Эдуард Гетманский: Ex libris. Известные люди о евреях — 2

 525 total views (from 2022/01/01),  2 views today

«В основе антисемитизма лежит бездарность. Когда изъявляют претензию на то, что Эйнштейн еврей, что еврей Фрейд, еврей Бергсон, то это есть претензии бездарности. В этом есть что-то жалкое. Есть только один способ борьбы против того, что евреи играют большую роль в науке и философии: делайте сами великие открытия».

Ex libris
Известные люди о евреях

Часть вторая

(Марина Цветаева, братья Стругацкие А.Н. и Б. Н., Сергей Есенин,
Дмитрий Мережковский, Николай Бердяев, Патриарх Алексий II)

Эдуард Гетманский

Эдуард ГетманскийАнтисемитизм — идеология и политическое движение, направленные на борьбу с еврейством. Термин «антисемитизм» возник в конце 1870-х годов в Германии. Теодор Герцль считал, что «нации, среди которых проживают евреи, все являются скрыто или открыто антисемитскими». Автор цикла статей ставил целью показать, сколь широк спектр взглядов известных людей, боровшихся с антисемитизмом. В их ряду мыслители, деятели культуры и искусства, церковные иерархи, политики самых стран. Цитаты из авторов-евреев, использовались редко. Замечательный русский мыслитель Владимир Соловьев с некоторым удивлением заметил: «При всем различии своих тенденций, от крепостнической до народнической и от скрежещущего мракобесия до бесшабашного зубоскальства органы «патриотической» печати… сходятся в наиболее ярком применении псевдонационального начала — в антисемитизме.» Принято считать, что питательная среда антисемитизма — ненависть и зависть малообразованных, нижних, неуспешных слоев общества к более образованным и успешным конкурентам — евреям. Тем не менее, целый ряд ярких, талантливых, сверхуспешных людей не вписывается в эту парадигму. Известно, что очень многие гениальные и выдающиеся мыслители мира, известные исторические личности, мягко говоря, не любили евреев. Через эти высказывания можно изучить историю распространения зла по планете

На графической миниатюре («Ex libris журналистки Цили Бродской») тульский художник Владимир Чекарьков нарисовал портрет Марины Цветаевой и дал её афоризм «С последним евреем мы похороним последнего русского интеллигента». Марина Ивановна Цветаева (1892-1941) — русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица. Цветаева была фанаткой евреев, что передалось ей и сестре от матери, которая по воспоминаниям Цветаевой, любила евреев и себя считала может быть немного еврейкой:

«Помню, с особенной гордостью — чуть ли не хвастливо — впрочем, в это немножко играя — утверждала, что в ее жилах непременно есть капелька еврейской крови, иначе бы их так не любила».

Вспоминая о матери Маврина Цветаева пишет о её «необъяснимом тяготении к евреям, преклонении перед еврейским гением». Сама Цветаева говорит о влиянии на неё матери. Сестра Цветаевой Анастасия тоже вспоминала, что:

«Мама и мы любим этот народ, гонимый другими народами, древний, таинственный, невиновный в своем несчастье».

Мать Марины Цветаевой Мария Мейн была талантливой пианисткой. Лишенная возможности делать сольную карьеру, она вкладывала всю энергию в то, чтобы вырастить музыкантов из своих детей — Марины и Анастасии. После смерти матери — Марине Цветаевой на этот момент было 14 лет — занятия музыкой сошли на нет. Но мелодичность осталась в стихах, которые Цветаева начала писать еще в шестилетнем возрасте — сразу на русском, немецком и французском языках. Отец поэтессы антисемитом не был, но был против её замужества с евреем Эфроном. В 1910 году Цветаева издала за свой счет первый поэтический сборник «Вечерний альбом». Отправила его на отзыв мэтру — Валерию Брюсову. Поэт-символист упомянул о молодом даровании в своей статье для журнала «Русская мысль»: «Когда читаешь ее книгу, минутами становится неловко, словно заглянул нескромно через полузакрытое окно в чужую квартиру и подсмотрел сцену, видеть которую не должны бы посторонние». В одном из писем Цветаева пишет: «Евреев я люблю больше русских». Эта любовь у Марины была со студенческих годов, когда была в отношениях с Леонидом Каннегисераом, о котором впоследствии вспоминала в качестве примера положительного еврея в дебатах с антисемитами. Персонажи-евреи появляются во многих произведениях поэтессы.

Строчки из «Дневниковой прозы» Цветаевой:

«Слава Богу, что я не еврейка… При первом же «жидовка» я бы подняла камень с мостовой — и убила… Откуда у меня — с детства — чувство преследования? Не была ли я еврейкой в Средние века… Во всяком случае — если мне суждено когда-нибудь сойти с ума — это будет не мания Величия».

Марина Цветаева была неравнодушна к евреям, например в письме к Ольге Черновой писала:

«После всех живых евреев — Генриха Гейне — нежно люблю — насмешливо люблю — мой союзник во всех высотах и низинах, если таковые есть».

Этот великий немецкий классик был для нее постоянным знаком еврейства и еврейского. Помимо Гейне Цветаева любила и Александра Пушкина, и отмечала, что:

«… в 1916 г. какой-то профессор написал 2 тома исследований, что Пушкин — еврей».

Цветаева неоднократно отмечала влечение евреев к женскому полу, при этом считала, что:

«Христос завещал всему еврейству свое великое «жаление» женщины. Еврей, бьющий женщину, немыслим».

Цветаева не пишет, почему Христос не завещал этого христианам. Однако, в годы Гражданской войны её отношение к евреям несколько изменилось, и уже стало менее восторженным и идеализированным. В 1919 году она уже написала «Не могу простить евреям» (считая евреев виновными в голоде, а с другой стороны намекая на их якобы «засилье», говоря, что везде «кишат евреи»)…

«Гетто избранничеств, вал и ров — пощады не жди. В сем христианнейшем из миров поэты — жиды».

Арсений Тарковский говорил: «Цветаева была яростной юдофилкой». Да, Цветаева, не смогла удержаться от перевода слова «еврей» на понятие «жид»? Слух большого поэта уникален, но близка революция и Цветаева пишет:

«Слева от меня (прости, безумно любимый Израиль!) две грязные, унылые жидовки… Жидовка говорит: «Псков взят!».

Ее «любовь к Израилю» не проходит, потому что в это, страшное время именно евреи помогают ей выжить, те самые «жиды, которые кишат».

Об этом она говорила так:

«Г-жа Гольдман, соседка снизу, от времени до времени присылает детям огромные миски супа — и сегодня одолжила мне 3-ю тысячу. У самой трое детей. Маленького роста, нежна, затерта жизнью: нянькой, детьми, властным мужем, правильными обедами и ужинами. Помогает мне — кажется — тайком от мужа».

С Елизаветой Гольдман Марина Цветаева была дружна, и все, что требовалось в её «пещерной жизни», она «находила в семье Гольдманов». Во время боев на Поварской в 1917 году маленькую дочь Ариадну прятали в их квартире. Эта же еврейская семья спустя десятилетия слала в глухую Сибирь Анастасии (она находилась в ссылке) теплую одежду и продукты. За границей Цветаевой покровительствовал в Берлине «близкий друг» Абрам Вишняк, владелец издательства «Геликон», в Праге — Марк Слоним, редактор эсеровского журнала «Воля России», а в Париже — профессор Марк (Мордух) Вишняк, соредактор «Современных записок». Илья Григорьевич Эренбург помог Цветаевой отыскать в эмиграции её мужа Эфрона. Дочь Марины в Германии отдыхала у евреев («Летом она была на море, у немецких евреев»).

Вернувшись в СССР, где в Литфонде Союза писателей ей отказали в квартире, ей находит жильё чиновник этого фонда Арий Давидович Ратницкий. Это тогда, когда Председатель Союза писателей СССР Александр Фадеев ответил бездомной Марине Цветаевой:

«Тов. Цветаева! Достать Вам в Москве комнату абсолютно невозможно. У нас большая группа очень хороших писателей и поэтов, нуждающихся в жилплощади».

Её духовное одиночество скрашивает крупный литературовед Е.Б. Тагер, еврейский писатель Ной Григорьевич Лурье, к которому она была очень привязана. На разных этапах ее жизни Марина Цветаева близко дружила с известными евреями, деятелями культуры: П. Антокольским, О. Мандельштамом, А. Бахрахом, Б. Пастернаком, С. Парнок. Все это очень интимные и сложные отношения. 16 апреля 1925 года Цветаева написала:

«У меня с каждым евреем — тайный договор, заключаемый первым взглядом».

Есть ли основания говорить о юдофобстве Марии Цветаевой и называть ее антисемиткой? Печально было бы признать таковым мастера, о котором Иосиф Бродский сказал — «Крупнее Цветаевой в нашем столетии нет поэта» и «Цветаева — первый поэт ХХ века». «Здесь я не нужна. Там — невозможна», — писала Цветаева в эмиграции. Советский, израильский и российский киносценарист Аркадий Красильщиков считает, что:

«Большие поэты — «народ избранный». Большие поэты того страшного времени существуют вне наций, вне народа. Понятия эти были слишком страшны. Старались Поэты прилепиться к Богу — это было. Цветаева, Ахматова — вне русскости. Пастернак, Мандельштам — вне еврейства… В «ненужности и невозможности» провела весь свой короткий век эта удивительная женщина, имя которой ныне звучит по царски: МАРИНА. Она звезда ослепительной яркости, без которой немыслим небосвод поэзии, культуры человечеств».

Илья Эренбург считал, что:

«Впрочем, все это забудется, и кровавая схватка веков, и ярость сдиравших погоны… Прекрасные стихи Марины Цветаевой останутся, как останутся жадность к жизни, воля к распаду, борьба одного против всех и любовь, возвеличенная близостью подходящей к воротам смерти».

У Марины Цветаевой была еврейская судьба русского поэта с чистой душой.

В книжном знаке («Ex libris для библиофила Эд. Гетманского») тульский художник Владимир Чекарьков нарисовал портрет братьев Стругацких и привёл их афоризм:

«Если у еврея отнять веру в Бога, а у русского — веру в доброго царя, они становятся способны чёрт знает на что».

Стругацкие Аркадий Натанович (1925-1991), Борис Натанович (1933-2012) — русские писатели. В ряде произведений Стругацких, заметны следы национальной рефлексии. Многие критики видят в романах «Обитаемый остров» (1969) и «Жук в муравейнике» аллегорическое изображение положения евреев в Советском Союзе. Один из главных персонажей романа «Град обреченный» — Изя Кацман, в жизни которого сконцентрировались многие характерные черты судьбы галутного [Галут (גָּלוּת, буквально «изгнание»), вынужденное пребывание еврейского народа вне его родной страны Эрец-Исраэль]. Публицистически откровенная критика антисемитизма содержится в романе «Отягощенные Злом» и в пьесе «Жиды города Питера» (1990). Стругацкие всегда считали себя русскими писателями, однако к аллюзиям [аллюзия (лат. allusio «намёк, шутка»)] на еврейские темы, размышлениям о сущности еврейства и его роли в мировой истории они обращались на протяжении всего творческого пути (особенно с конца 1960-х годов), это обогащало их произведения нетривиальными ситуациями и метафорами, сообщало дополнительный драматизм.

На иконографическом (портретном) книжном знаке — («EL Eduard Getmansky») нарисован есенинский портрет и приведен его афоризм «Я антисемит! Дурак ты, вот что!». Эти слова Сергей Есенин произнёс в разговоре с прозаиком, автором очерка «Сергей Есенин» Глебом Алексеевым, с ним поэт встречался 11 и 12 мая 1922 года в Берлине. Сергей Александрович Есенин (18951925) — русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии и лирики, а в более позднем периоде творчества — имажинизма. Одна из самых проблемных тем в восприятии Есенина — его отношение к евреям. Поэта не раз обвиняли в антисемитизме. Во время жизни Есенина в Москве на него было заведено 13 уголовных дел. В большинстве дел, кроме дебошей и драк, фигурировали нелицеприятные высказывания поэта о евреях. По «еврейскому вопросу» над поэтом и тремя его друзьями Ганиным, Орешиным и Клычковым состоялся даже «товарищеский суд». Их обвиняли в том, что за разговором в пивной об издании журнала они оскорбили постороннего человека, назвав его «жидовской мордой». Дело разрешилось общественным порицанием. Есенин свой антисемитизм отрицал. Он говорил Эрлиху: «Что они сговорились, что ли? Антисемит — антисемит! Ты — свидетель! Да у меня дети евреи!..». Зинаида Райх еврейкой не была. (Мать — русская, отец — немец, хотя и поговаривали, что с примесью еврейской крови — документально это не доказано.) Но Есенину почему-то было приятно говорить, что он женился на еврейке. Появившийся в 1924 году его сын Александр был евреем. Его мать библейская красавица Надежда Давыдовна Вольпин — чистокровная галахическая еврейка, читавшая Ветхий Завет в подлиннике. Все случаи есенинского юдофобства были спровоцированы. Часто, ввязываясь в драку, он даже не знал, что его обидчик — еврей, но в итоге дело выставляли в ключе антисемитизма. Вообще в своих личных отношениях с людьми, как с мужчинами, так и с женщинами, Есенин никогда не руководствовался их национальностью. «Мир для меня делится исключительно только на глупых и умных, подлых и честных», — в светлые минуты Есенин рассуждал именно так.

«Порядочный человек не может быть антисемитом» — это афоризм Д. Мережковского. Его портрет украшает («Exl об антисемитизме Ed.Getmansky»). Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941) — русский писатель, поэт, литературный критик, переводчик, историк, религиозный философ, общественный деятель, муж поэтессы Зинаиды Гиппиус. Мережковский считал, что «весь идеализм русского общества в вопросах национальных бессилен, безвластен и потому безответствен». Д.С. Мережковский в статье «Еврейский вопрос как русский» писал:

«Еврейский вопрос имеет сторону не только национальную, но и религиозную. Между иудейством и христианством существуют, как между двумя полюсами, глубокие притяжения и столь же глубокие отталкивания. Христианство вышло из иудейства, Новый Завет из Ветхого. Апостол Павел, который больше всего боролся с иудейством, желал «быть отлученным от Христа за братьев своих по плоти», т.е. иудеев.

В («EL Greg Getmansky») изображён Н.А. Бердяев и приведён его афоризм «Ненависть к евреям часто бывает исканием козла отпущения». Николай Александрович Бердяев (1874-1948) — русский религиозный и политический философ. Был семь раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1942-1948). В статье «Христианство и антисемитизм: Религиозная судьба еврейства» (1938) Н.А. Бердяев высказал ряд мыслей о евреях. Он писал:

«Необычайно парадоксальна еврейская судьба: страстное искание земного царства и отсутствие своего государства, которое имеют самые незначительные народы, мессианское сознание избранности народа и презрение и гонение со стороны других народов, отвержение креста как соблазна, и распятие этого народа на протяжении всей его истории. Может быть, более всего поразительно, что отвергнувший крест его несет; те же, которые приняли крест, так часто распинали других. Есть несколько типов антисемитизма, которые могут, конечно, соединяться и поддерживать друг друга».

Согласно Н.А. Бердяеву:

«В основе антисемитизма лежит бездарность. Когда изъявляют претензию на то, что Эйнштейн, открывший закон относительности, еврей, что еврей Фрейд, еврей Бергсон, то это есть претензии бездарности. В этом есть что-то жалкое. Есть только один способ борьбы против того, что евреи играют большую роль в науке и философии: делайте сами великие открытия, будьте великими учеными и философами. Бороться с преобладанием евреев в культуре можно только собственным творчеством культуры. Это область свободы. Свобода есть испытание силы. И унизительно думать, что свобода всегда оказывается благоприятной для евреев и неблагоприятной для не евреев».

С точки зрения Н.А. Бердяева:

«Разрешим ли еврейский вопрос в пределах истории? Это вопрос трагический. Он неразрешим просто путем ассимиляции. В это разрешение верили в XIX веке, и это делало честь гуманности века. Но мы живем совсем не в гуманном веке, и события нашего времени дают мало надежды на разрешение еврейского вопроса путем слияния и растворения евреев в других народах. Да и это означало бы исчезновение еврейства. Не много надежды также на разрешение еврейского вопроса путем образования самостоятельного еврейского государства, т.е. путем сионизма. И на собственной древней земле евреи испытывают преследования. Да и такое решение представляется противоположным мессианскому сознанию еврейского народа. Еврейский народ остается народом-странником».

Н. А. Бердяева называли «русским Гегелем XX века», «одним из величайших философов и пророков нашего времени», «одним из универсальных людей нашей эпохи», «великим мыслителем, чей труд явился связующим звеном между Востоком и Западом, между христианами разных исповеданий, между нациями, между прошлым и будущим, между философией и теологией и между видимым и невидимым». Важным и смелым было заявление Бердяева, что:

«… отношение к еврейству есть испытание силы христианского духа».

Без религиозного самоопределения еврейства задача всемирной истории не может быть разрешена.

На экслибрисе («Из книг о христианстве Э.Д. Г.») дан портрет Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и приведены его слова — «Ваши пророки наши пророки» [Речь Патриарха Алексия II, произнесенная в Нью-Йорке на встрече с раввинами (13.11.1991)]. Патриарх Алексий II (в миру — Алексей Михайлович Ридигер, эст. Aleksei Ridiger; (1929-2008) — епископ Русской православной церкви. Патриарх Московский и всея Руси (7 июня 1990 – 5 декабря 2008). Академик Российской академии образования (1993). Почётный член Российской академии художеств (2001). Лауреат Государственной премии РФ (2005). Доктор богословия (1984). 3 мая 1990 года почил о Господе Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Для избрания нового Предстоятеля Русской Православной Церкви был созван внеочередной Поместный Собор. 7 июня 1990 года колокол Троице-Сергиевой лавры возвестил об избрании пятнадцатого Всероссийского Патриарха. Интронизация Святейшего Патриарха Алексия состоялась 10 июня 1990 года в Богоявленском кафедральном соборе Москвы. Его Святейшество Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II — пятнадцатый Предстоятель Русской православной церкви с введения Патриаршества на Руси (1589).

Алексий II был главой русской церкви в сложные 1990-е годы. За свою скромность он пользовался уважением и любовью россиян. При нем в Москве восстановили главный храм русской церкви — Храм Христа Спасителя. Именно патриарх одобрил установку на его территории памятника царю-освободителю Александру II. Возвращение Церкви к широкому общественному служению — во многом заслуга Святейшего Патриарха Алексия II. За время Патриаршего служения было образовано большое число новых епархий. Таким образом возникло множество центров духовного и церковно-административного руководства, расположенных ближе к приходам и содействующих оживлению церковной жизни в отдаленных регионах. призывал более активно и ответственно участвовать всех без исключения членов Церкви на подлинно соборных началах. Предстоятель Русской Православной Церкви уделял большое внимание вопросам братского взаимодействия всех Православных Церквей для совместного свидетельствования Истины Христовой миру. Сотрудничество между различными христианскими конфессиями ради нужд современного мира Святейший Патриарх Алексий считал христианским долгом и путем к исполнению Христовой заповеди о единстве.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Эдуард Гетманский: Ex libris. Известные люди о евреях — 2»

  1. Спасибо автору за интересную подборку! Всё же, главное не в том, что есть антисемиты и семитофилы. Такие люди всегда были и ещё долго будут! Главное в том, почему антисемитизм неистребим? Действительно ли евреи в чём-то так плохи, что заслуживают ненависть других народов или другие народы настолько хуже евреев, что не в состоянии смириться с превосходством евреев над ними? Для мыслящего человека, ответ очевиден – евреи не имеет каких-то отличных от других народов качеств. Духовные качества евреев присущи и всем остальным людям, как социобиологическому виду. Выделение евреев из всего человечества – свидетельствует только о том, что человечество в своём духовном развитии ещё не поднялось до современного уровня развития производительных сил! Лечение человечества от антисемитизма будет происходить по мере предоставления гражданам всех государств максимальных свобод личностям. По-настоящему свободный человек всегда будет готов самостоятельно отвечать за свои поражения и не будет эту ответственность перекладывать на евреев!

    1. “Для мыслящего человека, ответ очевиден – евреи не имеет каких-то отличных от других народов качеств. Духовные качества евреев присущи и всем остальным людям, как социобиологическому виду. Выделение евреев из всего человечества – свидетельствует только о том, что человечество в своём духовном развитии ещё не поднялось до современного уровня развития производительных сил!”
      ***
      Вы мыслите как совершенно светский человек 21-го века, впитавший в себя дух космополитизма и чувство интернационального братсва народов Земли. Такое мышление совершенно не характерно глубоко верующим иудеям, живущим в 57-ом веке по иудейскому календарю. Если я, будучи верующим и исполняющим заповеди иудеем, строго соблюдаю кашрут и поэтому никак не могу разделить совместную трапезу с неевреями, если я, будучи верующим и исполняющим заповеди иудеем, считаю себя и свой народ богоизбранными, если я, будучи верующим и исполняющим заповеди иудеем, делю мир на две категории землян — на евреев и гоев, то не кажется ли Вам, что таким способом я сам себя выделяю из всего человечества, а не наоборот — человечество выделяет меня?
      Понятно, что у огромного количества светских евреев, особенно живущих в диаспорах, и в следствии своей светскости не соблюдающих религиозные заповеди, нет никаких проблем со всем выше названным. Но у этих евреев есть другая проблема — их светскость по большому счету не представляeт еврейство в глазах других народов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *