Людмила Дымерская-Цигельман: О мемориале Холокоста «Бабий Яр»

 275 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Базовая концепция Мемориала Холокоста «Бабий Яр» прошла два раунда обсуждения при участии более полусотни европейских, американских, израильских и украинских ученых. В качестве арт-директора Совет пригласил известного режиссера Илью Хржановского. К работе Совет привлек кинорежиссера Сергея Лозницу…

О мемориале Холокоста «Бабий Яр»

Памятник народу Книги
Книга и синагога
К восьмидесятилетию расстрела евреев Киева

Людмила Дымерская-Цигельман

Людмира ДымерскаяЕвгений Евтушенко: «НАД БАБЬИМ ЯРОМ ПАМЯТНИКОВ НЕТ…»

А теперь есть. И какой! Настоящий шедевр — и по концепции, и по художественному воплощению.

* * *

Но памятника не было все восемьдесят лет после расстрела киевских евреев 29-30 сентября 1941 года. Борьба с советским тоталитаризмом и антисемитизмом активно велась с 60-х годов. С гордостью за них мы вспоминаем Евгения Евтушенко, Дмитрия Шостаковича, Анатолия Кузнецова, Виктора Некрасова, Ивана Дзюбу и еще многих, участие которых в борьбе за память о Бабьем Яре не так известно. Среди них особое место принадлежит группе тогда молодых киевских евреев, которые впервые собрались в 1961 году в Бабьем Яру и сделали ряд снимков, составивших архив борьбы с советскими властями. Киевская власть, которая их преследовала и сажала, попросту решила уничтожить Яр как таковой, замыв его. Это закончилось Куреневской трагедией — затоплением целого городского района и сотнями жертв киевлян. Архив борьбы за память Бабьего Яра хранит и пополняет теперь уже израильский ученый Эмануэль Диамант, тогда руководитель группы киевлян евреев, ставших инициаторами и организаторами массовых митингов в Бабьем Яру. Первый такой — исторический, прошел 29 сентября 1966 года. Я была на нем. Была и на другом, тоже организованном Диамантом. Но уже в Израиле, над Кинеретом, мы были вместе с прилетевшим из Парижа незабвенным киевлянином Виктором Некрасовым. Я уверена, что в Мемориале должна быть экспозиция, посвященная борцам с Советами за сохранение памяти о жертвах нацизма, тоталитарного подельника советизма. Идею такой экспозиции озвучил в одном из своих интервью Илья Хржановский.

Но Советов нет вот уже 30 лет. Тогда почему? Не знаю. Возможно, из-за длительной междуусобицы. Видимо, поэтому пошло стихийное сооружение разных памятников. Построенных по общественной или приватной инициативе. У евреев — менора. Стоят уже памятники расстрелянным украинцам, цыганам, военнопленным, убитым детям. И теперь стоит задача организовать в единый комплекс все «памяти». А их более 30-ти. В Институте истории Украины разработана «Украинская государственная концепция комплексной мемориализации Бабьего Яра». Очень основательный стостраничный документ. Прочитав, я поняла, что речь идет о воспроизведении в масштабе обширного Национального историко-мемориального заповедника некоего среза украинской истории, непосредственно связанной с историей самого урочища. В этом общем контексте и решается задача объединения в общей, инклюзивной памяти, отдельных — эксклюзивных памятей. Концепция, хотя, наверно, и трудная в исполнении, но явно интересная и, думается, перспективная.

А теперь непосредственно к уже построенной — еврейской части планируемого комплекса. Несколько слов к ее истории. После долгой междуусобицы, в 2016 году был создан Международный Мемориальный центр Холокоста»Бабий Яр». При нем одноименный благотворительный фонд. Работы велись под контролем Наблюдательного совета, сам многонациональный состав которого при участии людей, занимавших ведущие позиции в политике Европы, и при руководстве Натана Щаранского служил гарантией его добропорядочности и профессионализма. Концепция мемориала адекватно выражена в его названии — это памятник ХОЛОКОСТА (греческий), КАТАСТРОФЫ (русский), ШОА (иврит). Памятник уничтоженного нацизмом ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА. Но конкретно — памятник трагедии Бабьего Яра как части ШОА. Бабий Яр стал СИМВОЛОМ начала ШОА , символом уничтожения еврейства Восточной Европы. Там до ввода в действие фабрик смерти (1942 г.) евреев уничтожали «вручную».

Базовая концепция Мемориала Холокоста «Бабий Яр» прошла два раунда обсуждения при участии более полусотни европейских, американских, израильских и украинских ученых. В качестве арт-директора Совет пригласил известного режиссера Илью Хржановского. Ему принадлежит инсталляция ЗЕРКАЛЬНОЕ ПОЛЕ. КАЖДЫЙ человек видит себя в отражении простреленным теми же пулями, какими были застрелены все жертвы Бабьего Яра.

К работе Совет привлек кинорежиссера Сергея Лозницу. Его фильм «Бабий Яр. Контекст» возвращает зрителя 21 века в исторический контекст века 20-го. В то же время история в фильме трансформируется в актуалию. Фильм строго документальный. Но он же и концептуальный. Ибо подводит зрителя к поиску ответов на вопросы, мастерски запрограммированные Лозницей. Такие как: с чего начинается крах человечности в человеке, можно ли и как этому противостоять; что делать, если ты уже оказался там, — есть ли путь спасения у жертвы, как не стать палачом, что делать, если ты свидетель; что надлежит делать, чтобы не наступить на подобные же грабли, чтобы забвение не заместило столь нужную нам память. Сергей Лозница не навязывает ответов — он спрашивает. И спрашивает по существу.

Непосредственно для сооружения памятника ХОЛОКОСТУ был приглашен швейцарский архитектор Мануэль Герц. Его «Символическая синагога» было презентована 9 апреля, синхронно день в день с Израилем, когда мы отмечали День памяти ШОА и ГЕРОИЗМА. Он отмечается в Израиле в день начала восстания евреев в Варшавском гетто. В отличие от Международного Дня памяти Холокоста, который отмечается всеми и Израилем в память освобождения Освенцима Красной армией. Израильская дата подчеркивает активное участие евреев в борьбе с нацизмом. Отсюда и добавление понятия ГЕРОИЗМ в название памятной даты и в название Мемориала Яд ва — Шем.

Теперь о самом сооружении Мануэля Герца. В закрытом виде это КНИГА высотой в 11 метров. КНИГА — это общепринятый СИМВОЛ вклада евреев в европейскую цивилизацию. Это реализация идеи, выраженной самим автором — «Мы начинаем с жизни…»,— сказал Мануэль Герц. Жизнь он приравнивает неумираемости. И что может быть живее КНИГИ, этого еврейского достояния, которое было и живет не только как еврейское, но и как всеевропейское, живет уже третье тысячелетие в иудеохристианской цивилизации Европы. КНИГА входит в вероучение всех христианских конфессий. КНИГА — это и противостояние язычеству нацизма с его нынешними наследниками. Томас Манн утверждал: Евреи — фундаторы европейской культуры. Нацисты — ее разрушители.

Вернемся к КНИГЕ-ПАМЯТНИКУ. Она вдруг раскрывается и превращается в еврейский молельный дом, но не вообще в синагогу, а именно в синагогу в Украине, стране многосотлетнего проживания евреев с украинцами. Об этом роспись интерьера сюжетами синагог Западной Украины 17 века. А 29 сентября 1941 года получило свое космическое отражение в карте звездного неба, свидетеля убийства народа. По моему восприятию — гениально. При такой пространственной лаконичности — такие глубинные смыслы! А какое мастерское, какое восхищающее художественное воплощение! Поистине это САМЫЙ АДЕКВАТНЫЙ ПАМЯТНИК-СИМВОЛ — И НЕ ТОЛЬКО КИЕВСКОМУ, А ВСЕМУ ЕВРОПЕЙСКОМУ ЕВРЕЙСТВУ. ПАМЯТНИК НАРОДУ КНИГИ. Прав был Натан Щаранский, когда за год до презентации сказал: «Украина будет ведущей страной, которая в Европе создаст музей ХОЛОКОСТА». Строительство музея продолжается, но уже сейчас в Киеве открыт уникальный памятник — ПАМЯТНИК НАРОДУ КНИГИ, КНИГА и СИНАГОГА — памятник вкладу евреев в европейскую цивилизацию. Этот памятник и напоминание о том цивилизационном крахе, каким был чреват нацизм с его тотальным антисемитизмом. Конкретное упреждение человечеству 21 века.

P.S. Делюсь радостью. Киевский мемориал вошел в лонг-лист одной их самых престижных премий в области архитектуры и дизайна DEZEEN AWARDS. КНИГА-СИНАГОГА внесена в архитектурную категорию CULTUR BUILTING. Мемориал будет в конкуренции с 24 лучшими зданиями последнего времени. Может жюри примет во внимание и то, что отличает Мемориал в Киеве от других памятников Холокоста. Киевский Памятник прежде всего о том, кем были ОНИ, евреи Европы, а не только о том, как их уничтожали. Хотя и это показано, но в других объектах строящегося мемориального комплекса.

* * *

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО В ИЕРУСАЛИМЕ
В МЕМОРИАЛЕ ШОА И ГЕРОИЗМА ЯД ва-ШЕМ

Осенью 1989 года поэт встречался в Еврейском университете в Иерусалиме с сотрудниками Центра исследований восточноевропейского еврейства. После теплой дружественной встречи мы по его просьбе поехали вместе с ним в Яд ва-Шем.

Евгений Евтушенко читает свое стихотворение в ЯД ва — ШЕМ, в Мемориале уничтоженных еврейских общин Европы, возле памятника Бабьему Яру, памятника евреям Киева. Слушают «Над Бабьим Яром памятников нет…» киевляне-иерусалимцы Людмила Дымерская-Цигельман (рядом с Евтушенко), Нафтали Прат (Анатолий Парташников), Фаина Мирошник. Слушает и Ким Мирошник, автор этого снимка. Его, в 1941-м малого ростом мальчика 15 лет, вытолкнули из колонны евреев, шедших в Бабий Яр. Войну провел как сын полка, став под конец водителем военного транспорта. Остальные малыми детьми были спасены в эвакуации.

* * *

КТО И ПОЧЕМУ БОРОЛСЯ С МЕМОРИАЛОМ ХОЛОКОСТА «БАБИЙ ЯР»

В представленном выше видео уже после показа КНИГИ-СИНАГОГИ и пояснений к ней ее автора и арт-директора мы слышим невнятные возражения Иосифа Зисельса. Это, хочу надеяться, заключительный аккорд его многолетней публичной кампании против самого проекта памятника Холокоста «Бабий Яр». Теперь, когда мы видим сам этот памятник, спрашивается, как можно утверждать, что КНИГА, открывающаяся в украинскую СИНАГОГУ, это проект «пророссийский» и «пропутинский»? Абсурд очевиден. Но именно такими были аргументы Зисельса (и не только его), которые он годами излагал в своих многочисленных обращениях, и не от себя одного, а от имени еврейских общин Украины. Свои «аргументы» он строил на том, что евреи, спонсоры проекта, являются гражданами России, игнорируя при этом то, что они и граждане Израиля, и уроженцы Украины, родные которых погибли в Шоа. То есть, игнорируя их, евреев, более чем возможную, еврейскую мотивацию. И подставляя на ее место Зисельсом же придуманную пророссийско-пропутинскую диверсию, осуществляемую посредством Мемориала Холокоста «Бабий Яр». Сам проект Зисельс называет «российским» и противопоставляет его «нашему государственному украинскому» проекту, представляя дело так, будто авторы еврейской ЧАСТИ общего проекта КОМПЛЕКСНОЙ мемориализации всего Заповедника, всей его территории, претендуют на это целое. Но авторы называли свой проект предельно точно и адекватно: Мемориал ХОЛОКОСТА «Бабий Яр». Где тут Россия, где тут Путин, где тут антиукраинское? Память о ХОЛОКОСТе — это против Украины? Против — так было в УССР, но здесь и сейчас?! А сейчас Зисельс в своих воззваниях просто опускает ключевое слово ХОЛОКОСТ и пишет о пророссийско-пропутинском экспансионистским проекте «Бабий Яр». Самое удивительное то, что его воинственные воззвания сопровождались десятками, а порой и сотнями подписей с ним согласных. Среди них евреи разных народов, в их числе и израильские, и много, скорее большинство, неевреев. Людей, по крайней мере тех, кого я знаю, вполне аналитичных и уважаемых. Полагаю, дело в том, что обращение к людям, настрадавшимся от наглой кровавой экспансии Путина, любое указание на чье-то возможное сотрудничество с ним, вызывает у них эмоциональный взрыв и яростный протест. Не исключаю, что и у того же Зисельса. Но я говорю о существе и последствиях его псевдопатриотической пропагандистской кампании. Паразитирующей на той боли и том гневе и возмущении, которые порождены подлой гибридной войной Путина.

Обратила внимание еще и на то, что спекуляции Зисельса явно политизированы. Одно из его последних печатных возмущений было в адрес премьера Украины Дениса Шмыгаля, который от себя и от имени президента Украины Владимира Зеленского и главы его офиса Андрея Ермака обращался к иерархам церквей Украины с просьбой почтить своим присутствием и освятить своими молитвами Мемориал ХОЛОКОСТА «Бабий ЯР». Его торжественная презентация состоялась 14 мая, в День памяти украинцев — Праведников народов мира. Именно так — в этот знаменательный день, чтобы закрепить в памяти людей то, что внесли в сокровищницу гуманизма оба народа.

Правительственная инициатива, что тоже очевидно, была направлена на сближение конфессий. Что является важной составляющей процесса формирования украинской политической (гражданской) нации. Строителем которой себя провозглашает Зисельс. Хотя на деле отождествление строительства памятника Холокосту с пропутинской диверсией порождает отчуждение, а порой и вражду, между людьми и конфессиями. Но не политическая нация была сейчас в поле зрения Зисельса. Главное — разъяснить, что и премьер Денис Шмыгаль, и президент Владимир Зеленский, и возглавляющий офис президента Андрей Ермак поддерживают антиукраинский «пророссийско-пропутинский» Мемориальный Центр, мемориал Холокоста которого есть не что иное как путинская экспансия на «нашу украинскую память». И если это так, то не грозит ли украинцам измена на самом высшем уровне? Или, по-другому, неумелость и неопытность политического руководства, вот эта их «слепота» не есть ли она причина того, что Путин может продолжать свою войну с Украиной? Зисельс, разумеется, в своем гражданском праве состоять в оппозиции к властям. Но претензии к ним, их критику следует вести по содержательным политическим критериям, по конкретным их действиям — в области обороны, экономики, дипломатии, здравоохранения и т.п. Можно и в политике памяти. Но первое слово предоставляя профессионалам ученым. А придавать политическое значение презентации памятника ХОЛОКОСТА «Бабий Яр» — событию, ни малейшего отношения не имеющему ни к экспансии Путина, ни к ведущейся в Украине политической борьбе, — разве это не самая явная политизация, и не только конкретного события, но и всей этой псевдопатриотической кампании против Мемориала Холокоста? По-моему, это явный политический трюк, явное стремление вовлечь в борьбу с Мемориалом Холокоста и тех, кто по тем или иным причинам находится в оппозиции к нынешнему руководству Украины. Повторю, я надеюсь, что мы наблюдаем завершение многолетней политизированной пропагандистской кампании, мишенью которой и средством политической борьбы которой был избран Мемориал Холокоста «Бабий Яр».

P.S. Надежда, увы, не оправдалась. К моему и многих глубокому сожалению позорная и позорящая своих участников активность продолжается.

Давнее мое знакомство с Зисельсом позволило мне отметить его успехи в ораторском искусстве, столь важном в работе пропагандиста. Он продолжает борьбу с ПРОЕКТОМ, делая вид, что не знает о его реализации. Почему так? Да потому, что теперь он должен ДОКАЗАТЬ, что есть путинского, российского и антиукраинского не в анониме на бумаге, то есть в ПРОЕКТЕ, а во вполне данной нам в ощущении его материализации. В КНИГЕ и СИНАГОГЕ. Любопытно, что ни интервьюер Таша Трофимова, ни восторгавшиеся Зисельсом комментаторы оказывается тоже были не в курсе того, что презентация реального мемориала состоялась ровно за три месяца (9 мая) до этого интервью (9 августа). Но все они верят на слово, что проект антиукраинский, а Зисельс настоящий патриот, борец за «нашу украинскую память». Зисельс заодно сообщил, что гибридная война Путина ведется персонально с ним. Потому как те, кто ему возражает или кто сомневается в его честном диссиденстве, кем они могут быть как не порученцами Путина, как не его наймытами и агентами.

А те, кто покровительствует «антиукраинскому проекту», то есть политическое руководство, вообще могут «пойти на поводу Путина и лишить страну европейской ориентации». Испуганного интервьюера Зисельс успокоил:

«Гражданское общество этого не допустит. Если что, ОНИ получат новый Майдан».

Возглавляет гражданское общество страны тот же мужественный Зисельс — вице-президент ВААДа гражданских общин евреев Украины.

И вот этакое «ЭТО» получает поддержку и похвалы МНОГИХ, среди них и настоящих интеллектуалов. Что и заставило меня ЭТИМ заниматься.

Я давно отправила Зисельсу свою оценку Мемориала и оценку его позорной борьбы и предложила публиковать мой текст вместе с его ответом. Ответом было длительное молчание, которое я расценила как знак пассивного несогласия. Я послала ему и это письмо, повторив всё то же предложение. Ответ по-прежнему пассивный. Так что публикую безответно, но с чистой совестью. Ничего не сделала за спиной давнего знакомца.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Людмила Дымерская-Цигельман: О мемориале Холокоста «Бабий Яр»»

  1. Амик Диамант — показательный клинический пример того, как лишает понимания, как ослепляет человека навязчивая идея. Оказывается, он ОДИН знает о советском антисемитизме, только Он один с ним боролся против уничтожения памяти о Бабьем Яре. И это во всех его писаниях, а сейчас в комменте по моему тексту, где каждый зрячий может прочесть о борьбе за память с советским тоталитаризмом, «побратимом нацистского», борьбе, которая активно велась с 60-х. Побратимы значит однопородные, советизм и нацизм — ДВЕ разновидности тоталитаризма. А вот Холокост, Шоа был один. Отрицание его уникальности — один из самых распространенных способов его ревизии и отрицания. И ДВА твоих ХОЛОКОСТА из этой же оперы. Статью мою о цивилизационных смыслах Холокоста (см. «Заметки» №№ 8-9, 2021), т.е. о его уникальности, я тебе посылала, но она, как ты сам признаешь, выше твоего понимания. Называя Великих,посмотри, я говорю там и о тебе и твоих соратниках и о том, что борьбе за память с советским тоталитаризмом должна быть посвящена экспозиция в мемориале. То, что ты в упор не видишь черным по белому написанного, характерный симптом одержимости. Это к слепоте. О своем непонимании ты пишешь сам. Впрочем, когда ты повторяешь иллюзион о ДВУХ проектах в Киеве, ты не одинок. Но об этом иллюзионе, созданном политическим спекулянтом хорошо и давно мне знакомом Зисельсе, говоришь не ты один. Поэтому и ответ будет общим. Но адресованным Витауту, поскольку он об этом более основательно, чем другие.

  2. Господин Гоммерштадт, вы приводите очень ценные факты об уничтожении евреев Киева, о том, как происходило убийство народа, кто они, его убийцы, — исполнители «окончательного решения». Всё это должно помнить, никакого забвения быть не должно, ибо забвение чревато повторением. Многие памятники Шоа, Катастрофы именно об этом — как евреев убивали, реже о том, кто убийцы. Особенно если речь заходит об убийцах-соседях из местного населения.
    Памятник в Киеве, о котором я пишу, другой. Он о НАРОДЕ КНИГИ, о том, КТО уничтожен, — о европейском еврействе. Но разве такой народ УНИЧТОЖИМ? Это вопрос нам, живущим.

  3. «– Сегодня по Бабьем Яру два больших проекта конкурируют друг с другом. Один – российский, его нам предложили три года назад российские бизнесмены Михаил Фридман, Герман Хан и Павел Фукс. Мы к их проекту относимся очень критически. Я не понимаю, как во время войны Россия пытается у нас что-то построить, это кажется абсурдным, – рассказывает Иосиф Зисельс. – К тому же его собираются строить на месте, где было еврейское кладбище, что вовсе недопустимо.
    В то же время есть украинский проект, созданный Институтом истории Академии Наук Украины. Над ним работает группа из 15 историков, среди них – Виталий Нахманович и Анатолий Подольский. Этот проект более универсален. Он предусматривает мемориализацию всей территории Бабьего Яра и окружающих кладбищ – потому что раньше, до начала XX века, это был район. Концепция будущего мемориального комплекса представлена на сайте Института истории.
    Этот проект предусматривает создание комплекса с тремя главными элементами: мемориальный парк, музей памяти жертв Бабьего Яра, и музей Катастрофы в Украине. Вообще, история Бабьего Яра ведь включает не только расстрелы евреев в 1941-м и в последующие годы, но и целый ряд других трагедий, творимых тут как до войны, так и после нее. Но и среди ста тысяч расстрелянных за годы войны в Бабьем Яру евреи – примерно две три погибших, и еще треть – представители других этнических и религиозных групп, военнопленные, моряки днепровской флотилии, пациенты психиатрической больницы, которая рядом, священники, украинские националисты в 1942 году там же были расстреляны, и так далее. И поскольку история этого места столь сложна, создаются отдельно музей жертв Бабьего Яра, и украинский Музей Катастрофы.»
    http://babiyar.org.ua/?p=581
    Хотелось бы пожелать взаимопонимания строителям обоих проектов. Советский/российский подход к Бабьему Яру имеет три этапа. Первый, советский — там похоронены жертвы нацистов и не будем выделять только евреев. Второй. российский — там похоронены еврейские жертвы бандеровцев, третий подход будущего — там похоронены жертвы нацистов, в основном, евреи, но есть там и много тысяч жертв НКВД. Третий подход Россия сейчас не допустит.

  4. Амик Диамант. 2 октября 2021 at 17:26 |
    «… говоря о Холокосте (и о памяти о нём), они имеют ввиду и сосредоточены исключительно на немецком холокосте, который имел место в 41-43 годах.»
    —————————————————————————————————————
    Существуют символы тех или иных событий. Один из них — «БАБИЙ ЯР». И это символ исключительно немецкого Холокоста. Никакого другого. Цеплять к нему события, не имеющие к этому отношение — только затушёвывать главное.
    Лучшее — враг хорошего. Лучше об этом споре евреев вокруг Бабьего Яра не скажешь.

  5. Полностью с Вами согласен. А безобразная пародия на складную синагогу вообще издевательство над традициями.

  6. Там уже давно стоит памятник ромам в виде бронзовой кибитки. И памятник украинской поэтессе. И памятник военнопленным. И Менора. Наиболее достоверной представляется книга Кузнецова. Вот памятника пациентам психбольницы отдельно вроде бы нет

  7. Не хотел связываться и реагировать на писания Милы Цигельман. Но Абрам Торпусман опубликовал свои извинения перед ней, и тем самым не оставил мне никакой возможности отмолчаться. В чём его убедила Мила Цигельман, я так и не понял. Но что он теперь ей по гроб жизни обязан – это я услышал (хотя ничего из услышанного не понял).

    Мила Цигельман в восторге от того, как продвигается создание «Мемориального центра Холокоста Бабий Яр», так называемого «русского проекта», который организуют и финансируют московские (путинские) «зелёные человечки». Она сочувствует трудностям «украинского проекта», но с презрением отзывается о попытках Зисельса противостоять усилиям путинских человечков навязать Украине свою модель исторической памяти. Сама же она, как уже было сказано, в полном восторге от всего происходящего в «русском проекте».

    И всё же, я не могу не напомнить Миле Цигельман (и всем остальным её восторженным почитателям), что, говоря о Холокосте (и о памяти о нём), они имеют ввиду и сосредоточены исключительно на немецком холокосте, который имел место в 41-43 годах. О советском же холокосте, который продолжался с 1944 по 1953 г, они ничего, никогда, ни при каких условиях не вспоминают и не упоминают. Советского холокоста для них не было и нет. (Что вполне совпадает с путинским пониманием истории Второй мировой войны и её итогов).

    В этом случае Мемориальный центр памяти о Холокосте превращается в ещё одну пропагандистскую фальшивку, которую пытаются навязать Украине путинские «зелёные человечки». И Мила Цигельман спешит уверить их в своей полной и безоговорочной поддержке.

    Амик Диамант.

    1. Полностью с Вами согласен. А безобразная пародия на складную синагогу вообще издевательство над традициями.

  8. Скрупулезно развенчиваются попытки обелить убийц в материале Би-Би-Си 10-летней давности. Цитируем: «В первые два дня было убито 33771 человек. 1, 2, 8 и 11 октября расстреляли тех, кто не явился по приказу – около 17 тысяч человек… Точное число жертв, покоящихся в гигантском массовом захоронении, установить не удалось. Наиболее достоверная цифра – 70 тысяч, но некоторые источники говорят о 100-120 тысячах… Весь Киев знал, что происходит в Бабьем Яру. Основную, и самую грязную часть «работы» – раздевать людей, отрывать детей от родителей и палками гнать под пулеметы — выполняли местные коллаборационисты, составлявшие около 70% «персонала».
    Значительную часть полицейских, во всяком случае, в сентябре 1941 года, немцы привезли в Киев из Галиции. Но и многие коренные горожане вели себя не лучшим образом…
    Треть киевских евреев не явилась 29 сентября в Бабий Яр, но меньше, чем за две недели, практически все они были выявлены и убиты.
    Возник специальный термин «шмальцовщики», обозначавший людей, которые вымогали у знакомых евреев деньги, вещи и драгоценности, а, обобрав до нитки («вытопив смалец»), выдавали полицаям. Просто так слова в языке не появляются. Значит, явление было достаточно распространенным».

    ***

    1. Радуюсь Вашему, Абрам, правильному пониманию не только этого моего текста, но проблемы в целом. Об уникальности Катастрофы европейского еврейства, которое заключается в ее цивилизационных масштабах, моя статья «Томас Манн о цивилизационном измерении Катастрофы европейского еврейства». Статья опубликована в «Заметках по еврейской истории», в номере 8-9 (последнем) , 2021 год..

  9. Похоже, что доктор Дымерская права. Я имел неосторожность подписать одно из писем Иосифа (или два?) против проекта памятника Холокосту «Бабий Яр». Мне казалось верным его мнение, что проект претендует на «приватизацию» памяти о беде в Бабьем Яре как о rеврейской трагедии. Но ведь сооружение Памятника Холокосту иикоим образом не исключает других мемориальных сооружений на большой площади места бедствия! Там может (и должен!) быть памятник погибшим ромам, которых, как и евреев, нацисты уничтожали только за происхождение. В Яре могут и должны быть памятники украинцам, убитым за идеологические разногласия с Гитлером, советским военнопленным — жертвам несогласия Сталина и Гитлера соблюдать женевские протоколы о способах ведения войны и, возможно, иным жертвам. Памятник Шоа обязан от них отличаться. Спасибо, Мила! Убедили.

  10. Каким быть Мемориалу в Бабьем Яру? Решение должно быть оригинальным, мощным и вместе с тем предельно простым. Что может быть выразительнее дикого рваного камня? Глыбы гранита, базальта, диорита, свезенные с территорий (окрестностей) прежних нацистских концлагерей, из мест, где совершались массовые истязания и казни, должны составить впечатляющую пирамиду.
    Глыбы ни в коем случае не должны быть связаны раствором, но скреплены лишь своей тяжестью. Чем естественнее их композиция, тем выразительнее. Разумеется, без участия архитектора и скульптора не обойтись. Но задача у них одна: максимально выразительно разместить естественные глыбы, разумеется отобранные, но непременно с рваными необработанными поверхностями.

    Если будет установлен светильник и зажжен Вечный огонь, то — не венчающий этот массив, а в недрах его, мерцающий сквозь неизбежные щели между глыбами.
    Внешнее окружение – хвойный стланник, зеленеющий круглый год.

    Проект предлагался более тридцати лет назад. Был опубликован в еженедельнике «Новое время» и, в сокращении до заметки, в «Известиях». Предлагался доработанный в деталях вариант вместо памятника Дзержинскому на Лубянке. Увы…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *