Хаим Соколин: Стихи разных лет

 283 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Здесь пред тобою писатель Соколин, / С раннего детства он всем недоволен, / Во вкусах и связях недолговечен, / Не молод уже, но довольно беспечен, / К славе мирской вполне безразличен, / Весьма беспринципен и даже циничен… / Таков он, в натуре, писатель Соколин. / Его не читать ты, конечно же, волен…

Стихи разных лет
И разного качества

Хаим Соколин

Стихами я себя не мучаю,
Они рождаются по Случаю,
И времени не занимают много,
Но каждый Случай – голос Бога…

СТАРОСТЬ

Жене — ровеснице

Осталась нам с тобою малость —
Лет десять, а быть может восемь,
И постучит в окошко Старость,
И мы ее к столу попросим.
Она нальет, опохмелится,
Глаз наведет на нас устало
И заторопится проститься,
И скажет: «Не туда попала.
Я навестила вас до срока,
Прошу прощенья за визит,
Болтунья глупая Сорока
Включила вас в мой реквизит».
Откроет форточку клюкою
И упорхнет, сорок браня,
Забыв опять о нас с тобою
На годы, в ожиданьи дня,
Когда по правилам приличия,
Притащимся к ее обители
И не права предъявим птичьи,
А дипломы долгожителей…
2018

ДЕСЯТЬ ДНЕЙ, КОГДА МНЕ
И СОНЕ ПО 88 ЛЕТ
(27.12.20 – 7.1.21)

Какая дата! Две восьмерки,
Как две заслуженных награды,
Они для нас откроют створки
Десятой бонусной декады…

Мы на нее не ставим фишки,
И горизонт нам возраст стёр,
Но видно Бог решил дровишки
Подбросить в тлеющий костер…

Ну что ж, погреемся немножко,
Подсушим кости напоследок,
И вместе выйдем на дорожку,
Которой шли за предком предок…
2020 – 2021

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ГРЯДУЩЕМ
90-ЛЕТИИ

Притормозит мой паровоз
У полустанка «Девять – ноль»,
И каверзный тупой вопрос
Заноет, как зубная боль –
Сойти на этом полустанке
Или продолжить марафон?

В пустом вагоне я, как в танке,
Звонит все реже телефон…
Кто расторопней и шустрее
Уже покинули вагон,
Забыв в нем старого еврея,
Что проскочил свой перегон.
Вопрос реальный наяву,
И нет ответов, кроме двух,
Но факт, что все еще живу,
В натуре укрепляет дух…

Вагон бежит, и стук колес
Я с пульсом собственным сверяю,
Сойти иль нет – к нему вопрос,
А я лишь рельсам доверяю –
Пока лежат они на шпалах,
И семафорят семафоры,
Домчусь на оборотах малых
До Главной рельсовой конторы,
Судьбу свою ж.д. вручу,
И без лишних разговоров,
Пойду с вопросом не к врачу,
А к начальству семафоров…
09.2021 (4 месяца до 90 лет)

ПОЭТИЧЕСКИЙ АВТОПОРТРЕТ

Здесь пред тобою писатель Соколин,
С раннего детства он всем недоволен,
Во вкусах и связях недолговечен,
Не молод уже, но довольно беспечен,
К славе мирской вполне безразличен,
Весьма беспринципен и даже циничен…

Таков он, в натуре, писатель Соколин.
Его не читать ты, конечно же, волен,
Но чтобы считаться интеллектуалом
Знать только Шекспира и Быкова мало.
Соколина проза и эти стихи
Тебя оторвут от станка и сохи.

Читают Соколина все на Планете —
И папы, и мамы, и ихние дети.
Эй, новый русский и старый еврей,
Книжки его раскупай поскорей!
Не то опоздаешь, останешься с носом
И будет IQ твой всегда под вопросом.

ОКСЮМОРОН

Меня ломала жизнь через колено,
Проверяя на разрыв и на излом
Оговором, клеветой, поленом,
За добро расплачиваясь злом.

Может быть поэтому в итоге,
Устоявший на семи ветрах,
Я не сбился с избранной дороги,
Не сломался, не прогнулся, не зачах.

Чуждо мне стремление к известности,
Но в профессии она пришла сама,
А настало время и в словесности
Пригубил я этого вина …

Не настолько, чтобы затуманиться,
Захмелеть и потерять контроль,
Век назад я может стал бы пьяницей,
Утопив в стакане свою боль.

Но не здесь, в непьющем нашем царстве,
Где другие чудеса и заморочки,
О порядках в местечковом государстве
Повествуют заключительные строчки:

В стране еврейской я оксюморон,
Что означает нежелательный еврей,
Выбивший пером бумажный трон
Из-под жопы голых королей …

РОДИНА ПРЕДКОВ

Экспресс мой бежал по накатанным рельсам,
Маршрут был вполне прозаический,
Я горд был еврейством, а к кипам и пейсам
Имел интерес экзотический.

Но вдруг застучали колеса быстрее,
Экспресс отпустил тормоза,
Вагоны заполнили братья-евреи,
Блестели от счастья глаза.

«Такое случается с нами не редко» –
Подумал я, пряча печаль,
Но нет! Они мчались на родину предков,
В манящую смутную даль…

Подхваченный этим вселенским потоком,
Достиг я библейских пенат,
Пытался припасть здесь к заветным истокам,
Как свой, как еврей и как брат,

Но братья мои оказались не братья,
Страна повернулась спиной,
На старости лет не стану скрывать я,
Что Бог пошутил надо мной.

Зачем я когда-то в вагоне экспресса
Сорвать не подумал стоп-кран!
Познать не пришлось бы ни шока, ни стресса,
Ни в спину ударов, ни ран …

ТРИ ТЫЩИ ЛЕТ

Я для Израиля не создан,
Еврей, но в чем-то не такой,
Быть может по ошибке отдан
Мне бадж с Давидовой звездой.

И занял я чужое кресло
В стране, где дорог каждый стул,
Но оказалось, что в ремеслах
До местных я не дотянул.

У здешней нефтяной шарашки
Я стал нон грата, в горле кость,
Где местечковые замашки,
Там профи враг, незваный гость …

Еще при Судьях наши предки
Крутили это же кино,
В нем без вражды эпохи редки,
Три тыщи лет идет оно …

СМЕШНОЙ ДИАГНОЗ

Творец назначил каждой твари
В природе нишу для жилища,
Шесть дней трудился, как в угаре,
Без сна, без отдыха, без пищи,

Нашел для каждого местечко —
Кому в лесах и буераках,
Кому в морях и тихих речках,
Но в спешке позабыл о раках,

С тех пор они ползут по миру
И пятятся от передряг,
Ища укромную квартиру
В воде прибрежной, меж коряг,

Их злейшие враги — гурманы,
Пьют пиво, на закуску раки,
И вот, зализывая раны,
Они вползают в наши сраки …

Не верил я в такую враку
(ученый все же, не дурак),
Но доктор заглянул мне в сраку
И сообщил: «У вас там рак»

Смешной диагноз, несуразный,
Передохни, Двуликий Янус,
Я Homo, но ракообразный, —
Спасибо, милый верный анус!

Я в жизни раньше был квашней —
Не тверд в речах, рукопожатьях,
Зато теперь одной клешней
Любого задушу в объятьях …

ПОД КАПЕЛЬНИЦЕЙ

Когда ты у Творца на мушке,
И чувствуешь, что скоро сгинешь,
Не доверяй лесной кукушке —
Забег окончен, близок финиш,

Раздай долги, прости обиды,
И налегке — в последний путь!
Умерь на день грядущий виды
И улыбнуться не забудь…

Творцу приятнее улыбка,
Чем слезы с просьбой об отсрочке,
Пусть веришь ты в Него не шибко,
Он засчитает эти строчки.

27. 02. 2015
Больница «Шаарей Цедек» (Врата
Праведников), накануне операции
по поводу рака прямой кишки


СОН ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА

Время года — начало весны,
Не по возрасту снятся мне сны:
Снова тверд, как и прежде, мой член,
Обнимаю Софию Лорен,

Надо мной итальянское небо,
Я спагетти жую вместо хлеба,
А на полке в старинном серванте
Не портвейн, а бутылочка кьянти

Сон прошел. Все немного не так.
В моей спальне еще полумрак,
Но я вижу на смежной подушке
Профиль нежно любимой старушки,

Она тоже зовется София,
Много раз посвящал ей стихи я,
Но куда-то исчезла Лорен,
И совсем не шевелится член

КАК Я СДЕЛАЛСЯ ПОЭТОМ

Родился я случайно,
Умру я невпопад,
Но раскопал нечаянно
Зарытый Хармсом клад.

В нем тысячи глаголов,
Метафор, фраз цветистых,
С нашествия монголов
До поздних акмеистов.

Подумал, что мороки
Теперь не избежать,
Признаться, был я в шоке,
Не знал, с чего начать.

Но вспомнив поговорку
Про Бога и горшки,
Привлек свою сноровку
И стал писать стишки.
От клада раз за разом
Отламывал кусочки,
Скрепляя рифмой фразы,
И превращая в строчки.

Вставал всегда с рассветом,
Писал стишки с утра,
И признан был поэтом
Нашего двора …

Я В СУТЬ СОБЫТИЙ НЕ ВНИКАЮ

Я в суть событий не вникаю
(с моим IQ не по плечу),
И потому я возникаю,
Когда хочу и где хочу…

Порой не вовремя, не к месту,
Как рыжий в цирке на ковре,
Дрейфуя вечером к норд-весту,
К зюйд-осту выйду на заре,

Не управляем как стихия,
Порвавший цепь ученый кот,
Роман пишу или стихи я,
Выходит все наоборот…

Несётся по морю мой бриг,
Влекомый прихотью пера,
Он жизни лоцию постиг
Меж скал Порока и Добра,

И шкипер, помня альму-матер,
Бежит литературных яхт,
Он презирает их кильватер
И ангажированный фрахт.

Как шхуна-призрак в океане,
Борта усталые скрипят,
Она у бури на аркане,
Ее причалы не манят,

Ей не укрыться в тихой гавани,
Волна от бухт ее уносит,
Под белым парусом, как в саване,
Свой якорь в Красной книге бросит …

МОИ РИФМЫ

Мои рифмы пасутся на горных лугах,
И, послушные звукам свирели,
Собираются вместе в веселых стихах —
Тех, что многим уже надоели,

Одинокий пастух сторонится людей
И с одной лишь природою дружен,
Он во власти своих бестолковых идей,
И поэзии даром не нужен.

Он общается только с Великим Гусем,
Что дарует ему свои перья,
И беседует с птицей о том и о сём,
Чтоб спастись от тоски и неверья.

Но история наша на этом не вся —
По преданию в Болдино возле опушки
Приземлился когда-то прапрадед Гуся,
И писал его перьями Пушкин …

ДВУГЛАВЫЙ ГУСЬ

При осушении болота, под слоем торфа
Нашли архив секретный Бенкендорфа,
А в нем гусиное перо и маленькая бирка:
«А. Пушкин, камер-юнкер и поэт-штафирка».

Сейчас не прежние века,
Перо изъяли на анализ ДНК,
Чтоб отыскать наследника пернатого,
В твореньях гения невольно виноватого.

И вот нашелся лапчатый бедняга,
Его хозяйкою была большая скряга,
Не захотела сдать гуся в музей,
Как достояние культуры всей.

Тогда велели Думе сделать прения,
Чтоб высказать ответственное мнение.
И предложила Терешкова: «Пускай орла
Заменит гусь навечно. И все дела».

Другою скоро станет Русь,
Украсит герб двуглавый Гусь,
Раздаст он перья государственным поэтам,
А яйца — думским спецбуфетам …

КОГДА СВЕЧУ Я ПОГАШУ

Когда горят в субботу свечи
И праздные смолкают речи,
Я рифмы так и сяк верчу
И Богу исповедь строчу.

Когда вставляют мне свечу,
Я сочиняю стих врачу,
Коль барахлит пищеварение,
Пишу о нем стихотворение.

Услышав пение сирены,
Я посвящаю ей катрены,
Когда грешу и мучит совесть,
Пишу эссе я или повесть.

Когда я весел или пьян,
Пишу лирический роман,
А если хочется софистики,
То упражняюсь в публицистике …

Когда свечу я погашу,
То ничего не напишу …

ПОСЛЕ УХОДА ПУШКИНА

Юре Кислякову

После ухода Пушкина остались мы одни,
Поэтому Всевышний нам продлевает дни,
Он знает – как уйдем мы, порвется эта нить,
Не сможет Он Поэтов другими заменить,
Осиротеет нива поэзии и прозы,
Никто воспеть не сможет дубравы и березы,
И Анна Керн из новых останется безвестной,
И никому не будет Татьяна интересной,
И без любви зачахнет барышня-крестьянка,
Ее заменит Анка и пулемет-тачанка.

СВЯЗЬ НЕФТИ С БОГОМ

Кто чем при жизни знаменит:
Один святой, другой бандит,
Тот гений, этот лишь талант,
А пятый — вечный дебютант,

Маститым стал вчерашний новичок,
Иной живет как червячок —
У каждого своя есть ниша,
А иногда с ней вместе крыша…

Мне тоже роль сыграть дано —
Я мостик, а точней звено,
В своем писательстве убогом
Связь доказавший нефти с Богом …

ЗОЛОТАЯ СОТНЯ

Интернет-издательство Amazon
включило «И сотворил Бог нефть»
в число 100 книг, которые необходимо
прочитать в жизни.

Уже давно мой арбалет
Стреляет в небо, вхолостую,
И вдруг теперь, на склоне лет
Попал я в сотню золотую…

Одна заблудшая стрела
Влетела в Божью канцелярию,
Смятенье душ произвела
И вызвала в умах аварию.

Не знали ГОспода клевреты,
Что сотворил Он нефть и газ,
И возопили «Хаим, где ты?
Ты нам попал не в бровь, а в глаз!

Творец велел сегодня к утру
Всем нараспев читать роман,
И заменил им Камасутру,
Тору, Писанье и Коран…»

ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ

«И сотворил Бог нефть»
и «Гамлет»

В нефтеразведке есть немало
Страстей шекспирова накала,
Сближают наши сочиненья
Судеб трагических сплетенья.
В чём суть интриги здесь и там?
Ответ один – шерше ля фам.
Мелькают тени, маски, лица,
Где нефть течёт – там кровь струится,
Но не кинжалом сводят счёты –
Теперь взрывают самолёты…

Что знал тогда Великий Бард?
Лишь шпаги звон и треск петард –
Весь этот театральный трепет
По нашим меркам – детский лепет.
Вот если б Клавдию под трон
Вложить тротиловый патрон,
То Гамлет, ставя свой вопрос,
Бин-Ладену утёр бы нос…

БОЛЬШОЙ АДРОННЫЙ КОЛЛАЙДЕР
И БОЗОН ХИГГСА

Бурлит коллайдер и клокочет,
Протон с нейтроном слиться хочет,
Частицы там обнажены,
И пары каждому нужны,

Фотон и кварк, как спирохеты,
Научной мыслью разогреты,
Галопом скачут, хмуря лица,
По Менделеевой таблице.

Там все не так, как нас учили,
В руками созданном горниле
Есть тоже свой Девятый Вал —
Частицы бьются за металл

Коллайдер — царство Антихриста,
Там физики воюют с Богом,
Поднес у входа мне грамм триста
Вергилий в рубище убогом.

И мы спустились в Хиггсов Ад,
Где гравитон, протон и кварки,
Распространяя вонь и смрад,
Всем мертвым делают припарки…

Едва сбежал. Но вновь напасть —
Примчались вдруг из Серой Зоны
Остатки разума украсть
Фотон, нейтроны и бозоны.

Спросил я их «Где Universe?»
Ответом был циничный смех.
Тут я вскочил в свой старый Мерс
И к Нобелю послал их всех…

Проснулся в угнетенном духе,
Не мог понять — где явь, где сон,
Что правда, а что только слухи,
И кто бозон, а кто Кобзон?

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Хаим Соколин: Стихи разных лет»

  1. Стихотворение моей внучки

    Ринат Беленкин

    ВЕРЬ МНЕ, МАМА
    Перевод с иврита
    Хаима Соколина

    Мама, смотри, как упорно я мир постигаю,
    Вот куличик леплю и песок приминаю,
    Проследи за ручонкой моей –
    Я тружусь, как гранильщик камней…
    Вот лечу на качелях, как птица,
    И в небесную высь мое тело стремится,
    И со смехом встречаю забавный сюрприз –
    После каждого взлета я падаю вниз…
    Видишь, мама, как трудно и долго взрослею,
    Но застрять в своем детстве не хочу и не смею,
    Я с восторгом ловлю непривычные мысли,
    А наивности детские где-то в прошлом повисли…
    Я из них вырываюсь, как из тесных застенков,
    В жизни вижу я множество разных оттенков,
    И пульсирует кровь, ударяя в виски,
    И становятся дальние цели близки…
    Верь мне, мама, я все их когда-то достигну,
    И реальности жизни непременно постигну,
    И срастется в судьбе то, что порвано было,
    Раньше жаром пылало, а после остыло,
    И найду я себя любою ценой,
    И будешь по праву гордиться ты мной…

    Май 2021
    * * *

    Некоторые отклики на цикл стихов
    Ринат в Facebook (пер. с иврита,
    в иврите нет обращения на «Вы»)

    1. Великолепные стихи. Просто здорово!

    2. Я в восторге от твоей поэзии. Читаю и перечитываю.

    3. Ринат- поэтесса! (по аналогии с Рахель – поэтесса, как называют
    выдающуюся израильскую поэтессу Рахелль Блувштейн,
    1890 – 1931. – Х.С.)

    4. Чтение твоих стихов будоражит. Это как плыть посреди океана в
    маленькой лодке, прыгающей по волнам.

    5. У меня нет слов, ты забрала все слова. Редко когда еще стихи так
    волновали меня.

    6. Твои стихи – это струя свежего воздуха в поэзии.

    7. Так волнительно! Дай нам еще…

    8. Читать твои стихи — это как чайная церемония. Нужно освободить
    время, ни о чем не думать, только сидеть и читать. Ты богиня
    слов, с которой я имею честь быть знакомым (Руководитель
    семинара поэзии, известный израильский поэт. – Х.С.)

  2. Всем годам назло!
    И так ли уж важен возраст для творчества? Вы доказали, что ему все возрасты подвластны.
    В Ваших стихах есть осмысленное созерцание (или созерцательное осмысление?))) пути пройдённого, пути настоящего и пути предстоящего.
    И в этой созерцательности самым главным является МУДРОСТЬ, сопутствующая всегда человеку в Вашем возрасте. В Ваших стихах всё крутится викруг цифр двухзначных. Хочу пожелать, чтобы явились стихи с цифрами трёхзначными!

  3. Мне, не создавшему за всю жизнь ни одной поэтической строчки, близки эти очень личные и вполне самодеятельные стихи. Особенно — отношение к «исторической родине», которой, к нечастью, никак не удаётся выбраться из слишком древней, во многом приблизительной (по давности лет) истории.
    Желаю выкарабкаться из хвори. В Девяносто жизнь ещё не вся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *