдохновенно, они становятся песней. Это то, что произошло, когда Моисей, уже увидев Ангела Смерти, готовился уйти из этой жизни. Никогда раньше он не говорил с такой страстью. Его язык стал ярким, даже жестоким. Он хочет, чтобы его последние слова никогда не были забыты. Он учил евреев в течение сорока лет, но никогда раньше столь воодушевленно. Он начинает:

Внимай, небо, я буду говорить; и слушай, земля, слова уст моих.
Польется как дождь учение мое, как роса речь моя, как мелкий дождь на зелень, как ливень на траву.
Имя Господа прославляю; воздайте славу Богу нашему.
Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен;
но они развратились пред Ним, они не дети Его по своим порокам, род строптивый и развращенный.
Сие ли воздаете вы Господу, народ глупый и несмысленный? не Он ли Отец твой, Который усвоил тебя, создал тебя и устроил тебя?

Не вините Бога, когда что-то идет не так, страстно говорит Моисей. Не думайте, что Бог с нами, чтобы служить нам. Мы здесь, чтобы служить Ему и через Него быть благословением для мира. Бог ясен! Это мы склоны к самообману. Бог с нами не для того, чтобы освободить нас от ответственности. Он призывает нас к ответственности.

Так Моисей завершает драму, начавшуюся с Адама и Евы в Эдемском саду. Когда они согрешили, Адам обвинил женщину, женщина обвинила змея. Так было со дня творения, и так происходит до сих пор в секулярном двадцать первом веке.

История человечества по большей части была бегством от ответственности. Виновники меняются. Остается только чувство жертвы. Это были не мы. Это были политики. Или СМИ. Или банкиры. Или наши гены. Или наши родители. Или система, будь то капитализм, коммунизм или что-то среднее между ними. Всегда это вина других, тех, кто не похож на нас: продажных, коррумпированных, эгоистов, властолюбцев, неверных, сыновей сатаны, детей тьмы, неискупленных. Виновные в величайшем преступлении против человечества в истории были убеждены, что это не они виновны. Они «только подчинялись приказам». Когда всё рушится, обвиняйте Бога. И если вы не верите в Бога, обвиняйте людей, которые верят. Быть человеком, как кажется, значит избегать ответственности!

Но не таков иудаизм. Не случайно он побуждал одних восхищаться евреями, а других ненавидеть их. Иудаизм — это Божий призыв к ответственности человека. От этого призыва нельзя спрятаться, как узнали Адам и Ева, и невозможно убежать, как узнал Иона. То, что Моисей сказал в своей великой прощальной песне, можно перефразировать так:

«Возлюбленные, я вел вас сорок лет, и мое время подходит к концу. В течение последнего месяца я пытался раскрыть вам самое важное о вашем прошлом и будущем. Помните мои слова.

Ваши родители были рабами. Бог привел их и вас к свободе. Но это была негативная свобода, хофеш. Она означала, что вы освободились от поработителя. Такая свобода не лишена смысла, и ее отсутствие напоминает на вкус пресный хлеб и горькие травы. Ешьте их один раз в год, чтобы никогда не забыть, откуда вы пришли и Кто вас вывел.

Но не думайте, что только хофеш может поддерживать свободное общество. Когда каждый волен делать все то, что ему нравится, результатом становится анархия, а не свобода. Свободное общество требует херут, позитивную свободу, которая приходит только тогда, когда люди усваивают привычки к самоограничению, когда моя свобода не покупается за счет вашей, а ваша — за счет моей.

Вот почему я учил вас всем этим законам, постановлениям и заповедям. Это не произвольные правила. Ни одно из них не дано вам, потому что, якобы, Бог любит издавать законы. Бог дал законы природе — законы, которые создали огромную, чудесную, почти непостижимую вселенную. Если бы Бог интересовался только установлением законов, Он ограничился бы природой, подчиняющейся этим законам, материей без разума и формами жизни, не знающими свободы.

Законы, которые дал мне Бог и я дал вам, существуют не ради Бога, а ради нас. Бог дал нам свободу — самую редкую, драгоценную, непостижимую вещь, кроме самой жизни. Но со свободой приходит ответственность. Это означает, что мы должны принять риск. Бог дал нам землю, но мы должны ее завоевать. Бог дал нам поля, но мы должны их пахать, сеять и жать. Бог дал нам тела, но мы должны заботиться о них и лечить их. Бог наш Отец; Он создал нас. Но родители не могут жить жизнью своих детей. Они могут только показать им наставлением и любовью как жить.

Поэтому, когда что-то идет не так, не вините Бога. Испорчены мы, не Он. Он прям. Это мы то и дело искривляемся».

Такова этика ответственности Торы. Нигде не было дано человеку более высокого достоинства. Нигде не доверялось более высокое призвание смертным созданиям из плоти и крови.

Иудаизм не считает людей, в отличие от некоторых религий, безвозвратно испорченными, запятнанными первородным грехом, неспособными к добру без Божьей благодати. Такая вера — не наша. Мы также не рассматриваем религию как предмет слепого подчинения воле Бога. Такая вера — не наша.

Мы не видим в людях, как язычники, игрушки своенравных богов. Мы также не сводим их, как делают некоторые ученые, к материи, к механизму воспроизводства ген, набору химических веществ, приводимых в действие электрическими импульсами в мозгу, не имеющих ни достоинства, ни святости. Мы не видим в человеке обитателя вселенной, лишенной смысла, и самого возникшего без смысла, кто однажды, равно без смысла, перестанет существовать.

Мы верим, что являемся образом Бога, свободными, поскольку Он свободен, творческими, поскольку Он является Творцом. Конечно, мы существуем в бесконечно меньшем и более ограниченном масштабе, но все же мы являемся точкой в гулком пространстве космоса, где Вселенная осознает себя, формой жизни, способной формировать свою судьбу: выбирая, свободу, следовательно, и ответственность. Иудаизм — это Божий призыв к ответственности.

Это означает: не считай себя жертвой. Не верьте, как греки, в то, что судьба слепа и неумолима, что наша судьба, как по слову Дельфийского оракула, была предрешена еще до нашего рождения, и что, как Лайу и Эдипу, нам не суждено, как бы мы ни старались, избежать оков судьбы. Этот трагический взгляд на положение человека в мире по-разному разделяли Спиноза, Маркс и Фрейд, великий триумвират евреев по происхождению, отвергавших иудаизм и его видение человека.

Вместо этого, как Виктор Франкл, переживший Освенцим, и Аарон Т. Бек, один из основателей когнитивно-поведенческой терапии, мы считаем, что нас определяет не то, что с нами происходит, а скорее то, как мы реагируем на происходящее снами. А это определяется тем, как мы интерпретируем то, что с нами происходит. Если мы изменим способ мышления, — что возможно благодаря пластичности нашего сознания, — мы сможем изменить то, как себя чувствуем, и то, как мы действуем. Судьба не бывает окончательной. Может быть такая вещь, как злой акт, но покаяние, молитва и милосердие могут предотвратить его. А то, что мы не можем сделать в одиночку, мы можем сделать вместе, потому что мы знаем: «человеку нехорошо быть одному». (Быт. 2:18)

Евреи развили мораль вины в отличие от морали стыда у греков. Мораль вины проводит резкое различие между человеком и поступком, между грешником и грехом. Поскольку мы не полностью определяемся тем, что мы делаем, внутри нас есть ядро, которое остается нетронутым — «Мой Бог, душа, которую Ты дал мне, чиста» — так что, что бы мы ни сделали, мы можем покаяться и получить прощение. Это создает язык надежды, единственную силу, достаточно сильную, чтобы победить культуру отчаяния.

Именно эта сила надежды, рождающаяся всякий раз, когда любовь и прощение Бога приводит к человеческой свободе и ответственности, сделала иудаизм моральной силой, которой он был всегда для тех, чьи умы и сердца открыты. Но эта надежда, — говорит Моисей со страстью, все еще обжигающей нас, — не возникает просто так. Над этим нужно работать и стремиться к победе. Единственный способ добиться этого — не обвинять Бога. Он совершенен. Недостатки заключены в нас, Его детях. Если мы стремимся к лучшему миру, мы должны его создать. Бог учит нас, вдохновляет, прощает, когда мы терпим неудачу, и поднимает нас, когда мы падаем, но мы должны сделать это. Не то, что Бог делает для нас, меняет нас. — Нас меняет то, что мы делаем для Бога!

Первые люди потеряли рай, когда пытались скрыться от ответственности. Мы сможем вернуть его, только если примем на себя ответственность и станем нацией лидеров, где каждый уважает и оставляет место для тех, кто не похож на нас. Людям не нравятся люди, напоминающие им об их ответственности. Это одна из причин (разумеется, не единственная) многовековой юдофобии. Но нас не определяют те, кто нас не любит. Быть евреем — значит быть определенным Тем, кто нас любит.

Самая глубокая тайна — это не наша вера в Бога, а вера Бога в нас. Пусть эта вера поддержит нас, когда мы слышим призыв к ответственности и рискуем лечить исцеляемые раны израненного, но все же чудесного мира.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *