Памяти Мирона Амусьи

 613 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Физик по долгу службы должен уважать реальность, а реальность приучает к мысли о том, что духовные ценности не за поколение создаются, но за поколение могут быть стерты. Отсюда и органичные, неподдельные уважение и интерес Мирона Янкелевича к бездонному еврейскому прошлому и вечнозеленой еврейской традиции.

Памяти Мирона Амусьи

Владимир Янкелевич, Сёма Давидович, Исаак Сокол, Эдуард Бормашенко, Исаак Гершанович, Изабелла Слуцкая

Владимир Янкелевич

Нет с нами Мирона Янкелевича Амусьи…

Не верится. Он все время был рядом. Это стало настолько же привычным, как хамсин в Израиле. К сожалению, он не был мне личным другом, у нас заметная разница в возрасте, но я всегда следил за его публицистикой. Часто получалось так, что пока я обдумывал очередную свою реакцию на не дающую скучать израильскую жизнь, Мирон Янкелевич уже успевал в острой статье отреагировать на непростые наши реалии. У него были многочисленные научные интересы, но он всегда умел отодвинуть в сторону свои дела и выкраивать время в острой публицистике отреагировать на происходящие события.

А дел у него было много. Он был профессором университетов многих стран от США до Японии, где нужно было публиковать свои работы и читать лекции, и успевать одновременно живо откликаться на события, происходящие в Израиле.

Читать его работы всегда было интересно, он не был «особой, приятной во всех отношениях», такими же были и его статьи, но даже если наши позиции в каких-то деталях расходились, то всегда их вектор, общая направленность всегда совпадали.

Мирон Янкелевич родился 18 ноября 1934 года в Ленинграде. Пережил ленинградскую блокаду, в 1952 году там же окончил среднюю школу. Он имел достаточные литературные способности, но, возможно случайно, а может его хранила судьба, он пошел не по гуманитарной линии, а окончил Ленинградский кораблестроительный институт по специальности «автоматическое регулирование судовых силовых установок» и Университет по специальности «теоретическая физика».

Гуманитарием в те невегетерианские времена, он мог с высокой степенью вероятности продолжать самообразование на лесоповале, но среди физиков вероятность миновать такой путь была несравненно выше, и потому его научный рост протекал сравнительно спокойно.

С 1958 года, то есть с окончания учебы в институте, он стал работать в Физико-техническом институте им. А.Ф. Иоффе РАН, где с 1995 года — главный научный сотрудник. Докторскую диссертацию он защитил в 1972 году, но профессором стал только через 14 лет. Это немалый срок. Что мешало стать профессором раньше? Печально известная пятая графа или отсутствие вакансий…, но это и не важно.

Важно то, что он репатриировался в Израиль, где продолжил свою научную работу в качестве профессора Еврейского университета в Иерусалиме. Его деятельность, как ученого-физика отмечена премией А.Ф. Иоффе «За выдающиеся работы в области физики» РАН (2017), медалью и премией им. Я.И. Френкеля Физико-технического института (2013), медалью Российской академии естественных наук им. П.Л. Капицы «Автору научного открытия» (2004), медалью им. Б.П. Константинова и премией Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе (2001) и многими другими наградами и премиями.

И здесь, в Израиле, он смог полностью раскрыть свой талант публициста. Мирон Янкелевич автор около тысячи публицистических статей и интервью в обычных и электронных СМИ.

Я думаю, что в своих публицистических работах он руководствовался максимой Гилеля: «Если я только за себя, то зачем я? И если не теперь, то когда же?»

И он писал не за себя, а за всех нас, писал еще вчера…

Мы будем помнить Мирона Янкелевича!

Будь благословенна память!

* * *

Сёма Давидович

Ушёл один из последних из поколения 30-х.

Человек талантливый, человек интересный, человек страстный.

Я много лет прожил с ним в одном городе, может даже по соседству, но я никогда не встречался с ним в реальной жизни, хотя мы может даже ходили с ним в одну и туже булочную или стояли в одной очереди в гастрономе. Встреча произошла в виртуальной Сети, изменившей сегодня жизнь человека, как изменило её миллионы лет назад изобретения колеса, две сотни лет назад железные дороги, а сравнительно недавно — авиация.

Когда я, заходя в Мастерскую, видел новую статью профессора Мирона Амусьи, я всегда начинал чтение с неё. Знал, что если она будет про наш с ним Израиль, то наверняка буду с ней не согласен. Но читать будет наверняка интересно.

А вот с тем, что он писал про борьбу с пандемией с помощью прививок, я соглашался безоговорочно.

Если спросить меня, чем отличались его статьи от сотен других по соседству, то не задумываясь отвечу — СТРАСТНОСТЬЮ. Они писались с такой страстностью, с такой энергией, что я просто, вступая с ним в очередной спор, забывал про возраст своего оппонента. И я очень сожалею, что порою бывал в этих спорах излишне резок и язвителен.

Когда я пишу свою статью, я всегда стараюсь представить реакцию на неё одного из известных мне потенциальных читателей. И очень, очень часто представлял я именно реакцию профессора Мирона Амусьи. Увы, теперь всегда надо будет писать: профессора Мирона Амусьи ז»ל. И, увы, я никогда больше не прочту его реакцию.

Такие как профессор — штучный товар, интеллектуальное достояние сайта и память о нём должна быть сохранена.

Может есть смысл выделить в ежегодном Конкурсе отдельный раздел публицистических статей в Мастерской и назвать его именем профессора?

* * *

Исаак Сокол

Исаак СоколК моему глубокому сожалению, я не могу считать себя другом Мирона Янкелевича, хотя присылаемые им мне статьи начинались стандартными словами Дорогой друг. Но я всегда буду помнить тот уважительный тон, с которым он, известнейший и заслуженный физик-теоретик, автор почти тысячи ( !!! ) статей (ко времени нашего телефонного разговора некоторое время тому назад), дискутировал со мной по весьма спорному вопросу — были или не были фальсифицированы выборы 2020 в Америке. Меня после этой почти часовой беседы долго не покидали мысли о том, почему ему было не жалко своего очень дорогого времени на в общем то не слишком близкого ему человека. Тем более, что по его собственным словам, он читал достаточно медленно.

Он не пытался подавить собеседника своим авторитетом, а ссылался на знание американской жизни и американских законов (в том числе и на собственный опыт взаимодействия с тамошними полицейскими) — ведь он неоднократно и достаточно подолгу бывал в Штатах, и к тому же постоянно читал интересующие его статьи в подлиннике. А круг его интересов был поистине безграничен. Об этом в частности можно судить по его многочисленным статьям, опубликованным в журнале Мастерская и на сайте Электронного научного семинара.

Мирон Амусья был пламенным и бескомпромиссным защитником бывшего ПМ Израиля Бениамина Нетаниягу, закрывавшим глаза на серьёзнейшие кадровые ошибки последнего, которые в конечном счёте и привели его к поражению. Но главное — М.Я. был искренним и глубоким патриотом Эрец Исраэль, хорошо понимавшим, в какую пропасть тянут государство сторонники либерал-социализма. И именно с ними он боролся со всей страстью и одержимостью.

Вечная память!

* * *

Эдуард Бормашенко

בס״ד

 Эдуард Бормашенко Ушел из жизни Мирон Амусья, замечательный физик, талантливый и страстный публицист и искренний патриот Израиля.

Патриотизм Мирона Амусьи был самой высокой пробы: он ни был ни на йоту отравлен ни ксенофобией, ни подозрительностью к чужому и чуждому. Наши взгляды на жизнь и политику почти в точности совпадали.

Я заметил, что немалое число квалифицированных физиков — умеренные, правые, либеральные консерваторы. Назову лишь некоторых: Мирон Амусья, Александр Воронель, Юваль Нееман. Это не случайно. Физик по долгу службы должен уважать реальность, а реальность приучает к мысли о том, что духовные ценности не за поколение создаются, но за поколение могут быть стерты. Отсюда и органичные, неподдельные уважение и интерес Мирона Янкелевича к бездонному еврейскому прошлому и вечнозеленой еврейской традиции.

ברוך דיין האמת.

* * *

Исаак Гершанович

Исаак Гершанович

Внезапная смерть профессора Мирона Амусьи потрясла меня. Еще за несколько дней до этой роковой даты он поставил в ФБ развернутую статью о себе и об актуальных проблемах нашей страны. Я поражался и раньше широте его интересов, кроме физики. Многие его статьи, кроме глубины взглядов, всегда были наполнены энциклопедическими знаниями в подкрепление его выводов. Я разделяю те же политические взгляды и симпатии, что и он, и поэтому всегда ждал его мнения и поддерживал как мог в ФБ. Уход Мирона Амусьи безвременен в наши трудные времена. Его будет очень не хватать лагерю «только Биби», за которого Амусья не щадил своего здоровья. Бывало, что с некоторыми его высказываниями на страницах ЭНС я не соглашался. Но такие мелочи не идут ни в какое сравнение с его несомненным огромным вкладом в научную тематику добровольных научных энтузиастов, объединившихся под сводом ЭНС.

Память о Мироне Амусье будет жить в памяти его сверстников и в тех публикациях, которые он сделал от своего горячего сердца в разных изданиях.

* * *

Изабелла Слуцкая

Изабелла Слуцкая

Этот Йом Кипур нам запомнится невосполнимой утратой уникальной Личности, большого ученого — физика мирового масштаба, бесстрашного принципиального защитника Израиля… Горькое известие потрясло нас своей неожиданностью. Нелепый несчастный случай оборвал жизнь близкого нам человека — профессора Мирона Амусьи.

Наше знакомство было достаточно длительным, но виртуальным — по публикациям в Международном интернет — журнале «Мы здесь». На вечере памяти Леонида Школьника, создателя и главного редактора этого уникального издания (тоже, мне кажется, недавно ушедшего в этой быстротечной жизни), мы увиделись впервые… Да, Мирон Амусья был именно таким — красивым, моложавым, с одухотворенным взглядом, совершенно не выглядевшим на свой возраст… Мы сидели рядом с ним и Анэтой, его чудной женой, преданной спутницей его жизни — все письма, адресованные мне в личной переписке, чем я гордилась, были подписаны всегда и ее именем, и их общим фото.

Мы будем помнить, читать и перечитывать умные аналитические, честные и смелые тексты историка и публициста, ученого и патриота Израиля Мирона Амусьи. Скорбим с Анэтой, его любимой и верной женой, близкими, и всеми, кто уважал и любил его.

Я должна сказать, что большой ученый обладал удивительной скромностью. Могу признаться, что только сейчас заглянула в Википедию, и была потрясена масштабом его больших достижений в науке, его открытиями в создании новых направлений в теоретической физике, воспитанием целой плеяды молодых ученых, признанием его работ во многих университетах мира.

Как писал деликатно профессор Амусья, сопровождая свои статьи, «возможно, эта заметка покажется вам интересной», хочу сообщить тоже: в последнем выпуске интернет — издания «Мы — школяры» (выпуск номер 8 (589) shkolnikpress.com) есть четыре последние статьи Мирона Амусьи. Как всегда, глубокие и честные, посвященные физикам — А. Сахарову, С. Капице, писателю Д. Гранину и др. Последняя статья «Мой счет» — сейчас воспринимается как итог — завещание… Как всегда, принципиально и смело, ученый доказывает свою точку зрения на исторические события в Израиле и современную политику, говорит о своих «правых» взглядах, объясняется в спорах с коллегами, анализирует настоящее и предсказывает будущее Израиля.

Меня трогала несколько сентиментальная, как мне казалось, традиция Мирона Амусьи предварять свои серьезные статьи эпиграфами. Я решила завершить свое короткое памятное слово двумя цитатами из его статьи.

«Не хочется хвалить нашу жизнь, в ней много темного. Но прежде, чем ругать темноту, надо зажечь свою свечку».
(из последнего интервью Даниила Гранина)

«По-моему, это каждый может сделать, хотя, конечно, свечи неизбежно будут разного размера. Но вместе эти свечи способны мрак и темноту рассеять. Надо только не лениться и не слишком бояться. Главное, что роднит ушедших от нас в мир иной и А. Сахарова, и Д. Гранина, это, пожалуй, то, что каждый из них, пусть и по-своему, зажёг свечу для своего народа, да и для всего человечества»
(Мирон Амусья, 12.04.21, статья «Посвящение А. Сахарову и Д. Гранину»). сайт «Мы — школяры».

Теперь можно со всей уверенностью к этим именам добавить имя Мирона Амусьи — он примером всей своей жизни зажег свечу для нашего еврейского народа и для всего человечества! Будем помнить его с любовью и благодарностью!

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Памяти Мирона Амусьи»

  1. Как сказал поэт:
    Какой светильник разума погас,
    Какое сердце биться перестало!

  2. .ברוך דיין האמת
    Профессор Мирон Амусья, зихроно ливраха, был, пусть даже такие слова, увы, и обесценены нашей эпохой, искренним патриотом Страны и народа Израиля, — народа в понимании исторического наследия и преемственности поколений самого народа.
    В построениях изложений при описании социальных проблем и в интерпретации описываемых фактов, в статьях профессора всегда присутствовали острота и внутренняя жёсткая логика которую сложно было оспорить или, тем более, опровергнуть. Профессор подвергал описываемые им социальные явления глубокому анализу и очень аргументированно подавал свою точку зрения, всегда увязывая описываемую им ситуацию с общей картиной явления к которой эта ситуация относилась — его материалы были целостны и завершены.
    С его уходом в лучший мир русскоязычная израильская журналистика в жанре статей понесла существенную потерю.

  3. Когда уходят те, кто, казалось, всегда рядом, то трудно в это поверить. Мирон был рядом. Он был частым автором «Заметок» и откликался остро и ярко на любое актуальное событие в жизни Израиля. В каждой статье- его острый ум, эмоциональная реакция, аналитическиек способности. Мне было важно его отношение к моим материалам и я ждал его реакции. Печально, что всего этого больше не будет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *